ЛАКОТЫ

ЛАКОТЫ

Мои родители принадлежали к великому народу равнин, который ныне известен как Cю. Но до прихода белого человека мы называли себя Лакотами. Первый белый человек, явившийся в эту страну, подумал, что он попал в Индию, которую он и искал. Вот почему он назвал местное население «индейцами». Из-за этой ошибки первых белых путешественников нас называют так и по сей день.

Великая река Миссури течёт через земли, которые населял мой народ. Та его часть, что жила на восточном берегу, называла себя Дакотами. А жившие на западном берегу назывались Лакотами. Я родился среди Лакотов.

Позднее, когда множество белых людей прибыло в эту страну, они увидели, что моё племя было очень сильным и независимым. Мы были способны защитить наши земли от любого из соседних народов. Наши воины были очень отважны и постоянно совершенствовались в боевом искусстве. Потому все прочие племена устрашались перед нами, и, увидев это, белые люди тоже стали бояться нас и прозвали нас – Лакотов. В переводе с языка племени Оджибва это слово означает «беспощадные» или «головорезы». Наши люди были гордыми и полными достоинства, женщины – тихими и вежливыми, а мужчины – храбрыми и благородными. Отвага очень ценилась нами, трусость же была непростительна.

Среди нашего народа были такие великие люди как Две Полосы (его также звали Двойная Полоса или Двойной Шлейф), Быстрый Медведь, Чёрный Ворон и Железная Раковина. Сейчас никого из них нет в живых, но я, будучи ещё ребёнком, хорошо запомнил этих воинов. Железная Раковина был отцом моего шурина; его звали Медведь-Полый-Рог. Медведь-Полый-Рог никогда не боялся говорить того, что думал. Ещё был Маленькая Рана, очень храбрый воин, и Одинокий Конь, великий вождь и мой дед. Оба они были известны своей добротой и мудростью суждений. К моему отцу, старшему Стоящему Медведю часто обращались в чрезвычайных ситуациях. Его советы и решения неизменно были верны и справедливы, ведь он думал только о том, что будет лучше для его народа, а не для него самого, и помогал всем нуждающимся. Он всегда будет считаться великим человеком среди Лакотов.

Однако самым бесстрашным и непревзойдённым среди воинов Лакотов остаётся Неистовая Лошадь. Его вера в силу Великой Тайны была поистине безгранична. Она постоянно защищала его, и это было настоящим чудом. Он участвовал во множестве сражений, как с другими племенами, так и с белыми людьми, но ни разу не был даже ранен.

Я считаю, что мой отец был одним из величайших вождей. Он был человеком, который прожил жизнь индейца и жизнь белого. Свои последние годы он жил соответственно христианским традициям и старался стать хорошим гражданином этой страны. Кроме того, отец был прозорливым человеком и заранее предвидел те грандиозные перемены, которые пришлось пережить индейцам. Его очень расстраивало то, что мне предстояло жить совсем иной жизнью, чем он бы желал для меня, – жизнью, противоречащей нашим традициям. Но ему пришлось пожертвовать личными чувствами ради блага всего племени. Он был первым, кто увидел пользу школ в резервациях. Затем он сделал более удобной процедуру получения пайков. Раньше Лакотам приходилось ехать за 50-60 миль, чтобы получить своё продовольствие. Однако отец сделал так, что это расстояние было существенно сокращено. Основными его личными качествами всегда были чистота и справедливость.

Может быть, вы уже обратили внимание на то, что названные мною имена великих людей, как правило, не встречаются в книжках про индейцев, написанных белыми людьми. Те, кто пишет эти книжки, обычно ничего не знают о настоящих индейцах.

Родиной моего племени, западных Лакотов, была территория, которая сейчас называется Северной и Южной Дакотой. Все эти земли когда-то принадлежали моему народу. Это была красивая страна. Весной и в начале лета равнины, насколько было видно глазу, покрывались бархатистой зелёной травой. Даже вершины холмов были покрыты зеленью. И тут, и там текли ручьи. Вокруг холмов бродили бизоны, а в лесу и по берегам ручьёв зрели сочные плоды. Зимой всё засыпалось снегом, но у нас всегда было достаточно пищи, чтобы пережить зиму и дождаться весны. Жизнь моего народа была счастливой. Лакоты жили в этих местах много лет. Никто не знает точно, как долго. Однако существует множество легенд о моём племени в связи с Плохими Землями и Чёрными Холмами, а это означает, что мы жили там с давних времён. Эти легенды основаны на исторических событиях и очень интересны, но о них я расскажу в другой книге.

Типи – мой первый дом, и мои первые детские воспоминания связаны с ним. В младенчестве я качался в индейской колыбели, подвешенной к шестам типи. Я был первым сыном вождя, и должен был стать таким же храбрым как он. Меня назвали Ота Кте, что в переводе с языка Лакотов значит Много Выстрелов.

Когда я немного подрос, отец стал учить меня всем тем вещам, которые должен был знать индейский мальчик. Когда я достаточно вырос для того, чтобы сесть на пони, он стал учить меня ездить верхом. Вначале отец привязывал моего пони к своей лошади, но спустя какое-то время я стал ездить самостоятельно. Когда я научился ездить верхом, он стал брать меня на охоту и показывал, как выслеживать и убивать мелкую дичь. И наконец пришёл день, когда мне было разрешено участвовать в охоте на бизонов. Это был знаменательный день в моей жизни, когда вернувшись домой, я с радостью рассказал матери, что убил моего первого бизона. Она очень гордилась мною, и я был счастлив.

Я изучал повадки диких животных, и как их выслеживать. Я учился охотиться на птиц с помощью лука и стрел, а потом жарить их на костре. Вскоре я узнал много нового о погоде и научился готовить шкуры для тёплой зимней одежды. Благодаря всем этим знаниям мы не боялись Природы, а любили её. Мы считали, что Природа в состоянии дать нам всё необходимое.

В те дни мы жили в согласии с Природой и не знали ничего, кроме неё. Индеец знал, что природа мудра, и мы сможем узнать пути её мудрости, если будем держать глаза открытыми.

К примеру, мы были приучены ложиться спать вместе со всей Природой, когда спускалась темнота и звери и птицы засыпали. Это помогало нам быть сильными и здоровыми.

Нас с детства учили вставать рано утром, ещё до восхода Солнца. Наши родители знали, что для нас полезно рано вставать и потому приучали нас к этому с самых ранних лет. Смотрите, говорили они, все животные и птицы просыпаются ещё до рассвета, и вы должны понимать, что только плохой охотник начинает охоту, когда дичь уже разбежалась. Раньше, когда у нашего племени были враги, нам необходимо было рано вставать, чтобы противник не застал нас врасплох. У белых людей есть поговорка: «Ранняя пташка червячка клюёт», – она означает примерно то же самое.

Конечно, в основном мы старались слушаться своих родителей и вставали по первому требованию. Но не все мальчики были послушными, встречались среди них и лентяи, которые делали вид, что не слышали голоса отца или матери. Но когда родителям требовалось наказать не послушного, они не применяли крутых мер. В самом худшем случае они плескали холодной водой в лицо лентяя. Это быстро будило любителей поспать и не было унизительно. Родители вообще, как правило, не били своих детей и не кричали на них, они не верили в действенность подобных наказаний. Это способствовало формированию прочных связей между родителями и детьми. Чем старше мы становились, тем больше уважали родителей. Когда мы становились взрослыми, то думали о тех днях, когда могли бы отдать свой долг, заботясь о наших добрых родителях в их старости. И мы делали это от чистого сердца, а вовсе не по обязанности.

Что же мы делали утром, после пробуждения, когда наш день только начинался? В те дни у нас не было ни ванных, ни бассейнов. Зато наши типи всегда ставились невдалеке от проточной воды. Первым делом мы бежали к реке, умывались и пили. Вода, свежая и чистая, была очень полезна для нашего здоровья, впрочем, как и для здоровья любого человека. То, что мы всегда пользовались чистой проточной водой и дышали свежим воздухом, делало нас сильными и крепкими телом. Общеизвестно, что Лакоты всегда были очень здоровыми людьми и почти никогда не болели. Большинство из нас умирало от старости или от ран, полученных в бою. Впрочем, бывали случаи, когда человек получал увечье на охоте.

Итак, после умывания мы чувствовали себя бодрыми и были готовы приступить к завтраку. Иногда кто-нибудь из ребят прыгал в воду, чтобы искупаться, и все остальные обычно следовали за ним. Мы устраивали себе прекрасное купание перед тем, как вернуться в типи и съесть свой завтрак. Утренняя еда, как и вся прочая, состояла из мяса, приготовленного одним из традиционных способов индейских женщин. Мы не нуждались в крепком кофе по утрам. А хлеба в те дни мы просто не знали. Иногда мясо варили и получалось нечто вроде бульона, а иногда – жарили на открытом огне. Эти способы приготовления придавали мясу неповторимый вкус и аромат, а если туда попадало немного золы, то это не имело значения – индейцы знали, что небольшое количество золы полезно для желудка и имеет очищающее действие. Поскольку в те дни мы не знали, что такое хлеб, нас не смущало его отсутствие, так же, как и многих других вещей. Зато было много растений, служивших приправой к нашей пище. Некоторые из трав использовались в качестве лекарства для лечения болезней и заживления ран. Но об этом я расскажу позже.

Когда приходило лето, все мальчики с удовольствием лакомились ягодами. Это была особо любимая нами черника, красная смородина, которая особенно хороша, когда вызреет до конца, а также дикая слива и вишня, спелая почти до черноты. Нравились нам и плоды дикой розы (шиповника) с их нежным вкусом и ароматом. Осенью, когда лепестки опадали, мы легко находили эти похожие на крошечные дикие яблочки плоды. Они были красными или красно-жёлтыми и неизменно вкусными. Наши матери иногда собирали их, толкли и делали шарики, вроде нынешнего попкорна (кукурузных хлопьев). Как приятно было лакомиться этими вкуснейшими плодами! Как здорово было играть на берегу ручья и искать там чернику или дикую смородину. Никто не говорил нам: «Прекратите!» – или: «Ребята, идите отсюда!» Мы были совершенно свободны и могли делать всё, что хотели.

Я также помню небольшую ягоду, плод низенького кустарника, растущего на песчаной почве. Когда она созревала, то становилась тёмной, как вишня, поэтому белые люди называли её песчаной вишней, а мы – и-ун-йе-йя-пи. У этих ягод было одно весьма необычное свойство. Когда мы собирали их, то обязательно должны были стоять против ветра и ни в коем случае не наоборот. Если мы этого не делали, то плод терял часть своего аромата, а собранный правильным способом становился гораздо слаще. Я думаю, что это один из многих индейских секретов, поскольку не встречал ни одного белого человека, который знал бы об этом. Но Природа посвящала нас в свои секреты в большей степени, нежели белых людей. Может быть это происходило потому, что мы жили так близко к ней и так уважали её. Другая причина состоит в том, что у индейцев такие чувства, как зрение слух и обоняние были гораздо более острыми, чем у белых. Индейцы всегда жили в гармонии с Природой и со всем окружающим миром. Они старались понять Природу, а не диктовать ей свои правила. И она награждала нас знаниями, недоступными белому человеку. Жизнь в согласии со всем живущим вокруг тебя прекрасна. Белые люди смотрят на все живые существа как на своих врагов, в то время как мы смотрим на них как на друзей или даже наставников. Мы – часть Великой Тайны, так же, как и они. Мы чувствуем мир и силу Великой Тайны в мягкой траве под ногами, и в голубом небе над головой. Мы чувствуем это глубоко в нашем сердце, об этом размышляют старые мудрые люди, и на этом построена вся наша религия.

Игра в охоту и выслеживание дичи была первым уроком для индейского ребёнка. До того возраста, когда нам позволялось иметь лук и стрелы, мы добывали мелкую дичь – кроликов, белок, перепёлок – бросая камни. Но убивали мы только для еды, а не просто ради забавы. Мы знали от родителей, что нельзя убить дичь и оставить её валяться на земле. Для практики и развлечения мы выбирали кусты и, представляя что там прячется дичь, бросали камни в выбранное место. До сегодняшнего дня я умею хорошо бросать камни в любую цель. Я помню случай, когда у моего брата появилось новое ружьё. Он очень гордился им и, желая показать, как он хорошо стреляет, позвал меня с собой охотиться на уток. Когда мы пришли к реке, то сразу заметили утку. Брат стал подбираться к ней ближе и ближе. Тут я увидел, что утка собиралась взлететь, бросил камень через голову брата и попал в неё. Брат был расстроен, что так и не смог показать мне, как стреляет его новое ружьё. Но, так или иначе, мы убили эту утку, и вскоре он перестал сердиться и стал смеяться вместе со мной.

У нас, мальчиков, было много игр, развивающих меткость. Иногда для бросания камней мы делали специальное приспособление. Для этого выбирался ивовый прут и чуть сплющивался с одного конца, а второй оставался как есть, в качестве рукоятки. Набрав камней подходящего размера, мы помещали камень на сплющенный конец палки, отгибали его назад правой рукой и затем резко отпускали. Пущенный таким образом камень летел гораздо дальше и быстрее. После долгой и упорной практики мы могли попасть в любую цель и, используя это оружие, добывали кроликов, белок и куропаток – а это была хорошая пища.

Мы также учились «стрелять» мелкими камешками с помощью указательных пальцев обеих рук, иногда это было весьма чувствительно. Мы, мальчишки, часто играли таким образом в войну, и это также развивало меткость.

Когда же нам позволялось иметь собственные лук и стрелы, для нас начинался по-настоящему серьёзный процесс обучения. Изготовление как лука, так и стрел требовало владения многими знаниями и навыками.

Использование лука и стрел издавна имело огромное значение в жизни человека. Те писатели, кто понял всю важность этого явления, написали немало книг на эту тему. Человек, придумавший лук и стрелы, был великим изобретателем и дал миру оружие, которое использовалось миллионами людей в течение многих веков. Мы очень искусно пользовались луками. Во времена моей юности с помощью лука и стрел убивалась любая добыча, включая бизонов. Для этого требовалась не только меткость, но и храбрость, чтобы встретиться лицом к лицу с бизоном, имея при себе только верный лук и колчан со стрелами.

Нельзя было забывать и о врагах, которые также умели обращаться с луком и стрелами и совершенствоваться в этом искусстве. Я думаю, теперь вы можете видеть, какую большую роль играл лук в нашей жизни и насколько от него зависел каждый из нас. Именно это оружие спасало нас от голода и от врагов, и мальчик-Лакот не мог не знать об этом. Без него мы просто не смогли бы существовать.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >