Глава 31. ЛУЧЕЗАРНАЯ УЛЫБКА

Глава 31. ЛУЧЕЗАРНАЯ УЛЫБКА

Все жалуются, что терпеть не могут столпотворения, но на деле обожают эту божественную давку.

Франсуа де Ларошфуко о светских приемах в Лондоне, 1784

Кому из нас не знакома лучезарная и несколько искусственная улыбка, какой хозяин и хозяйка дома встречают приглашенных! Но давайте мысленно перенесемся в поражающую показной роскошью гостиную эпохи Стюартов — в тот час, когда здесь разыгрывается спектакль приема гостей. Затем попробуем перескочить через несколько веков и посмотреть, как в викторианской гостиной то же действо превращается в формальный пятнадцатиминутный визит. Светское общение всегда считалось своего рода обязанностью, но мы знаем, как тонка грань между общительностью и навязчивостью. Элеонора Рузвельт подсчитала, что в 1939 году ей пришлось пожать 14 046 рук. «У меня болели кисти, — вспоминает она, — болели плечи, болела спина. Ног я вообще не чуяла». Но люди, с которыми она обменивалась рукопожатием, вне сомнения, были польщены ее вниманием. Чтобы люди, собравшиеся вместе, не чувствовали себя разобщенными, хозяину дома надлежало проявлять великодушие, щедрость и гостеприимство.

Гостей принято развлекать, но как? Во времена Тюдоров и Стюартов при королевском дворе устраивали балы-маскарады — музыкально-драматические представления, в которых участвовали как профессиональные актеры, так и любители. Генрих VIII однажды устроил себе развлечение, явившись переодетым на бал в дом кардинала Уолси и приглашая дам на танец. Анна Болейн дебютировала на бале-маскараде «Зеленый замок» в роли Настойчивости (учитывая упорство, с каким она добивалась короля, признаем, что амплуа она себе выбрала вполне подходящее). Популярными развлечениями оставались музыка и пение; так, Генрих VIII переманил к себе несколько мальчиков с самыми лучшими голосами из хора кардинала Уолси. Балы-маскарады разыгрывались и в следующем столетии, превращаясь во все более пышные и буйные мероприятия: на представлении, устроенном для заболевшего Якова I, актриса, выступавшая в роли царицы Савской, перемазала сливками и вареньем упившегося датского короля Кристиана. А дамы, игравшие Веру и Надежду, нализались так, что за кулисами бедняжек вывернуло наизнанку.

«Книга игр» Фрэнсиса Уиллоби[98], изданная в XVII веке, содержит массу блестящих идей по организации менее дорогостоящих светских приемов и описывает правила игры в триктрак, тик-так и в карты, а также рассказывает, как самостоятельно изготовить карточную колоду: «Возьмите три-четыре листа белой бумаги, склейте их и разровняйте до гладкости, чтобы при тасовании колоды и игре карты легко соскальзывали одна с другой. Если карты отсырели, просушите их и хорошенько протрите, пока снова не станут скользкими».

Топка камина и уход за ним требовали значительных усилий, зато как приятно было сесть перед открытым огнем, наблюдая за пляшущими в темноте языками пламени! Появился даже особый жанр карикатуры, который условно можно назвать «Мужчина в пикантном положении, застигнутый с голым задом возле огня». А как славно было по вечерам собираться у камина и в сумерках рассказывать друг другу сказки и истории! Существовали и глупые игры, например «Веселый хор», описание которого находим в «Книге полезных советов для молодых женщин» (1880). В эту игру играли у камина «долгими зимними вечерами». «Сидящий в углу произносит: “Ха!” Сосед подхватывает: “Ха-ха!” — и так далее, по кругу. Тот, кто никогда не играл в “Хор”, даже не представляет себе, до чего это весело».

Фрэнсис Уиллоби предлагает простые игры, в которые можно играть при свете огня, например игру в буриме. Он вспоминает, как некоему мистеру Букеру, слывшему острословом, попалось слово porringer (мисочка для каши или супа), и он сочинил следующую рифму: The King had a Daughter Sc he gave the Prince of Orange her («У короля была дочь, и он подарил ей принца Оранского»). Сегодня люди если и играют в буриме, то в крайнем случае в машине, но уж точно не дома: современные гостиные предлагают массу других развлечений, не требующих умственного напряжения.

В парадных залах таких аристократических особняков, как елизаветинский Хардвик-холл, светские приемы проходили в чопорно-официальной атмосфере — каждый гость занимал отведенное именно ему место. Правда, в середине XVIII века, как мы уже видели на примере Норфолк-хауса, в Лондоне появляются дома, в которых парадные покои расположены не анфиладой, а по кругу, и гостям открыт доступ в каждый из них. В том же XVIII веке на светских приемах утверждается неформальный стиль общения, в том числе между лицами разной степени знатности. Зато характерный для эпохи барокко обычай вести размеренную беседу, сидя на стульях, овалом составленных в центре гостиной, постепенно выходит из моды. «Если дамы чинно сидят кругом, разговор выходит скучный, — сокрушается героиня романа Марии Эджуорт «Ормонд», написанного в 1817 году. — Я чувствую себя птицей в очерченном мелом кругу и не смею ни качнуть головой, ни перевести взгляд».

К XIX веку встречи в гостиных были возведены в культ, и многочисленные участники традиционных приемов откровенно маялись от скуки, ведя бесконечные разговоры ни о чем. «Мы сидим в гостиной, занимая себя кто чем», — пишет Мария Эджуорт в 1819 году. Действительно, одни дамы мастерили куклы, другие копировали картины мастеров, третьи перебирали ленты, а вот недовольная «Фанни удалялась в библиотеку, чтобы наедине с собой предаться философским размышлениям. Затем она вновь появлялась в гостиной, присоединяясь к унылому сборищу». Князь Пюклер-Мускау, посещавший Англию в 1826–1828 годах, вспоминает, как страдал от того, что не мог пойти к себе в комнату написать письмо: «Это было не принято и вызывало у окружающих удивленное раздражение». В загородных домах подобные нравы царили вплоть до XX века. Вот что пишет Джеймс Лиз-Милн о своем визите в Уоллингтон (графство Нортумберленд): «Я так устал, что хотел после ужина отправиться в постель. Какое там! Ведь я еще не удовлетворил любопытство собравшихся.

Радио или телевидение — новое окно во внешний мир. В гостиной отныне собирались не у камина.

Леди Т. так и сыпала вопросами — жестокое испытание для гостя, падающего с ног от усталости». XX век нанес искусству ведения беседы сокрушительный удар. «В последние годы люди гораздо меньше времени проводят дома, ибо появились такие нововведения, как кинотеатры, дешевые туристические поездки, спортивные сооружения, где одни играют, а другие болеют за играющих, и детские сады — ведь женщины теперь тоже работают», — пишет в 1937 году Ф. Р. С. Иорк. Для тех, кто хотя бы изредка проводил вечер дома, главным атрибутом гостиной стал ламповый радиоприемник. Да и принимая у себя гостей, хозяину больше не приходилось ломать себе голову над тем, чем их развлекать, — достаточно было повернуть ручку настройки.

В 1922 году консорциум из шести крупнейших производителей радиооборудования, в который входили «Маркони» и «Дженерал электрик», основал Британскую радиовещательную корпорацию. Трансляция ежевечерних программ Би-би-си по-своему способствовала человеческому общению, потому что люди слушали радио не в одиночестве, а в кругу семьи или с друзьями. К 1925 году в стране насчитывалось полтора миллиона подписчиков радиокомпаний. Би-би-си издавала брошюры, в которых рассказывалось, как организовать радиокружок или клуб радиослушателей. Они выходили под такими, например, названиями: «Как провести групповое обсуждение радиопередачи» или «Как слушать радио». «Слушайте передачи дома так же внимательно, как если бы вы находились в театре или концертном зале, — наставляет потенциального радиослушателя автор последней брошюры. — Учитесь развлекаться не только в театре, но и дома».

Регулярная трансляция телевизионных программ началась в 1932 году. В эфир было выпущено семьдесят шесть получасовых телепередач. Но точная численность телевизионной аудитории оставалась неизвестной. В 1933 году Би-би-си обратилась к телезрителям с просьбой: «Мы хотели бы знать, сколько человек смотрит эту телепрограмму. Если вы ее смотрите, пожалуйста, пришлите на адрес нашей вещательной компании открытку с пометкой Z».

Телевидение распространялось в стране гораздо медленнее, чем радио, но в 1953 году телевизоры появились сразу во многих домах: британцы приобретали их специально, чтобы посмотреть коронацию Елизаветы II. Тот, кому телевизор был не по карману, шел смотреть трансляцию к соседям (были и такие, кто, не имея телеприемника, установил у себя на крыше антенну: дескать, мы «не хуже Джонсов»; но этот трюк мало кого мог обмануть). В журнале «Радио Таймс» основное внимание уделялось программам радиопередач, а телевизионным доставалась одна скромная колонка.

Но с 1952 года число радиоподписчиков начало неуклонно снижаться, зато число тех, кто приобретал подписку на просмотр телепрограмм, возросло до полутора миллионов. В 1955 году была основана компания ITV, которая включила в программу трансляции рекламу, а с выходом в 1960-е на телеэкраны сериала «Улица Коронации» стала знакомить телезрителей с культурой рабочего класса.

Телевидение повлияло и на прием пищи, переместив его из столовой в гостиную. В 1950-е появились диваны с подлокотниками для подноса, на который ставили тарелку и стакан; кондитеры разработали специальный «телевизионный» ассортимент печенья в жестяной упаковке; к «ужину перед телевизором» отныне подавали только вилку, за ненадобностью оставляя нож в ящике кухонного шкафа. Устройство в высшей степени современное, телевизор на самом деле взял на себя роль средневекового барда или менестреля. Усаживаясь после трудового дня перед телевизором, чтобы узнать новости, послушать музыку или посмотреть кино, мы мало чем отличаемся от обитателей главного зала средневекового замка.

Многие с неодобрением относятся к компьютерным играм, осуждая их фанатов за стремление обособиться от общества, но на самом деле эти игры — современный аналог викторианского «Веселого хора» или состязания в буриме, дававшего пищу умам в XVII веке. Прием гостей не сводится к попыткам их развлечь. Но усилия, которые мы прикладываем, приглашая знакомых к себе в дом, свидетельствуют о нашем желании и за рамками семьи поддерживать связь с обществом. Это желание и составляет суть гостеприимства, бесспорным символом которого выступает гостиная.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Улыбка

Из книги Скажите «чи-и-из!»: Как живут современные американцы автора Баскина Ада


Глава V

Из книги Драма и действие. Лекции по теории драмы автора Костелянец Борис Осипович

Глава V «Лекции по эстетике» Гегеля. Пафос и патетическое. Пафос как двигатель поступка, как поэтическая идея. Пафос субъективный и субстанциональный.Триединство: характер — воля — цель. Основные компоненты действия: борьба — катастрофа — примирение. Диалектика свободы


Глава VI

Из книги Благодарю, за всё благодарю: Собрание стихотворений автора Голенищев-Кутузов Илья Николаевич

Глава VI «Лекции по эстетике» Гегеля. Герой античной трагедии как воплощение субстанционального принципа, конфликт как столкновение двух правд («Антигона» Софокла). Развитие образов в «Антигоне», «Филоктете» Софокла, «Хоэфорах» Эсхила. Динамика целей и средств в


Глава VII

Из книги Гуляния с Чеширским Котом автора Любимов Михаил Петрович

Глава VII «Лекции по эстетике» Гегеля. Пафос как движущая сила драматической борьбы. Перипетия в трагической фабуле: «Царь Эдип», «Электра», «Гамлет», «Горе от ума», «Три сестры», «Вишневый сад», «Оптимистическая трагедия», «В добрый час», «Прошлым летом в Чулимске».В


УЛЫБКА СВЯТОЙ АННЫ

Из книги Семь столпов мудрости автора Лоуренс Томас Эдвард

УЛЫБКА СВЯТОЙ АННЫ Исходит сном ломбардская страда, – От синих чащ опаловые дымы Зубчатые сокрыли города, И облики земли неуловимы. И в этой дреме полдня голубой Мне снится лик мучительный и странный – Как Леонардо, вижу пред собой Улыбку скрытную блаженной


Твоя чертовская улыбка

Из книги Исповедь отца сыну автора Амонашвили Шалва Александрович

Твоя чертовская улыбка За месяц до роковой встречи с контрразведкой Лондон осчастливила своим визитом советская киноделегация во главе с симпатичным Львом Кулиджановым. Но не он был предметом моего вожделения, а Она («Заиндевевшая в мехах твоя чертовская улыбка…», этот


Глава LXV

Из книги Настоящая леди. Правила хорошего тона и стиля автора Вос Елена


Глава LXX

Из книги Эпоха Возрождения автора Лунин Сергей И.


Глава СХ

Из книги Цыпочки в Нью-Йорке автора Демэй Лайла


УЛЫБКА

Из книги Прыжок через быка автора Франк Илья

УЛЫБКА Мягко сказано — готовится.Ты когда-нибудь пил молоко, смешанное с кровью?Не удивляйся, не торопись отрицать.Мать готовится — она стискивает зубы, глаза наполнены слезами; дрожащими руками она достает грудь, сосок которой как бы рассечен ножом, из раны выступает


Улыбка в трубке

Из книги Кто убил классическую музыку? автора Лебрехт Норман

Улыбка в трубке Разговаривая по телефону, не стоит преуменьшать значение такой важной детали, как улыбка. Даже не видя вас, собеседник почувствует ваше к нему расположение и непременно оценит это.Во время трудного разговора расслабьтесь и улыбнитесь, это немедленно


Загадки творчества: улыбка Джоконды

Из книги Германия без вранья автора Томчин Александр Б.

Загадки творчества: улыбка Джоконды Самый жестокий обман, от которого страдают люди, – это обман, проистекающий из их собственных мнений. Леонардо да Винчи Каковы первые ассоциации, которые вызывает у нас имя Леонардо да Винчи? Прежде всего мы вспоминаем «Джоконду» с ее


Голливудская улыбка перебралась в Нью-Йорк

Из книги автора

Голливудская улыбка перебралась в Нью-Йорк Зубы американки Вот уже на протяжении некоторого времени каждый раз, когда мы разговариваем с жительницей Нью-Йорка (или его жителем), мы приходим в полный восторг. Да, мы восторгаемся в буквальном смысле этого слова! Когда наши


Снежная королева и улыбка Джоконды

Из книги автора

Снежная королева и улыбка Джоконды У Новалиса (Фридрих фон Гарденберг, 1772–1801), одного из первых романтиков, 19 марта 1797 года умерла от чахотки пятнадцатилетняя невеста, София фон Кюн. Около гробницы Софии Новалис однажды пережил нечто совершенно особенное, что не только