Мир глазами художника

Мир глазами художника

Если применительно к истории искусства у меня не было школы и мне, руководствуясь здравым смыслом и интуицией, пришлось разрабатывать собственную систему организации изучаемого материала, применительно к живописи у меня не было ни школы, ни минимальных способностей к реалистическому искусству.

Это как с пением: там слух был, и было «детское неумение управлять своим голосом», так что в хоре мне «карьера» была противопоказана. А в живописи – было ощущение цвета, ритма, понимание определённой иерархии ценностей, ощущение «что хорошо, что плохо», то есть – «слух». «Спеть» же я на этом языке не мог, казалось, ничего.

Мне на протяжении шестидесяти с лишним лет мучительно хотелось писать картины. При этом человек к тому времени, о котором идёт речь, уже неплохо образованный, имевший российский диплом доктора исторических наук и международный диплом «Доктор оф Арт», член Союза художников (по отделению, впрочем, художественной критики), член Международной ассоциации историков искусства и Российской ассоциации искусствоведов, я понимал: то, что я могу и хочу делать в живописи, не вписывается в традиционные каноны.

Но как историк культуры я знал о существовании так называемого «наивного» искусства. Оказалось, то, что я мог делать в изобразительном искусстве с детских лет, – имеет в истории искусства своё название. Ну, коли так, – флаг мне в руки.

За три года (с 2009 по 2012 г.) я написал около 400 натюрмортов, пейзажей, фантастических композиций, сценографических проектов, фигурных построений, витражей и картин маслом на стекле, пластике и т. д. И не могу сказать, что «закрыл тему».

Как и в истории живописи, я остаюсь самоучкой, каждый день открывающим для себя (дай Бог, и для других) этот прекрасный и чарующий многоцветный мир.

Мне идёт уже восьмой десяток, но, думаю, я ещё не всё сказал.

И ещё не всё понял: и в искусстве, и в себе самом.

Двигателем любого прогресса, в том числе и в искусстве, является женщина. Понимаю, суждение спорное, и всё же…

Три года назад (летом 2009 г.) искусствовед, преподаватель курса «История мировой художественной культуры» Лариса Малинина обратилась ко мне с неожиданной просьбой: сделать витражи рядом с дачным домиком – в патио. Увидела мои пастельные наброски, сделанные для детей и по их сюжетам («Жирафы», «Львы», «Цирк», «Карельская деревня» и др.), и предложила. Мои опыты в живописи мало отличались от рисунков детей, мы понимали друг друга, и нам было весело. В то же время в моих рисунках была строже композиция, присутствовал, что ни говори, 70-летний опыт, была не просто радость, получаемая от жизни на даче, но и попытка понять и объяснить эту радость…

Поскольку заказчик была моей женой, то и место работы оказалось рядом с домом.

Алгоритм всей композиции был задан старыми рамами от теплицы. «Заказчица» смонтировала эти рамы в определённую композицию-инсталляцию. Оставалось написать «картинки» на уже вставленных в рамы стёклах.

Без страха и стеснения взялся я за этот летний проект. Писал тут же в патио, на «свежем воздухе». Обычные масляные краски, подаренные много лет назад приятелем художником, обычные отмытые от грязи стёкла, обычные кисти.

И не совсем обычные сюжеты, – натюрморты рядом с деревенскими пейзажами, яркие попугаи, бабочки, «марины» с романтическими фрегатами и т. д.

За лето я написал более 120 «картинок» на стекле (а когда стёкла закончились, – на кусках обычного пластика).

Лето кончилось, а сюжеты продолжали переполнять голову. Переехав с дачи в Москву, продолжил начатые серии натюрмортов и пейзажей… За зиму 2009–2010 гг. их набралось около сотни.

Постепенно втянулся в этот увлекательный процесс.

И случилась удивительная для меня вещь: хобби, фактически – «художественная самодеятельность», увлечение профессионального историка и писателя, стало приобретать контуры профессии.

Удивились и заинтересовались тем, что я делал, профессионалы: академик живописи Ю. А. Походаев, член-кор. академии художеств В. И. Галатенко, профессор Художественного института (Академии) им. В. И.Сурикова С. А. Сиренко и др. Заслуженный художник РФ, руководитель пресс-клуба при Центральном доме работников искусств писатель Валерий Поволяев предложил устроить в ЦДРИ мою персональную выставку. Как ни странно (обычная реакция на «наивное искусство»: «и я так могу»…), «Книга отзывов» не принесла ни одного отрицательного, тем более – раздражённо-критического отклика. (Подборку откликов на экспозицию мы помещаем в приложение к этому эссе).

Проявил интерес, признав «своим, достаточно престижный в мире музейщиков и галерейщиков «Музей наивного искусства» в Москве.

Директор Центрального дома учёных РАН профессор B.C. Шкаровский (в связи моим творческим юбилеем), предложил провести выставку в ЦДУ в 2013 г. В этом же году (кстати, 100 лет со дня рождения моей мамы) мои работы приглашены для участия в Международном биеннале наивного искусства в Москве.

Занятие не только историей искусства, но и непосредственно самой живописью, принесло и неожиданные результаты.

Поначалу занятие живописью просто доставляло удовольствие. Доброжелательный интерес к моим работам проявляли родные и друзья. А потом – после выставок – и совсем незнакомые, посторонние люди.

Оказалось, что «гадкий утёнок» из 40-50-х гг. прошлого века, имевший твёрдую тройку по рисованию, своими «танцующими» бутылками, стаканами, вазами с цветами, в том числе цветами, не существующими в природе, со своими городскими и деревенскими пейзажами, на которых были изображены дома, которые в реальной жизни не устояли бы на земле и минуты, дома, в которых жить невозможно, но которые нельзя забыть, расставшись с ними, вспоминая построенные кварталы зданий, или отдельные деревянные замки в лесу, вот, оказалось, что этот «неумеха» знает про жизнь что-то такое, что приближает к постижению её смысла…

На своих выставках, дома, – показывая гостям новые работы, я всегда наблюдаю за тем, как меняются лица людей, рассматривающих мои картины, ни разу не видел выражения раздражения, неприязни, отторжения. Бывало равнодушие, но достаточно благожелательное (тут ничего не поделаешь: ни одна картина не может в равной степени нравиться всем). Встречал явное расположение, интерес, любопытство, удивление, ироничную, а порой уже и – самоироничную улыбку…

Обычно картину (или картины), написанную с утра, оставляю сохнуть либо в мастерской, либо дома, и пока они сохнут, подолгу рассматриваю их, отмечая, что неплохо бы и переписать, подправить, что просто запомнить, чтобы исправить на следующий день.

И давно заметил: в каждую картину «вкладываешься», отдаёшь ей энергию: «выдыхаешься» от работы к вечеру. Но стоит посидеть перед картиной час-другой, и растраченная энергия возвращается к тебе.

Провёл серию «блиц-интервью» с друзьями, которым дарил свои картины. Все признались: кроме эстетического удовлетворения от созерцания понравившихся им картин, все они испытывали и энергетическое удовлетворение. После ночи, проведённой в комнате с подаренными картинами, к утру испытывали лёгкость, прилив сил, бодрое настроение, невольно ловили у себя на губах улыбку.

Расширил своё «доморощенное» исследование: подарил несколько картин врачам 31 и 82 горбольниц, трёх поликлиник, в которых консультируюсь со специалистами. Профессиональные медики подтвердили: есть эффект.

Накопились любопытные наблюдения над тем, как занятие живописью помогает если и не излечению, то облегчению течения ряда болезней, таких, как Болезнь Паркинсона, Болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз.

Созерцание же картин, выполненных в манере «наивного искусства», подпитывает энергетику организма, особенно у детей и стариков, позволяет диабетикам снизит дозу инсулина, снять стойкие головные боли при мигренях и «женских недомоганиях» в «критические дни». После ночи, проведённой рядом с такими картинами, значительно легче начинают рабочий день пациенты, страдающие остеохондрозом, остеопорозом, артритами и артрозами…

Достаточно полчаса посидеть рядом с картиной, выполненной в манере «наивного искусства» и, пусть чуть-чуть, но улучшается зрение, быстрее проходят такие болезни, как обострение хронического ринита, конъюнктивита, отита, ОРВИ, – эффект, сродни тому, который оказывает «люстра Чижевского».

Наблюдался ещё один неожиданный эффект.

В последнее время у меня, как и у каждого уважающего себя старого профессора (не важно, что профессора истории, а не живописи) появились юные ученицы – Светочка и Лилечка. Девочки совершенно прелестные, и внешне, и по тем неожиданным находкам, которые присущи их живописным композициям. Светочка Баранова даже успела поучаствовать в моей персональной выставке в ЦДРИ в 2011 г.

Так вот, после первых же мастер-классов у меня в мастерской (они называются «В гостях у дедушки») их палитры стали значительно светлее, по признанию родителей и настоящих бабушек и дедушек, характеры у девочек (достаточно своенравных ранее) стали мягче, дети стали жизнерадостнее и толерантнее…

И сейчас, когда я пишу эти строки, последние по времени исполнения картинки моих юных учениц предо мной. Мы работали одновременно у меня в мастерской. Получились три светлые, весёлые, жизнерадостные картинки. А ведь стоял ноябрь. Грязь и слякоть. Пасмурно. А на душе у нас светло.

25.11.2012 г.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПАМЯТИ КРУПНОГО ХУДОЖНИКА И ЧЕЛОВЕКА

Из книги Об искусстве [Том 2. Русское советское искусство] автора Луначарский Анатолий Васильевич

ПАМЯТИ КРУПНОГО ХУДОЖНИКА И ЧЕЛОВЕКА Впервые — «Красная газета». Вечерний выпуск, 1929, 7 января, № 6. Печатается по тексту кн.: Луначарский А. В. Об изобразительном искусстве, т. 2, с. 240. С первых дней существования Советской власти Г. Б. Якулов стал одним из виднейших деятелей


Глава 7. Этика Художника-творца

Из книги Повседневная жизнь русского кабака от Ивана Грозного до Бориса Ельцина автора Курукин Игорь Владимирович

Глава 7. Этика Художника-творца


Глаз художника (художественное видение Гёте)

Из книги Последний день Помпеи автора Вагнер Лев Арнольдович

Глаз художника (художественное видение Гёте) Ophthalmцn men amerse, didoy d’hкdeian, aoidкn(Od. VIII, 64)Очи затмила его, даровала за то сладкопение(Одиссея, VIII, 64) (Пер. В. Жуковского)Среди «Смирных ксений» Гёте есть такое, нередко цитируемое четверостишие:Wдr nicht das Auge sonnenhaft,Die Sonne kцnnt es nicht erblicken;Lдg


Два художника

Из книги Пассионарная Россия автора Миронов Георгий Ефимович


НОВЫЙ ЗАМЫСЕЛ ХУДОЖНИКА

Из книги Домашний музей автора Парч Сусанна

НОВЫЙ ЗАМЫСЕЛ ХУДОЖНИКА Карла Павловича Брюллова назначили профессором Академии художеств. Ему отвели просторную квартиру при академии. Все осаждали Брюллова, каждый искал знакомства с ним, а собиратели художественных коллекций готовы были платить любые деньги, чтобы


Портрет художника

Из книги Изображение и слово в риторике русской культуры ХХ века автора Злыднева Наталия Витальевна


Глава 2. Имя и подпись художника

Из книги Лики России (От иконы до картины). Избранные очерки о русском искусстве и русских художниках Х-ХХ вв. автора Миронов Георгий Ефимович

Глава 2. Имя и подпись художника Проблема имени художника и его подписи в контексте взаимодействия образной системы и выразительных средств произведения и/или творчества того или иного мастера интересна во многих отношениях. Во-первых, эта проблема связана с


11 Богема наряжается: коммерция и жизнетворчество художника

Из книги О литературе. Эссе автора Эко Умберто

11 Богема наряжается: коммерция и жизнетворчество художника МЭРИ ГЛЮК В сложившихся представлениях о богеме образ художника устойчиво соотнесен с эксцентричной модой (ил. 11). Эта ассоциация возникла во многом благодаря музыкальной мелодраме Анри Мюрже «Жизнь богемы» (La


Портрет художника в интерьере его картин. Василий Иванович Суриков

Из книги автора

Портрет художника в интерьере его картин. Василий Иванович Суриков Василий Иванович Суриков родился в сибирском городе Красноярске 12 января 1848 г. в казачьей семье. В его картинах, пронизанных редким по красоте национальным колоритом, есть то истинное знание быта и


Портрет художника-бакалавра[37]

Из книги автора

Портрет художника-бакалавра[37] Вероятно, я не самый подходящий оратор, чтобы выступать на юбилее окончания Дж. Джойсом искусствоведческого факультета: в одной из статей, опубликованных в 1901 году в St. Stephen’s Magazine, утверждалось, будто Джойса испортили итальянские идеи.