Писатель и читатель

Писатель и читатель

Мне не хотелось бы, чтобы из моих предыдущих утверждений вы сделали вывод, будто я, как многие плохие писатели, уверен, что пишу только для себя. Не верьте автору, который говорит нечто подобное: это самовлюбленный, лицемерный лжец.

Только для себя мы пишем одну-единственную вещь: список покупок, чтобы не забыть, что нужно купить, а возвратившись из магазина, порвать и выбросить его за ненадобностью. Любой другой текст мы пишем, чтобы что-то кому-то сказать.

Не раз я спрашивал себя: продолжил бы ты писать, если бы тебе сейчас сообщили, что завтра космическая катастрофа разрушит Вселенную и то, что ты напишешь сегодня, больше никто не прочтет?

Первым побуждением было бы ответить “нет”. Зачем писать, если никто не будет меня читать? Немного поразмыслив, я бы сказал “да”, но только потому, что в глубине моей души теплится отчаянная надежда: вдруг даже после галактической катастрофы на какой-нибудь выжившей планете кто-то сможет расшифровать мои знаки. А в таком случае писать имеет смысл даже накануне Апокалипсиса.

Книги пишут только для Читателя. Писатель, который клянется, будто пишет только для себя, нагло лжет. И страшно подумать, насколько он безбожен. Даже в исключительно светском смысле этого слова.

Поистине несчастлив и убог тот, кто не верит в грядущего Читателя.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Часть первая Читатель тоже художник

Из книги Школа творческого чтения автора Тихомирова И

Часть первая Читатель тоже художник Раздел 1. Грани читательского творчества Видеть невидимое  Создание творческой личности, устремленной в будущее, подготавливается творческим  воображением, воплощающимся в настоящем.Л. ВыготскийПомните в сказке: «Покатилось


МОЙ ЧИТАТЕЛЬ

Из книги Погаснет жизнь, но я останусь: Собрание сочинений автора Глинка Глеб Александрович

МОЙ ЧИТАТЕЛЬ В сознании и в чувствах В нем много моего, И всё в моем искусстве Понятно для него. Родная, не чужая, Душа близка с душой, – Он довоображает Придуманное мной. Так в строй моих созданий Вползает, как змея, Боль творческих дерзаний Читательского «Я». Но где


«ПИСАТЕЛЬ-ТУРИСТ»

Из книги Улица Марата и окрестности автора Шерих Дмитрий Юрьевич

«ПИСАТЕЛЬ-ТУРИСТ» И снова, снова, снова писательское имя. Даже несколько имен. Дом № 41 был построен по проекту Антонина Лыткина; зодчий этот известен тем, что участвовал в создании бюстов Жуковского и Глинке в Александровском саду, Ломоносова на площади Ломоносова.Но дело


Писатель

Из книги Там автора Головин Евгений Всеволодович

Писатель Имя и отчество он забыл сразу и накрепко, считая оные вербальными излишествами: собственно, таких слов не водилось в его лексиконе, мы решили определить их метафорами, не уверенные в правильности термина. Имя и отчество он называл гороховой белибердой, жабьими


ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ!

Из книги Исповедь отца сыну автора Амонашвили Шалва Александрович

ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ! Книга эта была написана и издана в 1980 году, когда моему сыну Паате, перед которым я исповедовался, исполнилось 16 лет.Я предлагаю Вам ее почти без изменений, если не считать редакционную правку и оглавления отдельных частей.Но Вам будет интересно, каков он


Пушкин, государство и читатель

Из книги Пушкин и пустота [Рождение культуры из духа реальности] автора Ястребов Андрей Леонидович

Пушкин, государство и читатель


Глава 3. «Бертольдо» и его русский читатель XVIII века

Из книги Русский Бертольдо [ML] автора Космолинская Галина Александровна

Глава 3. «Бертольдо» и его русский читатель XVIII века Касательно содержания сей книжки можно сказать: содержание ея нравоучительное забавно <…> (Русский читатель о «Бертольдо»)[379] Неприлежныя читатели любят только читать скверный любовныя повести, а прилежныя


Литература и писатель

Из книги Масонство, культура и русская история. Историко-критические очерки автора Острецов Виктор Митрофанович


Глава тринадцатая. Что может сказать читатель

Из книги Как читать книги. Руководство по чтению великих произведений автора Адлер Мортимер

Глава тринадцатая. Что может сказать читатель - 1 -Первое, что может сказать читатель, — понимает он книгу или нет. Только после этого он будет готов сказать больше. Если понимания нет, читателю следует иметь терпение и вернуться к первым двум видам чтения.При всей своей


Глава III БИБЛИОТЕКИ ДЛЯ ЧТЕНИЯ И ИХ ЧИТАТЕЛЬ

Из книги От Бовы к Бальмонту и другие работы по исторической социологии русской литературы автора Рейтблат Абрам Ильич

Глава III БИБЛИОТЕКИ ДЛЯ ЧТЕНИЯ И ИХ ЧИТАТЕЛЬ Существует точка зрения, что в России в XIX в. ощущалась острая нехватка книг и библиотек. Но при этом странным образом почти игнорируется существование так называемых «библиотек для чтения». В исследовательской и


Глава IX ЛУБОЧНАЯ КНИГА И КРЕСТЬЯНСКИЙ ЧИТАТЕЛЬ

Из книги Классика, после и рядом автора Дубин Борис Владимирович

Глава IX ЛУБОЧНАЯ КНИГА И КРЕСТЬЯНСКИЙ ЧИТАТЕЛЬ В пореформенный период с усилением отходничества, введением всеобщей воинской повинности, развитием земской школы довольно быстро стали расти численность грамотного сельского населения и объем крестьянской читательской


ЧИТАТЕЛЬ В ОБЩЕСТВЕ ЗРИТЕЛЕЙ

Из книги Машины зашумевшего времени [Как советский монтаж стал методом неофициальной культуры] автора Кукулин Илья Владимирович


«Вненаходимый» писатель

Из книги История чтения автора Мангуэль Альберто

«Вненаходимый» писатель П. Вайль и А. Генис полагают, что в первой половине 1960-х, после публикации «Одного дня Ивана Денисовича» Солженицын еще мог надеяться войти в подцензурную советскую литературу. Но со второй половины 1960-х годов он целенаправленно формировал свою


СИМВОЛИЧЕСКИЙ ЧИТАТЕЛЬ

Из книги автора

СИМВОЛИЧЕСКИЙ ЧИТАТЕЛЬ В 1929 году в хосписе французского города Бон венгерский фотограф Андре Кертеш, в то время служивший в австро-венгерской армии и не упускавший случая попрактиковаться в своей штатской специальности, сфотографировал старую женщину, которая


АВТОР КАК ЧИТАТЕЛЬ

Из книги автора

АВТОР КАК ЧИТАТЕЛЬ Однажды вечером, в конце I века н. э., Гай Плиний Цецилий Секунд (известный читателям будущего под именем Плиний Младший — так его стали называть, чтобы отличать от его эрудированного дядюшки Плиния Старшего, который погиб во время извержения Везувия


ПЕРЕВОДЧИК КАК ЧИТАТЕЛЬ

Из книги автора

ПЕРЕВОДЧИК КАК ЧИТАТЕЛЬ Сидя в кафе неподалеку от музея Родена в Париже, я прилежно изучаю маленькое карманное издание сонетов Луизы Лабе, поэтессы XVI века из Лиона, переведенных на немецкий Райнером Мария Рильке. Рильке несколько лет работал секретарем Родена,