ПОЖАЛУЙСТА, ЧТО-НИБУДЬ ПОХОЛОДНЕЕ!

ПОЖАЛУЙСТА, ЧТО-НИБУДЬ ПОХОЛОДНЕЕ!

Днём в детском саду Миша и Даша заметили много нового, достойного внимания.

Миша, например, когда выходил из своего дома, удивился тому, какой добрый пёс Чап. Чап был ничейный и обычно сидел около какого-нибудь подъезда, но никогда ничего не выпрашивал. Миша остановился возле собаки, пёс с готовностью протянул мальчику лапу. Глаза были добрые и очень, очень умные. «Сейчас что-нибудь скажет», — невольно подумалось Мише. Но он тут же засмеялся. И поспешил за сестрой.

Даша шла и вертела головой налево — направо. Мысли у неё были во многом сходные с Мишиными. «Да, много удивительного вокруг, — думала девочка, — надо только уметь видеть. Даже в самом простом много удивительного!» Придя к такой сложной мысли, Даша совсем запарилась.

Тут они и пришли в детский сад, и начался обычный день. Но нет! Не совсем обычный… Дети стали по-другому смотреть вокруг. Они радостно удивлялись всему хорошему, красивому и их удивление привлекало и других детей. Удивлялись они и злому, недобромук особенно, когда Саша Огурцов перед обедом вымазал стульчик Светланы кашей, и Света на него села. Она села и сразу же побледнела и застыла на стуле, не шевелясь. Саша начал смеяться и кричать: «Это сюрприз!» Некоторые ребята тоже засмеялись, не поняв, в чём дело. Но Миша и Даша насмотрелись подобных сюрпризов.

Миша очень удивился глупой шутке Саши, а Даша с удивлением подумала, что Саша злой и недобрый.

Много чего ещё было за день. Миша время от времени нащупывал в кармане серебряную подковку и который раз удивлялся, вскидывая брови и поводя головой из стороны в сторону. Как-то не верилось: тогда он потихоньку вытаскивал подковку из кармана.

Вечером, как обычно, аромат старинных духов вызвал из прошлого Натали. Она вежливо поздоровалась, спросила детей об их впечатлениях за день, о здоровье родителей и бабушки и, наконец, спросила:

— Так куда сегодня?

Миша солидно заметил:

— Мне до сих пор жарко от этого пожара в павильоне. Давайте куда-нибудь, где похолоднее.

— Да-да, — подхватила Даша.

— Но ведь это не просто холод, мы попадём в особенные страны. Вам там может стать слишком холодно и неуютно, — Натали голосом подчеркнула слово «слишком».

Но чем больше отговаривала ребят Натали, тем больше им хотелось туда попасть.

— Мы оденемся потеплее, — и Миша натянул два свитера.

Даша тоже не отставала от него.

— Боюсь, что там это не поможет, — грустно покачала головой Натали, но всё-таки согласилась. — Хорошо, совсем ненадолго.

И они оказались в стране, где кругом высились каменные дома, которые смотрели на них зашторенными окнами (хотя в этой стране сейчас был день), деревья стояли голые и какие-то одинокие, зелени нигде не было. Было очень холодно.

— Бр-р-р-р, — произнесла Даша и закуталась получше в свою толстую кофту. Дети быстро поняли, что холод разлит не только в воздухе, он исходит от домов, от блестящих вытянутых тел машин, от деревьев, даже от солнца, которое светило прямыми, не греющими лучами.

— Где мы? — прошептала Даша.

— Это Высокомерия, — объяснила Натали. — Здесь самый главный правитель — Высокий Мэр. Он презирает всех остальных; около него несколько приближённых — они презирают нижестоящих и т. д. Даже самый большой бездельник и попрошайка в этом городе найдёт кого презирать, например, обездоленного пса.

Миша сразу вспомнил Чапа и подумал, как же можно презирать такого отличного пса.

А какие тут были жители! Они все проходили мимо детей, слегка задрав голову, часто презрительно вскидывали брови, у некоторых нижняя губа была оттопырена. От них веяло леденящим холодом.

— Да, от такого холода не спасёт одежда, — прошептала Даша. У неё уже посинели губы.

Они шли по улице, на них никто не обращал внимания, все презрительно отворачивались.

По главной магистрали промчался в удивительном сверкающем автомобиле Высокий Мэр. Дети не смогли рассмотреть его, потому что белые шторки в машине были задёрнуты. Но зато повеяло просто полярным холодом.

— Тут нам нельзя останавливаться, — сказала Натали.

И дети поняли, почему. Там, где стояли Даша и Миша, на промёрзлой и каменистой земле неожиданно проросла трава.

— В нас сейчас узнают чужих. Они здесь этого не терпят, — всегда такая сдержанная, сейчас Натали даже вскрикнула. — Для Высокомерии в нас слишком много тепла.

И дети всё поняли, и не стали расспрашивать, какого такого тепла. И когда Натали достала свой веер, они облегчённо вздохнули.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава XVIII «Когда какое-нибудь предзнаменование угрожало несчастием, мы трепетали от ожидания… »{1}

Из книги Статьи за 10 лет о молодёжи, семье и психологии автора Медведева Ирина Яковлевна

Глава XVIII «Когда какое-нибудь предзнаменование угрожало несчастием, мы трепетали от ожидания…»{1} Как скоро снег сошел, мы поехали все вместе поклониться могилам бабушки и Надежды Васильевны, похороненной с ней рядом.Явился на кладбище священник, давно уже знакомый со


Смогли бы вы обозвать кого-нибудь эскимосом?[47]

Из книги В. С. Печерин: Эмигрант на все времена автора Первухина-Камышникова Наталья Михайловна

Смогли бы вы обозвать кого-нибудь эскимосом?[47] Понятие «эскимос» охватывает целый ряд различных групп и вовсе не обязательно (как считают некоторые) является оскорблением.К эскимосам относят людей, живущих в высокоширотных арктических районах Канады, Аляски и


Шведский героизм. Пожалуйста, не пытайтесь совершить подвиг самостоятельно!

Из книги Мифы о Китае: все, что вы знали о самой многонаселенной стране мира, – неправда! автора Чу Бен

Шведский героизм. Пожалуйста, не пытайтесь совершить подвиг самостоятельно! Когда речь заходит о необычных происшествиях, событиях и ситуациях, шведы всегда придерживаются золотого правила: никакого героизма! В любой инструкции, в любом справочнике написано черным по


Глава третья «Убежище от деспотизма – запереться в какой-нибудь келье»

Из книги Швеция без вранья автора Стенвалль Катя

Глава третья «Убежище от деспотизма – запереться в какой-нибудь келье» В 1829 году, семнадцати лет, Герцен стал студентом Московского университета. Это был новый путь для аристократа – до 1825 года в университетах обучались дети священников, мелких дворян, разночинцев.


Шведский героизм Пожалуйста, не пытайтесь совершить подвиг самостоятельно!

Из книги автора

Шведский героизм Пожалуйста, не пытайтесь совершить подвиг самостоятельно! Когда речь заходит о необычных происшествиях, событиях и ситуациях, шведы всегда придерживаются золотого правила: никакого героизма! В любой инструкции, в любом справочнике написано черным по