Глава пятая Художники Сведомские: между Италией и Россией

Глава пятая

Художники Сведомские: между Италией и Россией

Рим и Сведомские в моих воспоминаниях нераздельны. Они знали Рим и говорили по-итальянски, как кровные римляне.

В. М. Васнецов

Дворянская усадьба Сведомских, ныне памятник истории и культуры областного значения, располагается в селе Завод-Михайловский Чайковского района Пермской области.

Основанием имения стали два винокуренных завода, построенных в первой половине XIX века Михаилом Гавриловичем Сведомским — титулярным советником Пермского губернского правления, кавалером ордена Святого Валентина 4-й степени.

В 1826 году Михаил Гаврилович купил лесные угодья, находившиеся рядом, обосновался здесь и построил церковь во имя Архангела Михаила. Имение наследовал его племянник, лесничий Александр Павлович Сведомский, отец будущих художников Александра и Павла Сведомских.

Братья родились в Петербурге (Александр — в 1848 году, Павел — в 1849 году), однако их детские и отроческие годы прошли в родовом имении «Михайловский завод». Потом они учились в Дюссельдорфской академии, а после нее — в Мюнхене у мастера портретной и жанровой живописи Михая Мункачи.

* * *

Получив классическое образование, братья оказались в Риме, который тогда считался идеальным местом для творчества.

Исследователь творчества братьев Сведомских искусствовед Марина Моретти пишет:

«Эти «беспечные россияне», как их называл в своих воспоминаниях Михаил Нестеров, каждый год проводили зимние месяцы в Риме, работая над историческими и жанровыми картинами в собственной мастерской на виа Маргутта и посещая знаменитое «Кафе Греко», где собиралось международное общество, временно или постоянно пребывающее в Вечном городе».

С 1875 года художники окончательно поселились в Риме, но ежегодно летом приезжали поработать в свое имение «Михайловский завод», где у них была мастерская. Именно поэтому братьев Сведомских называют «перелетными птицами», и, кстати сказать, судьбы их произведений повторили жизненные перипетии своих творцов, «разлетевшись» по разным странам и музеям.

Пик творчества братьев приходится на 1880–1890-е годы.

О римской жизни Сведомских вспоминают многие. Так, например, художник В. М. Васнецов пишет:

«В Риме в то время жили добрейшие и милейшие художники Сведомские. И около них ютилась вся колония русских художников».

То же подтверждает и художник Н. А. Прахов, сын первого в России профессора истории искусств, неоднократно бывавший у Сведомских в Риме:

«Мастерская и их квартиры были открыты для всех любителей искусств, и многие бездомные художники и соотечественники находили: приют и деликатную помощь в трудную минуту жизни».

Они буквально спасли от смерти польского художника Вильгельма Котарбинского, ухаживая за ним во время болезни. В какое-то время с ними общался М. А. Врубель; братья находили для него работу. Художник-акварелист Ф. П. Рейман отмечал, что в Риме по зимам «бывает интересно у Сведомских», по свидетельству публициста и критика В. Л. Дедлова, мастерская в Риме, где всегда много спорили об искусстве, была своего рода «очагом искусства». На многих фотографиях из архива наследника художников Этторе Ребекки — Сведомские в мастерской, среди начатых и оконченных холстов, в окружении художников. В. Л. Дедлов отмечал «фантастическое убранство мастерской, похожей на оранжерею, так как стена и потолок были стеклянные. На стенах — картины, этюды, драпировки красивых материй, старинное оружие, характерные костюмы, полки с художественной посудой».

* * *

Несмотря на «связанность неразлучными узами крепкой любви и товарищеской дружбы», братья Сведомские были совершенными антиподами — как внешне, так и творчески.

Павел Александрович Сведомский родился в Санкт-Петербурге в июне 1849 года. Он очень много работал, о нем чаще писали. Его брат Александр (он был ровно на девять месяцев старше) не мог сконцентрироваться, он был постоянно чем-то увлечен — то фотографией, то шахматами. В результате он находился как бы «в тени» младшего брата.

Павел Александрович Сведомский

Сейчас крайне трудно составить представление о творчестве братьев, так как нет даже сколько-нибудь приблизительного перечня их произведений. Особенно это касается картин, находящихся в зарубежных, в том числе частных собраниях. Неизвестно, например, где находится одна из лучших картин Павла Сведомского «Сцена из времен французской революции. 1789 год», которая имела большой успех на выставке в Париже.

Отметим, что в той же Италии работы братьев Сведомских покупали охотно, а вот в России интерес к художникам «постбрюлловского» поколения стал проявляться лишь в последние годы. Это и понятно, в период торжества критического реализма такие художники просто не могли чувствовать себя комфортно на родине, где их называли «эпигонами романтизма». Пытаясь понять причины, почему творчество Сведомских так хорошо известно в Италии, В. Л. Дедлов размышляет:

«Пожалуй, по складу таланта Сведомский больше иностранец, но есть и еще причина. Конечно, он не реалист в русском смысле, а художник независимый, а это у нас не способствует популярности. Затем, он не «передвижник», а член академических выставок. Академистов же у нас принято валить в одну кучу официальных, казенных живописцев».

Но даже весьма приблизительный перечень работ Павла Сведомского, составленный по известным источникам, говорит о сюжетном разнообразии, характеризующем его творчество. У него есть и большие исторические полотна («Школа невольниц», «Юлия, дочь Августа, в ссылке», «Сократу дверей Ксантиппы»), и работы «итальянского жанра» («Две римлянки с бубном и флейтой»), и чисто российские сюжеты («Бедная невеста», «Юродивый», «Вечер»), и портреты (портрет Анны Кутуковой-Сведомской, жены Александра Сведомского, и А. Н. Веселовского, ученого, историка литературы).

Картина 1882 года «Медуза» была куплена Павлом Михайловичем Третьяковым, и при жизни коллекционера находилась в экспозиции галереи. А в 1879 году Павел Сведомский получил серебряные медали Императорской Академии художеств за картины «Москва горит» и «Дочь Камелии». В 1889 году он был удостоен золотой медали на Всемирной выставке в Париже за картину «1793 год. Жакерия».

Некоторые работы художника остались неоконченными. Близкий друг Сведомских Д. В. Шебардин оставил интересные замечания о том, как он работал. Например, задумав «Казнь Ермака», Павел Сведомский специально ездил в Екатеринбург и Тобольск, рисовал в музеях татарские костюмы и оружие, что-то собирал у населения, приобретал и делал сам множество снимков.

* * *

Особое значение в творчестве братев Сведомских занимают росписи в соборе Святого Владимира в Киеве.

На эту работу их «подбил» Н. А. Прахов. Произошло это в римском «Кафе Греко», где любили собираться художники. Именно Прахов привез братьев в Киев. По воспоминаниям художника М. В. Нестерова, в Киев братья поехали вместе, так как они были «немыслимы порознь», настолько немыслимы, что, когда Александр женился, в России говорили, что «Сведомские женились».

Собор был задуман как храм-памятник русской истории, прежде всего истории православия. В течение десяти лет, с 1886 по 1896 год, братья Сведомские в Риме готовили эскизы. В Киеве работали вместе с М. В. Нестеровым, В. М. Васнецовым, М. А. Врубелем и В. А. Котарбинским. М. В. Нестеров потом вспоминал, что Киев в те годы «стал как бы центром художественной жизни России».

В соборе Павел Сведомский расписывал боковые — северную и южную — части собора, Александр помогал ему. Темы, которые были предложены Сведомским, — исторические, из земной жизни Христа. Эскизы и этюды к росписям находятся во многих коллекциях, в том числе Пермской галерее, а также в итальянском собрании Этторе Ребекки.

* * *

Александр Сведомский, родившийся в Санкт-Петербурге в сентябре 1848 года, не был так известен, как Павел. При этом ни по жанрам, ни по сюжетам, ни в технике живописи — ни в чем он на него не походил. Известные сегодня его произведения — это в основном пейзажи с элементами жанра. В работах Александра Сведомского всегда присутствует человек. Так, например, фигурка женщины, изображенной на террасе барского дома в Михайловском, вносит в пейзаж особую эмоциональную ноту. Есть у него и работы античной тематики. Например, «Улица в Помпеях» 1882 года — это реконструкция не только древней архитектуры, навеянная археологическими раскопками, но и жизни в античную эпоху. Эта картина сразу же была куплена П. М. Третьяковым. А в 1887 году меценат приобрел для своего собрания картину Александра Сведомского «На берегу Тибра».

В Италии находятся многочисленные итальянские пейзажи художника. На всех на них присутствуют люди. Например, в картине «На дворе гостиницы в Риме» запечатлен один из неприметных уголков Рима с группой людей, сидящих за столиками, гуляющими дамами, фигуркой девочки у фонтана.

* * *

Павел Александрович Сведомский умер в Швейцарии в сентябре 1904 года. Его брат, Александр Александрович Сведомский, умер в Риме в июне 1911 года. Оба они похоронены на римском кладбище Тестаччо. Весьма символичным выглядит тот факт, что покоятся неразлучные братья в одной могиле.

Александр Александрович Сведомский

Ближайшие родственники Сведомских похоронены в Сан-Ремо, где находилась одна из самых больших на Лигурийском побережье колоний русских. Здесь была русская баня, русская пекарня, русская аптека. В Сан-Ремо вспоминали о русских курортных сезонах, которые в свое время открыла императрица Мария Александровна. Но это было в «другой жизни».

А после революции сюда двинулись неустроенные эмигранты. На старом кладбище Фоче, основанном в 1838 году, в Сан-Ремо нашли упокоение известные русские люди: граф Александр Александрович Мусин-Пушкин, графиня Александра Андреевна Олсуфьева, Любовь Павловна Гриценко-Бакст, дочь мецената П. М. Третьякова, вдова художника Н. Н. Гриценко, а в 1903–1909 годах жена художника Л. С. Бакста, и многие другие.

Спустя сто лет после своего основания Фоче переполнилось могилами, и муниципалитет Сан-Ремо учредил новое кладбище в пригороде Армеа. Работы по его устройству начались в 1946 году, а первые захоронения произошли в августе 1949 года. Здесь покоятся граф Андрей Андреевич Олсуфьев, умерший в 1967 году, графиня Анна Апраксина (урожденная княжна Баратова), умершая в 1953 году и многие другие.

На кладбище в Армеа похоронены Анна Николаевна Кутукова-Сведомская, ее сестра Александра Николаевна Кутукова, умершая в Сан-Ремо в 1951 году, и дочь — Анна Александровна Мануэль-Джизмонди (урожденная Сведомская), умершая в 1973 году.

Анна Николаевна Кутукова-Сведомская пробовала себя в музыке, написала два романа. Она была вдвое моложе мужа и проживала в Риме с 1896 года вместе с сестрой Александрой (в замужестве Мартыновой), драматической актрисой.

Ее дочь, Анна Александровна (в семье ее звали Нитой), родившаяся в 1898 году, была красивой женщиной и талантливой художницей. В России ее имя совершенно неизвестно, и лишь серьезным любителям искусства она знакома как модель «Портрета Ниты Сведомской», написанного в 1916 году А. В. Лентуловым. Портрет былпоказан на выставке «Бубнового валета» того же года, в настоящее время он хранится в Вологодской картинной галерее.

Анна училась живописи, ваянию и зодчеству. По словам Марины Моретти, «она сызмальства росла в богемной итало-русской атмосфере».

После смерти отца и начала Первой мировой войны две Анны, мать и дочь, решили вернуться в Россию. Александра Николаевна ехать с ними отказалась и осталась в Италии.

Возвращение в Россию в то время не могло принести двум женщинам счастья. Началась революция, потом Гражданская война. Имение Сведомских и их дачи в Крыму были национализированы, началась беспросветная жизнь в нищете и без всяких надежд на возвращение старых порядков. К счастью, двум Аннам все же удалось в 1919 году бежать из Крыма на английском крейсере «Мальборо», пришедшем за вдовствующей императрицей Марией Федоровной, матерью последнего российского императора, и оставшимися в живых членами династии Романовых.

Естественно, поначалу эмигрантки обосновались в Риме. Они поселились на виа Маргутта в бывшей мастерской братьев Сведомских. Однако уже через год они перебрались на Лигурийское побережье, и в 1924 году осели в Сан-Ремо.

В 1925 году Анна Николаевна Кутукова-Сведомская умерла, а ее дочь в 1927 году вышла замуж за адвоката Паоло Мануэль-Джизмонди, принадлежавшего к древнему дворянскому роду. В следующем году на свет появился их единственный сын Микеле (Миша) Джизмонди. Он стал адвокатом и археологом, женился на красивейшей женщине из старинного итальянского рода Клеопатре Пизани (кстати, ее немалая заслуга состоит в том, что произведения и архив Сведомских остались неразрозненными). Сам Микеле унаследовал художественные наклонности матери и всегда гордился своими русскими корнями, ревниво оберегая сохранившиеся картины братьев Сведомских и своей матери. Он скончался 17 апреля 2001 года.

Его мать умерла в 1973 году. Будучи художницей, она участвовала во многих выставках в Генуе и Сан-Ремо, написала портреты мужа и сына, много натюрмортов, создала несколько скульптур. По мнению искусствоведов, живопись Анны Сведомской-Джизмонди отличается эмоциональной чистотой и строгостью, изяществом рисунка. В ее работах присутствует мягкая стилизация примитивизма. О последних годах ее жизни искусствовед Марина Моретти пишет так:

«Русская дама вела в Сан-Ремо размеренный образ жизни, имела массу мелких привычек, как, например, полуденная игра в карты. Она бережно поддерживала отношения с соотечественниками, которых тогда еще оставалось немало на Лигурийском курорте, и славилась знанием этикета и европейских языков».

Детей у Микеле Джизмонди не было, но у его супруги, красавицы Клеопатры Пизани, был взрослый сын — Этторе Ребекки. Став наследником отца, Этторе Ребекки начал разбирать богатый семейный архив и обнаружил огромное количество фотографий и рисунков из российской жизни конца XIX — начала XX века. Это были реликвии, оставшиеся от Александра Сведомского. Кроме того, ему достались 48 живописных работ братьев Сведомских.

Почувствовав личную ответственность за наследие русских художников, Этторе Ребекки обратился в Министерство культуры России с просьбой направить в Сан-Ремо российского искусствоведа, который смог бы оценить значимость архивов.

В результате осенью 2003 года в Италии побывала Н. В. Казаринова, заместитель директора Пермской художественной галереи, давно занимавшаяся творчеством братьев Сведомских. В Италии Нина Васильевна познакомилась с коллекцией и получила предварительное согласие на организацию выставки произведений Сведомских в Перми.

В июле 2005 года Этторе Ребекки с супругой Кларой Негри и дочерью Стефанией Брагироли побывал в Перми. Кульминацией их визита стало посещение выставки в Пермской государственной художественной галерее «Очарованные Италией: Павел и Александр Сведомские и русские художники второй половины XIX века», на которой были представлены произведения братьев и художников их круга из собраний Пермской художественной галереи, Государственной Третьяковской галереи, а также документы, книги, архивы из собрания господина Ребекки.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

ПОД НЕБОМ ИТАЛИИ С РОССИЕЙ В СЕРДЦЕ

Из книги автора

ПОД НЕБОМ ИТАЛИИ С РОССИЕЙ В СЕРДЦЕ В Риме уже несколько лет находились пенсионеры петербургской Академии художеств Щедрин, Гальберг, Басин. Они сразу приняли в свою компанию братьев Брюлловых.Щедрин, влюбленный в природу Италии и писавший ее так, как никто из римских и


Италией плененный

Из книги автора

Италией плененный 2011 год был объявлен годом Италии в России, в связи с чем проводились разные мероприятия, посвященные культурным связям между двумя странами. А этих связей очень много в разных областях культуры, прежде всего в искусстве. Посетить Италию, обитель муз,


Италией плененный

Из книги автора

Италией плененный РГИА. Ф. 789. On. 1. Д. 717; Д. 736. Л. 2,5,11 об.; Д. 738. Л. 11–12. Петров П. Сборник материалов по истории Санкт-Петербургской Императорской Академии художеств. СПб., 1864. Т. 1. С. 132–133,186.Кондаков С. Императорская Академия художеств. 1764–1914. СПб., 1914. Т. 2. С. 335.Antonov V. Un architetto russo a


Связи Египта с Россией

Из книги автора

Связи Египта с Россией Несколько лет назад сэр Флиндерс Питри утверждал, что существовали связи между Древним Египтом и югом России, главным образом с Кавказом, но, поскольку его убеждение полностью основывалось на литературных источниках, археологи не согласились с


Глава 6 Художники

Из книги автора

Глава 6 Художники Рисует Тернер Вильям Хогарт в 1732 году создал знаменитую серию гравюр под названием «Карьера проститутки». Там изображена жизнь Мэри Хэкбот, бедной девушки из Йоркшира, с момента ее прибытия в Лондон вплоть до ее смерти в двадцать три года.Фрэнсис Бэкон


Глава 8 Художники

Из книги автора

Глава 8 Художники Из истории французских борделей Обратимся к знатокам вопроса и послушаем Нана — героиню одноименного романа Золя:— Значит, — говорила она в минуту серьезной беседы, — добродетель больше не существует. Начиная с верхов и кончая низами — все порочны. В


Глава 11 Художники

Из книги автора

Глава 11 Художники «Мир искусства» и Дягилев К месту ли окажутся в настоящей книге слова о мужской «странной» любви? Собственно, почему нет? Ведь у гомосексуалистов также были «свои» места встреч и свой круг общения. И точно так же наряду с истинным чувством встречалась


Глава десятая ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ И ХУДОЖНИКИ В ЭПОХУ СУН

Из книги автора

Глава десятая ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ И ХУДОЖНИКИ В ЭПОХУ СУН В период правления династии Сун была создана, пожалуй, самая прекрасная, самая полная, самая основательная система в истории китайской цивилизации. Она родилась благодаря сочетанию различных факторов, которые, взятые


Михаил Гершензон между Россией и эмиграцией[*]

Из книги автора

Михаил Гершензон между Россией и эмиграцией[*] Михаила Осиповича Гершензона читателям нет необходимости представлять. Русская культура его никогда не забывала, хотя могли забывать власти предержащие. Не менее важна его личность и для культуры еврейской. Здесь, на


История взаимоотношений чеченцев с Россией и русскими

Из книги автора

История взаимоотношений чеченцев с Россией и русскими Начало политических контактов Ослабление Ногайской Орды и Крымского ханства, этих островков уцелевших после распада Золотой Орды, отвечало интересам и горских народов Кавказа, которые могли теперь получить свои


Значение культурных контактов с Италией

Из книги автора

Значение культурных контактов с Италией Итальянское воздействие на Руси имело, как и в Польше, ограниченный характер. Оно распространялось на церковную и светскую архитектуру, крепостное строительство и элементы архитектурного декора. Скульптура на Руси