1-я глава. Феминизация и место мужчины в «женской» профессии

1-я глава.

Феминизация и место мужчины в «женской» профессии

— У тебя сын уже окончил школу?

— Да, будет учиться дальше. Может, ему пойти на библиотечное отделение?

— Ты что, с ума сошла?!

(Из разговора двух библиотекарей)

1.1. Понятие «гендерный подход» в библиотековедении

Представить мужчину в женском коллективе библиотеки не могут сегодня даже сами библиотекари. Мужчина — директор библиотеки, мужчина — библиотекарь крупной столичной библиотеки, мужчина — сотрудник отдела автоматизации воспринимаются как должное, но мужчина — библиотекарь «на выдаче» в отделе обслуживания, работающий в сельской библиотеке, мужчина — рядовой библиотекарь — это кажется нонсенсом.

Когда великого маэстро Артуро Тосканини спросили, почему в его оркестре никогда не было ни одной женщины, дирижер ответил: «Женщины очень мешают. Если они красивы, то мешают моим музыкантам, а если безобразны, то еще больше мешают мне!..» В библиотеках женщины не мешают. Они составляют сегодня большинство в библиотечных коллективах. Именно мужчины — редкие гости в женском «библиотечном царстве».

Наблюдателям только кажется, что библиотечная профессия находится в стороне от гендерных бурь. С одной стороны, формирование в стране целой отрасли культуры — библиотечного дела — связано именно с женской инициативой. С другой стороны, отсутствие в профессии мужчин отбрасывает ее в разряд маргинальных.

Если проследить историю развития библиотечного дела в стране, то как раз eго начало и стало «гендерным бумом»: именно женщины его инициировали, они организовывали отрасль. Российская национальная библиотека в Санкт-Петербурге возникает по инициативе Екатерины II. Она подбирала кандидатов в директорский корпус первой национальной библиотеки, прельщая их совмещением должности с президентством в Академии наук. У истоков становления профессионального библиотечного образования в России стояла Любовь Борисовна Хавкина — лектор и секретарь курсов по библиотечному делу при Народном университете Шанявского[1] и т. д.

Что включает в себя само понятие «гендер»? Современная социальная наука обозначает «гендер» как совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола. Не биологический пол, а социокультурные нормы определяют в конечном счете психологические качества, модели поведения, виды деятельности, профессии женщин и мужчин. Быть в обществе мужчиной или женщиной означает не просто «обладать теми или иными анатомическими особенностями» — это значит «выполнять те или иные предписанные нам гендерные роли».

Гендер создается обществом как социальная модель для женщин и мужчин, определяющая их положение и роль в обществе и его институтах (семье, политической структуре, экономике, культуре и образовании, и др.). Гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом они асимметричны: мужчины и все «мужское» (черты характера, модели поведения, профессии и прочее) считаются первичными, значимыми и доминирующими, а женщины и все «женское» определяются как вторичное, незначительное и подчиненное с социальной точки зрения.

Гендерная система как таковая отражает асимметричные культурные оценки и ожидания, адресуемые людям в зависимости от их пола. С определенного момента времени почти в каждом обществе, где социально предписанные характеристики имеют два гендерных типа, одному биологическому полу предписываются социальные роли, которые считаются культурно вторичными. Не имеет значения, какие конкретно это роли. Они могут быть различными в разных обществах, но то, что приписывается и предписывается женщинам, оценивается как вторичное. Социальные нормы меняются со временем, однако гендерная асимметрия остается. Таким образом, можно сказать, что гендерная система — это социально сконструированная система неравенства по полу. Гендер, таким образом, является одним из способов социальной стратификации общества, который в сочетании с такими социально-демографическими факторами, как раса, национальность, класс, возраст, организует систему социальной иерархии.

Дифференциация понятий «пол» и «гендер» означала выход на новый теоретический уровень осмысления социальных процессов. В конце 80-х годов XX века феминистские исследовательницы постепенно переходят от критики патриархата и изучения специфического женского опыта к анализу гендерной системы. Женские исследования постепенно перерастают в гендерные, и на первый план выдвигаются подходы, согласно которым все аспекты человеческого общества, культуры и взаимоотношений являются гендерными. В современной науке такой подход к анализу социальных и культурных процессов и явлений используется очень широко. В ходе гендерных исследований устанавливается, какие роли, нормы, ценности, черты характера предписывает общество женщинам и мужчинам через системы социализации, разделения труда через культурные символы, чтобы выстроить гендерную асимметрию и иерархию власти.

Институт библиотек наряду с остальными агентами социализации также определяет гендерные идентичности, а в связи с этим — имеющиеся у людей возможности личного, гражданского и профессионального выбора. Это не является явной и намеренной целью библиотек, и тем не менее библиотечные учреждения преподносят влиятельные уроки гендерных отношений. Сюда мы отнесем и организацию самого учреждения, включая гендерные отношения на работе и гендерную стратификацию библиотечной профессии. Библиотечные учреждения отражают половую стратификацию общества и культуры в целом, демонстрируя на своем примере неравный статус женщин и мужчин. Как правило, библиотекари и обслуживающий персонал — женщины, а директор, особенно в крупной библиотеке — мужчина. Кадровый состав библиотек на 90 процентов состоит из женщин, но с повышением статуса библиотеки — от провинциальной, сельской до столичной, федеральной — доля мужчин в коллективах заметно увеличивается.

Хотя для современной России в целом характерна феминизация библиотечной отрасли культуры, среди сотрудников крупных столичных библиотек сегодня представляют нашу профессию многие мужчины, а в небольших провинциальных, особенно сельских библиотеках работают только женщины.

В 1922 году в социологию вошел термин «стереотип»: американский социолог У. Липпман ввел его для описания процесса формирования общественного мнения. С тех пор термин успешно применяется для характеристики любого устойчивого образа, складывающегося в общественном или групповом сознании, использование которого во многом «облегчает» людям восприятие новой информации. Гендерные стереотипы — упрощенные, схематизированные, эмоционально четко окрашенные устойчивые образы мужчин и женщин, распространяемые обычно на всех представителей той или иной общности, независимо от личных особенностей ее отдельных представителей. Эти взгляды и оценки, как правило, основаны на предубеждениях, а не на рациональном знании. Поэтому гендерные стереотипы редко поддаются коррекции — для их изменения требуются весьма значительное время, часто — жизнь целых поколений.

Основной принцип стереотипного изображения представителей мужского гендера — выделение пола как важнейшей, ключевой, социальной характеристики, ведущего статусного показателя, определяющего доминирующее положение мужчин в системе властных отношений. Сама принадлежность к мужчинам делает любого представителя этой гендерной общности более высоко ценимым в общественном мнении.

Гендерные стереотипы выступают регуляторами поведения людей; на бессознательном уровне они могут служить когнитивными образами-схемами, управляющими процессом восприятия информации и ее обработки в сознании человека. Так, в повседневной жизни любой человек имеет набор упрощенных схем, сложившихся в культуре и воспринятых из нее индивидом в процессе социализации.

Гендерные стереотипы часто приводят к появлению в сознании ложных связей между полом и теми или иными качествами, навыками или формами поведения людей. В результате, основываясь на стереотипе о том, что в библиотеках работают только женщины, мужчины обходят стороной библиотечную профессию. Кроме того, сформировавшиеся в обществе представления о том, что библиотечное дело чисто женское занятие, зачастую приводят в профессию «случайных» мужчин. Действительно, в XX — начале XXI века библиотечная профессия стала уже практически женской. Трудно однозначно определить основные причины феминизации профессии, но практика показывает, что в ближайшие годы мужчин в библиотечном деле не прибавится. Так стоит ли тратить время на исследования изучения там, где социальная альтернатива не просматривается? Представляется, что гендерное «измерение» дает нам возможность по-иному взглянуть на себя, интерпретировать деловые и личностные качества с учетом половой дифференциации, выявлять субтексты, отражающие символы женского опыта. Именно для этого и осуществляются библиотечные гендерные исследования.

1.2. Теоретико-методологические основы изучения гендерных асимметрий в библиотечной сфере

Процессы, происходящие сегодня в мире, оказывают влияние на все стороны жизни общества и на библиотечную отрасль культуры в частности. В первую очередь речь идет о процессах глобализации, информатизации, а также культурной трансформации, частью которой является изменение гендерной культуры. Бурное развитие информационных технологий вносит кардинальные перемены в образ жизни и картину мира мужчин и женщин, в процессы социальной стратификации, так как информация становится инструментом властных отношений в целом и отношений доминирования и подчинения между мужчинами и женщинами. С одной стороны, женщины получают дополнительные возможности для достижения равенства с мужчинами, с другой — усиливается гендерная асимметрия.

В условиях культурной трансформации проявляется феномен «мозаичности» культуры, происходит индивидуализация жизненных стилей, в том числе и распространение различных моделей гендерных отношений. Масштабные социально-экономические и социокультурные изменения российского общества в последние десятилетия приводят к значительным переменам в данной сфере. В плане достижения равенства в правах наметился определенный прогресс, однако в социальной практике по-прежнему сохраняются многие проявления дискриминации по половому признаку. Для изменения системы устоявшихся социальных ролей необходимы не только юридические и социально-экономические меры, но и преодоление гендерной асимметрии в сфере повседневных коммуникаций. Поэтому особое значение приобретает поиск новых путей формирования гендерно-толерантной культуры.

За последние десятилетия появилось значительное количество работ, посвященных гендерным исследованиям в различных социальных науках. Специальных социологических исследований по вопросу гендерной культуры в библиотеках немного, но есть ряд публикаций, затрагивающих отдельные аспекты данной проблемы. Работы можно классифицировать по следующим критериям: 1) методологическим основаниям, которые можно использовать при диагностике гендерной культуры в информационно-коммуникативной деятельности библиотек; 2) различным аспектам гендерных исследований в социальных науках, позволяющим многосторонне рассмотреть информационно-коммуникативную деятельность; 3) изучаемым проблемам информационно-коммуникативной культуры; 4) подходам к описанию эволюции и тенденций развития образа библиотеки и библиотечной профессии в общественном сознании.

К первой группе можно отнести исследования, посвященные концептуализации гендерного подхода, в частности, через осмысление ключевых понятий гендерной теории (работы Н. И. Абубикировой, Л. Аусландер, С. Ушакина), а также методологии гендерных исследований (труды О. А. Ворониной, Е. А. Здравомысловой и А. А. Темкиной, Е. Р. Ярской-Смирновой). Определенный исследовательский интерес представляют работы, посвященные систематизации и обобщению результатов зарубежных исследований (А. Костиковой, И. А. Жеребкиной, А. Усмановой, О. Чумак, Е. Р. Ярской-Смирновой). Имеются и труды, авторы которых обобщают опыт российских ученых-исследователей гендерных процессов и женского движения (С. Г. Айвазова, Г. А. Брандт, О. А. Воронина, И. А. Жеребкина, Е. А. Здравомыслова и А. А. Темкина, А. В. Кирилина, О. И. Ключко, Н. Л. Пушкарева, З. А. Хоткина).

Во вторую группу можно отнести работы, связанные с различными предметными аспектами гендерных исследований. Они посвящены изучению места информационно-коммуникативной деятельности библиотек в системе факторов формирования гендерной культуры в целом, так как вскрывают механизмы продвижения идеологии патриархата и различные проявления гендерного неравенства. Технологии трансляции гендерных стереотипов посредством СМИ описаны в публикациях И. В. Грошева, И. Н. Тартаковской и других авторов. Психологические аспекты гендерных исследований, позволяющие анализировать контекст информационно-коммуникативной деятельности, можно найти в работах И. С. Клециной и Л. Поповой. В ряде трудов (М. Е. Баскаковой, Г. Ф. Беляевой и И. Д. Горшковой, И. Ф. Богдановой, Н. А. Винокуровой) раскрываются вопросы, связанные с гендерным неравенством в системе библиотечного образования. К этой группе также можно отнести публикации, авторы которых описывают результаты гендерных исследований в различных предметных сферах: прикладной социологии (Ж. Н. Авилова и Г. А. Котельников, С. Ашвин, Б. Бергстен, Н. В. Гончарова, Т. Ю. Журженко, Е. А. Здравомыслова и А. А. Темкина, И. С. Кон, О. В. Митина, И. И. Серегина, Г. Г. Силласте, В. Н. Ярская и Е. Р. Ярская-Смирнова), лингвистики (А. В. Кирилина, В. В. Потапов, О. Н. Проскудина), философии (Э. М. Викторов, Г. А. Ельникова, И. А. Жеребкина, Н. Н. Коростылева), истории (Л. П. Репина, Н. Л. Пушкарева), экономики и социальной политики (М. М. Малышева, Н. М. Римашевская), политической науки (С. Г. Айвазова, С. В. Поленина, Н. А. Шведова), антропологии и культурологии (Е. Гапова, Т. Г. Киселева, П. В. Романова), менеджмента (Т. В. Бендас, Г. Ложкин, А. Е. Чирикова).

Третья группа представлена публикациями, посвященными анализу информационно-коммуникативной культуры субъектов информационного и научно-образовательного пространств, в которых осуществляется информационно-коммуникативная деятельность библиотек. В нее входят труды Б. Н. Бессонова, М. Г. Вохрышевой, А. В. Жаворонкова и других.

Гендерные аспекты влияния компьютеризации на информационную культуру мужчин и женщин освещаются в публикациях Г. Гришиной и А. Денисовой.

Роль библиотек в современном информационном пространстве раскрывается в трудах И. А. Ильяевой и В. Н. Марковой, Т. Б. Марковой, М. М. Самохиной, И. П. Тикуновой. К данной группе можно также отнести работы, посвященные социологии чтения как неотъемлемого элемента информационной грамотности. К данному ряду относятся работы И. А. Бутенко, И. Г. Васильева, М. Рочестер, М. М. Самохиной и других авторов. В рамках данной группы можно объединить ряд работ, посвященных гендерным аспектам литературы (М. С. Галина, В. Г. Иваницкий, В. Н. Люсин, В. И. Мильдон, В. А. Суковатая, Е. И. Трофимова, Е. Р. Ярская-Смирнова).

Последнюю, четвертую, группу составляют работы, посвященные рассмотрению образа библиотек и библиотечной профессии. Образ библиотек и библиотекарей в историко-философском контексте наиболее полно представлен в материалах Б. Ф. Володина, М. Ю. Матвеева, А. В. Соколова, Э. Р. Сукиасяна, Е. М. Ястребовой. Гендерных аспектов анализа библиотечной профессии касаются Е. И. Березкина, А. Димитров и М. Блэквелдер, Е. А. Потанина. Проблемы, связанные с феминизацией библиотек, затрагивают Г. К. Олзоева, Л. В. Солоненко и др.

Несмотря на то что гендерные исследования достаточно популярны, роль информационно-коммуникативной деятельности библиотек в конструировании гендерной культуры является все еще недостаточно изученной. В социальной практике сложилось противоречие между увеличением вариативности половых ролей и сохранением стереотипов, препятствующих формированию новой гендерно-толерантной культуры. Существует противоречие между значительными научными достижениями в исследовательской сфере и низкой степенью распространенности их результатов в повседневной жизни «обычных людей». Практика требует нового уровня развития гендерной культуры в современных условиях.

О необходимости проведения гендерных исследований в библиотечном деле еще в 1997 году в своей статье писала Леся Васильевна Солоненко[2]. Реальные попытки изучить «женское лицо» библиотечной профессии, отмечала она, пока предпринимались недостаточно широко. Можно отметить работу Е. М. Ястребовой[3], посвященную женскому вопросу в истории библиотечной профессии в Германии. Гендерный подход осуществлен ею и при разработке курса «Женщина-руководитель в современной библиотеке»[4]. Результаты более разнообразных исследований роли женщин в развитии культуры представлены в сборнике «Феминизм и российская культура»[5].

Л. Солоненко указывала, что от «человеческого фактора», то есть способностей и возможностей библиотекарей, напрямую зависит адаптация библиотеки как социального института и производственного учреждения к реалиям политической, экономической и культурной жизни»[6]. Среди множества параметров библиотечной профессии особого внимания, по мнению автора, заслуживает ее феминизация — преимущественное представительство женщин среди сотрудников библиотек.

«Резкий рост количества женщин, работающих в библиотеках, во многих странах произошел в конце XIX в., и за очень короткий срок они стали преобладать среди сотрудников. Что этому способствовало и какие имело последствия? Вопрос принципиальный, так как ответ на него дает ключ к пониманию диалектики такого явления, как феминизация библиотечной профессии, и позволяет сделать практические выводы»[7], — писала Л. В. Солоненко.

Она называла культурно-экономическую ситуацию конца XIX — начала XX века лишь одной из причин международной феминизации библиотечной профессии. «Другая причина этого явления — субъективная — порождена действием половой стереотипии, которую психологи и социологи определяют как наличие в сознании людей представлений о традиционно мужских и женских нормах и образцах поведения»[8], — отмечала Л. В. Солоненко.

Она обратила внимание, что библиотечная профессия, утратившая в начале XX века свою исключительность и в определенной степени — интеллектуальность из-за высокого спроса на услуги библиотек, превращалась в тяжелый, кропотливый, требующий усердия и внимания труд, что вполне соответствовало сложившимся веками представлениям именно о женской работе. «По широко бытовавшему тогда в Европе и за океаном мнению, женщины годились для библиотечной работы, так как могли тщательно, добросовестно и безропотно выполнять любые монотонные операции, в том числе различные виды библиографирования и каталогизации. Мужчины нередко рассматривали их в качестве принадлежности библиотеки, такой же, например, как каталожный шкаф, в качестве радующего глаз библиотечного реквизита»[9], — цитирует автор Е. М. Ястребову.

Л. Солоненко отметила недостаточность теоретической и практической разработки вопросов, связанных с личностными особенностями библиотекарей. В связи с этим особого внимания, по ее мнению, заслуживает интегральное изучение личности на основе законов соционики — специальной отрасли знания, находящейся на стыке социологии, психологии, биологии, информатики.

Важнейшей областью применения гендерного подхода к познанию библиотечной профессии автор называет психологию взаимоотношений библиотекаря-женщины и читателя, а также профессиональное и личностное поведение женщин-библиотекарей в производственном коллективе. Перспективы библиотечного дела Л. В. Солоненко связывала с объективным анализом такого явления, как феминизация профессии, и разработкой своевременных адекватных мер по нейтрализации его отрицательных последствий.

Е. А. Чернышева[10] обратилась к истории библиотечной коммуникации. В публикации она отмечает, что в настоящее время в библиотеках не учитываются гендерные аспекты. В то же время построение гендерно-толерантных отношений в библиотечной коммуникации может стать фактором гармонизации атмосферы в коллективе.

Автор высказывает следующую идею: «На протяжении более двух тысячелетий развития цивилизации библиотечная коммуникация представляла собой «мужскую историю». До начала XX века женщины в библиотеках были «невидимыми». О них нет упоминаний ни как о библиотекарях, ни как о читателях. Причина понятна: в патриархальном обществе женщины не допускались в публичную сферу и к получению образования. Кроме того, традиционный подход к изучению истории нивелировал мужчин и женщин, претендуя на всеобщность, не «опускаясь» на уровень повседневности»[11].

До тех пор, пока статус библиотечной профессии был очень высоким, она складывалась как исключительно мужская сфера деятельности. Когда же должность библиотекаря утратила ореол избранности, началась ее феминизация. Проникновение женщин в библиотечную профессию оказалось столь успешным, что в общественном сознании библиотеки приобрели «женское лицо», а работа в них женщин стала считаться отвечающей их природе. В России феминизация библиотечной профессии достигла особого размаха.

Появление первых женщин-библиотекарей в России автор связывает с народническим движением за создание земских библиотек. Революции 1917 года обусловили приток женщин в библиотечную профессию и всеобщий охват библиотечной коммуникации. Однако из элитного учреждения библиотека превратилась в массовое. Система высшего образования библиотечных работников, созданная в последующие годы, была основана на привлечении в эту сферу значительного количества женщин. Число женщин-библиотекарей постоянно росло. Оказавшись в библиотечной сфере, они выполняли различные рутинные операции, работая рядовыми библиотекарями. В организации, оказывающие управленческое либо идеологическое воздействие на библиотечную политику, допускались преимущественно мужчины. В этом отношении российское библиотечное дело не было исключением из общемировой тенденции профессиональной сегрегации. Лишь немногим женщинам удавалось и удается сейчас, отмечает автор, преодолеть невидимый барьер, препятствующий продвижению женщин по служебной лестнице, выдвижению на руководящие должности в библиотечной среде. Смена политического строя в России в 1990-е годы оказала негативное влияние на положение и роль женщин в обществе. Престиж библиотечной профессии стал еще более низким. Путь «подвижничества» — беззаветного служения своему делу — на фоне тяжелого материального положения библиотек представляется устаревшим и никому не нужным.

Автор обращает внимание, что, с одной стороны, статус библиотеки как социального института очень высок: «храм знаний», «сокровищница культуры». С другой — реальный статус отдельно взятых библиотек очень низок, работа относится к разряду непрестижных и низкооплачиваемых.

Гендерная асимметрия, отмечает Е. Чернышева, находит свое отражение и в терминологии, связанной с библиотекой. В русском языке чаще всего употребляются термины: «сотрудник библиотеки», «библиотекарь», «работник библиотеки» — даже когда имеются в виду женщины, там работающие. Феминизация библиотечной профессии, считает Е. Чернышева, явилась следствием множества факторов и приобрела особую остроту в России начала XXI века.

В статье «Гендерный и качественные подходы в социологическом исследовании библиотечной коммуникации»[12] тот же автор — Е. А. Чернышева — рассматривает ключевые категории, связанные с применением этих подходов.

Т. П. Сабурова в статье «Женская история библиотечной профессии»[13] отмечает, что изначально «мужское» занятие библиотечным делом с высоким общественным статусом в настоящее время превратилось преимущественно в занятие женское и непрестижное. Поиск причин этого социального явления требует обращения к истории прихода женщин в профессию. Автор рассматривает обстоятельства, способствовавшие этому, — личностные и социальные.

Т. П. Сабурова считает, что массовый приход женщин в библиотечную профессию является процессом закономерным, поскольку:

• развитие к началу XX века наук и образования неизбежно сопровождалось прогрессом библиотечного дела, ростом сети библиотек, а значит — количества библиотекарей. Чем более массовой становится профессия, тем более выгодно использовать в ней труд женщин, так как его оплата значительно ниже. Усиливается отток из профессии мужчин, и неизбежно на их место приходят женщины;

• военная ситуация в России способствовала притоку в библиотеки женщин из-за необходимости участия мужчин в военных действиях;

• развитие библиотечного дела привело к увеличению масштабов профессиональной деятельности, к изменению характера библиотечного труда, функций библиотек, для осуществления которых необходимо было привлечение женщин;

• женщины проявляют значительный интерес к книжно-литературной сфере: их читательская активность отмечается исследователями на протяжении всей истории изучения чтения.

«Освоение женщинами книжно-библиотечной деятельности превратило библиотечную профессию в настоящее время преимущественно в «женскую» с утратой качеств «для избранных» и высокого социального статуса, и это продолжается…»[14] — утверждает автор.

Вопросам феминизации библиотечной профессии посвящены также отдельные статьи Е. А. Потаниной, Л. Сокольской, М. Б. Кормишиной и др. авторов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава девятая ДЕВУШКИ МОГУТ ВСЕ: ЗАНЯТИЯ И ПРОФЕССИИ БАРБИ

Из книги Полая женщина. Мир Барби изнутри и снаружи автора Горалик Линор

Глава девятая ДЕВУШКИ МОГУТ ВСЕ: ЗАНЯТИЯ И ПРОФЕССИИ БАРБИ То, как Барби проводит время, невольно заставляет думать о серьезных психологических проблемах этой юной девушки, впрочем частично объясняющихся отсутствием у нее добрых и любящих родителей. Барби испытывает


ГЛАВА I Любовь мужчины к женщине

Из книги Сексуальная жизнь в Древней Греции автора Лихт Ганс

ГЛАВА I Любовь мужчины к женщине В НАСТОЯЩЕЙ ГЛАВЕ речь пойдет о нормальном половом общении, т.е. общении между мужчиной и женщиной; другие виды сексуального поведения будут рассмотрены в последующих главах. Мы уже достаточно подробно рассмотрели те составляющие


ОБ ОСНОВАХ ПРОФЕССИИ

Из книги Режиссерская школа Товстоногова автора Малочевская И Б

ОБ ОСНОВАХ ПРОФЕССИИ Первый курс закладывает фундамент режиссерской школы. Поскольку всякая школа призвана обучить грамотности, то грамматика профессии входит в программу первого года. На первом курсе начинается постижение основ профессии.Здесь на принципах


Глава третья Создание мужчины и женщины. Потоп. Возмутители правопорядка и героини

Из книги Путеводитель по греческой мифологии автора Кершоу Стивен П

Глава третья Создание мужчины и женщины. Потоп. Возмутители правопорядка и героини Основные действующие лица Зевс (Юпитер) — Верховный бог. Прометей — («Предвидящий»), Похитил огонь у богов. Эпиметей — («Крепкий задним умом»). Брат Прометея. Пандора — («Всем одаренная»).


Глава 9 Об убийстве женщиною мужчины и обратно

Из книги Законы вольных обществ Дагестана XVII–XIX вв. автора Хашаев Х.-М.

Глава 9 Об убийстве женщиною мужчины и обратно § 51. За убийство мужчины женщиною по вражде взыскивается с родственников виновной пеня, а сама убийца изгоняется из селения под именем кровного врага. Наследники убитого, если не простят ее, то имеют право безвозмездно убить


3-я глава. Мужчины и женщины: гендерная асимметрия как фактор развития регионального библиотечного дела

Из книги Библиотечный коллектив: гендерный ракурс автора Коленко Лариса Валентиновна

3-я глава. Мужчины и женщины: гендерная асимметрия как фактор развития регионального библиотечного дела Такова наша профессия: не от мира сего. Умом не понять и аршином общим не измерить. С какой стороны ни рассматривай — ну маргиналы, да и только! Судить о библиотекаре с


Глава 34. ПОЧЕМУ ЕДУ ГОТОВИЛИ МУЖЧИНЫ?

Из книги Английский дом. Интимная история автора Уорсли Люси

Глава 34. ПОЧЕМУ ЕДУ ГОТОВИЛИ МУЖЧИНЫ? Хорошая была кухарка, но все хорошее когда-нибудь проходит. Ушла и она. Саки[100]. Реджинальд об одолевающих грехах, 1904 Обильная трапеза — бесспорное свидетельство человеческого благополучия. Это только сегодня, организуя банкет, мы


О профессии продюсера

Из книги Как это делается: продюсирование в креативных индустриях автора Коллектив авторов

О профессии продюсера Продюсер не обязан что-то придумывать, но если придумал – это здорово. Главная задача продюсера – правильно организовать работу и творчески преподнести идею, а потом инвестировать в творчество. И так – до бесконечности, этот процесс замкнуть