СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ LA DOLCE VITA

СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ

LA DOLCE VITA

Страна-производитель и год выпуска: Италия, Франция, 1959

Компания-производитель / дистрибьютор: Path? Consortium Cin?ma (Франция), Riama Film (Италия) / Astor Pictures Corporation (США, субтитры, 1960)

Формат: звуковой, черно-белый

Продолжительность: 176 мин

Язык: итальянский

Продюсеры: Джузеппе Амато, Франко Мальи, Анджело Риццоли

Режиссер: Федерико Феллини

Авторы сценария: Федерико Феллини, Эннио Флайано, Туллио Пинелли, Брунелло Ронди

Награды: 1961 г. — премия «Оскар»: номинирован в категориях «лучший художник по костюмам» (Пьеро Герарди), «лучший режиссер» (Федерико Феллини), «лучший сценарист» (Федерико Феллини);

1961 г. — «Золотая пальмовая ветвь» Каннского кинофестиваля;

1961 г. — премия Национального синдиката киножурналистов Италии: лучшая актерская работа (Марчелло Мастроянни), лучшая продюсерская работа (Пьеро Герарди);

1961 г. — премия Кружка кинокритиков Нью-Йорка: лучший зарубежный художественный фильм

Жанр: драма

В ролях: Марчелло Мастроянни (Марчелло Рубини), Анита Экберг (Сильвия), Анук Эме (Маддалена), Ивонн Ферно (Эмма), Магали Ноель (Фанни), Ален Кюни (Штайнер), Аннибаль Нинши (отец Марчелло), Уолтер Сантессо (Папараццо), Валерия Чьянготини (Паола), Одри Мак-Дональд (Соня)

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

«Сладкая жизнь» — сильная и глубокая картина, рассказывающая о череде событий из жизни журналиста Марчелло Рубини. Исследуя природу разочарования Рубини в жизни и любви, фильм становится отражением поисков — или потери — смысла жизни. Феллини снимал картину в 1959 г. в Риме на Виа Венето, пешеходной улице ночных клубов и кафе под открытым небом. Его герой — журналист, ведущий колонку о «сладкой жизни» увядающих аристократов, второсортных кинозвезд, стареющих плейбоев и проституток. К концу фильма Рубини перестает быть наблюдателем — он становится участником.

Эта картина дала миру развлечений и термин «папарацци». В поисках подходящего имени для пронырливого блондина, который повсюду следует за Рубини, стараясь раздобыть сенсационные новости из жизни знаменитостей, Феллини выбрал Папараццо — персонажа итальянской оперы. Имя, данное не просто герою, а, скорее, его поведению, ознаменовало новый стиль преследования знаменитостей, напоминающий отношения охотника и жертвы, который становился популярным в начале 1960-х гг. Это имя вскоре стало использоваться для обозначения всего класса репортеров, гоняющихся за лимузинами.

Действие происходит в Риме в 1950-х гг. Рубини освещает самые сенсационные сюжеты: турне кинозвезд, видения верующих, жизнь декадентов-аристократов. Рубини живет с Эммой, которая любит его и хочет выйти за него замуж. Однако она не понимает его поисков смысла жизни, которые неизбежно приводят к встречам со многими другими женщинами, в том числе и с героиней Анук Эме — прекрасной, богатой и пресыщенной подругой и любовницей, — а также с героиней Аниты Экберг, американской кинозвездой, волнующей сексуальной красавицей, совершенной в своей простоте. Рубини заводит интрижку и с очаровательной неиспорченной девушкой из деревни, работающей в прибрежном ресторанчике. В финальной сцене они пересекаются снова, однако их разделяет не только вода, но и глубокая пропасть между его цинизмом и ее невинностью.

В течение всего фильма Феллини исследует также природу религиозного пыла: от первых кадров, в которых вертолеты поднимают огромную пластиковую фигуру Христа, до невинной лжи двоих ребятишек, утверждающих, будто бы они видели Деву Марию. С другими репортерами Рубини спешит к месту события, окруженному камерами и толпами верующих. Дети указывают то одно место, то другое, а двое калек — хромой и слепой — вместе с дедом малышей ходят за ними, пока на закате не падают от усталости.

В ряде горьковато-сладких эпизодов также рассказывается об отношениях Рубини с отцом. А интеллигенцию Феллини показывает на вечеринке, устроенной другом Рубини Штайнером, где присутствуют художники, поэты и философы. Несмотря на внешнее благополучие, Штайнер, у которого есть любящая семья, деньги, успех и талантливые друзья, страдает от той же скуки, что и Рубини. Он несчастен, но не может ни найти, ни понять причины своего несчастья. Позже Рубини возвращается к Штайнеру и обнаруживает, что тот застрелил своих детей и покончил с собой. Это выражение полного отчаяния, невозможность найти совершенство в любви толкает Рубини на край пропасти. Вместо того чтобы бросить журналистику и заняться настоящим писательским трудом, Рубини становится пошлым наемником, пьяным и опустившимся завсегдатаем вечеринок. Теперь Рубини — часть того мира, который он раньше лишь наблюдал со стороны. Фильм заканчивается дикой, ставшей теперь знаменитой оргией.

ИСТОРИЯ ЦЕНЗУРЫ

Фильм «Сладкая жизнь» был запрещен Римской католической церковью в странах, где католическая религия является доминирующей. Запреты по большей части были вызваны тем, что религия в картине подвергается критике, а вовсе не тем, что здесь присутствуют эротические сцены. В США фильм сыграл большую роль для изменения как системы рейтинга художественных фильмов, так и системы рейтингов Общества добродетельных католиков (ОДК). В начале 1960-х гг. в адрес Американской ассоциации художественных фильмов (ААХФ) было направлено множество обвинений в том, что Мюррей Шумах назвал «дешевыми фильмами, не демонстрирующими ничего, кроме голых тел». Обычно продюсеры не являлись членами ААХФ, поэтому картины не подавались на комиссию голливудским цензорам и показывались без их одобрения. Такие фильмы, как «Аморальный мистер Тис» Pacca Мейера, назывались nudies[28]. В основном они шли в ограниченном числе кинотеатров, что не мешало им приносить неплохую прибыль. В конце концов «артхаусные кинотеатры, специализировавшиеся на зарубежном кино, переключились на nudies». Увеличение количества таких фильмов и кинотеатров, демонстрирующих их, привело к большой волне цензуры, направленной против эротики в кино.

Продюсеры, прочно обосновавшиеся в Голливуде, чувствовали, что четкое соблюдение правил ААХФ не позволяет им орудовать на прибыльном рынке производства nudies. В то же самое время на американский рынок стали поступать иностранные фильмы, такие как «Сладкая жизнь», в основном имеющие статус «качественного кино». В них демонстрировалось гораздо больше обнаженных тел, чем позволяли стандарты ААХФ. Вместо того чтобы признать такие фильмы произведением искусства, голливудские продюсеры усматривали в них только «предлоги для демонстрации большего количества женской плоти и секса, чем смогла бы пропустить голливудская цензура». Картина «Сладкая жизнь» вызвала не менее противоречивую реакцию. Двадцать четвертого апреля 1961 г. обозреватель раздела кино журнала Box Office написал:

Независимо от того, назовут ли зрители фильм «Сладкая жизнь» шокирующим, грязным, эротическим или морализаторским, невозможно отрицать, что эта картина превосходна по техническим и художественным параметрам. Особенно поразительно внимание, которое уделено каждой, даже мельчайшей детали для достижения реализма. И, в равной степени, невозможно не признать противоречивости этой картины, и, конечно, она вызовет самые противоречивые оценки, когда ее увидят представители всех слоев населения. Редко — если это вообще когда-либо имело место — в фильмах удавалось отразить деградацию, отсутствие морали и искушенность с такой глубиной, как это сделал Феллини, показав аристократа, проститутку, гомосексуалиста, интеллигента и нимфоманку в серии сатирических сцен современной жизни. Картина снималась в Риме, однако эти события в равной степени могут произойти в любом большом городе.

Столь же противоречиво встретили фильм и в США, где ОДК так и не приняло решение о том, как к нему следует относиться, хотя и согласилось, что он предназначается исключительно для взрослых. В Италии, где мнения о фильме тоже разделились, церковь одновременно и ругала и хвалила его. Одни священники запрещали своим прихожанам смотреть картину, другие же, наоборот, подчеркивали ее христианское содержание, продемонстрировавшее убогость большинства верований народа, не основанных на истинной вере. Обзоры фильма в США также подчеркивали эту двойственность, но большинство, как, например, в Box Office, признавали, что «фильм будет пользоваться популярностью благодаря своим развлекательным качествам — разумеется, среди взрослых, причем с очень широкими взглядами».

Возрастающая толерантность к фильмам для взрослых, снятых с большим вкусом, и рост новой волны интереса американских зрителей к зарубежному кино, затрагивающему проблемы секса и морали, заставили ОДК пересмотреть свою позицию. Шумах подчеркивает: «Католики и протестанты в один голос заявляли о том, что Общество отстало от времени. Общество все больше и больше сознавало, что за пределами церкви оно начинает становиться предметом насмешек». Чтобы не попасть в смешное положение, в Обществе пересмотрели свои правила — в 1957 и 1963 гг. — и создали специальную классификацию для таких фильмов, как «Сладкая жизнь». Таким образом, вместо старой классификации — класс «А» (пригоден для всеобщего просмотра с моральной точки зрения), класс «В» (частично пригоден) и «С» (запрещен) — ОДК добавило еще три ступени для класса «А» (теперь «А-1»): «А-2» (пригоден для взрослых и подростков), «А-3» (пригоден для взрослых) и «А-4» (с оговорками пригоден для взрослых). Присудив класс «А-4» фильму «Сладкая жизнь», ОДК смогло заявить о своих взглядах, не запрещая его с самого начала и не рискуя показаться смешным. В пояснении к новым правилам сказано: «Определяя класс фильма, мы не принимаем в расчет ни его художественной, ни технической, ни драматической ценности. Оценивается только содержание с точки зрения морали».

Но не только ОДК подверглось изменениям. В 1963 г. в одном из интервью Элвуд Л. Гебхарт, старший ассистент Комиссии по цензуре художественных фильмов штата Мэриленд, выразил обеспокоенность такими зарубежными фильмами, как «Сладкая жизнь», и заявил, что комиссия должна быть построже. Он признал, что «у зарубежных фильмов свои особенности. Там не снимают эротическое кино, где все просто стоят и позируют. Использование обнаженной натуры проистекает из сцен занятий любовью». По этой причине комиссия штата Мэриленд не смогла найти подходящей статьи в законодательстве штата, чтобы запретить картину «Сладкая жизнь», несмотря на серьезные намерения сделать это. Пропустив фильм для показа, комиссия стала получать жалобы от городских властей, и «„Сладкая жизнь“ подвигла некоторых на написание писем», однако формальных запретов не последовало. Комиссия по цензуре Чикаго также выразила двойственное отношение к фильму, а сержант Роберт И. Мерфи, надзирающий за комиссией из 6 человек, в интервью 1963 г. признал, что картина «Сладкая жизнь» проскользнула и через их запреты: «Наша работа заключается в том, чтобы осуществлять разумное руководство. Разумеется, и мы совершаем ошибки. Возьмите „Сладкую жизнь“. Надо было вырезать некоторые сцены или ограничить показ, предназначив фильм только для взрослых». Так или иначе, комиссия не смогла выявить и удалить части фильма, которые были откровенно спорными в соответствии с законодательством по цензуре города Чикаго.


Следующая глава >>