Мода на тело

Мода на тело

Что такое «тело» и что такое «мода»? Тело — изначальное пространственное очертание человека, оно постоянно, и в то же время тело — носитель его сознания, а оно изменчиво. Изменчива и мода, которую, собственно, и определяет тело.

Любование формами тела, обожествление всего телесного — это стержень культуры греческой античности. Ценилось только то, что было связано с телом, — скульптура как высшее искусство, театр как телесное представление, гимнастика на виду у прохожих, обнаженные тела участников Олимпийских игр, публичное произнесение человеком речей (в ораторское искусство входило умение показать всем, кто не слышит в задних рядах, смысл речи жестами).

На Ближнем Востоке все обстояло по-другому. Тело ощущалось изнутри как носитель духа, как то, что исчезает, как временная оболочка вечного. Значимы были мысли и письмена — тело было прахом.

Вся нам известная европейская история тела — это перемежающиеся взлеты и падения духовности и телесности. Античность и Средневековье, Ренессанс и новое время, современность — все эпохи нашей цивилизации свидетельствуют об этом.

В процессе разворачивания спирали моды XX века трактовка и образ женского тела беспрестанно менялись. Не только из десятилетия в десятилетие, но даже из года в год. Важно, однако, при этом отметить, что тело как таковое, то есть женская нагота, вовсе не было в моде. Женщина сохраняла таинственность до конца Первой мировой войны. Начав свои трансформации в 1900-е годы, женский силуэт XX века подвергся сначала очень сильному влиянию стиля модерн, который отождествлял женщину с неземным существом. Важной особенностью было представление женщины в образе насекомого или цветка. S-образный силуэт, который сильно выпячивал грудь, утягивал талию и округлял бедра, являл собой полную противоположность готическому силуэту с изогнутой назад спиной и поданным вперед животом — мода, связанная с популярностью вида беременной женщины в эпоху Крестовых походов, эпоху отсутствия мужчин. Новый силуэт в стиле модерн был вызван в первую очередь структурой белья того времени и особенно выгнутой формой корсета, поднимавшего грудь и акцентировавшего узость талии, объем которой в экстремальных случаях доходил до 37 сантиметров.

Особенные перемены в женском силуэте произошли после 1906 года в эдвардианскую эпоху, когда более выпрямленный неоклассический силуэт, связанный со вкусами английской аристократии тех лет, вошел в моду. Он был более респектабелен по отношению к французскому модерну и более прямолинеен. С другой стороны, сама цветовая гамма нарядов, часто черно-белая или полосатая, делала их более вытянутыми, геометрическими.

Со времени успеха дягилевских «Русских сезонов» в Париже, с 1909 года, восточное направление, принесенное русскими художниками, в первую очередь Головиным и Бакстом, породило волну интереса к гаремной тематике. В большую моду пришли женщины в виде полунагих одалисок, без корсетов, флегматично и плавно возлежащие на оттоманках. Более цениться стали округлые, мягкие формы, восточная нега — особенно в очертаниях груди, довольно пухлых рук и упитанных ног. Вполне восточное отношение к предмету обожания, о котором турки до сих пор говорят: «Женщины — для удовольствия, мальчики — для счастья, а дыня — для экстаза».

Первым в моде это дыхание уловил французский модельер Поль Пуаре и ввел бескорсетные платья, прозрачные ткани и первые женские шаровары-панталоны, которые особенно привились среди исполнительниц танго на сцене. Это была первая в XX веке попытка демонстрировать женское тело как таковое, обнажая сладостно возбуждающие красоты.

В Первую мировую войну женщины приняли на себя общественную функцию мужчин, особенно в тылу, работая в магазинах, на фабриках, в больницах и на транспорте, что вызвало эмансипацию женской моды. Силуэт полностью выпрямился и стал соответствовать ритму трудовой деятельности, застежка переместилась со спины на грудь, поскольку некому уже было застегивать бесконечное множество крючков и затягивать и распускать длинные шнурки корсетов. Стало легче не только одеваться, но и причесываться — женщины начали стричь волосы. Тело не играло какой-либо особой роли в связи с отсутствием мужчин. В самоощущении женщины произошли большие перемены. Появился новый тип женщины — американская кинозвезда Тэда Бара стала первой актрисой-вампирессой и создала тип женщины-соблазнительницы с очень характерным гримом — черными веками, сильно подведенными глазами и бешеным взглядом.

По окончании Первой мировой войны, в 1918 году, когда мужчины стали возвращаться с фронта и многих недосчитались, конкуренция между женщинами возросла настолько, что идея соблазнения, демонстрации своего тела заняла существенное место в мыслях дам того времени. Эпоха 1920-х годов, связанная с новым стилем ар-деко, представила образ женщины-полумальчика, подростка, что было совершенно новым отношением к женскому телу. В это время Виктор Маргерит написал знаменитый роман «Ля гарсон» («Мальчишка»), и в моду вошли мальчиковые формы женского тела, без груди, без бедер, с довольно широкой плоской талией.

Если в 1900-е годы женщины стремились развивать свой бюст, кушая пилюли и посещая массажистов, то в 1920-е им пришлось утягиваться в специальные плоские лифы, как бы «размазывавшие» грудь. Стараниями Пуаре корсет вышел из употребления, что было поддержано Шанель, которая ввела в моду очень простую форму трикотажных костюмов и платьев. Женский силуэт, выпрямляясь, позволял теперь показать те части тела, которые раньше никогда не обнажались, — например, спину. На протяжении веков эта часть женского тела не привлекала к себе никакого внимания, потому что корсет носили с конца XIV века, и как только женщины лишились его, они решили, что спина как раз и есть та самая часть тела, которую следует показывать как можно чаще. Единственным разочарованием стал тот факт, что спина была белой, и в это время появились первые смешанные пляжи, где женщины принимали солнечные ванны, чтобы потом с загорелыми спинами предстать перед обществом в вечерних платьях. Одновременно с оголенной спиной подчеркнуто демонстрировались и оголенные руки.

До 1924 года доминировал длинный силуэт платьев при низкой талии — на бедрах, которая создавала прямые очертания для груди. В это же время поменялось и отношение к мужчинам. При недостатке представителей сильного пола, убитых или покалеченных на войне, появились мужчины — соблазнители-профессионалы, так называемые жиголо. Платные любовники состоятельных дам, обычно старше среднего возраста, пользовались популярностью. И тогда, когда своих оказывалось недостаточно, они импортировались из-за границы. Южноамериканские жиголо — бразильские, аргентинские и чилийские — хлынули потоком в Европу, чтобы красотой тела доказать свою мужественность. Мужской грим — тон загорелой кожи вошел в моду, появился новый модный тип мужчины, называемый «латинский любовник».

Знаменитый итало-американский киноактер этого времени Рудольф Валентино, а также его близкий друг Раймон Наварро стали образцом такой южной красоты, отмеченной загорелым телом, черными волосами и тонкой ниточкой усов над верхней губой.

Женщины, показав руки и спину, решили, что борьбу надо продолжить дальше, и стали показывать наконец свои ноги. В 1924 и 1925 годах дома моды Шанель и Пату показали укороченные юбки, которые доходили только до колена, открывая тем самым икры и щиколотки, а при посадке в низкое кресло — ненароком панталончики и комбинацию, что было особенно пикантным и привело к тому, что цвет чулок стал телесным. Самые популярные танцы этого времени были созданы для того, чтобы женское тело показывалось все больше и больше — танцы под джазовую музыку, такие как чарльстон, эксцентричные движения при которых прекрасно демонстрируют и женское, и мужское тело.

Все изменилось в 1929 году, когда началась Великая депрессия. Люди на время одумались, и с ошибками прошлого решено было покончить раз и навсегда. Вместо того чтобы предаваться любовным усладам 1920-х годов, нюхать кокаин, кататься на роллс-ройсе и слушать музыку в исполнении негритянского оркестра, танцевать в блестках и ни о чем не думать, люди выбрали теперь совсем другие ценности. В моду вошел упорядоченный силуэт неоклассической красавицы; образцовыми стали формы Венеры Милосской с заметной грудью, утянутой талией и выраженной линией бедер. Особенно проявилось это в модном силуэте того времени; и большие парижские дома, такие как Мадлен Вионне или Эльза Скиапарелли, стали безусловным эталоном вкуса, который пропагандировал не только женское тело, но и драпировку в античном стиле, чтобы складки плавными линиями мягче обрисовывали женственность силуэта.

Это сумасшествие, связанное с удлиненными платьями, которые вновь вошли в моду в 1929 году, длилось до 1935 года, пока под влиянием европейского тоталитаризма не вошел в моду военизированный образ женщины-матери и патриотки. В это время тело начало скрываться под строгими формами пиджаков, костюмов и пальто с первыми подкладными плечами, которые, утратив женственную покатость, обрели квадратную мужественность. Эта каркасная одежда, скрывающая формы тела, развивалась и достигла своего апогея в 1943 году, во время Второй мировой войны, когда эти подушки на плечах стали невероятным подобием крыльев самолета и по форме могли сравниться только с китчевой одеждой, вошедшей в моду позднее — в конце 1980-х годов. Военное положение не позволяло женщинам показывать фигуру, и они уподоблялись бойцам. Такая мода поддерживалась военными режимами, особенно в Германии, стремившейся, начиная с Олимпийских игр в Берлине в 1936 году, монополизировать моду, дабы продемонстрировать свою доминирующую позицию в европейской культуре.

Изменения произошли в 1947 году, когда в феврале Кристиан Диор выпустил новую коллекцию, которую стали называть «бомба Диора». Она возродила абсолютно женственный силуэт. Диор вновь вводил корсет, от которого женщины с такой яростью отказались в эпоху Пуаре. Очень важным является тот факт, что утягивание талии и округление бедер с помощью нижних юбок и отказ от подкладных плечиков создали силуэт более историчный, возвращающийся к традициям викторианской моды, воспетой фильмом «Унесенные ветром», сделанным в 1940 году. Кринолины и корсеты очень импонировали женщинам после тягот войны, и поэтому новый силуэт, несмотря на удлиненность — до щиколоток — более соответствовал загадочному женскому облику, который трактовался как утонченная статуэтка.

Новые линии, созданные Диором в 1950-е годы, продолжали сохранять похожий силуэт. Он сделал коллекции, которые назывались «тюльпан», «буква А» и «буква Н», все они подчеркивали талию и поднимали грудь. Из антиподов этой моды следует упомянуть Жака Фата, который занимался созданием узкой моды, одевая женщин в элегантные, утягивающие талию и бедра, длинные платья.

Эти тенденции закончились взрывом молодежных страстей в начале 1960-х годов, когда такие знаменитые группы, как «Битлз» и за ней «Ролинг Стоунз», обратили внимание на молодежь, интересы которой мода в 1950-е годы не учитывала, отдавая дань только дамам, женщинам среднего возраста. В 1960-е годы из-за полетов мужчин, а затем и Валентины Терешковой в космос в Париже поднялась целая волна космических мод, связанных с появлением первых металлических и пластиковых скафандров, которая началась со сногсшибательной новинки 1961 года, созданной в Англии, в Доме Мери Куант, — мини-юбкой. Эта вещь, может быть, сродни только женским модам эпохи ар-деко 1925 года. Так, сорок лет спустя такой же «смазанный» силуэт, без груди и бедер, вошел в моду. Мальчиковое женское тело воплотилось в типе новой английской манекенщицы Твигги, которая представляла собой длинные-длинные ноги и маленькое плоское тельце. Такого рода паукообразные тела были особенно популярны до революции хиппи в 1968 году, и знаменитые дома Пако Рабанн, Курреж и Карден стали безусловными апологетами космических мод в 1960-е годы, когда алюминий, пластик, блестящая бахрома заменили традиционные шелк, хлопок и шерсть.

Когда пришли хиппи — «дети цветов», появление которых неразрывно связано с войной во Вьетнаме, то отношение к телу полностью изменилось. Ряд рок-опер, созданных в это время, подтверждает особый интерес к женскому и мужскому телу. Примером этого могут служить не только знаменитые «Волосы» и «Иисус Христос — суперзвезда», но и более ранние, например «О, Калькутта!», где все действующие лица оставались совершенно голыми на протяжении всего спектакля. Унисекс как таковой и родство полов, на которое молились хиппи, нашли свое отражение в модных тенденциях — многие женщины вдруг решили, что между ними и мужчинами разницы нет никакой, только у одних волосы чуть длиннее, чем у других. Таким образом, унисекс в моде — то есть одинакового покроя джинсы, одинакового покроя майки, рубашки и жилетки определили развитие моды с 1968 по 1972 год. Это было заметно и по одинаковой длине волос. Многие из племени хиппи проделали длинный путь, маршируя от Сан-Франциско до Калькутты, а затем, переселившись в столицу Непала Катманду, где и обитают до сих пор, променяв паспорта на опиум и вполне слившись с природой. В это время стали распространяться всякого рода татуировки и наклейки на тело, особенно в виде цветков, сердечек, знаков «Peace and Love»…

Все это могло бы продолжаться и дальше, если бы не появление нового стиля ретро, который женщин порядком приодел. Он возник в начале 1970-х годов и был связан с большой любовью к 1920-м и 1930-м годам, довоенной моде. Утянутые талии, узкие плечи, длинные юбки — макси и миди, облегающие наряды и особенно платформы, изменившие пропорции женского тела, очень сильно повлияли на развитие моды. Надо отметить появление первых порнографических фильмов в это время, которые возобновили интерес к женскому телу. Одним из эпохальных примеров можно назвать фильм «Эммануэль», в котором, как известно, нет ни секса, ни поэзии. Болезнь СПИД еще не обнаружилась в то время, и поэтому мужчины и женщины предавались свободной любви повсеместно. Отношение к телу было самое бросовое; для женщины 1970-х годов раздеться было то же самое, что поздороваться. С этим же временем связан поток порнографических журналов, заполонивших рынок.

В начале 1980-х годов СПИД разрушил эту «идиллию», придя из Африки в Америку и распространившись по всему миру. Появление СПИДа отразилось на моде и отношении к телу, его стали больше ценить в том смысле, что в нем заключается жизнь, которую можно легко потерять. Модельеры, подвергшись влиянию японских дизайнеров, таких как Ямамото, Кумагай и Кензо, начали создавать коллекции вещей черного цвета, состоящих из наслоений ткани, запеленавшей женское тело, словно мумию, превратив его в кокон из различных частей одежды. При этом ни о талии, ни о груди, ни о бедрах говорить не приходилось. Кроме того, после успешных показов Тьерри Мюглера и Клода Монтана плечи вновь вошли в моду, как в 1940-е годы, и размах женского силуэта опять стало возможным сравнивать с дверным проемом. Таким образом, и мужчины, и женщины уподобились мраморным стелам, лишь немного раскрепостившись около 1989 года под влиянием домов моды Жан-Поля Готье и Лакруа.

Лакруа вновь ввел женские талии и поднятую грудь, что явилось французским ответом на засилье кимоно. Яркость цветов этих коллекций и особенно сексуальное отношение к женской груди привели к тому, что американская суперзвезда Мадонна стала демонстрировать себя всегда в полуоголенном виде, подчеркивая грудь. Она, безусловно, пытается подражать, в том числе и формами своего тела, таким звездам, как Мэй Уэст в 1930-е годы или Мерилин Монро в 1950-е, что обусловило новое направление в моде, которое продолжалось на протяжении первых трех лет 1990-х годов, когда особенная женская сексуальность подчеркивалась благодаря корсетам или глубоким декольте. Если бы не кризис, последовавший за войной в Кувейте и падением Берлинской стены, может быть, оргия безопасного секса продолжалась бы и далее. Однако тотальное влияние борцов за экологию, а также финансовый кризис в Европе не повернули моду в направлении новых стилей, которые возникли в 1993 году, таких как гранж, экологический и этнический, испытывающий интерес к тропикам, Индонезии, Индии и Таиланду. В этническом стиле интерес к женскому телу трактуется с азиатской точки зрения в более скромных формах и более удлиненных пропорциях.

Новый интерес к телу связан прежде всего с именем Жан-Поля Готье, который ввел в моду татуировки. Это не городские татуировки европейских бандитов или алкоголиков, они скорее напоминают ритуальные тату бразильских индейцев. Им были созданы обтягивающие водолазки телесного цвета, имитирующие кожу с уже напечатанной татуировкой, чтобы не проводить экспериментов с собственной кожей. Мода циклична, и, возможно, в не так уж давно наступившем новом тысячелетии наше восхищение опять будет вызывать «исчезающий силуэт» затянутых в корсет дам или жизнелюбивые формы, продиктованные все возрастающим мусульманским влиянием.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

4.3. Человеческое тело — дом — Космос

Из книги Священное и мирское автора Элиаде Мирча

4.3. Человеческое тело — дом — Космос Мы видели, что религиозный человек живет в «открытом» Космосе и сам «открыт» в Мир. Под этим нужно понимать следующее: во-первых, он сообщается с богами, во-вторых, участвует в святости Мира. То, что религиозный человек может жить лишь в


4.17. Рассказ — в обмен на тело

Из книги Метафизика пата автора Гиренок Фёдор Иванович

4.17. Рассказ — в обмен на тело Влюбленный мужчина, воспользовавшись любопытством, /которое его возлюбленная проявила — к загадочному старику и к таинственному портрету, предлагает ей (контракт: истина в обмен на ночь любви, рассказ — в обмен на тело. Попытавшись


6.8. Тело

Из книги Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху автора Дэвис Эрик

6.8. Тело Есть в нас что-то, для чего достаточно желания. Что это? Тело. Сознание знает, тело желает. Оно желает, и вот мы уже спим или едим. Тело субъективно. Сознание объективно. Вот друг. Он соответствует или не соответствует практике желания.Новые язычники имеют дело не с


ГЛАВА II Человеческое тело

Из книги Картонки Минервы. Заметки на спичечных коробках автора Эко Умберто

ГЛАВА II Человеческое тело


Тело и душа

Из книги Ленин жив! Культ Ленина в Советской России автора Тумаркин Нина

Тело и душа Недавно меня попросили определить, что такое для меня Нетерпимость, и я задумался об ответе, который был бы приемлем для человека любой идеологии и вероисповедания. Поэтому я ограничился пределами тела (своего, разумеется, но и прежде всего чужого). Мы говорим,


6 Тело и грсбница

Из книги Русский Эрос "Роман" Мысли с Жизнью автора Гачев Георгий Дмитриевич


Тело женщины

Из книги Повседневная жизнь египетских богов автора Меекс Димитри

Тело женщины Итак, тело женщины идет равномерными волнами: в нем три волны, и соотносятся они, верно, по золотому сечению: голова-шея так относится к плечи-грудь-талия, как плечи-грудь-талия относится к живот-бедра-ноги. И эта волнообразность женской фигуры, которая


22.3. Тело обнажается

Из книги Энциклопедия славянской культуры, письменности и мифологии автора Кононенко Алексей Анатольевич


Тело и врач

Из книги Еврейский ответ на не всегда еврейский вопрос. Каббала, мистика и еврейское мировоззрение в вопросах и ответах автора Куклин Реувен


Божье тело

Из книги Мифы Старого и Нового Света. Из Старого в Новый Свет: Мифы народов мира автора Берёзкин Юрий Евгеньевич


Расчлененное тело

Из книги автора

Расчлененное тело Прародители мираКак уже было сказано, миф о нырянии за землей имеет континентальное распространение. В Евразии его относительно поздние развитые формы представлены прежде всего в Сибири. Миф о космической охоте, образ семи звезд Большой Медведицы как


«Желтое тело» женщины

Из книги автора

«Желтое тело» женщины Гёте считал: «Желтый – ближайший к свету цвет… В своей высшей чистоте желтый всегда обладает светлой природой и отличается ясностью, веселостью и мягкой прелестью». Современные исследователи семантики цвета представляют список ассоциаций с