ОХОТА И РЫБАЛКА

ОХОТА И РЫБАЛКА

Я уже много рассказал о том, как мы играли со своими луками и стрелами и готовились стать охотниками. Однако в этом деле было много уроков, которые нельзя было усвоить без специальной практики. Поэтому наши отцы учили нас, разрешая участвовать в охоте вместе с ними. Нам объясняли как выследить дичь, как подобраться к ней поближе, как снять с неё шкуру. Нам показывали, как следует освежевать добычу и навьючить её на лошадь. Правильно разделать тушу убитого животного было необходимо для того, чтобы потом в лагере женщины могли высушить мясо; если же разрезать его неверно, то сделать это было уже очень трудно…

Всё это было хорошей тренировкой для нас, мальчишек. Так же, как матери учили девочек быть хорошими хозяйками, наши отцы учили нас быть искусными охотниками. Родители были нашими единственными учителями. Мы не ходили в школу и не получали по её окончании бумажный лист под названием «диплом». Но когда наше обучение подходило к концу, мы были готовы столкнуться лицом к лицу с реальной жизнью.

Если надо было убить бизона лишь одной стрелой, то мы выбирали самую лучшую точку для этого – сердце. Это требовало немалого искусства. В таком случае следовало целиться прямо между лопатками бегущего животного. При хорошем выстреле в это место стрела достигает сердца. Кроме того, хорошим местом считалась спина, точнее – попадание между бедер. Этот выстрел, как правило, не смертелен, но он останавливает животное, после чего его уже легко можно убить. Если бизон взбирается на холм, то попасть в это место довольно легко и охотник может быть уверен, что не вернется домой без добычи.

Если мы хотели сохранить шкуру бизона, то необходимо было сразу снять её. Бизонья шкура была столь полезной и нужной вещью, что это дело требовало большого искусства и ловкости, чтобы оставить на ней как можно меньше мяса. Когда этот этап заканчивался, начиналась собственно разделка туши. Есть очень верный метод, которому я научился у своего отца, но сейчас едва ли кто-нибудь из молодых индейцев умеет делать это старым способом. Сейчас они учатся совсем другим вещам. Мы разделывали тушу так, чтобы крупные мышцы были разрезаны вдоль волокон. Дальше начиналась женская работа – разрезать мясо на тонкие пласты или полосы, а затем высушить их. Но если мы неправильно выполняли свою работу, то и они не могли хорошо сделать свою. Тонкие полосы мяса подвешивались к шестам для просушки, и если мясо было неправильно разрезано, то они распадались по волокнам.

Навьючить тушу на маленькую индейскую лошадку было нелёгким делом и удавалось только если этот груз был хорошо сбалансирован. Вначале на спину лошади шерстью вниз набрасывалась шкура. Затем груз мяса равномерно распределялся на обе стороны и прикрывался оставшейся частью шкуры – если охотник ехал верхом, то мясо было отделено от его тела и от лошадиной спины и укрыто от пыли.

Хороший охотник должен знать всё о диких животных. Каждое из них имеет свои привычки, и успех для охотника или следопыта заключается в хорошем знании их повадок.

Тот, кто живёт среди природы и постоянно видит диких животных, наблюдая за их жизнью, не может не проникнуться к ним уважением, поскольку они обладают практически теми же достоинствами, что и люди. Индейцы почти никогда не охотятся на медведя, потому что это очень благородное и миролюбивое животное и очень редко нападает на людей. Лакоты могли убить медведя только если он зашёл в лагерь и угрожал чьей-то жизни, или когда приходил голод и не было никакой другой добычи, чтобы пополнить запас мяса.

Если человек и медведь встречаются на одной тропе, то медведь отходит в сторону и наблюдает. Иногда он разворачивается и отправляется в противоположную сторону или обходит человека, но в любом случае избегает неприятностей.

Медведь очень чуток к присутствию человека и других живых существ, потому что у него отличное обоняние, которое предупреждает его о возможной опасности. Он часто стоит на задних лапах, держа нос по ветру, и принюхивается. Таким образом он оценивает окрестную обстановку. Что касается его привычек в пище, то он ест практически всё то же, что и люди. Например, он любит дикую репу, которую и мы выкапываем и употребляем в пищу. С помощью своих длинных когтей он выкапывает её из земли и с удовольствием поедает. Он также ест и остальные плоды и ягоды, что и мы. Что касается мяса, то он охотится на мелких животных и на оленя. Чтобы выследить оленя и застать его врасплох, медведь пользуется довольно хитрым способом. Он выбирает место на оленьей тропе и роет яму такой величины, чтобы поместиться в ней. Затем он забирается туда и забрасывает себя травой и листьями. Так он лежит до тех пор, пока олень не пойдёт мимо него. Тогда он выскакивает и хватает ничего не подозревающее животное. Он всегда бьёт свою добычу левой лапой, потому что все медведи – левши.

Мать-медведица очень умна, и если ей приходится убегать от охотника, то она старается увести своих детёнышей как можно быстрее. Левой лапой она подталкивает одного из них вперёд, а тем временем хватает второго и бежит за первым. Затем она подталкивает второго и берёт первого. Каждый детеныш находится там, где она его оставила, и ждёт мать. Обычно медведи считаются медлительными и неповоротливыми животными, но в случае опасности они могут быть довольно быстрыми. По ровному месту медведь бежит гораздо быстрее, чем в гору, поскольку его передние лапы короче задних.

Во многом он просто удивительно похож на человека. Например, он очень любит рассматривать своё отражение. Когда у нас ещё не было зеркал, мы смотрели на своё отражение в чистой прозрачной воде. Медведь делает то же самое, и, возможно, думает при этом: «Да, я довольно симпатичный парень…» Полюбовавшись собой, он уходит, и при этом очень доволен собой. На мой взгляд, он имеет право на это. Ведь он умен, и, скорее всего, понимает это.

Он также украшает себя, раскрашивая морду мокрой землёй. Найдя прозрачный водоём, где он может хорошо себя видеть, он набирает в лапу земли, размачивает её до получения сметанообразной массы и наносит эту «краску» на левую сторону морды (именно на левую). Затем он смотрит на себя «в зеркало». Если он недоволен своим видом, то повторяет всю процедуру сначала, пока не будет удовлетворён своим отражением. Вдоволь налюбовавшись на себя, он уходит прочь.

Ещё одна интересная привычка медведя – это зимняя спячка. Обычно он скрывается в берлоге или дупле, в то время, как остальные животные, борясь с непогодой, пытаются запастись пищей до весны. Конечно, за зиму он худеет, но потом быстро набирает вес.

Есть ещё одна причина, по которой мы не убиваем медведей. У Лакотов есть понятие «видµ____________________Фb_5к@_D». Его получают знахари (шаманы). Во время своего поста они получают видение, в котором медведь приходит к ним и показывает нужную траву или способ лечения той или иной болезни. Когда знахаря приглашают к больному, он всегда использует те средства, которые показал ему медведь в его видении. К примеру, если медведь показал ему какую либо траву, он обязательно собирает её и использует для лечения. Конечно, знахарь чувствует себя в долгу перед медведем за его помощь и доброту. Таким образом, медведь является очень полезным животным для племени, и поэтому люди ему признательны.

Поскольку все животные и птицы приносят людям пользу и делятся с ними своими секретами, индейцы дружелюбно относятся ко всем живым существам. Это означает, что человек и всё живое на земле является частью единой природы. Это одна из причин, почему индейцы никогда не станут разрушителями и губителями дикой природы. Они испытывают уважение ко всему сущему, чего белым людям, кажется, не понять.

Медведь – животное, сильное не только телом, но и духом. Он будет стоять и драться до последнего. Даже раненый, он не спасается бегством, а умирает, сражаясь. Поскольку мой отец имел дух медведя, он заслужил своё имя – Стоящий Медведь. В бою, даже будучи тяжело раненым, когда кровь струилась по его телу, он не отступал, и своей отвагой заслужил то имя, которым всегда гордился. Чуть позже я расскажу вам, как индеец может заслужить себе имя и как вождь получает своё звание.

Индейцы всегда славились умением читать следы. Способность с одного беглого взгляда определять самые разные следы достигается путём длительной практики. Одним из уроков для мальчиков было тщательное изучение рисунка следа каждого животного. Иногда совсем разные животные оставляют похожие следы, например, волк и койот. Медвежонок и енот оставляют столь схожие отпечатки, что нетренированный глаз не найдёт вообще никакой разницы. На самом деле, сходство некоторых следов настолько велико, что одного взгляда бывает недостаточно. Однако, индеец, в полной мере владеющий нужными навыками, всё равно сразу определит, какое именно животное оставило конкретный след. Кроме того, он может определить, свежий это след или старый, а также шло животное или бежало. Если следы показывают, что животное бежало, он принимается искать поблизости другие следы, и находит след человека или другого животного. Во всяком случае, он может сказать, преследовали это животное или нет. Всё это представляет большой интерес для охотника, особенно если он находится на земле врага.

Однажды наш лагерь был поднят на ноги, поскольку всем показалось, что туда зашёл кто-то чужой. Маленькая собачка предупредила своим лаем, что к лагерю приближается кто-то посторонний. Лежал снег, и все следы были хорошо видны. Из них явствовало, что в наш лагерь действительно пробрался чужак. Воины сообщили всем, что они не дадут ему уйти и отправились на поиски, но так никого и не нашли. Уже потом им стало ясно, что кто-то пытался одурачить их – он бежал из селения, но задом наперед. Затем, судя по следам на снегу, он обернулся и дальше побежал уже обычным способом.

Идя по следу оленя, следует помнить, что его очень трудно преследовать, поскольку он обладает отличным чутьём. Когда олень бежит через холм, он всегда смотрит на его вершину, и хороший охотник старается не попасть в поле его зрения. Если олень знает, что его преследуют, он пробегает некоторое расстояние, а затем ложится затаившись и старается «засечь» охотника, прежде чем тот его обнаружит. При охоте также необходимо учитывать направление ветра, иначе добыча почует нас раньше чем мы её увидим. Природа наградила животных хорошим чутьем, и они могут почувствовать присутствие человека или другого животного даже на значительном расстоянии. Поэтому хороший охотник всегда думает о том, в какую сторону дует ветер, особенно если собирается подкрасться ближе к животному.

В нашем племени бытует легенда, связанная с чернохвостым оленем. Она гласит, что он чувствует, когда охотник собирается в него прицелиться и способен отклонять летящие в него пули. Много раз я слышал эту историю, но однажды мне довелось увидеть такое собственными глазами, и это произвело на меня не меньшее впечатление, чем на других охотников.

Мы с другом отправились на охоту верхом. С наветренной стороны мы очень близко подобрались к чернохвостому оленю, прежде чем он заметил нас. Я быстро спешился и вскинул ружьё, в то время как друг держал мою лошадь. Олень не побежал. Он стоял и смотрел, как я целюсь в него и поводил своим хвостом вверх-вниз. Уверенный в успехе, я выстрелил. Но олень продолжал всё также стоять и смотреть на меня. Я всегда был хорошим стрелком, а олень был совсем близко. Не может быть, чтобы я промахнулся с такого расстояния! Семь раз я стрелял в него и ни разу не попал, а олень всё так же стоял на месте. Седьмая пуля была последней, и больше мне было нечем стрелять. У меня больше не было пуль, и теперь мы с оленем просто стояли и смотрели друг на друга. Я был так близко от него, что мне было видно, как шевелятся его губы. Потом он несколько раз стукнул передним копытом в землю и скрылся. Мой друг стал уговаривать меня не расстраиваться, а когда мы приехали домой, я снова зарядил и испытал моё ружьё – оно стреляло отлично… Мой народ говорит, что луговые собачки и куропатки обладают такими же способностями.

У белого человека есть объединение, которое он называет Клубом Оленя (Клубом Вапити). Но вряд ли тот, кто пользуется именем этого гордого животного, действительно хорошо знает его. Сейчас большинство животных, как и индейцы, не имеет возможности жить естественной жизнью. Но я помню, как это замечательное животное спокойно обитало в этих местах и не должно было убегать от белых людей с их громкими и жестокими ружьями. Это было время мира, и для индейцев, и для животных, но те дни давно миновали. По своей природе вапити – очень гордое и независимое существо. Он идет в своём стаде с таким видом, словно ни на земле, ни на небе нет никого равного ему. И все остальные держатся так же. Даже когда вапити ест, он не теряет своего достоинства. Продолжая кормиться, вожак поднимает голову и наблюдает за своим стадом. Он может издавать своеобразный свист, если ему нужно собрать стадо, и слыша этот зов, оно сбегается к нему. Когда всё стадо собирается вместе, вожак с достоинством движется дальше, и самки, отталкивая друг друга, стараются подойти к нему поближе. Он держится так, что ни у кого не остаётся сомнений в том, кто здесь главный. Иногда два вожака встречаются, чтобы сразиться. Если их огромные ветвистые рога сплетаются, то порой они уже не могут освободиться, и тогда обоим приходится умереть.

Лакоты делают прекрасные луки из рогов вапити. Рог кипятится до мягкости, затем разрезается на нужные куски. Эти куски подгоняются, на них делаются выемки, и они скрепляются верёвкой из шейного сухожилия бизона. Оно прочнее, любых других сухожилий и сыромятных ремней, которые мы обычно использовали. В нём содержится натуральный клей, и оно намного прочнее оленьих жил. Таким образом, если нам нужно было что-то соединить с большим запасом прочности, мы пользовались шейным сухожилием бизона.

Шкура вапити очень прочна, мы использовали её для таких предметов одежды, как мокасины и ноговицы, и даже для типи. Оленья шкура, хорошо выдубленная, становится мягкой и гибкой, но достаточно прочной даже для покрышек типи. Из-за своей мягкости оленья кожа используется для женской и детской одежды, она белая и мягкая как фабричный бархат.

Мы часто использовали зубы вапити как украшение. Обычно брали по два зуба у каждого оленя и нашивали на платья и рубахи, задолго до того, как члены Оленьего Клуба стали носить такие амулеты. Платье женщины, украшенное зубами вапити, выглядело красиво и богато.

Лакоты очень любили использовать для украшения мех выдры, особенно юноши, для которых это было свидетельством солидности и достатка. Они обматывали свои косы полосами из меха выдры. Если же молодой человек имел колчан для лука и стрел из шкурок выдры, то он красовался с ним на всех празднествах и очень гордился столь престижной вещью.

Мы редко встречали выдру в летнее время, но зимой они попадались намного чаще и были гораздо более жизнерадостными и резвыми, чем летом.

Выдра не очень быстрый бегун, но она то бежит, то скользит, и довольно быстро уходит от своего преследователя. Она может даже переворачиваться на спину и быстро скользить по снегу. У неё длинное тело и короткие ноги, она хорошо плавает, но может развивать достаточно большую скорость и на земле, особенно когда скользит по ней.

Енот – животное, на которое Лакоты охотились из-за его красивого меха, так же, как на выдру и бобра. Если енот устроил себе дом на дереве, то поймать его несложно, но если он живет у воды, это намного труднее, поскольку вход в его жилище находится под водой. Лисы и другие животные не могут достать его, и он там в полной безопасности. Енот способен на то, что не под силу ни одному другому животному – бегать под водой, как другие бегают по земле. Все остальные животные умеют только плавать. У енота очень красивый полосатый хвост, и он прекрасно смотрится на шее лошади. На нём есть жёлтые полосы, и мы обычно привязывали его ремешком из оленьей кожи, выкрашенным в жёлтый цвет. Индейцы называют енота «полосатой мордой». Зимой эти полоски хорошо видны на снегу, возле отверстия во льду, через которое он забирается в свою нору.

Среди животных, за которыми мы с интересом наблюдали, можно назвать и бобра. Мы знали, что черепахи и бобры водятся только там, где много воды. Если они покидают ручей, значит он скоро пересохнет. Даже такие маленькие животные, говорили нам о многих вещах, и поэтому мы всегда наблюдали за ними.

Запруды, которые возводят бобры – очень интересная штука. Они построены столь тщательно, что не размываются водой, как те плотины, что строят белые люди, которые периодически разваливаются, принося им большие убытки. Когда бобёр приступает к постройке своей плотины, первым делом он валит древесные стволы и утапливает их глубоко в грязь, сооружая нечто вроде каркаса. Затем он оплетается ветвями (по очереди внутрь и наружу), что показывает, какую грандиозную работу бобёр проделывает, чтобы соорудить одну-единственную плотину.

Валить деревья и укладывать их в воде – довольно опасная работа, но не бывало случая, чтобы кто-то из бобров-рабочих пострадал во время работы.

Иногда мы обнаруживали, что колония бобров переселилась в другой ручей, но при этом никогда не видели ни бобров, идущих по земле, ни бобровой семьи, движущейся к новому месту жительства. В этом было что-то мистическое, но факт оставался фактом: если бобры покидали ручей, он вскоре пересыхал.

Мы уважали бобров за их трудолюбие. Но, вместе с тем, они умели и поиграть. Они часто брызгали друг на друга водой, шлепая по воде хвостами. Кроме того, они строили себе горки для катания из земли и грязи, и смачивали склон водой с помощью своих хвостов, пока он не становился гладким, блестящим и скользким. Когда игра была в самом разгаре, даже старые бобры принимали участие в общем веселье. Я много раз видел, как дерутся разные дикие животные, но никогда не видел дерущихся бобров – это животное по самой своей природе миролюбиво.

Бобровые пруды всегда представляли собой красивейшее зрелище, и многие другие животные с удовольствием задерживались там – им тоже нравились эта вода и деревья.

Мясо бобра вкусное, а в хвосте очень много сала. В запечённом виде вкус этого хвоста чем-то напоминает сыр, и мы часто ели его вместе с мясом, как теперь едим хлеб.

Черепахи, водившиеся в тех же прудах, тоже были хорошей пищей, поэтому мы, мальчишки, часто занимались их ловлей. Вначале мы искали их по берегу, а если не находили, то шли к воде и наблюдали, как они там ходят и плавают. Черепахи любят солнечные ванны, и мы старались тихонько подобраться в тот момент, когда они лежали на песке. Если в воде лежало бревно, то они все забирались на него и грелись на солнце. Тогда поймать их было непросто, поскольку едва заслышав нас, они шлёпались в воду одна за другой. Тогда мы тоже заходили в воду, иногда по самую шею, и медленно шли по дну, пока нога не нащупает на дне черепаший панцирь. Тогда мы хватали её и бросали на берег, где один из ребят переворачивал её на спину, чтобы она не убежала. Так наши пойманные черепахи и лежали, пока не наступало время идти домой. Назавтра мать варила на обед черепаховый суп.

Время от времени мы находили таких больших, что не могли справиться с ними в одиночку. Приходилось звать на помощь. Несколько ребят несли черепаху на берег и переворачивали на спину. Иногда она пыталась перевернуться назад, но мы были начеку и возвращали её в прежнее положение. Наблюдать за нею было очень весело.

Мы любили плескаться в воде и все были хорошими пловцами. Верховая езда и плавание были нашими основными видами спорта.

Лакоты называют черепаху «несущая воду» – если черепаха покидает пруд или ручей, то он вскоре пересыхает, словно она унесла всю воду с собой. Однако, как и в случае с бобрами, мы никогда не видели, как черепахи переходят из одного водоёма в другой. Это было бы интересное зрелище, потому что им нужно преодолевать различные препятствия, перелезать через поваленные деревья и перелезать через кочки. У черепах есть длинные когти, и они пользуются ими, чтобы карабкаться.

Мы также очень любили рыбалку – это было счастливое время. Когда мы шли на реку, то не брали с собой красивых удочек и спиннингов, как это делают белые мальчишки. Но мы ловили рыбу так же легко, как и черепах, без всех этих приспособлений. Я уверяю вас, что мы никогда не возвращались домой без улова. Иногда мы пекли рыбу на костре там же, у реки, иногда несли домой, матери.

Если кто-нибудь из ребят считал, что сегодня хороший день для рыбалки, он звал с собой остальных и набиралась приличная компания. Мы выходили из лагеря с пустыми руками, всё необходимое для рыбной ловли добывалось по дороге. Сначала мы вырывали из лошадиного хвоста длинный волос для лески. Наживкой служил кусочек сырого мяса бизона. Рыба любит красный цвет, поэтому стоило также захватить с собой несколько красных ягод или лепестков дикой розы. Бросив один из них в воду, мы могли определить место, где находится рыба. Мы закидывали туда нашу леску с привязанной на конце наживкой. Когда рыба глотала приманку, мы быстро выдергивали её из воды и сходу швыряли на берег.

Иногда вместо лески мы брали гибкий ивовый прут, и более тонкий конец закручивали в кольцо, наподобие обруча такого размера, чтобы пролезла достаточно крупная рыба. Мы опускали этот обруч в воду, и вскоре мелкие рыбёшки начинали проплывать через него туда-сюда. Но нас не интересовала эта мелочь, мы ждали кого-нибудь покрупнее. И вот наконец подплывала крупная рыба. В тот момент, когда она пыталась пролезть через обруч, мы быстро выдергивали её из воды. Когда мы считали, что наловили уже достаточно, то находили палку с раздвоенным концом, вроде вилки, и на ней доставляли наш улов домой.

Поведение птиц изучалось нами так же тщательно как и повадки животных. Мы старались наблюдать за ними как можно ближе, и они учили нас многим вещам. Птицы – прекрасные создания, и индейцы всегда любовались красотой их движений, и заимствовали кое-что. Некоторые движения индейских танцев переняты у птиц. К тому же, птицам присущи такие качества, как трудолюбие, доброта, преданность и достоинство. Это именно те качества, которые уважают индейцы.

Во времена моего детства на равнинах во множестве водились степные курочки. Их мясо было очень вкусным, а перья из крыльев мы использовали для стрел. Обычно с наступлением холодов эти птицы отправлялись на юг, но некоторые из них оставались даже после первых снегопадов. Они кормились бизоньей ягодой и шиповником.

Многие считают, что человек первым придумал танцы, но я так не думаю. Мне кажется, что первыми танцорами были птицы. Мне кажется, что они выдерживают настоящий ритм танца. Я наблюдал за танцами степных курочек, и могу сказать, что не у всех людей получается так красиво и слаженно.

Обычно они танцуют на рассвете. Множество птиц собирается и становится в круг с лидером в центре. Потом этот круг начинает двигаться вправо (по часовой стрелке), причём каждая птица движется синхронно с остальными. Даже если бы они делали это молча, всё равно это было бы красиво. Но каждая из них ещё издаёт определённый звук, и всё вместе это похоже на стук небольшого барабана. Причём всё звучит слаженно, как музыка, словно они соблюдают ритм и размер. Кроме того, у каждой птицы есть погремушка – её собственный хвост. Перья в нём растут таким образом, что могут издавать звук, подобный трещотке. Кроме того, их хвосты движутся в танце не как попало, а в едином ритме.

Всё это представление – танцевальные движения и звуки, которыми они сопровождаются – производит удивительное впечатление. Я подозреваю, что индейцев эти танцы восхищают гораздо больше, чем белых – хоть и не могу утверждать с уверенностью. Но, по моему мнению, жаль, что эти танцы неизвестны современным молодым людям, поскольку они интереснее всех этих чарльстонов и прочей ерунды. Вот уже много лет я имею некоторое отношение к театру, но с гораздо большим удовольствием посмотрел бы на танец степных курочек, чем на любой из современных водевильных номеров.

Птицы могут дать нам ещё один урок – они встают рано утром и танцуют на рассвете. Это наиболее правильно – начинать день так активно, в то время как люди часто танцуют ночь на пролёт и ложатся в постель, когда уже светает.

Конечно, птицы сами получают удовольствие от своих танцев, а если замечают, что на них смотрят, то прекращают и разлетаются.

Тетерев, луговой жаворонок и ворон издают звуки, которых нет в речи Лакотов. Но мы, конечно же, считаем, что животные и птицы могут говорить друг с другом так же, как и мы. Мы знаем, что животные и птицы приходят к нашим знахарям в видениях и беседуют с ними. Наши легенды говорят о том, что были времена, когда птицы и звери могли разговаривать с людьми.

Мы, мальчики, очень любили яйца этих птиц, но когда мы ходили на охоту, то чаще всего выслеживали самца, а не самку. Самец обычно защищает гнездо и производит сильный шум, когда замечает опасность.

Утка – птица, которая имеет большое значение для нашего народа. Я уже рассказывал о явлениях медведя, когда он приходит в видениях к нашим знахарям и показывает им травы, необходимые для лечения болезней. То же касается и утки. Давным-давно, один из знахарей при совершении ритуала увидел в своём видении утку, и та показала ему траву, которая растёт только в воде. Корни этого растения действуют как успокоительное, и мы пользуемся этим лекарством по сей день. Утка также показала Лакотам, как выкапывать корни лилии, которая растёт в прудах. Женщины наших племён варят их. По вкусу они напоминают сладкий картофель и очень питательны.

В некоторых особо важных священных церемониях мы используем красивый пух с утиной грудки, выказывая этим свою благодарность этой птице. На трубке мира есть пух с утиной шеи, и в ритуале посвящения тоже используется утиное перо, которое помещается рядом с орлиным перьями на голове посвящаемого. Утка считается мудрой птицей, так как ей ведомы и воздух, и вода.

Утки никогда не летают по ночам, они спят по берегам озёр и речек. Отец говорил мне, что если ночью воины слышали, взлетающих уток, то это означало приближение врага, который и спугнул птиц. Любой звук, будь то днём или ночью, обязательно замечался Лакотами. Конечно, здесь мы очень полагались на наших мохнатых и пернатых друзей.

Также наш народ очень уважает сову. Прежде Лакоты часто носили совиные перья. Индейцы уважают сову за то, что она может видеть ночью и ловить свою добычу в темноте. Совы охотятся только по ночам, преимущественно на мышей. Как ни быстра мышь, но сова намного быстрее.

У Лакотов есть Общество Совы, и его члены носят головные уборы, покрытые перьями этой птицы. Вера индейцев очень сильна. Мужчина верит, что когда он надевает совиные перья и тем самым показывает уважение к её природе, она также благоволит к нему и делится своей силой. Не случайно, члены общества совы отличались мудростью и остротой восприятия. Эти люди знали, что получили этот дар за уважение к сове.

Индейцы всегда стремились к получению силы и знания от животных и птиц. С давних времён они называют свои общества и военные союзы в честь различных животных и птиц, поскольку верят, что таким образом приобретают силу своих покровителей. Таким образом, человек становится более восприимчивым к природе, более бодрым и бдительным, и жизнь доставляет ему радость.

Воины, показавшие свою храбрость в бою иногда носили головные уборы из перьев совы, как знак своей отваги. Также разведчик, который постоянно рисковал жизнью, чтобы добыть нужные сведения, имел право носить такой головной убор.

Однажды наш разведчик увидел дым. Он тут же спрятался, чтобы наблюдать за округой, самому оставаясь невидимым. Он укрылся в лесу под тополем. Когда спустились сумерки, он услышал совсем рядом с собой крик совы. Прислушавшись, он заметил что крик постепенно приближался. Затем он увидел человеческую фигуру и понял что именно этот человек подражал сове. Это вызвало у нашего разведчика подозрение. Однако он не знал, друг перед ним или враг. Когда этот человек подошёл ещё ближе, разведчик понял, что это враг, пытавшийся пробраться в лагерь. Человек был один, но поблизости могли оказаться и другие. Разведчик был храбр и не отступил. Как только враг поравнялся с деревом, за которым прятался разведчик, он прыгнул на противника столь быстро, что тот упал и лишился чувств. Разведчик позвал своих друзей, они доставили врага в лагерь и привели его в чувство. На языке жестов ему объяснили, что он должен говорить только правду и сообщить, один он или с ним пришли и другие. Если он скажет правду, то его отпустят, если же он солжёт, то его ждёт строгое наказание. Он пообещал говорить правду и сказал, что он один, а все остальные уехали несколько дней назад. Он объяснил, что не собирался никого убивать, ему только нужна лошадь, и он хотел позаимствовать одну. Лакоты пришли к выводу, что этот человек не лжёт и решили дать ему коня и отпустить. Он получил лошадь и отправился к своим. Подобные случаи показывают нам, что индейцы вовсе не такой жестокий и кровожадный народ, каким их любят изображать белые. Существует много историй о моём народе, которые свидетельствуют о том, что даже врагов Лакоты убивали лишь при явной необходимости.

А вот ещё один случай, который даёт нам возможность увидеть, какое великодушие они могли проявить к своему противнику. Однажды группа Лакотов заметила одинокого врага. Столкнувшись с несколькими воинами, тот обратился в бегство. Он находился вблизи лагеря Лакотов и решился просить милости в типи вождя племени. Жилище вождя должно отличаться от других, например, быть больше и стоять в стороне от общего круга. Этот человек вбежал прямо в это типи, преследуемый по пятам. Он вошёл и молча уселся внутри, а преследователи остановились перед входом. Когда белому человеку приходится столь бесцеремонно врываться в чужое жилище, он должен броситься на колени и молить о пощаде. Если же индеец входит в чужой дом и молча садится, это понятно без слов и означает то же самое.

Вождь понял, что этот человек, так смирно сидящий в его типи – враг, но, с другой стороны, он просил о помощи. Вождь просто сказал жене:

– Приготовь ему чего-нибудь поесть, этот человек проделал долгий путь и находится далеко от своего дома и своего народа.

Пищу положили перед чужаком, и он принял её с благодарностью, ведь его встретили как друга. Затем, поскольку незваный гость пришёл по доброй воле и, во всяком случае сейчас, не имел дурных намерений, вождь достал трубку мира, поднёс её четырём сторонам света, затем поднял вверх, к Небу, опустил вниз, к Матери-Земле, и протянул пришельцу, чтобы развеять его последние опасения. Когда тот поел, ему дали лошадь и пообещали, что никто не тронет его, пока он не покинет землю Лакотов.

Как вы знаете, белые люди часто смеются над индейцами. Если они видят на индейце перья, то им это кажется очень забавным, правда при этом они забывают, что и сами иногда носят украшения из перьев. Конечно, для них перья не имеют такого значения, как для индейца. Белые используют их только как украшение, индейцы же с их помощью стремятся укрепить свой дух.

Я часто видел, что многие известные аптеки используют изображение совы в качестве своей эмблемы, тем самым они хотят показать, что работают в ночные часы или круглосуточно. Это хороший символ, ведь действительно, сова спит днём и ведёт активный образ жизни по ночам. Но я подозреваю, что это не более чем коммерческие штучки белого человека.

Но ты, мой читатель, если увидишь индейца в головном уборе из перьев, не смейся. Вместо этого, подумай, что они значат для него. Помни, что индеец многому учится у всех этих прекрасных птиц и что он испытывает большую любовь ко всему живому.

Если индеец не понимает чего-либо в делах или поведении белого человека, он не станет потешаться над ним. Возможно, белый человек, с его точки зрения, и выглядит смешно, но индеец старается не показывать этого. Он начинает думать и искать объяснение того, чего он не понимает. Он знает, что в мире всегда есть вещи, которые ему пока непонятны и которым нужно учиться.

Белый человек называет орла «царём птиц». И, возможно, этой птице индейцы уделяют наибольшее внимание. Для индейца орёл – олицетворение величайшей силы. В старые времена Лакоты верили, что если человек застрелит орла, то это принесёт несчастье ему или его родственникам.

Они очень любят надевать перья орла, из-за его силы и зоркости. Он летает выше всех в небе и может обозревать весь мир. Поэтому индейцы стали украшать себя орлиными перьями ещё задолго до того, как белый человек пришёл на их землю. Это делалось не просто для красоты, но показывало их благоговение и уважение к величию Природы.

За много веков, до того как у индейцев появились ружья, они охотились на зверей и птиц с помощью лука и стрел. Но орёл – особое существо, и его нужно только ловить. Ни один охотник не мог подобраться к орлу так близко, чтобы попасть в него из лука. Но и поимка орла настолько сложное дело, что к нему нужно было очень тщательно готовиться. Кроме того, орёл являлся священным созданием, поэтому весь процесс поимки носил характер сложного ритуала.

Ловля орла была серьёзным и опасным делом, и подготовка к ней требовала нескольких дней. Три человека заранее договаривались и выслеживали гнездо орла. Неподалёку они ставили типи и наполняли его благовонной полынью, за исключением места для очага и алтаря. Там они проводили ночь. Вход в типи делался с востока, на восход Солнца. Позади, на стороне, противоположной двери, делался земляной алтарь с четырьмя палочками по сторонам света, к каждой палочке был привязан мешочек со священным табаком. Возле алтаря возвышалась подставка для трубки мира. Примерно в пятидесяти футах от типи сооружалась хижина из ивовых прутьев с дверью, также обращённой на восток. Это означало почтение к Солнцу. На каркас набрасывались одеяла, а в центре пола делалось углубление, достаточное для того, чтобы поместить туда несколько камней. Когда хижина была закончена, будущий ловец входил внутрь для Церемонии Очищения (Инипи). Он входил туда с чистыми мыслями и чистым телом. Три или четыре дня он проходил этот ритуал и постился. Тем временем оба его помощника отправлялись как можно ближе к тому месту, где жили орлы. Там они копали яму таких размеров, чтобы в ней в сидячем положении мог поместиться человек. Выкопанную землю уносили в одеялах на некоторое расстояние и разбрасывали там и сям, чтобы холмики походили на муравейники.

Орёл настолько зоркая птица, что необходимо было не дать ему почувствовать присутствия человека. Когда эти люди копали яму, они ходили по траве очень осторожно и не оставляли следов на земле, чтобы орёл не заметил их. Когда вся земля была убрана, яма маскировалась ветками и травой. Теперь всё было готово для того, кто проходил Ритуал Очищения. Помощники укрывали ловца в яме так тщательно, что даже орёл не мог его заметить. Все приготовления обычно производились до рассвета. В старые времена ловец сидел в своей засаде с луком и стрелами, но в моё время уже использовалось огнестрельное оружие. В любом случае, это было делом для храбреца. Перед тем, как уйти, помощники клали кусок мяса на середину помоста над ямой и привязывали его сыромятным ремешком. Мясо издавало запах, привлекавший не только орла, но и других животных – койотов, волков, медведей. Они могли появиться там первыми, так что человек в яме подвергался большой опасности. Он должен был вести себя совсем тихо и ничем не выдавать своего присутствия. Его помощники уходили, оставив его на произвол судьбы. Они не могли находиться поблизости, чтобы не спугнуть добычу. Таким образом, ловец вынужден был ждать часами, без пищи и воды, не имея возможности даже пошевелиться. Это было чрезвычайно трудно.

Орёл, почуяв запах мяса, начинал кружить в небе, высматривая добычу. Круги становились всё меньше, и мелкие животные в страхе убегали прочь. Наконец, орёл приближался к куску мяса. Стоя неподвижно как изваяние, он поворачивал голову то в одну, то в другую сторону, весь обратившись в зрение и слух. В это время ловец в яме не должен был издать ни звука. Убедившись, что поблизости никого нет, орёл приближался к мясу и вновь всматривался и вслушивался. Наконец он делал попытку схватить мясо и взлететь с ним, но это ему не удавалось. Тогда он останавливался, как бы оценивая ситуацию. Тут наступало время охотнику получить свою добычу. Очень тихо и медленно он поднимал руку и хватал орла за ногу. Если он делал это достаточно аккуратно, то орёл не двигался с места. Возможно, это происходило от неожиданности или от страха, но действительно орёл при этом не оказывал никакого сопротивления. Охотник крепче сжимал ногу орла и затем перехватывал её возле бедра, там, где начинаются перья. Теперь он держал птицу крепко и начинал медленно затягивать её в яму. Как ни странно, орёл и тут не сопротивлялся. Охотник, подняв свободную руку ловко хватал орла за шею и душил. Убедившись, что птица мертва, охотник нес её в типи, которое ему помогали ставить помощники. Тело орла помещали на белую оленью шкуру в середину алтаря, потом проводили над ним священной трубкой к северу, югу, востоку и западу, а затем вверх, к Небу, и вниз, к Матери-Земле. Голову орла, с того места, откуда растут перья и до шеи раскрашивали красным, а в рот клали кусочек мяса, приготовленного для еды. Это делалось, чтобы оказать почтение Великой Тайне и всем земным творениям, а также благодарность, с которой индеец принимал все дары, которые преподносила ему Природа. Даже из-за одного орла он должен был проходить ритуал очищения и все описанные мною выше трудности.

Когда красивые перья орла были уже выдернуты, его тело относили на то место, где он был пойман и оставляли лежать на белой шкуре с головой, повёрнутой к востоку. Таким образом, он предоставлен Великой Тайне, которая заботится обо всём сущем. И странная вещь – никому никогда не удавалось найти мёртвого орла. Я не знаю также ни одного случая, когда кто-нибудь находил бы орлиные перья, хотя многие пытались это сделать.

У индейцев существует целый язык перьев. Их число и внешний вид на голове у индейского воина может рассказать вам о многом. Конечно, при этом он должен быть честным, например, не раскрашивать перья красным, если он не был ранен в бою. Существовало четыре способа ношения в волосах орлиного пера, и каждый из них говорил о том, как воин сражался с врагами. Самый храбрый воин, который во время сражения был впереди всех, встретился с врагом лицом к лицу и коснулся его или убил, носил перо сзади посередине. Следующий втыкал перо в волосы с правой стороны, третий – слева, четвёртый – сзади, но перо было направлено вниз. Красная полоса на пере означала, что этот воин был ранен в бою. Иногда воины, которые участвовали во многих сражениях, имели две, три и даже четыре полосы. Воин, который был окружён врагами, но сумел отбиться от них, имел право носить особое украшение из перьев. Оно представляло собой пучок перьев из середины которого на кожаном ремешке свисало перо орла. Отправляясь на Совет и в прочих торжественных случаях воины обязательно надевали все свои регалии, и каждый, глядя на них, мог видеть их заслуги. Множество интересных историй можно было узнать без единого слова, к тому же у воинов была возможность не хвастаясь рассказать о своих подвигах.

Военный щит Лакотов – тоже очень интересное изделие. Сейчас их уже почти не осталось, и было не так уж много даже в былые дни частых сражений. Когда мужчины нашего племени шли на войну, они полагались в основном на свой лук и стрелы. Щит делался из бизоньей кожи, которая предварительно сжималась и укреплялась с помощью нагревания. В яме разводили огонь, подкладывая в него ветки тополя. Когда оставались только горячие угли, над ними как можно ниже натягивалась сырая бизонья кожа. Вскоре она начинала сжиматься, и её удерживали камнями, чтобы она не провалилась внутрь. Время от времени угли сбрызгивали водой, чтобы вызвать пар. Кожа становилась всё крепче, пока не делалась настолько прочной, что её не могла пробить стрела. Тогда её обрезали до нужного размера и прикрепляли две петли в качестве ручек, чтобы его можно было держать. Затем щит украшался рисунком, придуманным знахарем или владельцем щита. В любом случае, символы на щите должны были означать примерно следующее: «Вера приносит неуязвимость». Затем щит украшался орлиными перьями, которые привязывались кожаными ремешками. Когда дни сражений Лакотов остались позади, многие из этих щитов были оставлены на горных вершинах подобно телам орлов.

Кроме того, у Лакотов было ещё нечто вроде флагов, которые тоже брали в бой. Они представляли собой шесты, украшенные сверху донизу орлиными перьями, развевавшимися на ветру. У нас также ещё задолго до появления белых людей имелось своё знамя. Это была очень красивая вещь, и каждый Лакот гордился ею. Знамя представляло собой шест с загнутым концом, обёрнутый шкурками выдры и украшенный орлиными перьями. Это был священный знак племени. Иногда его вручали молодым воинам, которые принимали участие в самых опасных сражениях и могли не вернуться обратно.

Женщины Лакотов носили только мягкие нижние перья орла. Их имели право носить только женщины, прошедшие ритуал особого посвящения. Женщины втыкали перья в волосы с левой стороны. Такое украшение было весьма почётным и ставило его носительницу высоко. Иногда эти нежные перья раскрашивались в яркие цвета и связывались в кисточки.

Неистовая Лошадь, который был великим военачальником и великим воином Лакотов, постоянно носил на голове чучело ястреба. Он был столь же гордым и отважным, как эта птица. Ястреба боятся все остальные птицы. Я не знаю, почему именно знахарь велел Неистовой Лошади носить ястреба, но, во всяком случае, он был столь же бесстрашен.

Неправда, что только вожди носили большие головные уборы из орлиных перьев. Любой охотник, достаточно смелый, чтобы поймать орла, мог надеть такой убор, но большинство великих воинов и вождей предпочитало украшения попроще.

Одним из знаков отличия у Лакотов был веер из орлиных перьев. Когда-то и у меня был такой, очень красивый, украшенный раскрашенными в яркие цвета иглами дикобраза, и с расшитой бисером рукояткой.

Когда мы, мальчики играли вблизи лагеря, то часто обращали внимание, что дрозды были большими друзьями наших лошадей и всюду следовали за ними пока те паслись. Пока лошади щипали траву, дрозды клевали насекомых рядом с ними. Мы пытались охотиться на этих птиц, и лошади не обращали на нас внимания. Однако я помню случай, когда устроил большой переполох в лагере из-за того, что случайно задел лошадь. Это был день переезда на новое место, и все уже собрались. Мне надо было вытащить деревянные шпильки из покрышки нашего типи и отдать их матери, когда она будет ставить его на новом месте. Когда типи было поставлено, мать поднимала меня вверх, чтобы я мог закрепить первую шпильку. Затем я забирался выше, используя её как ступеньку, закреплял следующую, и так до самого верха.

В этот день я как мог помогал матери, а потом пошёл охотиться на дроздов. Одна из моих стрел вонзилась в землю и задела по губам одну из лошадей. Эта лошадь мирно паслась, нагруженная домашним скарбом. Когда её задела стрела, она испугалась и шарахнулась в сторону. Весь её груз оказался на земле. Другие животные испугались шума и побежали. Вскоре весь лагерь пришёл в движение. Вся утварь была сброшена на землю. Те лошади, что были привязаны, прыгали и дергались на привязи. Женщины бегали туда-сюда, мужчины кричали – словом, поднялся ужасный шум. Боясь, что на меня рассердятся, я бросился к своей лошади и поскорее ускакал прочь. Когда я достиг вершины холма, то остановился и посмотрел вокруг. Никто не гнался за мной, все были заняты наведением порядка в лагере. Тогда я спустился вниз и поехал обратно, и вскоре присоединился к моим родителям. Я ожидал, что меня станут ругать, но никто не сказал мне ни единого слова, хотя я знал, что они сердятся на меня за устроенный мною беспорядок. Я знал, что моё наказание ограничится лишь выговором, но убежал с такой прытью, словно меня собирались как следует отлупить.

Я рад признать, что получил хороший урок в тот день и уяснил, что нельзя быть таким беспечным. Мне было всего шесть или семь лет, но я хорошо понял, что сделал нечто очень плохое.

Когда я вспоминаю моё детство, то могу с гордостью сказать, что никогда не испытывал унижения со стороны моих родителей. Вряд ли многие из белых людей могли бы сказать то же о своих. Мои родители были чистокровными индейцами, и они были мудрыми и добрыми. А потому воспоминания о них для меня всегда приятны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КРОВЬ, ЛЮБОВЬ И РЫБАЛКА

Из книги Дзен футбола автора Генис Александр Александрович

КРОВЬ, ЛЮБОВЬ И РЫБАЛКА Р ыбацкий лагерь мы выбрали по телефону.- Ехать, пока не упрешься, - объяснил владелец избушки, которую он собирался нам сдать за немалые для канадской глуши деньги.- Медведи, - боязливо спрашивала жена, - у вас есть? А то мы с детьми.- Не


ЗЕРКАЛЬНАЯ ОХОТА

Из книги Письма о русской поэзии автора Амелин Григорий

ЗЕРКАЛЬНАЯ ОХОТА Феликсу Волосенкову Унылая пора! Очей очарованье… А. С. Пушкин Кем полосынька твоя Нынче выжнется? Чернокосынька моя! Чернокнижница! Марина Цветаева. «Ахматовой» 31 марта 1908 года начинающий поэт, студент Казанского университета Виктор Хлебников


2. А мне летать охота!

Из книги Исторические байки автора Налбандян Карен Эдуардович

2. А мне летать охота! 1909 году, перелёт Блерио через Ла-Манш.А в Биаррице сидит отошедший от дел Великий князь Александр Михайлович, бывший военный моряк, бывший министр торгового флота.И осеняет его, что эти летающие штуки очень неплохо пойдут на войне. Немедленно


Охота на красавиц

Из книги Повседневная жизнь восточного гарема автора Казиев Шапи Магомедович

Охота на красавиц «Золотой век» рабства пришелся на эпоху турецких завоеваний, когда из порабощенных стран приводились огромные караваны плененных. Кроме того, ежегодно поставлялись в виде дани десятки тысяч девушек и юношей.Из Африки привозили черных рабов, ценившихся


8. Царская охота

Из книги Кельты-язычники. Быт, религия, культура автора Росс Энн


Охота

Из книги Индейцы Северной Америки [Быт, религия, культура] автора Уайт Джон Мэнчип


Охота

Из книги Повседневная жизнь этрусков автора Эргон Жак


Охота

Из книги Затерянные миры автора Носов Николай Владимирович


Охота на анаконду

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Охота на анаконду В тот день, когда мы прибыли в Санта-Росу на Абукане, там от змеиных укусов умерли три сборщика каучука. Расположенное посреди болот, это место было раем для всевозможных змей, включая анаконд. Анаконд здесь так боялись, что, по сути дела, барака выполняла


Охота

Из книги Будни и праздники императорского двора автора Выскочков Леонид Владимирович

Охота У Петра влечение к охоте развилось до страсти. В Москве Петр столь же горячо предался охоте, как и в Петергофе. Окрестности Москвы изобиловали лесами и зверьем и благоприятствовали этому развлечению. С Петром на охоту ездила его тетка Елизавета вместе с боярыней и


Императорская охота

Из книги Запросы плоти. Еда и секс в жизни людей автора Резников Кирилл Юрьевич

Императорская охота Высочайшие охотникиОхота издавна считалась непременной составляющей быта коронованных особ. В России страстными охотниками были царь Алексей Михайлович, Петр II, Анна Иоановна, позднее – Александр II и Александр III. Но и при других императорах охота


Охота за головами

Из книги Славянская энциклопедия автора Артемов Владислав Владимирович


Охота

Из книги Таинства кулинарии. Гастрономическое великолепие Античного мира автора Сойер Алексис Бенуа

Охота В жизни древних славян очень важна была охота. Дорогие меха – бобровые, куньи, беличьи, собольи, черно-бурой лисицы и других животных – составляли одну из основных и наиболее существенных статей славянского вывоза и служили предметом даннического обложения: