2.3. Риторика библиотекаря

2.3. Риторика библиотекаря

Профессия библиотекаря, как и профессия педагога, журналиста, артиста, требует искусства владения речью. В умении профессионально рекомендовать книги, аргументировать свою точку зрения, вести дискуссию библиотекарь не может опираться лишь на собственную интуицию, личный опыт, ему необходимы и знания основ риторики.

Риторика — наука о слове — учит искусству убеждать, воздействовать на умы и сердца людей, воодушевлять и побуждать их к действию. Слово обладает величайшей силой, несет в себе добро и красоту, а может творить и зло. Умение владеть словом — залог успеха в жизни, необходимое условие высокого профессионализма. А. П. Чехов, выражая одобрение по поводу введения курса риторики в Московском университете в 1893 г., подчеркивал, что для интеллигентного человека дурно говорить можно считать таким же неприличием, как неумение читать и писать. По его мнению, в деле образования и воспитания обучение красноречию следует считать неизбежным. Человек, владеющий правилами риторики, всегда сумеет вовремя сказать нужное слово, убедить в своей правоте, защититься от словесной агрессии и, что не менее важно, не сказать лишних слов, уводящих в сторону от мысли, подрывающих доверие слушателей. Вовремя и уместно сказанное слово даст бесспорное преимущество в любой ситуации.

Многие выдающиеся писатели, библиотековеды утверждали, что живое слово — могучее орудие в умелых руках; никакая книга, брошюра, плакат никогда не заменят речи человека. Гёте отмечал, что книги многому могут научить, но они не обладают такой побудительной силой, как речь педагога, проповедника. «Напечатанная речь, — говорил он, — есть только бледное отражение той жизни, которая горела в душе». А. Гончаров весьма верно подметил, что многие замечательные книги, если не найдут живых проповедников своих идей, остаются навсегда мертвы.

Живое слово не только дает знания (раскрывает глаза на вещи и явления), но и берет, так сказать, за сердце, побуждает волю. Из живого слова черпается сила убеждения, рождается критическая оценка, передаваемая нередко с жаром, с увлечением. Живое слово даже в науку влагает живую душу. Никакой книжный курс этого не даст.

В библиотеке существует своя специфика речевого общения. Особенно ярко она проявляется в индивидуальных и массовых формах обслуживания читателей. Готовясь к мероприятиям, библиотекарь всегда задает себе вопросы: «Как заинтересовать слушателей, как затронуть их профессиональные и личные интересы, какие формы избрать, чтобы дать читателю максимальный объем знаний?»

Опытному библиотекарю известно, что посетителей библиотек волнует прежде всего новое, необычное, но непременно связанное с прошлым опытом и знаниями. Поэтому в индивидуальной работе используются приемы «мостов», когда от известных читателю фактов библиотекарь ведет его к более сложным проблемам или неожиданно предлагает интересную по содержанию книгу («книгу-сюрприз»), или привлекает внимание к произведению злободневной цитатой, полемическим высказыванием, обращает внимание на книжную графику, иллюстрацию.

Библиотекарь заботится о том, чтобы провести беседу динамично. Ведь внимание собеседников устремляется прежде всего к тому, что движется, развивается, наполняется новым содержанием. Движение как переход от одной мысли к другой, как логическая взаимосвязь порождает убедительность и обоснованность аргументов, пробуждает интерес, активизирует умственную деятельность, вызывает положительные эмоции.

Весьма эффективной будет беседа библиотекаря о рекомендуемой или прочитанной книге, о новых поступлениях, если она состоит из логической цепи вопросов и ответов. Беседа в этом случае системна и приводит к смысловой завершенности обсуждаемой проблемы. Вопросы играют роль переходов в изложении материала, удерживают внимание собеседников, направляют их мысли в нужное русло. Этот прием особенно эффективен в работе с молодыми читателями. Беседа будет интересней, если в ней присутствуют элементы драматизма, интриги, конфликта, ожидания, развязки, и все это связывается с личными переживаниями собеседников, основывается на простых, общечеловеческих проблемах и ценностях. Вот, например, как рассказывал К. И. Чуковский студентам Оксфордского колледжа о причинах своего интереса к английской литературе:

«У нашей соседки, вдовы моряка, улетел любимый попугай. Думали, что его сцапала кошка. Но я нашел его на чердаке невредимым. Соседка обрадовалась и дала мне в награду серебряный рубль да какие-то зеленые английские книжки — четырехтомное сочинение какого-то Джемса Бозвелла, эсквайра, под неинтересным заглавием: «Жизнь Сэмюэля Джонсона» … Это было в Одессе — еще в прошлом столетии. Мне шел тогда семнадцатый год. Я был тощий, растрепанный, нелепый подросток. Придя домой, в свою конуру возле кухни, я стал перелистывать зеленые книги, с трудом разбирая в них отдельные фразы и поминутно заглядывая в англо-русский словарь Александрова. Вначале это было канительно и тяжко, но уже через несколько дней книга поглотила меня с головой … я научился понимать литературу англичан» [181, 256].

В этом рассказе есть завязка и интрига, занимательность сюжета, простота и последовательность в изложении, искренность и доверительность.

Действенным риторическим приемом являются размышления библиотекаря перед читателями, то есть мысли вслух, побуждающие собеседников к коллективному мышлению. Здесь не должно быть стремления к назидательности, изречения прописных истин, готовых штампов — все базируется на основе равноправного взаимодействия, сотворчества. Совместно проясняются проблемы, приводятся аргументы за и против, а в результате принимается единое коллективное решение.

Такая форма работы опирается на чувство значительности читателя, утверждает его в мысли, что благодаря именно его участию было проведено в библиотеке интересное мероприятие. И, конечно, он вновь придет сюда, понимая, что здесь он нужен, с его мнением считаются.

Успех как индивидуального, так и массового мероприятия во многом зависит прежде всего от личности библиотекаря. Ведь именно его эрудиция, профессионализм, способ мышления, темперамент определяют характер общения. Профессия библиотекаря, в свою очередь, налагает на него самого определенный отпечаток и предъявляет требования прежде всего общекультурные. Библиотекарь живет в мире книг и, следовательно, должен быть образованным, начитанным, эрудированным, он обязан обладать обширными познаниями в литературе, педагогике, психологии, риторике, знать иностранные языки и, конечно же, любить свое дело.

Важное качество библиотекаря — профессиональный такт, который выражается в уважении к посетителям, понимании того, что им нужно и интересно. Он говорит на языке, близком слушателям, находит способы сохранить их внимание до конца мероприятия и не утомить. Для этого библиотекарь заботится о том, чтобы его мысли заставили всерьез задуматься о сказанном, побудили к желанным действиям. Направляя внимание аудитории на осмысление серьезных проблем, он в то же время даст возможность ей расслабиться и посмеяться, а то и внесет в мероприятие элемент игры. При этом всегда старается владеть собой, не удариться, так сказать, в приятные воспоминания, не сказать лишнего. Уметь вовремя понять настроение аудитории не значит идти на поводу у слушателей, иногда возникает необходимость и переломить нежелательное настроение.

Состав слушателей, с которыми постоянно общается библиотекарь, в основном зависит от типа библиотеки. Национальные, универсальные (научные, массовые, детские, юношеские, общественных организаций и другие), специальные библиотеки ориентируются в своей деятельности на определенные категории читателей. Принимая во внимание состав аудитории, библиотекарь и выбирает стиль изложения, подходящую манеру поведения и способ подачи информации.

Наиболее эффективна диалоговая форма общения библиотекаря с читателем, выступает ли он с сообщением в роли информатора, комментатора, ведет ли справочную работу. Библиотекарь должен заранее выработать представление о степени интеллектуального и культурного уровня слушателей и в соответствии с этим подготовить свое выступление. Для читателей с высоким профессиональным уровнем он — интеллектуал, строящий свои мысли на логических доводах. Его речь характеризуется умением внести ясность в вопрос, раскрыть проблему. Если аудитория менее образована, выбираются другие методы общения.

В навыках ораторского искусства проявляется прежде всего своеобразие личности библиотекаря. Его речь — это слепок характера, индивидуальности, силы мысли и глубины, многообразия идей. Чем более развиты эти качества, тем лучше он будет знать, что сказать и как донести свои мысли до читателя.

Весьма ответственным моментом является подготовка к выступлению. Она начинается с выбора темы и определения целевого и читательского назначения мероприятия. Название темы говорит об идейном содержании сообщения, и по нему слушатель должен понять, будет ли это обсуждение серьезной научной проблемы, профессиональных вопросов или это мероприятие общеобразовательного, развлекательного характера. Скажем, по названию темы «Помню я еще молодушкой была» все поймут, кого библиотека собирает в клуб по интересам. А вот название темы «Лицом к лицу» вряд ли пояснит, что на встречу приглашаются работники торговли. Важно, чтобы выбор темы сопрягался с эмоциональным настроем, уровнем знаний, профессиональными возможностями библиотекаря, чтобы он никому не подражал, а стремился к творческому самовыражению. Ведь по физическому и духовному складу люди неодинаковы: одни обладают сильным красивым голосом, другие — даром убеждения и логикой мышления, третьи — заражающим темпераментом, четвертые — большой силой воли, терпеливостью, настойчивостью в достижении цели. Поэтому важно в процессе общения использовать прежде всего те душевные качества, которые составляют сильную сторону личности библиотекаря.

При подготовке к выступлению всегда полезно продумать приемы построения речи, составить конспект. Это поможет привести мысли в систему, разместить их в логической последовательности. План выступления даст ясную картину, какая часть речи получилась удачной, а какой материал «не ложится в тему» и от него лучше отказаться. Опытные специалисты сделают лишь набросок плана или составят конспект в виде кратких тезисов, начинающие — напишут полный текст и даже постараются многое из него запомнить наизусть.

Библиотечный работник часто сталкивается с проблемой, как произнести речь. Чему отдать предпочтение — импровизации или чтению предварительно составленного текста? Здесь все зависит от ситуации проведения мероприятия, состава аудитории. Заученная наизусть речь, равно как и чтение текста, уместна лишь в официальной обстановке, когда небрежное обращение со словом, двусмысленное выражение влекут за собой негативные последствия, а неточно приведенные факты и цифры могут нанести ущерб всему делу. Однако если библиотекарь не отрывает взгляд от текста, теряется эффект живого общения, возникает барьер между выступающим и слушателями. В свою очередь, и у речи-импровизации по серьезной теме есть недостатки: она, как правило, лишена обстоятельности, зачастую не содержит глубоких мыслей.

Всякая речь, отмечал Платон, должна быть составлена словно живое существо, у нее должно быть живое тело с головой и ногами, причем туловище и конечности должны подходить друг другу и соответствовать целому. Со времен античности в науке красноречия сложилась триединая классическая структура публичного выступления: вступление, главная часть и заключение. Это триединство обеспечивает логическую завершенность и последовательность речи, облегчает восприятие публичного выступления.

Во вступительном слове оратор готовит слушателей к восприятию и пониманию темы. Как подчеркивал А. Ф. Кони, первые слова лектора должны быть чрезвычайно просты, доступны, понятны и интересны (должны привлечь, зацепить внимание). Подобных «крючков»-вступлений может быть много: примеры из жизни, какой-нибудь парадокс, странность. Вступление подводит слушателей к теме, обозначает цель беседы, дает необходимые пояснения. Здесь будет уместен и краткий обзор основных разделов темы.

Библиотекарю, как и любому другому оратору, приходится в первые минуты завоевывать симпатии и доверие слушателей. Уверенное, энергичное начало, искренность тона, доброжелательность привлекают внимание аудитории, вызывают благожелательное отношение, убеждают в полезности присутствия на мероприятии. Если же в поведении библиотекаря ощущаются неуверенность, робость, если он начинает оправдываться: «Я не специалист, но должен вам сказать…», «Я не готовился, но хочу выступить…», доверие аудитории будет подорвано, и библиотекарь потеряет не только внимание, но и уважение слушателей. К. С. Станиславский напоминал своим ученикам, что степень неуверенности и волнения обратно пропорциональна времени, затраченному на подготовку к выступлению: хорошее знание материала повышает уверенность в себе. Когда лектор четко произносит первые фразы, стихает аудитория, видящая уверенного оратора, хорошо знающего свой предмет.

Рекомендации по построению основной части могут носить лишь условный характер. Здесь все зависит от индивидуальности выступающего, понимания им темы, особенностей аудитории. У каждой речи своя специфика, своя воодушевляющая цель. Но и здесь есть законы построения, которые не обойти.

Как известно, речевое общение имеет целью вызвать отклик аудитории, убедить, повлиять на сознание слушателей. Эта цель достигается двумя путями: четкими логическими доводами и психологическим воздействием.

Законы логики, то есть правильного мышления, предполагают изучение предмета разговора во всех его опосредованиях, в процессе становления и развития. Необходимы практический подход к содержанию и тесная связь с жизненными проблемами, конкретность в изложении материала. Речь, построенная по законам логики, предполагает четкую композицию, стройную цепь доказательств, убеждающее воздействие сказанного. Логичные рассуждения выступающего ведут от одних фактов к другим, вовлекают слушателей в процесс поиска истины, создают атмосферу сопереживания, причастности к общей идее. С помощью логики легко можно овладеть вниманием аудитории, сформулировать коллективную мысль и привести к единому читательскому мнению и доброжелателей и оппонентов.

Психология воздействия речи основывается на двух постулатах. Первый из них — научная подготовка специалиста. Здесь недостаточно только хорошего знания предмета разговора. Библиотекарь — профессионал, он следит за научными публикациями, читает литературу по смежным дисциплинам и сам является научным работником. Все шире в библиотеках страны используется труд специалистов с ученой степенью, практикуются публикации в профессиональных изданиях.

Второй постулат основывается на том, что читатели приходят на мероприятия с определенными убеждениями, с собственными психологическими установками. От того, как они отнесутся к речи, будет зависеть ее успех. Важно то, что говорит библиотекарь, но еще важнее, какой отклик вызывает его речь в сознании слушателей. С этой целью он как бы соотносит себя с присутствующими в аудитории, оценивает со стороны свое выступление. Он эмоционален, искренен, убедителен, но не для себя, а для слушателей. С одной стороны, он личность, лидер в общении, а с другой — реализуется только через слушателей, посредством коллективного творчества. Его может подстерегать неожиданная, непредусмотренная реакция аудитории, и на этот случай у опытного библиотекаря всегда припасены интересные примеры, новые «ходы», материалы для импровизаций. Такие заготовки придают уверенность, дают возможность не растеряться в любой ситуации.

В работе библиотекаря важна ситуационность. Может ли утверждать даже опытный специалист, что одно и то же мероприятие, многократно проводимое в постоянной аудитории, идентично предыдущему? Конечно, нет. Психологические особенности риторики любого библиотечного мероприятия связаны с тем, что и сам библиотекарь каждый раз приходит с другим настроением, эмоциональным подъемом, с обновленным, скорректированным материалом. Меняется в том или ином отношении и сама аудитория.

Специалисты по ораторскому мастерству утверждают, что в речи больше всего запоминаются два момента: яркое впечатление от первых слов оратора и заключительные слова. Какие цели преследует библиотекарь в заключительной части своего выступления? Он подытоживает сказанное и еще раз вносит в речь нужные пояснения, создает настроение завершенности мероприятия. Опытные библиотекари специально для заключения приберегают самые убедительные и действенные выводы. Здесь уместны сравнение, аллегория, шутка, тонкий комплимент аудитории. Хорошо, если логически удастся связать начало и конец выступления.

Заключение должно быть кратким и столь же энергичным, как начало. Можно испортить все впечатление от речи, если завершить ее неуверенными словами: «Вот, пожалуй, и все, что я хотел сказать», или: «Надеюсь, что в своем выступлении я осветил все вопросы».

Помимо убедительности и обоснованности сказанного, для библиотекаря важно и «как сказать». Эмоциональность речи не менее важна, чем ее логичность. Цицерон в своей риторике так определяет главную задачу выступающего перед аудиторией: «Нет ничего важнее в говорении, чем склонить слушателя на сторону оратора, и для этого слушатель должен быть так потрясен, чтобы им больше руководило душевное волнение или экстаз, чем сила разумного суждения. Ведь люди судят гораздо чаще под влиянием ненависти, любви, страха, заблуждения и вообще какого-нибудь душевного движения, чем сообразно с истиной, с предписаниями, с правовыми нормами и законами».

Речь библиотекаря должна быть эмоционально окрашена, это передает чувства, а слушатели на них соответственно реагируют: с симпатией, пониманием или, наоборот, с раздражением, озлобленностью. Убедить, заставить поверить в то или иное положение всегда помогут чувства, вызванные по ассоциации с благородным, справедливым, полезным, необходимым, приятным. Эмоции способствуют воодушевлению и легко передаются слушателям.

Выражение чувств всегда происходит индивидуально, в зависимости от особенностей психологии общения. Проявление эмоций отражает культурный уровень человека, меру его духовного и нравственного развития. В любой среде формируются известные стереотипы выражения чувств, не составляет исключения и библиотека. Сама атмосфера библиотечной среды исключает громкий разговор, экспрессивные движения, несдержанность, излишнюю раскованность. Это разумное регулирование поведения воздействует на людей, подводя их под социально приемлемую форму общения.

Эмоции в библиотечном общении могут быть только искренними. Библиотекарь не должен волноваться без достаточных оснований, приходить в отчаяние, плакать перед аудиторией, если нет на то серьезных причин, смеяться или пытаться смешить аудиторию, если не обладает чувством юмора. Иногда больший эффект будет иметь сдерживание эмоций. Не украшают речь и такие эмоциональные слова, как «безобразие!», «преступление!», «позор!» и другие. Судебные ораторы по этому поводу говорят: «В пене нет веса, в яростных словах нет силы».

Большое влияние оказывает на читателя облик библиотекаря. В средствах массовой информации, к сожалению, сложился его стереотип. В кинофильмах это невзрачно одетая, небрежно или старомодно причесанная, робко и неуверенно смотрящая в жизнь библиотекарша. Она излишне идеалистична, пугается правды жизни, неудачлива в личных отношениях. На самом деле этот образ, созданный бойкими, но не знающими библиотечного труда журналистами, далек от действительности. В неброской одежде, строгой прическе, сдержанности чувств можно видеть элемент благородства и высокой культуры, деликатности, уважения к порядку, но самое главное — к читателю, идею служения которому библиотекарь подчеркивает своим строгим обликом. Но зато, когда в библиотеке проводится массовое мероприятие, библиотекарь праздничной одеждой, приподнятым настроением, всем своим обликом подтверждает его значительность, во многом подавая пример посетителям библиотеки, как уместно выглядеть в такой ситуации.

Внимание к внешности обычно приковывается в начале выступления. Если слушателей увлечет содержание речи, значение внешности отойдет на задний план. Выходить к слушателям нужно смело и решительно, не прятаться за кафедру, а выбирать место, с которого библиотекарь хорошо виден всем слушателям и откуда легко воспринимать выступление.

Особенности проведения мероприятия, его цель подскажут, как оформить аудиторию и расположить в ней слушателей. Академичность темы предполагает классическую расстановку мебели. Заседание клуба по интересам, задушевная теплая беседа, литературная гостиная заставляют создавать соответствующий интерьер: по-особому располагать стулья, сдвигать столы, продумывать освещение, оформление и т. д.

Будет ошибкой, если библиотекарь выйдет к аудитории, на ходу перебирая свои записи. Чтобы придать уверенность началу речи, лучше первую, вступительную фразу приготовить заранее. Не следует сразу же начинать говорить: сначала установите зрительный контакт с аудиторией, подождите, пока она будет готова вас слушать. Выражение лица выступающего должно быть приветливым и спокойным. Если человек, стоящий перед аудиторией, не смотрит на слушателей, а рассматривает стены, потолок или сосредоточит внимание на своих руках, контакт с аудиторией будет потерян.

Речь всегда сопровождается жестами и мимикой. Если они подчиняются настроению и смыслу речи, то будут естественны и просты. При неумелом использовании — испортят впечатление от выступления. Петр I предостерегал ораторов: «Не надобно шататься вельми, будто веслом гребет; не надобно руками всплескивать, в боки упираться, да не надобно рыдать: бо сия лишняя, не благообразна суть слушателей возмущает».

Следует иметь в виду, что выражение лица, глаз слушателей всегда покажет, как воспринимается речь. Понимающие, отвечающие взаимностью взгляды вдохновят говорящего, создадут приподнятое настроение. Отсутствие внимания, перешептывание, равнодушные лица лишат подъема и сделают речь невыразительной. В. А. Сухомлинский сравнивал невнятную, невыразительную речь с забрызганным грязью стеклом, сквозь которое ничего не видно.

От того, как произнесена речь, во многом зависит ее успех. Одно дело подготовить хорошее выступление, другое — суметь донести его содержание до ума и сердец слушателей. Этому во многом способствует отработанная дикция. Для выступления перед большой аудиторией необходим не только громкий, но и звучный, выразительный голос, умение владеть им. Важен в передаче настроения темп речи. Здесь одинаково вредна и торопливость в произношении, и вялость, хрипота, гортанность, гнусавость. Торопливость часто вызвана неуверенностью говорящего, вялость — неподготовленностью. В речи важны длительность звучания, владение паузой. Очень полезными для начинающих библиотекарей будут советы К. С. Станиславского по интонированию речи: «Точка, запятая, вопросительный знак и восклицательный знак и прочие имеют свои, им присущие обязательные голосовые фигуры, характерные для каждого из них. Без этих интонаций они не выполняют своего назначения. В самом деле, отнимите от точки ее финальное голосовое понижение, и слушающий не поймет, что фраза окончена и продолжения не будет. Отнимите от вопросительного знака характерное для него особое звуковое «квакание», и слушающий не поймет, что ему задан вопрос, на который ждут ответа» [163, 32].

Голос библиотекаря, его интонации как отражение чувств и мыслей — мощный фактор воздействия на слушателей. Наряду с содержанием речи он производит неизгладимое впечатление на сознание читателей и служит как бы визитной карточкой не только библиотекарю, но и библиотеке в целом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ЧАСТЬ I РИТОРИКА 

Из книги Аллегории чтения. Фигуральный язык Руссо, Ницше, Рильке и Пруста автора Ман Поль де

ЧАСТЬ I РИТОРИКА 


Семиология и риторика

Из книги Риторика и истоки европейской литературной традиции автора Аверинцев Сергей Сергеевич


Риторика тропов (Ницше)

Из книги Интеллектуальный язык эпохи: История идей, история слов автора Зенкин Сергей Николаевич

Риторика тропов (Ницше) Натянутой и неестественной показалась бы попытка сделать теорию риторики Ницше центром рассмотрения его отношения к литературе. Стоит ли считать необычную и незначительную, по всей очевидности, часть занятий Ницше подходом к решению сложного


Риторика убеждения (Ницше)

Из книги Роман тайн «Доктор Живаго» автора Смирнов Игорь Павлович

Риторика убеждения (Ницше) Вопрос об отношении философского и литературного дискурса увязан в творчестве Ницше с критикой главных понятий, лежащих в основании западной метафизики: понятий единого [hen], благого [agathon] и истинного [aletheia][121]. Тон и аргументы, ассоциируемые


2. Риторика тайны

Из книги Последнее целование. Человек как традиция автора Кутырев Владимир Александрович

2. Риторика тайны 2.0.Литературное произведение может быть тайной как текст, криптосемиотичным, либо обсуждать тайны бытия. Рассмотрим вначале первый из этих двух случаев. Тайная знаковость распадается, в свою очередь, на два подтипа, один из которых порождается


1.3. Сущность профессиональной этики библиотекаря

Из книги автора

1.3. Сущность профессиональной этики библиотекаря Профессиональная мораль библиотекаря основывается на непосредственном общении с людьми, на постоянном внимании к их интересам, стремлении наиболее полно удовлетворить читательские запросы. От нравственных установок


4. Законодательные основы профессиональной этики библиотекаря

Из книги автора

4. Законодательные основы профессиональной этики библиотекаря 4.1. Исторические закономерности создания профессиональных кодексов Профессиональная мораль как элемент общественного сознания может существовать на различных уровнях: в виде бессистемного, в какой-то


4.2. Кодексы профессиональной этики библиотекаря

Из книги автора

4.2. Кодексы профессиональной этики библиотекаря В 1903 году американка Мери Плуммер формулирует первые этические установки в библиотечной профессии. Они не сразу были приняты профессионалами, лишь в 1938 г. на заседании Американской библиотечной ассоциации был утвержден


2.2. Риторика и логика. композиция

Из книги автора

2.2. Риторика и логика. композиция Долгий путь от восприятия музыки через оценочные ощущения к их словесному оформлению завершается лишь на уровне целостного текста, выстроенного, сочиненного автором. Чтобы осмыслить эту сторону литературного мастерства – принципы


I. Риторика визуальности

Из книги автора

I. Риторика визуальности Сложное и изощренное «обыгрывание символов» составляло неотъемлемый фон жизни любого образованного человека XVI–XVII вв. Этот человек жил, погрузившись в своеобразную «символическую риторику». Известна история, что после того как королева


3. Риторика

Из книги автора

3. Риторика Но все-таки в философско-гуманитарной литературе нет концепций, обобщающих пост(транс)современные тенденции развития нашей цивилизации до универсальной модели мира. Типа атомизма, платонизма, кантианства, структурно-лингвистической парадигмы.