Гимн Гуманной Педагогике

Гимн

Гуманной Педагогике

Если мы решились устремиться к такой возвышенной цели — воспитывать в Ребёнке Благородного Человека, то наш воспитательный процесс должен быть тоже благородным.

Такое воспитание называется гуманно-личностным подходом, в более широком смысле — гуманной педагогикой.

Слово «гуманный», как нам представляется, имеет следующий смысл: смертный человек, ищущий в себе своё бессмертное начало, ищущий связь с Творцом.

Есть противоположное слово «дура». Оно означает: человек, порвавший связь с Высшим (санскрит).

Классик педагогики Константин Дмитриевич Ушинский писал, что весь смысл гуманного воспитания есть воспитание духа.

Будем считать, что воспитанный дух и есть благородство человека.

Наш воспитательный процесс будет гуманным, если мы:

— погрузим Ребёнка в творимые нами образы доброты, любви, красоты, искренности, преданности, мужества, справедливости, уважения, сострадания…

— направим его взор на свой внутренний, духовный мир и поможем найти и постичь там свой Путь, свою Миссию, своё Предназначение, своё богатство духа, которые нужно будет проявить;

— пробудим в нём чувства, через которые проявляются и утверждаются благородные переживания и поступки;

— разовьём добромыслие и прекрасномыслие, доброречие, ответственность за свои мысли и за своё слово;

— научим жить духовной жизнью в своём внутреннем мире: размышлять, желать, воображать себя героем и свершать достойные поступки, мечтать, созидать, молиться, общаться;

— разовьём волю, смелость, самостоятельность, будем утверждать в нём искренность, желание говорить правду, быть внимательным к мыслям других;

— поможем вникнуть в смысл понятия «совесть» и жить по совести;

— возбудим и разовьём познавательную страсть, любовь к трудностям в познании, интерес к знаниям, любознательность…

Это есть намётки той содержательной воспитательной деятельности, которую мы могли бы продумать для нашего Ребёнка. Всё это содержание может уместиться в двух понятиях:

сердце и разум.

Воспитание благородства есть проблема облагораживания сердца и разума Ребёнка.

Мысль Льва Николаевича Толстого поможет нам ещё больше углубиться в содержательную суть гуманного воспитания. Он пишет: «…Я полагаю, что первое и главное знание, которое свойственно прежде всего передавать детям и учащимся взрослым, — это ответ на вечные и неизбежные вопросы, возникающие в душе каждого приходящего к сознанию человека. Первый:

Что я такое и каково моё отношение к бесконечному миру?

И второй, вытекающий из первого:

Как мне жить, что считать всегда, при всех возможных условиях, хорошим и что, всегда и при всех возможных условиях, дурным?»

Мы, по всей вероятности, попытаемся зародить эти вопросы в сознании нашего Ребёнка. Но и нам тоже, может быть, было бы хорошо искать ответы на них для себя. А где их искать, об этом Лев Николаевич говорит: «Ответы на эти вопросы всегда были и есть в душе каждого человека». Разъяснения же ответов на эти вопросы, говорит Лев Николаевич, находятся в учениях религии и нравственности, которые высказаны всеми лучшими мыслителями мира от Моисея, Сократа, Кришны, Будды, Конфуция, Христа, Магомета до Руссо, Канта, персидского Баба, индийского Вивекананды, Эмерсона, Сковороды и других.

Наш воспитательный процесс станет гуманным и личностным, если мы:

— будем строить отношения с Ребёнком сообразно его природе, его естеству;

— примем его таким, какой он есть;

— будем искать пути дружбы и сотрудничества, пути духовной общности с ним;

— будем восполнены пониманием и творящим терпением;

— в случаях нарушения Ребёнком норм поведения и оговорённой условности научимся создавать такие духовно-нравственные ситуации, которые породят в нём переживания и чувства раскаяния, исповеди, извинения, сожаления, самонаказания.

Скажем на всякий случай: крики, раздражение, гнев, унижения, насмешки, издевательства, насилие, принуждение и тому подобные действия разрушают гуманный педагогический процесс; они недостойны нас, и потому мы сжигаем их, а пепел отдаём земле.

Наш воспитательный процесс станет гуманным, если мы поймём, что:

— смысл нашей любви к Ребёнку не только в том, что мы не можем иначе, но и в том, чтобы он отозвался заботливой любовью к нам и проявил её к другим;

— смысл заботы о Ребёнке не только в том, чтобы уберечь его от разрушительного влияния среды, но и в том, чтобы наша забота обернулась в его душе заботой о нас, об окружающих;

— смысл нашей доброты к Ребёнку не только в том, что нам для него ничего не жалко, но и в том, чтобы в душе его родилась ответная доброта к нам и ко всем;

— смысл всех наших деяний не только в том, что мы живём и совершенствуемся, но и в том, чтобы Ребёнок принял их как норму для своих жизненных деяний.

Слепая родительская любовь не ведёт Ребёнка к благородству.

Родительская забота до самозабвения тоже не в пользу гуманного воспитания.

Родительская доброта до собственного унижения противоестественна гуманному воспитанию.

Такая неразумная услужливость порождает грустную действительность, когда родители с болью в сердце обнаруживают, каким неблагодарным стал повзрослевший уже Ребёнок, а сколько раз мы лишали самих себя чего-либо, чтобы ему было хорошо.

В гуманном воспитательном процессе, цель которого — воспитание Благородного Человека, мы должны держать себя благородно.

Наша любовь, наша доброта, наша забота, наша преданность и всё остальное, что мы дарим Ребёнку от всего сердца, должны быть, прежде всего, воспитательными, а не услужливыми. Мало, чтобы Ребёнок за всё это каждый раз говорил нам спасибо. Разве для «спасибо» мы трудимся?

Надо нести Ребёнку все наши дары духа так педагогически красиво и с таким чувством надежды, чтобы он воспринимал не их, эти дары, а нас с ними вместе, и чтобы он восхищался не столько ими, сколько нами.

Нельзя в процессе воспитания так просто разбрасывать любовь, заботу, доброту, самопожертвование; а делать это надо так, как заботливое поливание плодового деревца.

Наконец, наш воспитательный процесс будет гуманным и обращённым на личность Ребёнка, если мы сами тоже устремлены к духовному гуманизму, ибо мы есть вдохновители и творцы этого процесса. Он будет таким, какие мы сами есть.

Пусть мысль Льва Николаевича Толстого, приведённая ниже, не касается нас, но приведём её на всякий случай. Он пишет: «Дети нравственно гораздо проницательнее взрослых, и они, часто не выказывая и не осознавая этого, видят не только недостатки родителей, но худший из всех недостатков — лицемерие родителей, и теряют к ним уважение и интерес ко всем их поучениям… Дети чутки и замечают его сейчас же, и отвращаются, и развращаются».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Отцы и дети» И. С. Тургенева – дурманящий гимн пользе человеческой

Из книги Литературы лукавое лицо, или Образы обольщающего обмана автора Миронов Александр

«Отцы и дети» И. С. Тургенева – дурманящий гимн пользе человеческой Перед нами, дорогой читатель, уникальный роман XIX столетия, в котором самым причудливым образом сошлись некий итог развития всей многовековой традиции и его же полное отрицание. Казалось бы, а зачем же


ГИМН ТЕЛЕТЕАТРУ

Из книги Беседы о режиссуре автора Евхалашвили С С

ГИМН ТЕЛЕТЕАТРУ ...«У нас в конторе» — этот оборот, казалось бы, совершенно неприемлемый для творческого организма, можно было услышать в Главной редакции литературно-драматических программ ЦТ. Дань современному жаргону? Но в языке никогда не удерживается то, что не имеет


Гимн Московского университета

Из книги Газетный мир Московского университета автора Кузнецов Иван Васильевич

Гимн Московского университета Музыка В.И. Мартынова,слова В.Д. Федорова,редакция В.А. Садовничего Восславим Университет Во дни торжеств, во дни побед, Сумевший миру показать, «Что может собственных Платонов И быстрых разумом Невтонов Российская земля


Глава IV. КОЕ-ЧТО О ПЕДАГОГИКЕ

Из книги Искусство жить на сцене автора Демидов Николай Васильевич

Глава IV. КОЕ-ЧТО О ПЕДАГОГИКЕ Один из главнейших актерских недостатков — это недоверие к себе. Недоверие к тому, что мое маленькое, будничное, скромное годится, что оно хорошо. Сцена-де есть сцена. На меня смотрят сотни и даже тысячи глаз — разве интересно им, если я буду тут


Допущения гуманной педагогики

Из книги Как любить детей автора Амонашвили Шалва Александрович

Допущения гуманной педагогики Случилось так, что всё психолого-педагогическое наследство, наработанное лабораторией экспериментальной дидактики за время 25-летней масштабной творческой деятельности, досталось мне. Некоторые из моих дорогих коллег ушли из жизни,


Гимн

Из книги Чеченцы автора Нунуев С.-Х. М.

Гимн На русском языке Как бы ты ни горела огнем несправедливости Чечня, Ни падала и вставала, чтобы жить. Молния Кавказа, колыбель свободы, Берегли честь твоей земли гордые люди. Согласие между твоими народами — бесценное богатство! Кроме тебя, нет матери, чтобы


Гимн Чтению

Из книги Баллада о воспитании автора Амонашвили Шалва Александрович

Гимн Чтению Нам будет трудно воздать хвалу тому великому значению, что может сделать Книга и Чтение в духовно-нравственном становлении Ребёнка, а далее — во всей его культурной жизни.Книга и Чтение будут утончать его чувства, мысли, отношения, расширят сознание, обогатят


Гимн Любви к Ребёнку

Из книги Будни и праздники императорского двора автора Выскочков Леонид Владимирович

Гимн Любви к Ребёнку Любовь к Ребёнку, а также всё, что мы свершаем во имя любви к нему, есть наши родительские дары духа. Мы дарим их через воспитание нашего Ребёнка всему миру, самой Вселенной, Богу.Любовь есть Истина всего сущего на Земле и на Небесах.Любовь — это основа


«Боже, Царя храни!». Государственный гимн

Из книги Страна идиша автора Роскис Дэвид Г.

«Боже, Царя храни!». Государственный гимн К государственной символике относится также гимн – торжественное музыкальное произведение, исполняемое при официальных церемониях внутриполитического и международного характера.Многие века во время различных торжеств в


Глава 30 Партизанский гимн

Из книги Два лица Востока [Впечатления и размышления от одиннадцати лет работы в Китае и семи лет в Японии] автора Овчинников Всеволод Владимирович