Глава 15 Самый длинный день

Глава 15

Самый длинный день

В те времена, когда хадж совершали только несколько тысяч паломников, собрание верующих поднималось для молитвы на гору Арафат. Сегодня каждый делает то что хочет. Какой имам и какой громкоговоритель заставят прислушаться к себе одновременно два миллиона паломников?

9-е Зу-ль-хиджа

В шесть утра становится ясно, что день будет очень жарким. Над головой с оглушительным грохотом пролетают вертолеты. В цистернах кончилась вода, так что омовение перед молитвой совершить не удастся. Опасность навредить хаджу сейчас велика, как никогда. Обезумевшие паломники мечутся в поисках бутылок с минералкой, штурмуют грузовики, с которых бесплатно раздают воду, бегают по лагерю в поисках укромного уголка, где можно было бы очистить себя. Стадо баранов беспристрастно взирает на шумиху и суету.

Среди людей распределяют огромные глыбы льда, только что привезенные на грузовиках. Их разламывают об асфальт, чтобы приложить маленькие кусочки к телу или сунугь их в рот. Небо огненной лавой стекает на лагерь, земля обжигает. Хребты гор, обступивших равнину, кажутся отсюда прохладными и манящими. У Благодатной горы колышется море людей в белых одеждах, проведших здесь всю ночь.

В Мекке же в это время обход Каабы совершают главы государств, послы и гости короля Саудовской Аравии. Они движутся цепочкой между стеной своих телохранителей. Король Иордании Абдаллах[81] был убит в 1951 году на священной площади между двух мечетей в Иерусалиме. Затем пришло время сменить кисву, и на Каабу, уже вымытую месяцем ранее в присутствии эмира Маджида ибн Абдель-Азиза, с большой помпой набросили новый покров. С помощью выдвижных лестниц одни рабочие осторожно сняли старую кисву, в то время как другие надевали новую. Торжественный момент. Когда, наконец, ткань ложится на землю, собравшаяся толпа хлопает в ладоши. Затем почетные гости спешат в долину Арафат.

Полдень. Зной становится невыносимым. Солнце — пятно, источающее жар. Небо — раскаленный свинец. Умма окутана пеленой оцепенения, ее голос затихает, ее движения замирают. Белизна палаток столь же ослепительна, что и небесная синева. Кажется, что все устремлено в вечность… Обычное начало вукуф — стояния на горе Арафат, которое будет длиться до захода солнца. Раньше «указывающие» взмахивали платками, подавая сигнал, и верующие приближались к холму, выполняли необходимые ритуалы, молились и слушали проповедь с Арафата, как некогда ее произносил с этой горы пророк.

В наши дни проповедь не является обязательной, как и стояние, что снимает обвинение с ислама о его якобы неспособности к изменениям и реформам. Египетские улемы авторитетного во всем исламском мире медресе аль-Азхара в I960 году вынесли фетву, разрешившую паломникам оставаться в своих палатках во время вукуфа и участвовать в нем в своем сердце. Но самые рьяные мусульмане все равно карабкаются на гору, чтобы вернуться только в сумерках. Это их рвение не особо приветствуется, простым хаджи оно кажется показным.

Пророк, которому исполнилось к 632 году уже шестьдесят лет, медленно поднялся по тропинке к вершине Благодатной. С нее он обратился к своему народу, говоря прямо и кратко. Его речь была торжественной. Он говорил о предписаниях, связанных с летосчислением, о возврате к лунному календарю, о взаимных обязанностях супругов. Так, женщина, совершившая супружескую измену, должна быть наказана, но без жестокости, и если она пообещает, что это не повторится, то следует перевернуть страницу и забыть о случившемся. Мухаммед призывал своих последователей опасаться козней дьявола, призывал хорошо относиться к рабам, жить в братстве со всеми мусульманами и настаивал на равенстве людей перед Богом. «Араб может превосходить другого араба только набожностью». Толпа преданных, окружившая пророка, была взволнована, люди тянули к нему руки, на глаза их наворачивались слезы. Прощальная проповедь (хаутбат аль-вада) завершилась такими словами: «Сегодня я завершил для вас вашу религию… и закончил для вас мою милость, и удовлетворился для вас исламом как религией» (Коран, 5:5). «Хорошо ли я передал послание?» — спросил посланник. «Именем Господа — да!» — ответила толпа. «Именем Господа, я возвращаю свидетельство!»

Из-за невозможности совершить остановку у подножия Благословенной горы, паломники еще более тщательно, чем обычно, блюдут чистоту ихрама. И это настоящая пытка, так как состояние ритуальной чистоты так важно для мусульманина, что только болезнь может заставить его отказаться от ее сохранения. Нельзя почесываться, нельзя стричь ногти, нельзя ничего делать с волосами на теле и даже с насекомыми, которые могут там завестись! Правоверные спорят о том, можно ли мыть голову алтеем или лотосом (интересно, откуда они возьмутся в пустыне). Кое-кто утверждает, что больным разрешается бриться, но очень осторожно, чтобы не раздавить ненароком вшей, если те живут в волосах. Другие улемы считают, что этих отвратительных насекомых вполне можно убить. Третьи возмущаются, услышав о такой жестокости. Сходятся на том, что паломник может аккуратно пересадить вшей на другой участок тела, «если там у них будут те же условия питания» — то есть на лобок или подмышки. Точно также можно сменить одежду хаджи, не причиняя вреда укрывшимся в складках ткани паразитам. Если паломник причесывается, и на гребне остаются волосы, то искупить этот невольный проступок можно символической милостыней. Можно ли массировать ноги или спину? Выдирать зубы? Что, если пошла кровь? И так далее. Удовлетворительного ответа нет.

Однако предусмотрены варианты «искупления» провинности, такие, как трехдневный пост перед мытьем головы или штраф за убийство саранчи (несмотря на то, что здесь это насекомое традиционно употребляется в пишу).

Навязчивая идея о соблюдении ритуальной чистоты достигает сейчас апогея. Воду найти крайне сложно, что увеличивает риск запятнать ихрам. Особенно следует остерегаться тех коварных капель, которые могут попасть на одежду при мочеиспускании. На этот случай знатоки веры изобрели способ истибра (иммунитет, освобождение). Так, чтобы полностью опустошить мочевой пузырь, нужно «топнуть по земле, с силой кашлянуть, зацепить правой стопой левую, присесть и встать…». Но остается другая опасность. «Омовение оскверняется всем, что исходит из двух проходов: мочой, спермой, газами и пр.». В фикхе — науке исламского права — составили список уточнений, который может показаться длинным и избыточным некоторым несознательным членам уммы. Различают — мани, собственно сперму, мази, секрет предстательной железы, и вадзи, густую мочу, которая иногда выделяется после полового акта, смесь всех этих жидкостей. Эти же самые термины используются и в отношении организма женщины, но здесь они обозначают вагинальные выделения, лохии и слизь.

Даже если верующие не всегда понимают смысл слова истинджа (облегчение), все более или менее знакомы с его принципами. Говоря иными словами — с искусством омовения после дефекации. «Следует пользоваться левой рукой и делать все по возможности максимально мягко. Поднимая большой палец так, чтобы он коснулся остальных, подмывают анус». Указательный палец нельзя использовать — вот откуда загадка, которую знают все мусульманские ребятишки: «Четверо грешат, а пятый смотрит». Улемы даже предусмотрели случай выпадения прямой кишки, что моментально оскверняет ихрам. В этом случае ее возвращают на место при помощи ткани.

Настоящее испытание для хаджи — это заболевания предстательной железы, когда позывы к мочеиспусканию учащаются, а проблема решается медленно и с затруднениями. Кроме того, дефекация может привести к сжатию больного органа и к выделению сока простаты. Идет ли в этом случае речь о джанаба (отчуждении) от себя — осквернении, которое требует выполнения полного омовения? Сложно сказать, так как здесь книжники проявили редкую изобретательность и продемонстрировали подозрительный интерес к «особым случаям». Как результат, появились два способа джанабы: удаление спермы мастурбацией или непосредственно из гениталий при проникновении внутрь головки полового члена. Обе участвующие стороны должны совершить омовение независимо от того, была ли эякуляция или нет.

Большинство паломников не принимают во внимание все эти тонкости, и только ригористы, желающие во что бы то ни стало возвыситься на фоне простых верующих, превращают паломничество в чистилище. Таков был один из наших спутников, который страдал от приступов тошноты, но отказался принимать лекарство, пить и есть. «Из-за этого мне придется идти в туалет», — было объяснение. Как далек от нас золотой век ислама и имам аль-Газали, видевший только «навязчивую идею» и «игры воображения» в этих потешных предписаниях! Люди украшают себя подобно новобрачным и совершают омовение по поводу и без оного, но для почтенного философа все это — «запустение, обиталище порока».

Сексуальные отношения запрещены в течение всего периода хаджа. Айша свидетельствует о том, что «пророк обнимал своих жен во время поста, но что касается его мужской силы, то тут он владел собой куда лучше вас». Эти слова разрешают паломнику, по крайней мере, спать рядом со своей супругой. Всякое юридическое решение, предполагающее легальный разврат, будь то просьба или фиктивный брак, считается предосудительным в эти дни, когда разгорается пламя веры. Интересно, что саудовские улема предложили несколько смелых исключений из правил ихрама. Мужчинам разрешалось умываться, причесываться, закрывать лицо, почесывать голову, носить кольца, выдирать зубы и вскрывать абсцессы. Несмотря на эту сверхтерпимость, в наши дни вукуф считается выполненным, если паломник просто присутствует на нем. Но если верующего не окажется на Арафате во время стояния, то ему остается только выйти из состояния ритуальной чистоты, чтобы затем совершить по меньшей мере одну умру. Что до хаджа, то придется ждать следующего года. Все вышеописанное касается суннитов, так как шииты более трепетно относятся к выполнению предписанных тонкостей. Верующий, «испортивший» вукуф, должен будет хранить состояние ихрама до следующего паломничества. Так, в 1731 году целый караван из Ирана пропустил «стояние» и целый год ждал в Мекке повторной возможности совершить хадж Несчастья так и преследовали их: жители «надежного города» сделали пребывание каравана невыносимым, обвиняя его участников в том, что они загрязнили экскрементами Черный камень. Правителю Мекки пришлось изгнать их. Они направились в эт-Таиф и в Джидду и там ждали хаджа до 1732 года.

Несмолкаемый грохот вертолетов оглушает измученных рвотой и коликами людей, сражающихся с астмой и гипертонией. Есть что-то трогательное и возмутительное в том, что сотни паломников жестоко страдают, тогда как медпункт находится от них в двух шагах. Каждый стоически переносит свои мучения, воспринимая их как доказательство любви к Богу. Чем сильнее одно, тем сильнее другое. Телесное испытание здесь приравнивается к подтверждению своей веры. Старик, которого приступ рвоты буквально выворачивает наизнанку, не хочет обращаться к врачу. А какие грехи могли совершить эти отцы семейств с изможденными лицами, чтобы пытаться искупить их такой суровой ценой? Ислам запрещает самоубийство, и тем не менее многие паломники не видят особого греха в гибели на территории Святой земли. Они мечтают о хлопотах обычной жизни, которые ждут их после завершения хаджа и возвращения домой. В день Арафата, как говорят, сам Бог спускается на седьмое, самое близкое к земле небо. Приблизившись к людям, он указывает на их уже избранных братьев: «Поглядите на слуг моих! Они пришли ко мне в худшем состоянии, покрытые пылью и сожженные солнцем».

На Благодатной горе толпа в ослепительно белых одеждах неподвижна и молчалива в адском пекле пустыни. Молодые и старые, тайцы, турки, индийцы, югославы, марокканцы и французы, они стоят плечом к плечу, неотрывно глядя на горизонт, на охровые горы Мекки. У подножия горы дежурит машина «скорой помощи», внутри нее спит пожилой мужчина, по виду — филиппинец. Спит? Но его уши, ноздри и рот закрыты кусками ваты, его руки вытянуты вдоль тела, его стопы связаны вместе: он «вернулся к Аллаху». Счастливец!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Длинный Причал

Из книги Повседневная жизнь Калифорнии во времена «Золотой Лихорадки» автора Крете Лилиан


Глава шестая. Самый популярный чужеземный поэт

Из книги «Стихи, достойные запрета...»: Судьба поэмы Г.Гейне «Германия. Зимняя сказка». автора Пронин Владислав Александрович

Глава шестая. Самый популярный чужеземный поэт Если собрать все русские переводы из Гейне, получится огромное собрание сочинений, в несколько раз превосходящее самые полные издания на языке оригинала. И неудивительно. Ведь на русском языке более десятка вариантов


Глава 306 День независимости Израиля/ Йом-Гаацмаут. День памяти / Йом-Газикарон

Из книги Еврейский мир автора Телушкин Джозеф

Глава 306 День независимости Израиля/ Йом-Гаацмаут. День памяти / Йом-Газикарон День независимости Израиля (Йом-Гаацмаут) соблюдается не только жителями Израиля, но и многими евреями диаспоры. 14 мая г. (5 ияра по еврейскому календарю) провозглашено израильское государство.


Глава 308 День Иерусалима / Йом-Йерушалаим

Из книги Московские обыватели автора Вострышев Михаил Иванович

Глава 308 День Иерусалима / Йом-Йерушалаим День Иерусалима (Йом-Йерушалаим) — самый новый еврейский праздник. Он провозглашен после Шестидневной войны (1967), в ходе которой Израиль освободил Старый город Иерусалима, где еще стоит Западная стена Храма. Когда завершилась


Глава V ПАРТИТУРА ШКОЛЬНОГО ДНЯ (День 122-й)

Из книги Повседневная жизнь паломников в Мекке [Maxima-Library] автора Слиман Зегидур

Глава V ПАРТИТУРА ШКОЛЬНОГО ДНЯ (День 122-й) Музыка и педагогика Каждое утро, идя в школу, я несу с собой партитуру нового школьного дня. Ее я пишу накануне. Проанализировав предыдущие дни, я представляю себе наступающий день моих маленьких учеников со всеми моими


Глава VI ЛИЧНОСТЬ (День 170-й, последний)

Из книги Повседневная жизнь британского парламента [Maxima-Library] автора Макдональд Уна

Глава VI ЛИЧНОСТЬ (День 170-й, последний) Четыре общих тетради, по двести страниц каждая, заполни! я дневниковыми записями и размышлениями о воспитании обучении моих шестилеток. Хотя они росли на моих глазах, теп] не менее не могу скрыть своего удивления: скачок — вот что


Самый лучший и самый худший

Из книги Карикатура. Непридуманная история автора Кротков Антон Павлович

Самый лучший и самый худший Самые убедительные письма — письма «судьбинные», в них дорогая автору мысль доказывается не с помощью умозрительной системы тех или иных аргументов, а в раскрытии живой человеческой судьбы. Вот к подобным письмам и можно отнести рассказ о


Глава 14 День напоения водой

Из книги Натюрморт с удилами автора Херберт Збигнев

Глава 14 День напоения водой Отель сотрясают возмущенные протесты сотен его жильцов. Дело в том, что нет воды, а мы на пороге восьмого дня зу-ль-хиджа, дня напоения (яум ат-тарвия). Сегодня верующие запасаются водой перед тем, как отправиться к горе Арафат. Краны абсолютно


Глава 19 День жертвоприношения

Из книги автора

Глава 19 День жертвоприношения 10-е Зу-ль-хиджаКогда паломники поворачивают к Мекке, они полны дум о своих далеких семьях и друзьях. Это — день веселья. Как и «маленький праздник» (араб, ид ас-сагир), посвященный концу поста, этот «большой праздник» (араб, ид аль-кабир или


Глава шестая Год, неделя, день

Из книги автора

Глава шестая Год, неделя, день Официальное открытиеЭта блестящая церемония знаменует собой начало парламентской сессии. Обычно она происходит в серый, пасмурный ноябрьский день, если только это не начало первой сессии после всеобщих выборов — в таком случае официальное