Глава 3. Повсюду одни берберы…

Глава 3. Повсюду одни берберы…

Сахара — колыбель цивилизации?

При слове «Сахара» каждый из нас сразу представляет себе огромную безжизненную пустыню, океан песка, выжженные солнцем, потрескавшиеся скалы, где нет ни былинки, ни травинки… Действительно, такой Сахару человечество знает на протяжении нескольких последних тысячелетий. Поэтому громом среди ясного неба стало открытие французскими учеными в Сахаре огромного количества наскальных рисунков и петроглифов, свидетельствующих о том, что еще сравнительно недавно это был цветущий, полный жизни край!

…Огромное, иссушенное жгучим солнцем пустынное плато Тассилин-Аджер площадью 72 тыс. кв. км расположено в Центральной Сахаре, на юго-востоке Алжира. Протяженность плато составляет 700 км, ширина — 100 км. Выровненную поверхность Тассилин-Аджера с поднимающимися кое-где остроконечными вершинами пересекают каньоны, русла высохших древних рек. В скалах Тассили (так называют плато берберы) имеется множество гротов и пещер, есть здесь и горячие вулканические источники. Повсеместно встречаются геологические образования из эродированного песчаника, образующие так называемые скальные леса.

Этот «марсианский пейзаж» — один из древнейших центров обитания человека в Северной Африке. Древние обитатели Тассилин-Аджера оставили свыше 15 тысяч наскальных рисунков и рельефов, охватывающих огромный период времени — от VI тысячелетия до н. э. до наших дней включительно. Эти изображения животных, людей, колесниц, сцен охоты, войны, перегона стад и т. д. — настоящая летопись Северной Африки.

Первооткрывателем наскальной живописи в Сахаре был французский ученый Анри Лот, который в начале 1950-х годов отыскал в Тассилин-Аджере более 10 000 наскальных рисунков. В результате раскопок им были обнаружены древние захоронения, найдены осколки горшков, каменных инструментов, а также острия стрел и копий, кости разнообразных животных. Открытия Анри Лота побудили ученых многих стран мира начать поиск и исследования древних памятников Сахары. Сегодня число их исчисляется десятками тысяч. Собранный за последние полвека и ежегодно пополняемый огромный археологический материал свидетельствует о том, что именно в Сахаре следует искать разгадку многих тайн древней истории народов Африки, Средиземноморья и Европы.

Наскальные изображения (рисунки и петроглифы) диких животных, одомашненного скота, людей и абстрактных символов найдены во многих областях пустыни Сахара. Сюжеты множества из них свидетельствуют о том, что в эпоху палеолита и неолита в Сахаре были более влажный климат, богатая флора и фауна. Эти образы являются своеобразным окном в давно исчезнувший мир, мир настолько нереальный, что в него порой бывает трудно поверить. Многие наскальные изображения найдены в отдаленных областях пустыни — столь неприветливых и бесплодных, что само предположение, что здесь когда-либо могли обитать люди или животные, кажется сегодня невероятным. А между тем 10–12 тыс. лет назад это был цветущий край, едва ли не «текущий молоком и мёдом»!

Крупнейшие ансамбли наскального искусства в Сахаре расположены главным образом в нагорьях Центральной Сахары — Тассилин-Аджер, Тассилин-Ахаггар, Тибести и в прилегающих к ним районах— Феццане, Адрар Ифорасе, Аире, Борку, Эннеди и т. д., а также в Западной Сахаре (Бу Дейр). Нигде в мире наскальные изображения не достигают такой высокой плотности. Эти рисунки и петроглифы запечатлели всю эволюцию Сахары от некогда цветущей саванны к безжизненной пустыне.

Изучение памятников археологии и наскального искусства Сахары позволило ученым по-новому взглянуть на многие страницы человеческой предистории. Глубокие изменения в климате Северной Африки, произошедшие за последние 12 000 лет, имели колоссальное воздействие на окружающую среду и, следовательно, на условия жизни людей и животных, на род человеческих занятий и способы хозяйствования. Сегодня установлено, что в сравнительно недавние времена Сахара пережила две влажные климатические стадии: одна имела место приблизительно 12 000 — 8 000 лет назад, вторая 7000–5000 лет назад. Периоды засушливости — один между этими двумя влажными стадиями и второй, начавшийся около 5000 лет назад, — и привели в итоге к запустению огромных областей Сахары.

Фрески Тассилин-Аджера наглядно свидетельствуют о том, что Сахара некогда была цветущей саванной

Колебания климата Сахары связаны с последним ледниковым периодом, который достиг максимума приблизительно 18 000 лет назад. Последующее таяние массивных ледников, покрывавших Альпы, вызвало глубокие изменения в воздушном обращении на Севере Африки. Это происходило около 12 000 лет назад. Спустя две тысячи лет результат этих изменений уже начал чувствоваться людьми, жившими в центре пустыни Сахара. А около 7000 лет назад эти племена были вынуждены начать переселение в более влажные места, прежде всего в долины крупных рек Африки — Нила, Нигера и Сенегала.

Свидетельства, встречающиеся повсюду в пустыне Сахара (геологические отложения, археологические памятники, наскальные изображения и т. д.), говорят о том, что в конце последнего ледникового периода, около 10 000 лет назад, прохладный, сухой и ветреный климат уступил место относительно устойчивому влажному климату. Это было связано с усилением африканских муссонов, проникавших глубоко в сахарскую область, вплоть до ее северных и центральных районов, и приносивших с собой частые и обильные ливни. Этот влажный период длился приблизительно до V тысячелетия до н. э. после чего климат Сахары начал меняться. Муссон стал отступать, дожди шли реже и реже. Однако высыхание Сахары не было синхронным процессом: там, где оставались запасы воды (реки, озера), жизнь продолжалась в течение еще нескольких столетий или даже тысячелетий. И в сегодняшней Сахаре сохранились относительно влажные уголки, где еще можно встретить реликтовых животных и влаголюбивые растения, напоминающих о былом расцвете края (например, последний сахарский крокодил погиб только в начале XX века и отнюдь не по причине изменения климата — все поголовье реликтовых крокодилов истребили охотники). Но обширная саванна, служившая естественным пастбищем стадам одомашненного скота, высохла очень быстро. Скорее всего, причиной гибели Сахары и стали эти стада, вытаптывавшие и поедавшие растительный покров — скот буквально «съел» Сахару!

Подобные казусы случались и в более поздние времена (вспомним, как в XIX столетии завезенные колонистами овцы чуть не «съели» Австралию!). Что уж говорить о временах доисторических, когда человечество только-только делало свои первые шаги, осваивая мир! Ранние цивилизации, опиравшиеся исключительно на экстенсивные методы хозяйствования, зачастую оставляли вокруг себя в буквальном смысле слова пустыню. Вспомним хотя бы древнюю цивилизацию долины Инда, строившую огромные города из обожженного кирпича и угробившую на этот кирпич все окрестные леса. Сегодня на этом месте простирается пустыня, а сама цивилизация погибла, как считают, прежде всего из-за резкого ухудшения условий существования.

Стадо скота. Наскальная роспись. Тассилин-Аджер

Все главные периоды сахарской предыстории представлены археологическими материалами. Сегодня имеются свидетельства непрерывного человеческого присутствия здесь, начиная с палеолита. Создателями сахарских наскальных изображений стали многие поколения охотничьих и скотоводческих племен, населявшие теперешнюю пустыню в те далекие времена, когда она была страной с благодатным климатом, пышной растительностью и богатым животным миром. В этой богатой водой местности произрастали разные породы лиственных и хвойных деревьев, дубы, олеандр и мирт, цитрусовые и оливковые деревья. Многочисленные долины, сейчас засыпанные песком, были в то время такими же полноводными реками, как Нил и Нигер. Они изобиловали рыбой и крупными речными животными — бегемотами, крокодилами — кости которых сохранились в местах древних поселений.

Самые ранние памятники наскального искусства, изображающие больших диких животных — слонов, жирафов, носорогов, ископаемую разновидность буйвола, — как считается, были созданы охотниками-собирателями более 7000 лет назад, возможно, уже в X тысячелетии до н. э. 6–7 тысяч лет назад по Сахаре бродили огромные стада одомашненного крупного рогатого скота; в некоторых областях они появились, вероятно, гораздо раньше. Далее памятники наскального искусства демонстрируют появление одомашненных коз и овец (приблизительно с III тысячелетия до н. э.), затем верблюдов (2000–2500 лет тому назад). Сегодня ученые выделяют четыре больших периода развития наскального искусства Сахары, связанных с климатическими изменениями в этом районе:

I. Период древнего буйвола (VIII–VI тысячелетия до н. э.) — «эпоха охотников».

II. Период домашних быков (до 3500 г. до н. э.) — «эпоха пастухов».

III. Период лошади (до 1500 г. до н. э.).

IV. Период верблюда (начиная приблизительно со II века н. э.).

Живопись и петроглифы трёх последних периодов встречаются на территории Сахары повсеместно, но древние памятники, относящиеся к «эпохе охотников», сохранились лишь в нескольких местах — главным образом в Феццане и в горах Сахарского Атласа. Петроглифы Феццана по праву считаются вершиной первобытного искусства. Местность, где находятся эти изображения, в настоящее время представляет собой безжизненную пустыню. По обеим сторонам сухой долины Матенду высятся темно-оранжевые, растрескавшиеся от зноя скалы, на которых ясно различимы изображения слонов, бегемотов, носорогов, жирафов, быков, антилоп, страусов и других животных, а также фигуры лучников, охотников с дротиками и т. д. Размеры фигур достигают нескольких метров.

Региональные различия в художественных стилях сахарского наскального искусства, вероятно, указывают на культурные различия населявших в то время Сахару народов, хотя есть и другие объяснения этому. В то же время различие стилей указывают на долгую традицию наскального искусства в этой области, берущую начало в доисторические времена. Однако мы очень немного знаем о людях, которые населяли эту область до 3000 года до н. э.

Первые гоминиды появились в Северной Африке очень давно — возраст ископаемых останков гоминида вида Homo habilis из Айн-Ханеха в Алжире составляет более миллиона лет. Ряд свидетельств указывает на то, что отдельные человеческие группы кочевали в Сахаре уже в эпоху плейстоцена, от 250 до 60 тысяч лет назад. Плотность населения в это время была невысока, особенно в Западной Сахаре. Одной из древнейших культур Северной Африки является так называемая культура Дабба, возникшая в Тунисе между 12 000 и 10 000 гг. до н. э. Около 7350 года до н. э. (датировка по радиокарбону) эта культура развилась в капсийскую (Capsian) культуру, названную так по имени города Гафса (Капса) в южном Тунисе.

Ранний этап капсийской культуры приходится на IX–VII тысячелетия до н. э., а расцвет этой культуры относится к VI — началу V тысячелетий до н. э. На юге Сахары в VII тысячелетии до н. э. сложилась так называемая сахарско-суданская культура, связанная по своему происхождению с капсийской. Она просуществовала до II тысячелетия до н. э. Характерная ее черта — древнейшая в Африке керамика. Неолит Сахары отличался от более северных районов обилием наконечников стрел, что говорит о сравнительно большем значении охоты в этом регионе.

Капсийская культура, которую исследователи характеризуют как «динамичную», быстро распространилась по всему Северу Африки, вплоть до крайнего востока, доходя до Кении и Танзании. Капсийцы, как и их палеолитические предки, жили в пещерах и фотах и первоначально занимались в основном охотой и собирательством, однако на поздних стадиях развития среди капсийцев пастухи уже преобладали над охотниками. Характерные черты капсийской культуры — костяные и каменные орудия для просверливания и прокалывания, шлифованные каменные топоры, довольно примитивная глиняная посуда с коническим дном. Кое-где на юге Алжира керамика вообще отсутствовала, зато наиболее обычными каменными орудиями были наконечники стрел. Это время было отмечено новым видом силуэтного искусства с очень энергичными человеческими и животными фигурами, которые без труда можно отличить от менее образного кроманьонского искусства. При погребении капсийцы использовали красную охру, которой посыпали тело мертвого.

Около 6500 года до н. э. народы капсийской культуры жили в пещерах или под защитой скал, перемещаясь с места на место в поисках продовольствия. Они делали каменные инструменты, инструменты из кости и использовали для хранения воды раковины и яйца страуса. К 5000 году до н. э. капсийс-кое население Северной Африки становится частью культурного сообщества западного Средиземноморья. Местная глиняная посуда имеет множество общих черт с керамикой, находимой в Испании и Южной Франции. В то же время Северная Африка в изобилии импортирует средиземноморский обсидиан, добывавшийся на островах Липари возле Сицилии, и на острове Пантеллерия, расположенном между побережьем Туниса и Мальтой. Советский исследователь Ю. К. Поплинский считает, что «сосредоточение большей части древнейших караванных путей севера Африки — транссахарских путей — в районе между 7 и 23° в. д. является также следствием постоянных и очень древних контактов населения Африки с народами Восточного Средиземноморья именно в этих районах».

Засуха, начавшаяся около восьми тысяч лет назад, повлекла с собой серьёзные изменения в образе жизни населения, оказав глубокое воздействие на обитателей всей Северной Африки. Капсийская культура оставила после себя огромные поля раковинных куч. Это, по мнению некоторых исследователей, является ясным доказательством того, что моллюски вошли в повседневный рацион жителей Северной Африки из-за оскудения традиционных источников пищи, в первую очередь из-за сокращения поголовья крупных животных, на которых велась охота. Улитки на какое-то время стали едва ли не основной пищей для капсийских охотников, поедавших их миллионами. Одновременно это обстоятельство послужило поводом для перехода к новым методам хозяйствования.

Инвентарь капсийской культуры

В IV тысячелетии до н. э. наскальные изображения крупных толстокожих исчезают. Из диких животных остаются жирафы, страусы, антилопы. Зато появляются изображения хищников и первые фигуры быков. Быки в разных позах и ракурсах, то с длинными, то с короткими рогами, с рогами, загнутыми назад или изогнутыми в виде лиры, становятся основным объектом изображения. Эта тенденция достигает своего апогея примерно в середине IV тысячелетия до н. э. когда в Сахаре господствовали скотоводческие племена.

В это время, вплоть до конца III тысячелетия, климат в этой части Африки был еще теплым и влажным. Травянистые степи, покрывавшие ныне пустынные пространства, представляли собой бескрайние пастбища. В речных долинах сеяли просо, но основные средства существования давало скотоводство в сочетании с охотой и, вероятно, собирательством. Жители плавали по высохшим ныне рекам на тростниковых лодках типа тех, которые позднее были распространены в долине Нила, на озере Чад и озерах Эфиопии. Рыбу били костяными гарпунами, напоминающими те, что обнаружены археологами в долинах Нила и Нигера. Огромные стада крупного рогатого скота паслись на просторах Сахары, способствуя ее дальнейшему превращению в пустыню. Эти стада изображены на знаменитых наскальных фресках Тассилин-Аджера. Главным домашним животным была корова, кости которой обнаружены археологами повсюду, от запада до востока Сахары. На фресках у коров часто обозначено вымя — следовательно, их не только разводили на мясо, но и доили.

В первой половине III тысячелетия до н. э. высыхание Сахары усилилось. На низменных землях сухие степи начали вытеснять высокотравные саванны. Следствием климатических колебаний стал прогрессивный переход к формам сельскохозяйственной жизни. Это было продиктовано прежде всего необходимостью приспособиться к бедственной ситуации. В этот период в наскальном искусстве наряду с жанровыми сценками из повседневной жизни появляются большие панно, изображающие перегон скота, сцены войны, охоты, собирания злаков. Многие картины на мифологические темы — например, посвященные культу плодородия — отличаются неприкрытой откровенностью.

Переход к производящим формам хозяйства ознаменовался появлением на территории современных Марокко, Алжира и Туниса неолитических культур, продолжавших традиции предшествующих иберо-мавританской и капсийской культур. Первая из них, называемая средиземноморской неолитической, занимала в основном прибрежные и горные леса Марокко и Алжира, вторая — юг Алжира и Туниса. В этот период человеческие поселения концентрируются в местах, где можно было найти воду на небольшой глубине. В лесном поясе поселения были богаче и встречались чаще, чем в степном.

Археологический материал дает хорошо заметные связи средиземноморской неолитической культуры с предшествующей ей капсийской культурой. Глиняная посуда обитателей неолитической Сахары IV–II тысячелетий более грубая и примитивная, чем у современных им жителей Северной Африки и Египта. На востоке Сахары заметна связь с Египтом, на западе — с Магрибом. Неолит Восточной Сахары характеризуется обилием шлифованных топоров, что свидетельствует о ведении подсечно-огневого земледелия на местных нагорьях, покрытых в те времена лесами.

Важными памятниками сахарской предистории являются многочисленные надгробные и мегалитические сооружения различных типов, сооруженные из камня и встречающиеся в самых разных местах. Эти памятники появляются уже в VII тысячелетии до н. э., а их «пик» приходится на V–IV тысячелетия до н. э. Радикальная перемена в социальном поведении может быть отмечена начиная приблизительно с 3000 года до н. э. К этому времени относится появление некрополей, которые указывают на иерархическую организацию общества. Доказательством тому может служить гробница Тин-Хиннан — «королевы туарегов», найденная в Абелессе (область Таманрассет, Алжир).

Наиболее обычный тип погребений, распространенный повсюду в Сахаре, — конические «тумули» (tumuli, tumulus). Размер этих погребальных сооружений составляет от 1,5 до 12 м в диаметре и до 1,5 м. в высоту. Тумули встречаются как одиночные, так и в группах, они часто занимают доминирующее положение в пейзаже. Тумули нередко связаны с другого рода памятниками — грубо обработанными каменными столбами-стелами, многие из которых достигают до 2 м в высоту. Широкая распространенность и однородность тумули в центральной и западной Сахаре указывает на культурную связь между доисторическими поселениями на всем двухтысячекилометровом протяжении этой области. Ряд памятников указывает и на связи внутренних областей Сахары со средиземноморским побережьем Северной Африки и с Канарскими островами.

Сахарское наскальное искусство завершается «периодом верблюда», когда это животное, вытеснившее лошадь, стало безраздельно царствовать в Сахаре. Но, несмотря на то что к середине II тысячелетия нашей эры Сахара окончательно превратился в иссушенную пустыню, населенную лишь змеями, ящерицами и пауками, традиции наскальной росписи сохранились у здешних кочевников-туарегов вплоть до середины XX века. Об этом свидетельствуют схематические рисунки, обнаруженные на стенах французских фортов, построенных здесь в начале XX века, и даже на обломках самолета, разбившегося в Сахаре в период Второй мировой войны. Этот многозначительный факт является свидетельством сохранения древней художественной традиции.

Памятники наскального искусства, погребения и археологические находки убедительно говорят о том, что в эпоху неолита население Сахары, несмотря на некоторые региональные различия, представляло собой единый культурный комплекс — то есть речь здесь может идти о некоем этническом единстве. О каком? Некоторые исследователи осторожно называют этот этнический комплекс «протоберберами», намекая на то, что потомков людей, населявших в древности Сахару, следует искать среди берберов — нынешних обитателей Северой Африки.

Аборигены Северной Африки

Попытка разгадать тайну Сахары вплотную подвела нас к берберам — коренному населению Северной Африки, или Ливии, как эту область называли в древности. Это название распространялось иногда и на всю Африку.

В наши дни численность берберов, по разным оценкам, составляет от двадцати до пятидесяти миллионов человек, живущих в десяти странах мира: Марокко, Алжире, Мавритании, Тунисе, Ливии, Египте, Нигере, Мали, Испании, Франции. Берберские корни имеет и значительное число арабов, живущих в Северной Африке. Согласно мнению некоторых экспертов, берберы по происхождению и этнические берберы в совокупности составляют 80 процентов населения Марокко и Алжира, более 60 процентов жителей Туниса и Ливии и более 2 процентов египтян. Если же считать только этнических берберов, то ими являются всего 40–45 процентов жителей Марокко, 25–30 процентов алжирцев, 5 процентов тунисцев, 10 процентов ливийцев и 0,5 процентов египтян. Численность этнических берберов в Европе составляет около 2 миллионов.

Причина разногласий в определении нынешней численности берберов кроется в многовековой, начавшейся ещё в VII столетии арабизации Северной Африки. В первые века после завоевания арабами Магриба их число было несопоставимо мало с численностью местного населения. Арабы жили преимущественно в городах, в то время как вся сельская местность и особенно горные районы были сплошь берберскими. Ислам медленно, вплоть до XVI века, завоёвывал здесь прочные позиции, и лишь после этого началась быстрая арабизация коренного населения. Сегодня некоторые специалисты утверждают, что в реальности арабская иммиграция в этот регион была незначительна и несопоставима по сравнению с тем количеством местных жителей, которые сегодня называют себя арабами. Однако на протяжении последних столетий в странах Северной Африки господствовали взгляды, согласно которым арабы представляли собой некую культурную элиту, принадлежность к которой открывала широкие возможности для карьеры и благополучия. «Культурное» население городов Севера Африки, сплошь арабское или арабизированное, противопоставлялось «отсталому» берберскому населению сельской местности. Из главных городов Северной Африки сегодня только Марракеш в Марокко населён по преимуществу берберами.

Едва ли не до последних лет XX века берберы считались «людьми второго сорта», туземцами, требующими опеки со стороны «культурного» большинства, подобно индейцам Северной Америки, аборигенам Австралии, лапландцам Норвегии и т. п. Даже в сегодняшнем Тунисе, самой европеизированной стране Магриба, слово «бербер» прочно ассоциируется с неграмотным крестьянином, облаченным в мешковатое традиционное одеяние. Во всем этом есть, пожалуй, только одно здравое зерно: берберы — действительно аборигены Северной Африки. Корни этого древнего народа уходят вглубь по крайней мере на четыре тысячелетия, и за эти века берберы удивительным образом сумели сохранить свою культуру, традиции и наследие.

Берберов принято считать кочевниками, но это далеко не так

Происхождение берберов остается предметом дискуссий. Иногда высказывается мнение, что их древние предки пришли из Азии или даже из Европы. Геродот в V столетии до н. э. писал, что по крайней мере одно из берберских племен происходит от жителей Трои, нашедших убежище на Севере Африки после того, как их город был захвачен ахейцами. Спустя несколько столетий римский историк Саллюстий утверждал, что берберы пришли из Персии. Византийский историк Прокопий Кесарийский видел в берберах потомков хананеян, изгнанных из Палестины евреями. О том же писал в XIV столетии и Ибн-Халдун, однако он добавлял, что берберы племен санадийя и кутама могли происходить из Йемена. Уже в совсем близкие нам времена, в XIX — начале XX вв., некоторые французские исследователи, занимавшиеся изучением берберов, высказывали предположение, что они могут быть родственны древним кельтам или, возможно, баскам. Однако в последние десятилетия в науке возобладало мнение о том, что берберы являются коренными жителями Северной Африки, в древности известными под общим названием «ливийцы».

В наши дни происхождение берберов исследователи связывают с упоминавшейся выше капсийской культурой. Без сомнения, капсийцев можно считать «протоберберами» — их черепа идентичны черепам современных берберов.[12] Малая степень расхождения между различными берберскими диалектами предполагает их формирование в относительно короткий период времени — то есть в период, когда протоберберы расселялись по обширным пространствам Северной Африки.

Подробное описание народов, населявших в V веке до н. э. Ливию, оставил древнегреческий историк Геродот:

«В Ливии живёт множество разных племён… Начиная от Египта, первое ливийское племя — адирмахиды. Обычаи у них большей частью египетские, а одежда — такая же, как у других ливийцев… Эти адирмахиды обитают в местности от Египта до гавани под названием Плин. За ними следуют гилигамы, занимающие местность к западу до острова Афродисиада. э Обычаи гилигамов подобны обычаям других племен. К гилигамам на западе примыкают асбисты. Среди ливийцев они более всех любят править четверками коней… С асбистами на западе граничат авсхисы. Живут они в области за Баркой и доходят до моря у Евесперид. В центре страны авсхисов живут бакалы — маленькое племя, область которого тянется до моря у Тавхир, города в Баркее…

За этими авсхисами на западе идет многочисленное племя насамонов… Соседи насамонов псиллы. Племя это погибло… После гибели псиллов их землей владеют насамоны. Еще дальше к югу от насамонов, в стране диких зверей, живут гараманты… Это племя живёт к югу от насамонов. На западе по морскому побережью обитают маки… Через их землю протекает река Кинип.

Далее за маками следуют гинданы… На побережье перед этими гинданами обитают лотофаги. Они питаются исключительно цветами лотоса… Далее на побережье живут махлии… Земля из простирается до большой реки под названием Тритон. А река эта впадает в большое озеро Тритонида (совр. Залив Габес (Малый Сирт. — Авт.)) За этими махлиями идут авсеи. Эти последние, как и махлии, живут вокруг озера Тритониды, и река Тритон образует границу между ними…

Это — перечисленные мною прибрежные кочевые ливийские племена. За ними во внутренней части страны начинается область Ливии, где много диких зверей, а за ней лежит холмистая песчаная пустыня, простирающаяся от египетских Фив до Геракловых Столпов… к югу от области диких зверей обитают еще самые отдаленные ливийские племена».

В числе «отдалённых ливийских племен», обитающих в глубине пустыни Сахара, Геродот выделяет многочисленное племя гарамантов, которые разводят быков с большими, загнутыми вперед рогами, и охотятся на «пещерных эфиопов» на колесницах, запряженных четверкой коней. Далее за гарамантами жили атаранты — «безымянные» люди. К западу от атарантов начинались предгорья Атласа. Здесь, по Геродоту, жили атланты — «рассказывают, будто они не едят никаких живых существ и не видят снов». «Названия племён, живущих в этой холмистой пустыне до атлантов, я могу перечислить, а дальше — уже нет, — заключает Геродот. — Как бы то ни было, эта холмистая песчаная пустыня простирается до Геракловых столпов и даже еще дальше» (Геродот. История, кн. IV, 168–185).

Геродот отмечает, что ливийцы, живущие от Египта до озера Тритониды, — кочевники, но «к западу от озера Тритониды ливийцы уже не кочевники, и обычаи у них иные». Среди этих оседлых ливийцев Геродот выделяет обитавших к западу от реки Тритон в пограничной с авсеями области «ливийцев-пахарей» — племя максиев: «Они отращивают волосы на правой стороне головы и стригут их на левой, а тело свое окрашивают суриком. Говорят, будто они — выходцы из Трои» (Геродот. История, кн. IV, 191). С максиями граничили «завеки, у которых женщины управляют колесницами. За этими завеками далее идут гизанты. Все эти племена раскрашивают свое тело суриком… Это — ливийские племена, имена которых я знаю… Об этой части света я хочу еще заметить, что здесь живут четыре племени — не больше, насколько я знаю. Два их этих племени — коренные жители страны, а два других — нет. Ливийцы и эфиопы — коренные обитатели страны. Первые живут на севере, а последние на юге. Финикияне же и эллины — пришельцы» (Геродот. История, кн. IV, 193–197).

Геродотова Ливия (по Ю. К. Поплинскому)

С ливийцами связаны многие страницы истории древнего мира. С ними воевал египетский фараон Нармер, его преемники комплектовали ливийскими (берберскими) наемниками лучшие части своих войск. При Рамсесе II часть ливийцев поселилась в дельте Нила, а в начале I тысячелетия до н. э. потомок ливийских наемников Шешонк захватил египетский трон и стал родоначальником XXII династии фараонов.

В XII столетии до н. э. берберы вступили в контакт с финикийцами, выходцами из Восточного Средиземноморья. За два столетия финикийцы распространили свои колонии и торговые фактории по всему северному побережью Африки, следы их пребывания были найдены в Ликсе, Танжере, Мели-лье, Тетуане. Крупнейшими их колониями были Карфаген и Утика. Между берберами и финикийцами, а впоследствии и карфагенянами, никогда не было длительных периодов враждебности, и хрупкая цепочка финикийских колоний, протянувшаяся вдоль побережья Северной Африки, ни разу не была разорвана. Финикийцы, будучи «морскими» людьми, не интересовались завоеваниями и регулярной колонизацией и уделяли мало внимания примитивным берберским племенам; их колонии представляли собой уделенные друг от друга маленькие анклавы на побережье, разделенные пустынными пространствами, в освоении которых финикийцы не нуждались. Ситуация изменилась, когда в Северной Африке начал набирать силу Карфаген. Пунийцы (римляне называли карфагенян пунами; отсюда происходят закрепившиеся в исторической науке термины «пунийцы», «пунический») начали экспансию в глубь материка, стремясь овладеть плодородными почвами и рудниками, где добывались металлы. Они выращивали пшеницу и виноград. Карфагеняне оказали значительное культурное влияние на берберский мир. Это влияние сохранялось и после падения Карфагена, когда многие пунийские семьи, спасаясь от римлян, бежали на юг и запад области, ища укрытие у дружественных берберских племен. В эту эпоху, как отмечает Ю.М. Кобищанов, «вся территория берберов была охвачена процессом генезиса примитивных, но обширных государств, которые продолжали крепнуть и расширяться в последующие века, заимствуя политические формы и идеологию у соседних средиземноморских держав, пока все они не были поглощены Римской империей. В целом берберская Северная Африка до конца I тысячелетия заметно отставала в своем развитии не только от Египта и финикийских и греческих колоний африканского Средиземноморья, но и от Нильского Судана… находясь примерно на одном уровне развития с негроидными народами Южной Сахары, Западного и Центрального Судана. Тем не менее тысячелетние контакты со всеми этими народами не могли не отразиться на древних племенах Магриба, Сахары и Центрального и Западного Судана. Около 950–900 гг. отмечается некоторый прогресс в культурном и социальном развитии этих народов…»[13]

Ко времени интенсивных берберо-карфагенских контактов относится появление древнеливийской (берберской) письменности, основанной на пуническом алфавите. Культурное влияние Карфагена сказалось и в том, что высшая берберская аристократия приняла культ пунического божества Баал-Хаммона, в то время как в низших слоях берберского общества сохранялось множество самых различных культов — как местных, так и эллинистических. Местное, берберское происхождение имел культ мертвых — умершие предки, по верованиям берберов, могли способсгювать плодородию земли и предсказывать будущее. Чтобы вступить в контакт с душой умершего предка, требовалось провести ночь в его гробнице или на его могиле. Многие гробницы имели для этого даже специальные комнаты, куда приходили ночевать те, кто желал узнать будущее.

Захватив в 146 году до н. э. Карфаген, римляне вошли в прямое соприкосновение с берберами. К тому времени в Северо-Западной Африке существовало два берберских «царства» — Нумидия и Мавритания, образованные двумя племенными союзами берберов — масесилов и массилов. Наиболее известным и большим была Нумндия (название происходит от греческого «номад» — кочевник; так греки и римляне именовали местных берберов), границы которой приблизительно совпадали с территорией современного Алжира. Правитель Нумидии Массинисса во время Второй Пунической войны сперва выступал союзником Карфагена, однако позднее перешёл на сторону римлян. Наградой ему стала часть земель, захваченных у некогда грозного противника Рима. В то же время тысячи карфагенян бежали к Массиниссе, ища убежища от римлян. Принесенная ими культура послужила расцвету нумидийской цивилизации.

Правление Массиниссы длилось более чем полстолетия (201–128 гг. до н. э.) и ознаменовалось объединением обоих берберских «царств», переходом берберов от полукочевой жизни к оседлой и развитием земледелия. Массинисса создал регулярную армию, чеканил свою монету, его столица Цирта (ныне Константина) украсилась прекрасными постройками, построенными карфагенскими архитекторами.

Рост могущества Массиниссы беспокоил римлян. После его смерти в стране начались смуты. В 118 году до н. э. Югурта, незаконнорожденный внук Массиниссы, захватил нумидий-ский трон и снова объединил страну, но в 105 году до н. э. римляне установили свой контроль в области. Третья попытка объединить Нумидию была сделана царем Юбой I в 49–46 гг. до н. э., однако его армия была разбита Юлием Цезарем, а сам Юба покончил жизнь самоубийством. Нуми-дия стала римской провинцией Новая Африка.

Другое берберское «царство», Мавритания, или «земля мавров», лежало к западу от Нумидии и включало территорию современного Марокко и западную часть современного Алжира. Большая часть Мавритании попала под римское владычество еще во II веке до н. э. В следующим столетии здесь не раз вспыхивали восстания против римлян, но всякий раз они были подавлены. В 13 году н. э. император Октавиан Август отдал трон Мавритании молодому берберскому принцу Юбе, сыну Юбы I Нумидийского. Выросший и воспитанный в Риме, он был женат на Клеопатре-Селене — дочери Марка Антония и знаменитой египетской царицы Клеопатры. Спустя несколько лет римляне отдали под его управление и Нумидию.

Царь Юба II вошел в историю как один из самых просвещенных правителей древности. Его резиденцией был Во-любилис — город на северо-востоке Марокко, расположенный в центре цветущей области. Значение Волюбилиса было велико еще до прихода римлян; здесь нашли убежище многие беженцы из Карфагена.

Могущество двух берберских провинций при Юбе II настолько возросло, что Рим всерьёз опасался, что они могут стать новым Карфагеном. В 42 году нашей эры император Клавдий разделил Мавританию на две провинции — Мавританию Цезарейскую (Mauretania Caesariensis) и Мавританию Тингитанскую (Mauretania Tingitana). К концу V столетия римское влияние в Северной Африке сошло на нет. На короткий срок эта область была завоевана вандалами, практически не оставившими после себя никакого культурного наследия, а на рубеже VII–VIII веков весь Север Африки был захвачен арабами, принесшими сюда новую религию — ислам.

Руины Волюбилиса, столицы одного из берберских «царств»

До прихода арабов берберское население Северной Африке было уже в значительной степени христианизировано. Распространение христианства в Нумидии началось еще во II веке, римский Карфаген являлся одним из важнейших раннехристианских центров. Современные берберы с гордостью подчеркивают, что Св. Августин, которого называют «главным архитектором христианства», был их соплеменником.

Христианство среди берберов получило распространение в форме донатизма. Возникшее в IV столетии, это ответвление христианства было осуждено церковью как ересь. В 316 году донатисты официально отделились от церкви и создали собственную церковную иерархию, а к 350 году донатизм уже доминировал на всем Севере Африки.

К приходу арабов христианские общины в регионах были ослаблены расколами и разобщены, однако ислам далеко не сразу завоевал здесь господствующие позиции. Точно так же и берберы не сразу подчинились новым завоевателям, оказав им серьезное сопротивление. Лишь после ряда жестоких сражений арабам удалось покорить берберские земли, но не самих берберов. Большинство из них, отступив в горы и пустыню (здесь сегодня сохраняются самые плотные группы берберского населения), продолжали жить так же, как жили раньше. Романизированная и христианизированная часть берберов бежала в Испанию; другая часть продолжала жить в Волюбилисе, Тингитане и других городах, сохраняя свое культурное наследие. Но слабая и разделенная страна постепенно все более и более втягивалась в орбиту арабского влияния. Всюду насаждался ислам, христианские анклавы сохранялись лишь в труднодоступных и удаленных местностях. Со временем из среды исламизированных берберов вышли великие султанские династии Северо-Западной Африки — Альморавиды, Альмохады и Мериниды. Берберы играли важную роль в арабском завоевании Испании: именно к ним прежде всего относится термин «мавры». Он происходит от греческого «Mauros», что означает «темный». В античности так называли коренных жителей Северного Марокко, но когда арабы завоевали эту область, этот термин получил новое значение: им стали называть и арабов.

Объединенные с арабским миром лишь общей религией — исламом, берберы всегда держали себя независимо, подчеркнуто дистанцируясь от арабов во всех других вопросах. Они оказали самое упорное сопротивление и европейской колонизации, начавшейся в 1830-х годах. На весь мир тогда прогремело имя вождя кабилов Абд эль-Кадера, на протяжении многих лет воевавшего с французами.

Подобно всем ныне существующим крупным нациям, берберы впитали в себя многочисленные чужеродные культурные влияния, смешались с другими народами. Сегодня название «берберы» распространяется на многочисленные гетерогенные этнические группы, объединенные общностью культуры, языка, общественной организации и методов хозяйствования. Самоназвание берберов — «Amazigh» (множественное число — «Imazigen»), что означает «свободные люди». «Берберы» — название, которое им дали другие народы и которое они сами не используют. Иногда высказывается мнение, что термин «бербер» происходит от греческого «Barbaroi» (варвары, иностранцы; точное происхождение термина не определено). Согласно другой точке зрения, этот термин имеет арабское происхождение и означает «те, кто не арабы».

Вопреки популярному романтическому представлению, рисующему берберов в виде кочевников, гордо рассекающих по пустыне на верблюдах, в реальности они ведут оседлую жизнь и в основном занимаются сельским хозяйством в горах и долинах северной Африки. На протяжении многих столетий берберы держали в своих руках всю транссахарскую караванную торговлю, играя огромную роль в экономических связях Африканского континента. Пять торговых маршрутов, протянувшихся от побережья Средиземного моря, на протяжении тысяч лет связывали народы южной Европы с оазисами Сахары и областями Черной Африки, лежащими к югу от великой пустыни. Берберские торговцы, перевозившие товары по этим путям, являлись тем самым посредниками между Европой и Африкой, проводниками взаимных культурных влияний. Торговля считалась в берберском обществе почетным занятием, в то время как обработка земли являлась уделом низших классов. С течением времени, однако, роль оседлых земледельцев в берберском обществе стала возрастать, так как с началом регулярных плаваний европейцев в Африку транссахарская торговля пришла в упадок.

Большинство берберов сегодня, по крайней мере номинально, исповедуют ислам. Эта религия была принесена сюда в VII столетии арабскими завоевателями. Обращение берберов в мусульманство затянулось на несколько столетий, до многих изолированных областей новая религия добралась только к XVI веку. Это, конечно, оставило большее количество следов прежних религиозных практик в берберском варианте ислама, некоторые его местные ответвления даже воспринимаются правоверными мусульманами как ересь. В то же время большинство берберов строго соблюдает исламские традиции, включая посты и праздники. Подобно большинству последователей ислама в Северной Африке, многие из берберов верят в существование различных духов (джиннов, djinns), гадают на Коране и носят защитные амулеты, которые содержат стихи из Корана.

Многие обычаи берберов уходят в глубь тысячелетий. В их числе — традиционно важное положение женщин в берберском обществе (впрочем, сегодня это зависит от того, в какой степени арабизирована та или иная берберская община). С этим, возможно, связана загадка так называемых ливийских амазонок, женщин-воительниц, по сообщениям античных авторов, живших некогда в Северной Африке. Название «амазонки» весьма созвучно самоназванию берберов — «amazigh». Известно, что около 700 года нашей эры, во время арабского завоевания Северной Африки, берберское сопротивление в одной из областей возглавляла женщина по имени Кахина, которая вела свое происхождение от цариц амазонок. На протяжении нескольких лет ей успешно удавалось противостоять арабам. Даже после исламского завоевания в берберском обществе сохранялось относительно равноправное положение женщин. В раннесредневековой «мавританской» Испании женщины имели доступ к высшему образованию, были женщины-адвокаты, женщины-профессора и даже женщины-врачи, что выглядит совершенно невозможным для мусульманского общества. Сегодня элементы этой традиции сохранились только среди самых изолированных берберских общин. Так, у туарегов женщины не только грамотны, но и являются хранительницами древнего берберского письма «тифинаг», созданного на базе ливийской письменности, и тем самым — хранительницами берберской литературы и поэзии.

Берберский язык — Tamazight — принадлежит к так называемой афро-азиатской (семито-хамитской) языковой семье, к ее «хамитской» (термин устаревший, но иногда еще встречающийся) ветви, разделенной приблизительно на 240 групп языков, распространенных от Марокко и Мавритании до Эфиопии, Эритреи и Сомали. К этой же ветви принадлежит и древнеегипетский язык, как и его преемник — коптский. На языках семитической отрасли этого семейства (включая еврейский и арабский языки) говорят в странах Ближнего Востока.

Первые выходцы из Африки переселились на Ближний Восток и в зону так называемого полумесяца плодородных земель приблизительно 100 тысяч лет назад. В зоне «плодородного полумесяца» общий «ностратический» или «евроазиатский» язык приблизительно 35 тысяч лет назад начал разбиваться на диалекты. В то время как западные диалекты развились в индоевропейские языки, диалекты в юго-западной Сирии и Израиле развились в афро-азиатское семейство языков. Согласно генетическим данным относительно берберов, которые сегодня остаются «самыми чистыми» из носителей языков афро-азиатской группы, это разделение произошло около 15 тысяч лет назад.[14] От ближневосточной основы афро-азиатские языки распространились в Северную Африку и в долину Нила.

Хотя лингвистические и расовые различия обычно совпадают, афро-азиатское языковое семейство в древности распространялось и на белые (кавказоидные), и на чёрные расовые группы — факт, «смущающий» некоторых историков, а особенно неисториков. Более того, считается наиболее вероятным, что на афро-азиатских языках первоначально говорили кавказоиды (факт, подтвержденный генетическими данными!), которые позже смешались или наложились на негроидов (нило-сахарцев?), поселившихся на верхнем Ниле и на Востоке Африки.[15] Древнее население Северной Африки было преимущественно кавказоидным с незначительной примесью негроидов и представителей древней капоидной (койсанской) расы. Некоторые этнографы и антропологи даже употребляют в этой связи термин «Белая Африка». Вплоть до нашего времени здесь сохраняются остатки населения, по выражению Дэвида Харта, «похожего на ирландцев» — светлокожего, с синими, зелеными, серыми или ореховыми глазами, белокурыми или рыжими волосами, с кожей, усеянной веснушками.[16] Генетически эти люди — кавказоиды. Более чем тысячелетняя колонизация финикийцев, греков и римлян, несмотря на значительное культурное и политическое влияние в «Ливии», не привела к каким-либо существенным антропологическим сдвигам в «белом» древнеберберском слое. Лишь арабы, пришедшие позже, подчинили своему влиянию и практически уничтожили этот слой во многих районах Северной Африки.

Габриэль Кампс, один из ведущих специалистов по пред-истории Северной Африки, заявляет, что попытки вывести «черную» родословную для берберов «зачастую преувеличены». Однако доказательство того, что древние берберы были черными и лишь затем смешались с кавказоидами, по некоторым причинам стало главным занятием так называемых афроцентристов, многие из исследований которых граничат с элементарной неграмотностью. Северная Африка всё же должна рассматриваться как часть европейского Средиземноморья, хотя и чрезвычайно отсталая его часть.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Одни жиды

Из книги Критическая Масса, 2006, № 4 автора Журнал «Критическая Масса»

Одни жиды Жираф позвонил утром, он вообще жаворонок, поэтому и виделись мы с ним редко. А может, не виделись, потому что он потихоньку отходил от движения, нащупал себе пару жирных клопов — бизнесменов, и сам становился таким же. Я помычал спросонья, что — не помню, а к обеду,


Песни звучат повсюду, даже там, где их нет

Из книги Про трех китов и про многое другое автора Кабалевский Дмитрий Борисович

Песни звучат повсюду, даже там, где их нет Песня раскрыла перед нами двери в музыку симфоническую и в музыку камерную. По мостику-песне мы без труда вошли и в мир оперной музыки, хотя и задержались там очень ненадолго, с тем чтобы вернуться к ней в одной из следующих


Глава III

Из книги Драма и действие. Лекции по теории драмы автора Костелянец Борис Осипович


Глава IV

Из книги Семь столпов мудрости автора Лоуренс Томас Эдвард

Глава IV «Критика способности суждения» Канта. Моральный индивид Канта и действующий индивид Гегеля. Свобода — движущая сила человеческих действий. Самовоплощение человека у Шиллера. Сострадание и наслаждение зрителя.В своих «Лекциях по эстетике» Гегель несколько раз


Глава V

Из книги Цивилизация классической Европы автора Шоню Пьер

Глава V «Лекции по эстетике» Гегеля. Пафос и патетическое. Пафос как двигатель поступка, как поэтическая идея. Пафос субъективный и субстанциональный.Триединство: характер — воля — цель. Основные компоненты действия: борьба — катастрофа — примирение. Диалектика свободы


Глава VI

Из книги Русский Сан-Франциско автора Хисамутдинов Амир Александрович

Глава VI «Лекции по эстетике» Гегеля. Герой античной трагедии как воплощение субстанционального принципа, конфликт как столкновение двух правд («Антигона» Софокла). Развитие образов в «Антигоне», «Филоктете» Софокла, «Хоэфорах» Эсхила. Динамика целей и средств в


Глава VII

Из книги Рассказы о Москве и москвичах во все времена [Maxima-Library] автора Репин Леонид Борисович

Глава VII «Лекции по эстетике» Гегеля. Пафос как движущая сила драматической борьбы. Перипетия в трагической фабуле: «Царь Эдип», «Электра», «Гамлет», «Горе от ума», «Три сестры», «Вишневый сад», «Оптимистическая трагедия», «В добрый час», «Прошлым летом в Чулимске».В


Глава LX

Из книги Франция и французы. О чем молчат путеводители автора Кларк Стефан


Глава LXI

Из книги Мифы о Китае: все, что вы знали о самой многонаселенной стране мира, – неправда! автора Чу Бен


Глава СХ

Из книги Гуманитарное знание и вызовы времени автора Коллектив авторов


ОКРУЖНОСТЬ — НИГДЕ, ЦЕНТР — ПОВСЮДУ ПОСЛЕСЛОВИЕ

Из книги автора

ОКРУЖНОСТЬ — НИГДЕ, ЦЕНТР — ПОВСЮДУ ПОСЛЕСЛОВИЕ Во Франции Пьера Шоню называют великим историком, имя которого, по мнению Алена Безансона, можно поставить в один ряд с именами Гегеля, Ренана и Макса Вебера. Избранный в Академию моральных и политических наук в 1982 г. на


Одни возвращались на Родину, другие навсегда покидали ее

Из книги автора

Одни возвращались на Родину, другие навсегда покидали ее С падением в России царского правительства началась репатриация российских граждан, по каким-либо причинам оказавшихся за рубежом. Она проходила в два этапа. После декрета Временного правительства при


Кругом одни масоны!

Из книги автора

Кругом одни масоны! Сокровенные таинства вершились за массивными стенами этого дома, на самой оживленной части Мясницкой, кажется, и посейчас хранящего тени и голоса давно прошедших по жизни людей. Внутри он много раз перекраивался. А вот фасад дома, принадлежавшего


Михаил Эпштейн. Пластичность философского текста: почему одни авторы более читаемы, чем другие

Из книги автора

Михаил Эпштейн. Пластичность философского текста: почему одни авторы более читаемы, чем другие Философская критика занимается прочтением и толкованием текстов, но остаются неясными условия их читаемости. Почему один текст читается легче, чем другой? Почему он влечет за