7.1. Отражение в семантической системе языка биосоциального антропоцентризма человеческого сознания

7.1. Отражение в семантической системе языка биосоциального антропоцентризма человеческого сознания

Биосоциальное выделение человека из окружающего его мира, осознание им особого места в нем в противопоставлении с «нечеловеческим», было длительным историческим процессом, прошедшим, видимо, несколько этапов. Как установили Т.В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванов [Гамкрелидзе, Иванов 1984, Ч. 2], наиболее ранние языковые данные свидетельствуют уже о том, что человек различал живое и неживое. К живому он относил животных и растительный мир (ср., например, в русском языке этимологически однокорневые слова жизнь, живой, животное, жито), среди живого выделял «одушевленные» и «неодушевленные» подклассы по признаку наличия/ отсутствия способности «дышать», а среди «одушевленного» мира противопоставлял животных и человека по признакам «говорящий/неговорящий», «разумный/неразумный», «двуногий/четвероногий», отличая говорящих земных, смертных от говорящих небесных, бессмертных [Там же: 465—481]. Таким образом, по данным общеиндоевропейского словаря, человек осознавал и выделял себя в противопоставлении другим существам по признакам «живое», «одушевленное», «говорящее (разумное)», «смертное (земное)», «двуногое» и др. Это выделение отразилось, например, на различном лексическом обозначении однородных реалий, относящихся к человеку и животным: ср., например, в русском языке лексемы лицо/ морда, рука/лапа, рот/пасть, горло/глотка, ногти/когти, умереть/сдохнуть, родить/окотиться, отелиться и др., пища/корм, ребенок/детеныш, муж и жена/самец и самка и др. Ср. также противопоставление местоименных лексем кто/что, в котором кто имеет в виду только человека и редко употребляется по отношению к животным (ср. Кто тебя укусил? – Комар или оса?). Русский язык связывает также некоторые синтаксические и морфологические явления только с лексемами, обозначающими лицо. Так, конструкции с предикативными наречиями типа «...холодно» выражают с дат. пад. синтаксического субъекта состояние лица, а с обстоятельственными наречиями – состояние окружающей среды: Мне холодно/На улице холодно; конструкции со страдательным залогом предполагают всегда только агентивное дополнение, таковы же неопределенно-личные и обобщенно-личные предложения, в которых синтаксический субъект выражен глагольной формой (По радио передают... Что посеешь, то и пожнешь). В суахили (и в других языках банту), по свидетельству Д. Лайонза [Лайонз 1978: 301—302], существительные классифицируются по меньшей мере на шесть родов, из которых первый род обозначает класс людей, а остальные – неодушевленные предметы (деревья, камни, абстрактные понятия).

Можно предположить, что с социальной антропоцентрической точкой зрения связано и возникновение трехродовой классификации субстантивных имен в индоевропейских языках. По свидетельству ТВ. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова, выделение подкласса одушевленных предметов среди всего живого совпадало у древних индоевропейцев с еще более ранним делением именной системы на активные и инактивные имена, которая исторически преобразилась в первичную индоевропейскую грамматическую классификацию с двумя родами – общим (одушевленным) и средним (неодушевленным), затем общий род в индоевропейских языках дифференцировался на мужской и женский род, видимо, в зависимости от половой принадлежности сначала личных имен. Т. Барроу отмечает, что «так называемые имена «общего рода», или «одушевленного рода», по своему происхождению являются именами деятеля и в подавляющем большинстве они «одушевленные» (и в основном обозначают людей), так как, естественно, имя деятеля чаще всего относится к лицу» [Барроу 1976: 194]. А. Мейе допускал уже в общеиндоевропейском языке среди «одушевленного рода» «два подрода: мужской род – для существ мужского пола или воспринимаемых как таковые и женский (имевший форму основы, производной от основы мужского рода) – для существ женского пола или воспринимаемых как таковые (например, земля, деревья и т.д.» [Мейе 1951: 367]. Трудно себе представить, что выделение признаков «активности как проявления жизненной силы – живого – одушевленного – биологического пола» происходило без осознания их человеком прежде всего в самом себе и себе подобных, а затем по аналогии в других.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ОТРАЖЕНИЕ

Из книги Погаснет жизнь, но я останусь: Собрание сочинений автора Глинка Глеб Александрович

ОТРАЖЕНИЕ Во дворце или в избе, Всюду мне не по себе. О тебе везде тоскую, Проклиная долю злую. Не подруга ты моя, Это «ты» — второе «я», Подлинное, основное; Потерял его давно я. Лишь в стихах мелькнет порой Настоящий облик


Законы человеческого сознания, его обусловленность в «Войне и мире»

Из книги Повести о прозе. Размышления и разборы автора Шкловский Виктор Борисович

Законы человеческого сознания, его обусловленность в «Войне и мире» Анализируя действия масс в своей эпопее, Толстой говорит о жизни пчел, о том, как бабы все разом принимаются за работу или идут в баню мыться к празднику. Далее он анализирует действия дворян и говорит о


8. Типы адаптации языка к человеческой коммуникации и понятие принципов системы языка

Из книги Язык и человек [К проблеме мотивированности языковой системы] автора Шелякин Михаил Алексеевич

8. Типы адаптации языка к человеческой коммуникации и понятие принципов системы языка Поскольку процесс человеческой коммуникации состоит из его участников, канала связи, передаваемой и понимаемой информации об объективной и субъективной действительности, то


Глава II Типы адаптации семантической системы языка к биосоциальным особенностям человека и осуществлению коммуникативно-информационного процесса

Из книги Самые невероятные в мире - секс, ритуалы, обычаи автора Талалай Станислав

Глава II Типы адаптации семантической системы языка к биосоциальным особенностям человека и осуществлению коммуникативно-информационного процесса 1. Биосоциальные особенности человека Современная наука рассматривает человека как особое биосоциальное существо,


3. Особенности семантической системы языка

Из книги автора

3. Особенности семантической системы языка Совокупность всех означаемых данного языка образует его семантическую систему. Она служит, с одной стороны, для выражения содержания коммуникативной информации говорящего во всех ее аспектах и, с другой стороны, для понимания,


5. Адаптация языковых значений к осуществлению коммуникативно-информационного процесса и принципы семантической системы языка

Из книги автора

5. Адаптация языковых значений к осуществлению коммуникативно-информационного процесса и принципы семантической системы языка 5.1. Принцип (18) инвариантности языковых значений (см. главу I, п.


5.4. Принцип (21) дифференциации в семантической системе языка лексических и грамматических значений

Из книги автора

5.4. Принцип (21) дифференциации в семантической системе языка лексических и грамматических значений В связи с тем, что коммуникативная информация является информацией о положении дел (событии) и их отношениях в объективном или субъективном мире и сопровождается


7. Отражение в семантической системе языка антропоцентризма человеческого сознания

Из книги автора

7. Отражение в семантической системе языка антропоцентризма человеческого сознания 7.1. Отражение в семантической системе языка биосоциального антропоцентризма человеческого сознания Биосоциальное выделение человека из окружающего его мира, осознание им особого


7.2. Отражение в семантической системе языка антропоморфизма человеческого сознания

Из книги автора

7.2. Отражение в семантической системе языка антропоморфизма человеческого сознания Антропоморфизму в семантической системе языка, основанному на метафоричности человеческого мышления, придавал большое значение А.А. Потебня. В своей работе «Грамматический род» он


7.3. Отражение в семантической системе языка антропосубъектного уподобления реалий внутреннего мира реалиям внешнего мира

Из книги автора

7.3. Отражение в семантической системе языка антропосубъектного уподобления реалий внутреннего мира реалиям внешнего мира На отражение в семантической системе языка этого типа атропоцентризма обратили внимание А.А. Потебня и М.М. Покровский. Так, А.А. Потебня заметил, что


8.2. Основные положения об отражении эгоцентризма в семантической системе языка

Из книги автора

8.2. Основные положения об отражении эгоцентризма в семантической системе языка Обобщая изложенное понимание отражения эгоцентризма в семантической системе языка, отметим, что принцип эгоцентризма стал пониматься в лингвистике расширенно – как любое проявление в