Святыни зороастризма

Святыни зороастризма

Повсюду были храмы, изображения богов, молитвы и жертвоприношения, церемонии и шествия, молящиеся и жрецы. Но кто же в силах найти концы в этом запутанном переплетении верований? Брахманы и магометане, огнепоклонники и буддисты… Какой же из множества культов самый древний, самый священный и чистый?

Герман Гессе. Роберт Эгион

Об этом редко вспоминают, но самым первым пророком, сформулировавшим все базовые принципы ближневосточных религий, был Заратуштра, или как его называли древние греки — Зороастр. Именно этот философ, живший в Восточном Иране где-то в XV–XII веках до н. э., провозгласил, что бог, Ахура-Мазда, один и создал первую монотеистическую религию — зороастризм, ставшую государственной в персидской империи.

Согласно учению Зороастра, Ахура-Мазда совершил акт творения нашего мира в два этапа. Сначала он создал все в нематериальном, духовном мире. Затем придал всему материальный вид. Когда мир стал материальным, началось сражение со злом, так как, в отличие от «духовного», «материальный» мир оказался уязвимым для сил зла. На него напал Злой Дух (Ангра-Майнйу), который ворвался в мир через нижнюю сферу каменного неба. С тех пор на земле идет война между добром и злом, и человечество имеет свое предначертание — в союзе с Богом победить зло и восстановить мир в первоначальном, совершенном мире. «Творение» — первое из трех эр, на которые делится история мира. Нападение Злого Духа и борьба с силами зла — второй этап. На третьем этапе, добро победит, зло будет полностью уничтожено, и люди будут жить в полном спокойствии и мире.

Главное бедствие человечества — смерть. Она заставляет людей покидать материальный мир и возвращаться на некоторое время в несовершенное нематериальное состояние. Каждая душа, расставаясь с телом, судима за то, что совершала в течение жизни. На весах правосудия взвешиваются добрые и дурные дела. Если добрые дела перевешивают, то душа по широкому мосту отправляется вверх, в рай. Если весы склоняются в сторону зла, то мост сужается и «становится словно лезвие клинка», а отвратительная ведьма, встречая душу, пересекающую мост, хватает ее и тянет вниз, в ад.

Души будут находиться в раю до всеобщего воскресения, когда земля отдаст кости всех умерших. Затем последует Последний суд, когда праведные будут отделены от грешных. Во время последнего испытания грешники переживут вторую смерть и навсегда исчезнут с лица земли. Праведники же будут жить вечно.

Таким образом, Зороастр сформулировал базовые принципы основных ближневосточных религий — иудаизма, христианства и ислама: о бессмертной душе, о свободе воли, о мире как арене борьбы добра и зла, о загробной жизни, воскресении и Страшном суде. Что-то вошло во все религии, что-то только в отдельные, некоторые положения, такие, например, как обряды погребения, не были заимствованы совсем, но в целом влияние зороастризма переоценить трудно. Особенно на народы, которые входили в состав Персидской империи Ахменидов. Например, на живущих в момент зарождения иудаизма на территории, где сейчас располагается Израиль. Но только Коран вспоминает об огнепоклонниках, не относя их, наряду с христианами и иудеями, к язычникам.

— Название «огнепоклонники» довольно спорное. С таким же основанием христиан можно считать «крестопоклонниками», ведь они поклоняются кресту. Да, в храмах зороастризма горит вечный огонь, но верующие поклоняются не огню, а единому Богу, символом которого и является огонь. Зороастрийцы могут молиться и на солнце, причем часто это и делают, — объясняет мне Лейла по дороге к храму.

Мы поймали машину и направились изучать святыни древнейшей монотеистической религии в Йезде, городе с самой высокой численностью зороастрийцев, неофициальной столице этой религии.

Сам храм — довольно скромный одноэтажный домик с террасой-эйланом, парком и красивым овальным бассейном перед входом. Небольшая комната с текстами из священной книги зороастрийцев — Авесты, портрет пророка Заратустры. За темным стеклом горит вечный огонь. Каждое утро священник приносит дрова для поддержания огня, причем некоторые утверждают, что он горит здесь уже полторы тысячи лет. Не знаю, сомневаюсь, здание на такой возраст явно не тянет, хотя, возможно, огонь перенесли сюда после строительства из другого места.

Вадим объяснил Лейле, что нас этим не удивишь, русские тоже огнепоклонники. У нас в центре столицы тоже горит Вечный огонь, к которому по праздникам носят цветы, да и во всех крупных городах свой Вечный огонь для поклонения найти тоже можно.

Самих зороастрийцев встречаем на окраине города, около самого экзотичного символа их веры — «Башни молчания». Усопших огнепоклонники относили за черту города, поднимали на специально построенные каменные башни с круглой площадкой на верху. Покойников раскладывали на этой площадке и уже ожидающие угощения птицы склевывали их тела. Причем, как рассказала Лейла, считалось, что если птица выклевывала покойнику сначала правый глаз, то это означало, что при жизни человек был праведником.

Оставшиеся кости сбрасывали в яму, расположенную в центре площадки. Только сорок лет назад этот обряд погребения запретили местные власти и открыли специальное кладбище, с ритуально очищенной землей. Тела предварительно закатывают в бетон, чтобы не осквернять землю. На обычном кладбище хоронить огнепоклонников нельзя — религия запрещает загрязнять землю, сжигать тела тоже нельзя — происходит загрязнение воздуха. Так что вариант с птицами, по мнению зороастрийцев, самый экологичный. Говорят, что в Индии кое-где «Башни молчания» функционируют и сейчас.

Поднимаемся к Башне. Мимо проносятся местные байкеры. Они забираются на гору, а затем, демонстрируя друг другу свою удаль, сломя голову несутся на грохочущих мотоциклах вниз.

— Это плохие ребята, — с тревогой в голосе говорит Лейла. — Будьте внимательны. Они могут трогать ваших женщин.

— Да мы и сами можем этих ребят потрогать, — беззаботно отвечает Семен и залезает через дырку в каменной стене на верхнюю площадку Башни.

Вадим предлагает всем залезть в центральную яму для интересного снимка. Кости там уже не видны, все присыпано землей, но все равно почувствовать себя в могиле, на полпути в загробный мир никто не хочет. И так как-то не по себе.

Растерзанные тела, хищные клювы стервятников — в памяти всплывают жуткие кадры из японского фильма «Легенда о Нарайяме». В молчании бродим по площадке, размышляя о бренности бытия, и вдруг слышим пронзительный крик Лейлы:

— Они тронули вашу женщину! Я же предупреждала!

Бросаемся на помощь к отставшей Лене. Воображение рисует растерзанное, ограбленное тело, но в действительности все не так плохо. Просто проезжающий байкер не вытерпел и хлопнул ее по попе. Сама виновата: предупреждали же, что рубашка должна полностью закрывать ягодицы и одних брюк будет недостаточно.

— Это большая честь. Значит, моя жена самая красивая, — невозмутимо заявил Вадим и не побежал разбираться с обнаглевшим байкером.

Согнав женщин в кучу и встав по краям, плотной группой спускаемся вниз. Байкеры с интересом наблюдают за нами, больше ничья честь не пострадала, и мы благополучно возвратились в город.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Святыни

Из книги История Персидской империи автора Олмстед Альберт