Кукла как обрядовый или праздничный символ

Кукла как обрядовый или праздничный символ

Куклы или сходные с ними антропоморфные фигурки часто используются как обрядовый или праздничный символ. При этом происходит два внешне противоположных, но внутренне взаимосвязанных процесса, предполагающих разные сценарии развития семантики обрядовой куклы. С одной стороны, с течением времени эти обрядовые артефакты стремятся вобрать в себя глубинную семантику праздника или обряда и, в конечном счете, стать его исключительным и самодостаточным знаком, постепенно оттесняющим на второй план остальные значения. Хорошим примером такого сценария является куколка в обряде «крещения и похорон кукушки» [Бернштам 1981, с. 179–203] и чучела в обрядах, предваряющих Великий пост, – см. илл. 91, кострище с чучелом «ведьмы» наверху, приготовленное для проводов масленицы [Wolfram 1972, abb. 5, австрийцы].

Илл. 91

С другой стороны, связь артефакта с обрядом или праздником, первоначально, возможно, совершенно случайная, может привести к экстраполяции обрядовой или праздничной семантики на саму куклу и/или совершаемые с ней действия, что способствует закреплению последних в качестве символических манифестаций данного обряда или праздника. В качестве иллюстрации ко второму сценарию приведем следующий пример. Как известно, средоточием праздничной жизни были традиционные ярмарки, которые устраивались один-два раза в год и отличались разнообразием представленных на них глиняных игрушек, в том числе зоо– и антропоморфных. Например, на ярмарке, приуроченной к вятской «свистопляске», продавали «барыней, кавалеров, медведей, коров, козлов, лошадей, пышнохвостых птиц и, конечно же, дешевых уток свистулек» [Энциклопедия земли 1998, с. 341]. Согласно легенде, «куклы из глины, расписанные разными красками и раззолоченные», продаются на «свистунье» «в честь вдов», оставшихся после избиения вятчанами устюжан [Хитрово 1826, с. 273 (цит. по: Зеленин 1995, с. 135)]. Таким образом, местный игрушечный промысел получает вторичную мотивацию на основе исторических событий, а изготавливаемые к празднику куколки обретают новое значение в рамках семантики праздника.

Вместе с тем обрядовая или праздничная символика антропоморфных фигурок вовсе не исключает возможности их использования в игровых практиках. Об этом свидетельствуют случаи употребления в игре обрядового зоо– и антропоморфного печенья от выпекавшихся на Сорок мучеников «жаворонков» и «куликов» до святочных и крещенских «козуль», «коньков» и «коровушек» [многочисленные примеры см.: Страхов 1991; Русский праздник 2001]. Т. Л. Сухотина-Толстая в своих мемуарах («Детство Тани Толстой в Ясной поляне») вспоминает: «Еще ранней весной мы играли очень любимыми нами жаворонками из ржаной муки, которые делал нам к 9 марта сын нашего тогдашнего повара – теперешний яснополянский повар – Сеня Румянцев. Жаворонки эти представляли из себя целое семейство. У главного жаворонка – у матки – была большая плоская спина, на которой сидела целая куча его детенышей. Иногда тут же было и гнездо с яйцами. Я украшала шеи всех маленьких жаворонков разноцветными шерстинками, а на шею матки всегда старалась достать красивую ленту. Этого разукрашенного жаворонка я возила на веревочке за собой на прогулке. Помню, как жаворонок тащился по таявшему от весеннего солнца снегу и как он от этого размокал. Когда он делался уже совершенно мягким и дряблым от воды – и начинал ломаться, то мне ничего не оставалось делать, как съесть свою игрушку. Она пахла мокрым снегом и конским навозом, но тем не менее казалась мне очень вкусной» [Сухотина-Толстая 1980; НКРЯ: Сухотина-Толстая 1910–1950].

Подобным образом использовались и красочные антропоморфные или зооморфные пряники, привозившиеся детям в подарок с ярмарки, которые выполняли роль своеобразных куколок, предназначенных не только для еды, но и для игры.

Илл. 92

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

СИМВОЛ ЗМЕИ

Из книги Боги нового тысячелетия [с иллюстрациями] автора Элфорд Алан

СИМВОЛ ЗМЕИ Тогда Господь сказал Змею: «Ты поступил очень плохо… Тебе придется хуже, чем любому другому животному. Ты должен будешь всю свою жизнь ползать на животе И есть пыль. Я сделаю женщину и тебя врагами, И ее дети будут врагами твоим детям. Ты ужалишь ее ребенка в


Кукла «Любочка».

Из книги Повседневная жизнь русской усадьбы XIX века автора Охлябинин Сергей Дмитриевич


Символ рубля

Из книги Статьи из газеты «Известия» автора Быков Дмитрий Львович

Символ рубля Подражание советской фантастикеИнопланетный корабль, курировавший земную жизнь, облетая планету по неизменной эллиптической орбите, промчался над Россией и ознакомился с проблематикой очередного заседания Государственной думы.— Что обсуждают? — живо


СИМВОЛ ВЕРЫ

Из книги Наблюдая за русскими. Скрытые правила поведения автора Жельвис Владимир Ильич


Символ весны

Из книги Богини в каждой женщине [Новая психология женщины. Архетипы богинь] автора Болен Джин Шинода


6. Детский обрядовый фольклор

Из книги Русский детский фольклор: учебное пособие автора Колядич Татьяна Михайловна

6. Детский обрядовый фольклор Каждый народ обладал своей сложившейся системой обрядов, с помощью которых люди стремились отогнать или отпугнуть враждебные силы, добиться личного благополучия, излечения от болезней, создания благоприятных условий для получения


6. Как старая кукла в волнах

Из книги Алогичная культурология автора Франк Илья

6. Как старая кукла в волнах Когда я учился последний год в школе, у нас была замечательная физкультура. Мы просто шли на стадион и играли два часа в футбол (мальчики, конечно). Я, правда, плохо (мягко выражаясь) играл в футбол: совсем не видел поля и других игроков. Поэтому


Символ веры

Из книги Фотография и ее предназначения автора Берджер Джон


Кукла

Из книги Изображение и слово в риторике русской культуры ХХ века автора Злыднева Наталия Витальевна

Кукла Осходстве персонажей Гоголя, особенно героев «Мертвых душ», с заводными куклами писалось немало[216]. Эта особенность творчества Гоголя – отчасти дань романтической традиции, отчасти свойство его натуры – была унаследована авангардом. Сверх-люди оперы Крученых


5. Обрядовый скарб

Из книги Книга Великой Нави: Хаософия и Русское Навославие автора Черкасов Илья Геннадьевич

5. Обрядовый скарб 1. Бубен, освящённый жертвенной Кровью (своей либо жертвенного животного)[136], а тако же колотушка из кости.2. Чёрный плащ — волохатый покров из шкуры животного либо из чёрной шерсти (в некоторых случаях может быть обшит чёрными перьями).3. Личина — образ


Кукла как фетиш

Из книги Феномен куклы в традиционной и современной культуре. Кросскультурное исследование идеологии антропоморфизма автора Морозов Игорь Алексеевич

Кукла как фетиш Рассмотренные в предыдущем разделе функции куклы связаны с ее ролью в мифологии и обрядово-ритуальной практике лишь опосредованно. Психологические мотивы, вызывающие потребность в визуализации и материализации «Другого», в создании своеобразного


Кукла в системе социовозрастных коммуникаций

Из книги автора

Кукла в системе социовозрастных коммуникаций Различные типы куколок, чучел и других антропоморфных предметов были неотъемлемой частью подростковых и молодежных развлечений и игр. Их появление, как правило, обусловлено семантикой и сюжетами традиционных игр,


Кукла в литературных и художественных контекстах

Из книги автора

Кукла в литературных и художественных контекстах Огромное воздействие на современное массовое сознание и, соответственно, на игровые и обрядовые практики оказывает образ куклы, сформированный новейшей художественной литерат урой, живописью, театром, кино [Гусева


Кукла как инструмент социального конструирования

Из книги автора

Кукла как инструмент социального конструирования Кукла изначально «мертва», она зримое воплощение механицизма, чего-то бездушного и ходульно-нелепого. Собственно образ куклы всегда возникает там и тогда, где и когда необходимо выразить идею предопределенности