В союзе Неба и Земли

В союзе Неба и Земли

У родственных сино-тибетских народов, живущих на северо-востоке Индии и Тибетском нагорье, в мифах о сотворении мира немало общего — основу их космогонии составляет идея о брачном союзе земли и неба. Обычно Небо — божество мужского рода, Земля — женского, а дождь — это животворящее семя. Этот же сюжет, между прочим, присутствует и в «Ригведе», где Отец-Небо — муж Матери-Земли, который осеменяет ее дождем; причем изображается Небо в образе оплодотворяющего быка или жеребца.

Впрочем, в мифах сино-тибетцев союз земли и неба, как правило, разрушается, и супруги расстаются — иногда против собственной воли. Хотя бывают и исключения: лакхеры, к примеру, уверены, что брачные отношения между землей и небом продолжаются — их совокуплениями где-то там, за горизонтом, объясняются землетрясения.

Ясное дело, и здесь в ряде случаев не обошлось без сакрального инцеста. По версии миджи, демиург Шузангху сошелся с богиней Зумьянг-Нуй, и родились у них на небесах мальчик Джонгсули-Йоунг-Джонгбу и девочка Суббу-Кхай-Тхунг. В будущем этим детям предназначено было стать небом и землей, вступить в инцестуальный брак, породить богов и двух лягушек, от которых предстояло произойти миджи. Но этот замечательный план с самого начала оказался под угрозой, так как демиург не озаботился созданием места, где дети могли бы все это совершить, и поэтому, родившись, они сразу же упали с неба вниз, где их проглотил гигантский червь Фангналоманг. Пришлось Шузангху устраивать на червя охоту. Для этого они с Зумьянг-Нуй родили еще одного ребенка, чтобы использовать его в качестве живца, и поместили на созданную посреди неба площадку. Фангналоманг не замедлил явиться и был пойман в ловушку. Шузангху рассек его тело, и оттуда вышли целехонькие Джонгсули-Йоунг-Джонгбу и Суббу-Кхай-Тхунг, которые и содеяли все, что им предначертал отец-демиург.

Свой вариант миросозидания предлагают качины. По их представлениям, вначале был сплошной туман, в котором сам собой запустился механизм творения. Туман сгустился в небесную женщину Хупнинг-Кнам, а она, в свою очередь, родила белых, как снег, Тунг-Кам-Ваисуна и Нин-гон-Чинун. Они поженились и произвели на свет небо Му в виде грандиозного облака и землю Ингу в виде гигантского кома влажной глины. Му и Инге не оставалось ничего иного, как пойти по предначертанной дорожке: тоже вступить в брак и родить сына. На этом первый этап творения практически закончился, поскольку сын тут же забросил отца вверх и высушил мать, подготовив почву для появления на ней качинов.

У народов миньонг и рига небо Мело и земля Седи тоже брат и сестра. Лежали они в таком плотном взаимодействии, что порожденные ими первопредки людей и многочисленные животные стали думать, как поступить, чтобы не быть раздавленными. По-хорошему договориться с родителями не получилось, но, к счастью, среди прочей успевшей населить землю живности был буйвол Полунг-Саббо — он разделил Мело и Седи, подцепив Мело рогами и отбросив куда подальше. Седи потянулась вслед за мужем (и так возникли горы), но тут вышло солнце, и она, устыдившись своей наготы, до этого прикрытой большим телом Мело, осталась на месте. Для чудесного буйвола, между прочим, ничем хорошим все это не кончилось. Он был убит местным культурным героем, после чего части его тела превратились в разные объекты и существа, обитающие в краях, где живут миньонги. Например, из головы получились камни по берегам рек, из позвоночника — журавли, из желчи — ядовитое растение аконит, из крови — пиявки и насекомые, а из пениса — змеи...

Очень похожие истории излагаются в мифах мири, мори и бори, причем, судя по верованиям бори, во взаимоотношениях земли Ситткинг-Кеддинг и неба Педдо-Додума еще не все потеряно; во всяком случае, так считает бог Нели-Бо, громом выдающий свое беспокойство, что они могут опять войти в тесное соприкосновение и передавят все живое. Эту проблему оригинально решил бог шимонгов Дине-Мане: он поселился там, где земля и небо находятся ближе всего, привязал к обоим веревки и бдительно следит за их поведением. Заметив подозрительные движения, Дине-Мане дергает за веревки и возвращает разлученных супругов в исходное состояние.

Несколько иначе рисуется процесс мироустройства в мифах ака. Сначала в пространстве носились два мягких и блестящих, подобно золоту, яйца. В конце концов они столкнулись и разбились — из одного явилась Земля, а из другого — Небо. Небо воспылал страстью к Земле, но удовлетворить ее не было никакой возможности, поскольку Земля была по сравнению с ним прямо-таки колоссальных размеров. И тогда Небо взмолился: «Ты больше, чем я, и я не могу взять тебя. Сделай себя меньше». Видимо, Земля и сама о том подумывала, потому что тут же стала ужимать свое обширное тело, вследствие чего образовались многочисленные складки-горы. Видя такое дело, Небо тоже поднатужил-ся-поднапружился, вытянул, как мог, руки и заключил Землю в объятия. Они произвели на свет множество животных и растений. Но со временем их чувства остыли, начались дрязги, причем тон им задал, как часто бывает, именно тот, кто стал инициатором союза. Насчет того, в чем конкретно заключалось неправильное поведение Неба, миф не распространяется, но очевидно, что ничего хорошего в такой семейной жизни не было. Лучше всего это понял их сын Ветер, и как-то, когда отец с матерью особенно достали его своими скандалами, он изо всех сил дунул, и разлетелись они в разные стороны навсегда.

Аналогичные мотивы есть в мифах дравидских народов, живущих на юге и в центральной части Индии. Гадаба, как и лакхеры, видят причину землетрясений во фрикциях, совершаемых демиургом Махапрабху, и оргазме, который испытывает Земля. Муриа считают, что гром сопровождает семяизвержение «небесного мужчины» Бхимула во время его с Землей полового акта. Согласно верованиям панка, Земля и Небо пребывают в супружестве, а их брачная церемония включала обход вокруг столба, сиречь мирового фаллоса — символа плодородия.

Свой взгляд на взаимоотношения Земли и Неба у народа байга. В мифах байга говорится, что на заре творения брак женщины-Земли и мужчины-Неба был расстроен по воле богов, испугавшихся, что, сойдясь, они передавят все живое и неживое. Дабы этого не случилось, демиург Маха-део в спешном порядке создал медведя и женил его на Земле. Сексуальная жизнь молодоженов описывается в подробностях: медведь показал себя нежным и весьма умелым любовником — так что Земля осталась всем довольна и ничуть не пожалела о Небе.

А вот в мифах гондов Земле не повезло. Демиург Нансур Дано обошелся без помощи косолапого красавца и женился на ней сам, но затем проявил себя натуральным садистом: вырвал у жены груди и превратил их в солнце и луну, а потом проделал то же самое с клитором, так как увидел в нем отличный материал для изготовления молнии. Себя, впрочем, Нансур Дано, войдя в раж созидания, тоже не поберег: он вырвал свои лобковые волосы, из которых получилась великолепная трава, и тестикулы, которые стали скалами, а из пениса настрогал деревья, населившие местные джунгли...

Разумеется, нельзя пройти мимо многочисленных индейских мифов, в которых немало сюжетов, наподобие тех, что уже описаны выше, но есть и свои, ни на что не похожие.

У хуаненьо Небо и Земля — брат и сестра. Поначалу сестра сопротивляется, но затем все-таки уступает настойчивому Небу и рожает от него почву, песок, камни, животных, растения и тотемного предка хуаненьо Койота.

Верхние танана уверены, что земля и небо составляли единое целое, пока их не распихал в разные стороны великан Ятко. Чтобы показать, какой этот Ятко был большой, мифо-творец сообщает, что роль вшей в его шевелюре исполняли ондатры, а спермы при совокуплении из него изливалось столько, что первый верхний танана, случайно оказавшийся рядом, когда Ятко забавлялся с одной великаншей, чуть не утонул в ее потоке.

Едва не стал жертвой несчастного случая на этапе творения и Заяц, тотемный предок индейцев айова, давших название американскому штату. Его засосало влагалище Земли с собственным именем Ые, но спустя какое-то время вытолкнуло наружу. Заяц, однако, такого обращения с собой не простил и в отместку набросал в Ые раскаленных камней. Тут, в сущности, творение и закончилось, так как Земля потеряла способность рожать.

В мифе луисеньо мужчина-Небо и женщина-Земля — это создания демиурга, предназначенные, чтобы родить множество существ и предметов, от животных и деревьев до солнца и ритуальных мечей. Но чтобы родить, прежде надо совокупиться, а чтобы совокупиться, надо знать, какие органы для этого нужны. Поэтому миросозидание у луисеньо начинается с того, что Небо трогает части тела Земли, а она дает им имена, и так они доходят до вагины.

Оканаганы считают, что женщину-Землю создал небесный вождь Колункотун, распластал ее на водах, а уж потом оплодотворил, дабы она родила все ныне существующие природные объекты и людей в придачу.

Согласно верованиям мохаве, наоборот, первичны Небо и Земля, в результате совокупления которых появился на свет демиург Кукумац.

Сложнее сюжет мифа пима, где демиург велит сойтись Небу и Земле, дабы родить Старшего Брата, который наделяется способностью творить.

В основе космогонии уичолей созидающее противостояние бога солнца Таиаупы и богини дождя Накавы. Эти персонажи взаимодействуют с богиней земли Улианакой, которая склонна симпатизировать им обоим. Но похоже, Таиаупа пользуется ее большим вниманием (оно и понятно — мужчина!): при каждом его появлении Улианака недвусмысленно задирает юбку, и то же самое делают «кукурузные девушки» — покровительницы сельскохозяйственных работ. Таиаупа от такого зрелища всякий раз приходит в неописуемый восторг и окрашивает небо солнечными лучами.

Арикена считают, что вселенная создавалась по плану демиурга Пура, который велел мужчине-Солнцу овладеть женщиной-Землей.

Мифология такана, одного из самых древних народов Южной Америки, сообщает, что возникновение мироздания связано с попыткой демиурга Сегуамейи изнасиловать собственную дочь. На счастье девушки, ей помог другой демиург со сложным именем, которое на русский язык переводится примерно так — «Тот, кто стережет яму с огнем и кипятком». Он не только спрятал бедняжку в своей яме, но и отгрыз ногу ее не в меру сексуально активному батюшке, а затем отправил его в то место небосклона, откуда дотянуться до дочки нет никакой возможности. Склонный к инцесту демиург стал солнцем и взял в жены землю, с которой прижил звезды, дочь его сделалась луной, а сторож ямы превратился в молнию. Формирование же земли, жены солнца, в том виде, в котором мы сейчас ее наблюдаем, состоялось в результате смерти людоеда Эчуарихи, чья голова откатилась на край мира и теперь освещает его в качестве Венеры, тело стало Андами, ноги превратились в каучуковые деревья, кровь в латекс, позвоночник в бамбук, фаллос и тести-кулы в плодоносящую пальму, кишки в лианы, волосы в паху и под мышками в травы, ногти в речные раковины, а моча образовала озеро Титикака. Когда действительность после всех этих превращений успокоилась, в дело вступила живущая в недрах земли старуха с огромными грудями, ртом и вагиной. Старуха приняла облик знаменитой лягушки-быка (она же Leptodactylus pentadactylus, она же свистун пятипалый) и родила индейцев такана и весь окружающий их животный мир.

Запутанно все обернулось у папаго. Сначала в водах, бесконечно долго бултыхавшихся в сплошной тьме, сформировался ребенок, на ощупь нарвал водорослей и налепил из них термитов, а уж те, набрав еще водорослей, вылепили Землю, с которой трижды совокупился мужчина-Небо, до этого скучавший в одиночестве. После этого Земля родила Старшего Брата, Стервятника и Койота, каждый из которых имел свойства демиурга. Они принялись творить все разом, не во всем согласуя свои действия, и дотворились до того, что созданное ими некое существо мужского пола не только обрюхатило всех девушек, предназначенных для производства будущего человечества, но и само невесть как забеременело, родило, а потом бросило несчастного ребенка на произвол судьбы. Из слез этого ребенка возник потоп, который смыл все созданное демиургами, и созидать пришлось заново.

У уичита миротворение набирает ход после того, как мужчина-Ветер, летящий над бескрайними просторами, замечает лежащую внизу обессилившую женщину-Землю и без промедления пользуется ее беспомощным положением.

В мифах диегеньо в качестве божества-мужчины, оплодотворяющего Землю, выступает Вода. Но стоило Земле родить от Воды сыновей, как те разлучили родителей, и уже после этого подавшаяся вверх Вода создала небо.

Чимане, наоборот, считают, что земля появилась значительно позже неба. Случилось это после того, как пребывающие в верхнем мире культурные герои Дохити и Мича бросили в бескрайние воды плот из бальсового дерева — видимо, желая покататься на волнах, но плот вдруг начал разбухать и в конце концов стал сушей. Братья огорчились до слез, ручьи которых тут же превратились в лианы. Они решили спуститься по этим лианам на землю, и это было опрометчивое решение, потому как Мича сорвался и разбился вдребезги. Правда, Дохити не растерялся и собрал его заново, но с небольшим отклонением от оригинала, приставив голову не к плечам, а к ягодицам. И хотя от перестановки слагаемых сумма вроде бы меняться не должна, небрежность Дохити имела роковые последствия: Мича, обнаружив свою голову в неожиданном месте, словно взбесился и изнасиловал всех до единой женщин-лягушек, успевших народиться на только что образовавшейся земле, а затем принялся рыть тоннель в поисках края мира, углубился в него и, похоже, копает до сих пор...

Куманья, лунное божество индейцев яруро, провела выдающуюся работу по созданию всего и вся, но затем — исключительно ради процесса творения — ей пришлось совокупиться с водным змеем Поаном. Это не понравилось внукам Куманьи, следящим за каждым ее движением, и они выбили ей стрелой глаз.

Другой демиург женского пола Роми-Куму, чьим телом была земля, не стала творить, полагаясь исключительно на силу своего воображения, а создала героев-мужчин, зачала от них естественным путем и родила все, ныне существующее. В мифе макуна указывается, что влагалище Роми-Ку-му, из которого выходили, выползали и вываливались существа, растения и предметы, — это «Восточный Выход Вод», но не сообщается, как это место называется на языке современной географии. А жаль: «Восточный Выход Вод», если верить мифу, играет весьма важную роль в формировании климата. Ведь когда Роми-Куму плотно сводит ноги, в мире начинается засуха, а когда раздвигает пошире, то из влагалища начинает литься вода, и случаются наводнения... Правда, шаманы макуна, по их собственным словам, не только знают дорогу к этому секретному месту, но и даже проникают через него внутрь тела Роми-Куму, где набираются тайных знаний и особой мудрости, но пока они, к сожалению, ни с кем своими познаниями делиться не желают.

В заочную полемику с макуна вступают индейцы паре-си, по мнению которых никаких существ мужского пола для сотворения мира не требовалось. Достаточно было желания женского божества Маис, которое вылепило землю и после самозачатия родила первого пареси. Но это был не самый удачный опыт, поскольку пареси получился волосатым, хвостатым и с перепонками между пальцами. Этот персонаж произвел детей, двух мальчиков и девочку; кто была их мать, мифическая история умалчивает. Но дети погибли во время пожара, и развития линия хвостатого пареси не получила; в дальнейшем высшим силам пришлось создавать пареси заново.

Сгоревшие дети оставили о себе память: пенисы мальчиков под воздействием огня превратились в черный и красный початки, и от них пошли две эти разновидности кукурузы, а от клитора девочки произошел арахис. На могиле детей выросло дерево пекуи, которое сыграло роковую роль в жизни вновь созданных первопредков пареси (на этот раз бесхвостых): мужчины напились браги из кожуры его плодов, перебили спьяну всех женщин, и пришлось им жениться на дочерях Хозяина Дерева, перехватившего у Маис пальму первенства в пантеоне местных богов. Породниться с демиургом, конечно, лестно, но прежде, наверное, хорошо было бы задаться вопросом: с чего это демиург отдает дочерей за простых мужиков? Но алкоголь исключил любые вопросы. Они появились только после коллективной брачной ночи, когда выяснилось, что у жен нет вагин. И пить бы пареси горькую до самого конца мифического времени, заменяя этим нездоровым занятием здоровый семейный секс, если бы не тотемный предок Броненосец. Он соорудил вагины дочерям демиурга — и не просто так, а по индивидуальной колодке, и здоровый семейный секс у пареси все-таки случился...

К слову: миф калапало утверждает, что плоды пекуи пахнут так же, как и вагины женщин этого индейского народа. Примем на веру.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

О БЛИЗОСТИ НЕБА, ЗЕМЛИ И ЧИСТИЛИЩА

Из книги Кельтские сумерки автора Йейтс Уильям Батлер

О БЛИЗОСТИ НЕБА, ЗЕМЛИ И ЧИСТИЛИЩА В Ирландии этот мир и мир, в который мы попадем после смерти, расположены совсем неподалеку друг от друга. Я слышал об одном призраке, который много лет подряд обитал одновременно в стволе дерева и под сводом старого моста, а моя старуха из


Часть вторая В союзе с Ордой

Из книги От Руси к России [Очерки этнической истории] автора Гумилев Лев Николаевич

Часть вторая В союзе с Ордой


Алмазные владыки Неба

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Алмазные владыки Неба В зале буддийского храма справа и слева от входа по две с каждой стороны находятся огромные фигуры четырех великих Тянь-ванов – Алмазных владык Неба, защитников или правителей континентов, которые располагаются в четырех основных направлениях от


Глава 1. Сеть неба

Из книги Китай: укрощение драконов [Духовные поиски и сакральный экстаз] автора Маслов Алексей Александрович

Глава 1. Сеть неба Широка Небесная сеть, редки ее ячейки, но не пропускают ничего. Дао дэ цзин Страна без религииЧтобы понять, что же содержит китайская духовная традиция, надо прежде понять, чего в ней нет, т. е. осознать, чем она коренным образом отличается от западного


Каким был цвет неба в Древней Греции?

Из книги Книга всеобщих заблуждений автора Ллойд Джон

Каким был цвет неба в Древней Греции? Бронзовым. В древнегреческом языке нет слов, обозначающих «голубой».Ближайшие по смыслу слова – glaukos и kyanos – являются скорее выражением относительной интенсивности света и тьмы, нежели попыткой описать цвет.Известный


Карта звездного неба в творчестве Пушкина

Из книги Поэтика и семиотика русской литературы автора Меднис Нина Елисеевна

Карта звездного неба в творчестве Пушкина Звездная тема в поэзии 20—30-х годов XIX века, как правило, соотносится не столько с Пушкиным, сколько с Лермонтовым, или, по крайней мере, в первую очередь с Лермонтовым. Эта ассоциативная смежность имени и явления не раз


В Советском Союзе

Из книги Говорят что здесь бывали… Знаменитости в Челябинске автора Боже Екатерина Владимировна


Приключения Винни-Пуха в Советском Союзе

Из книги Веселые человечки [культурные герои советского детства] автора Липовецкий Марк Наумович

Приключения Винни-Пуха в Советском Союзе Писатель и переводчик Борис Владимирович Заходер (1918–2000) познакомился с историей Винни-Пуха в 1958 году при просмотре английской детской энциклопедии в библиотеке. «Русский отец» Винни-Пуха всю жизнь отстаивал больше чем просто


Духи неба и земли

Из книги Yerba Mate: Мате. Матэ. Мати [9000 лет парагвайского чая] автора Колина Аугусто


Язык обитателей Неба О природе молчания

Из книги С Евангелием в руках автора Чистяков Георгий Петрович

Язык обитателей Неба О природе молчания «Молчи, скрывайся и таи…» – писал Тютчев в стихотворении Silentium, опубликованном в 1833 году. Латинское название подсказывает читателю, что и сама тема взята из латинского источника. Fuge, tace, quiesce («беги, молчи, погрузись в тишину») –