Манифестарная эстетика

Манифестарная эстетика

Особая типологическая разновидность критико-теоретической рефлексии, характерная для возникновения радикально новых явлений в художественной культуре общества. Их существование как некоторой интенциональной художественно-эстетической сферы на этапе перехода системы искусств в стадию самокритики как раз и задает, с одной стороны, вектор этой активности, определяет ее динамику и меняющуюся интенсивность, а с другой — позволяет видеть в ней обобщенное стилевое отражение этих явлений, осложненное и одновременно специфицированное ярко выраженным стремлением к их нормализации как бы по ту сторону процедур обоснования и классификации, выработанных в эстетике и искусствознании.

С этой точки зрения можно говорить о точках бифуркации или ситуациях выбора и перехода в эволюции художественных систем, которые, повторяясь с известной периодичностью, позволяют именно с ними соотносить рефлексивные процессы подобного рода, представленные, как правило, в наборе манифестов и программных описаний т. н. «современного» искусства. Так можно говорить, например, о М. э. и манифестарности эстетики романтизма (см.: Эстетика), футуризма, сюрреализма, концептуализма, а также авангарда и трансавангарда вообще.

Носителями М. э. являются обычно представители маргинальной художественной элиты. Вербальные конструкции, которыми они манипулируют, и термины-неологизмы, которые они вводят, нередко тяготеют к тому, чтобы застыть в мифологеме или же стать концептуальным жестом, то есть смысловым конструктом, ориентированным на хорошо продуманное программно-провокативное воздействие на традиционное эстетическое сознание с целью его осовременивания и приведения в соответствие с проектом будущего искусства. М. э. неизменно претендовала быть его программой и «теорией» и надеялась манифестировать его суть, если не как откровение, то во всяком случае как нечто еще невысказанное. В аспекте этой парадоксальной преемственности в разрыве можно говорить о классической составляющей М. э. и о своеобразном «метафизическом костяке», скрытом в оплотнениях непривычной эпатажно-агрессивной терминологии, призванной прежде всего артикулировать «разрыв» с тем, что существовало всегда и что, будучи преодоленным полемически, фактически сохранялось как некая глубина, заявка на новую духовность или новое видение. При вторичной концептуализации в проектах современной философии искусства это неявное содержание М. э. становилось своеобразным оправданием и самой процедуры, и интереса философской эстетики к т. н. концептуально-интонированной «эстетике художника», присутствие которой в рефлексивном пространстве культуры XX в. помимо имплицитных художественно-творческих форм поиска эстетических аналогий менталитету эпохи чаще всего и выражается в манифестарно-декларативной форме, а определения, из которых она исходит, неизменно являются лозунгами реформы и одновременно опытом синхронной вербализации уникальных художественных новаций, т. е. своего рода комплементарным приемом их аргументации и приведения к существованию, помещения в пространство резонов, на разные лады варьировавших мысль о разрыве и уничтожении, необходимости новой красоты и т. д.

Как опыт первичной концептуализации новых и даже невероятных художественно-эстетических тенденций М. э. существует во множестве эскизов «новой эстетики», прорабатывающих эту тему применительно к разным видам и жанрам искусства, и фактически как разновидность «региональной» эстетики противостоит эстетике общих принципов. При всем разнообразии набора проекций М. э. устойчивым в ней остается стремление к форме прямого заявления и оппозиция по отношению к традиционным взглядам, в том числе — господствующей эстетической парадигме, которые могут быть выражены в своего рода теоретической аббревиатуре, сознательно метафорической и фрагментарной или же в форме театрализованного разыгрывания эстетического миропонимания. Жанровая форма фрагмента, впервые освоенная в этом аспекте романтиками, сохраняется и в современной М. э. Как самая горячая точка «альтернативной» рефлексии М. э. предпочитает уточнять и развивать свои эгоцентрические слова в смысловых контекстах, не свойственных дискурсу традиционной философской эстетики. Вместе с тем общепризнанная системно-теоретическая неприкаянность М. э. намеренно артикулируется и предъявляется как выигрышное обстоятельство, позволяющее ей пользоваться языком взаимоисключающих альтернатив и быть не только с авангардом в искусстве, но и как бы в авангарде эстетической мысли в качестве её «футуристической» и одновременно конструктивно-утопической составляющей и залога развития в направлении заявленной ориентации.

Эта особенность М. э. и сам дух манифестантизма становятся всё более заметными и в эстетике общих принципов, которая часто пренебрегает «экологическими» нормативами «добропорядочной» эстетической теории с ее претензиями на метатеоретический статус и обращается к эпатажно-пародийно-ироническому пересмотру традиционных эстетических представлений с их жестко фиксированным категориальным смыслом, провозглашая необходимость новой парадигмы философской эстетики, базирующейся на модели эстетического опыта, адекватной современным тенденциям в эволюции художественно-эстетической культуры. Поэтому на современном этапе к носителям манифестарного пафоса в эстетике могут быть причислены не только представители художественной элиты, но и «апостолы униженной мысли».

Лит.:

Claus J. Theorien zeitgenossischer Malerei. Hamburg, 1969;

Claus J. Kunst heute. Hamburg, 1969;

Claus J. Expansion der Kunst. Hamburg, 1970;

Der Futurismus: Manifeste und Dokumente einer Kunstlerischen Revolution. 1909–1918. Koln.1972;

Grabska E. Modemisci o sztuke. Warszawa, 1971;

Zmierch estetyki-rzekomy czy autentyczny? Warszawa,1987;

Manifeste und Proklamationen der europeischen Avantgarde. 1909–1938. Stuttgart, 1995.

С. Завадский

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

1.7. Эстетика пата

Из книги Метафизика пата автора Гиренок Фёдор Иванович

1.7. Эстетика пата Патоанализу подлежит не отклонение от нормы, а ноль нормы. Нулевая нормальность пата расшифровывается в эстетике. Например, есть добро и есть зло. И добро не совпадает со злом. Что-то из них выше, а что-то ниже. Этика не любит нулей. Но эстетически все равно.


4.2. Эстетика как вобла

Из книги Лексикон нонклассики. Художественно-эстетическая культура XX века. автора Коллектив авторов

4.2. Эстетика как вобла Греки много говорили. Античное искусство — реакция на их многословие. Немцы много пили пива. У них эстетика как вобла. Что-то соленое. Германия — страна понятий. Россия — простых созерцаний. В России было два чудовищно талантливых человека. И оба


4.13. Эстетика публичного

Из книги Гоа. Для тех, кто устал... жить по инструкциям автора Станович Игорь О.

4.13. Эстетика публичного Конечно, я умру. Но дело не в этом. Я хотел бы умереть красиво, то есть на глазах у публики. В момент исполнения поступка, которым исключается моя жизнь.Вот дом. Он горит, а она в горящую избу. Может быть, ей туда и не надо. Может быть, там спасать уже


Информационная эстетика

Из книги Ренессанс в России  Книга эссе автора Киле Петр

Информационная эстетика Направление в западной эстетике второй пол. XX в.; возникло в сер. 50-х годов.«Его представители (М. Бензе, А. Моль, X. Франк и др.) стремятся использовать в анализе традиционных эстетических проблем приемы и методы статистической теории информации (К.


Феноменологическая эстетика

Из книги Кто такие эмо и готы. Как родителям понять, куда «вляпался» их ребенок автора Кравчек Дина Илларионовна

Феноменологическая эстетика Одно из ведущих направлений современной эстетики, сложившееся в начале 30-х гг. на основе феноменологии Эдмунда Гуссерля (1859–1938). Хотя у самого Гуссерля нет достаточно разработанного эстетического учения, в своих исследованиях он часто


Эстетика неклассическая

Из книги Русская средневековая эстетика XI?XVII века автора Бычков Виктор Васильевич

Эстетика неклассическая Экспериментально-поисковый этап в современной эстетике, детерминированный общей ситуацией в техногенной цивилизации, культуре, искусстве, философии, науке второй пол. XX в., достигшей к концу столетия той точки бифуркации, за которой возможен или


Эстетика

Из книги Готическое общество: морфология кошмара автора Хапаева Дина Рафаиловна

Эстетика Ну вот, по главным местам в доме прошлись, теперь время осветить эстетику, вносимую в дом путем, скажем в общих чертах, ремонта. Я не видел у соседей самого процесса. Но могу сказать, что, пожив в пяти домах в Гоа, лицезрел его в окончательном варианте только в двух,


Эстетика отрадного

Из книги Мифы и правда о женщинах автора Первушина Елена Владимировна

Эстетика отрадного В России возникает новая ситуация: на авансцену истории, вместо дворянства, выходит разночинная интеллигенция и купечество, то есть представители новой городской культуры, как в эпоху Возрождения в Европе или в странах Востока в свое время. Жизнь в


Глава 2. Эстетика любви

Из книги автора

Глава 2. Эстетика любви Семнадцатое столетие заковало в защитную броню суровой напыщенности и женщин, и мужчин. Они жили в неудобных домах, носили негнущуюся одежду, а художники, писавшие портреты, придавали лицам дам слишком уж торжественное выражение. Они вряд ли


Эстетика готов

Из книги автора

Эстетика готов К началу нового тысячелетия в молодежном обществе произошел поворот от христианской культуры к «темной», то есть языческой. В этом «темном» мире все было расставлено на свои места – Люцифер и Дракула, ведьмы и экзорцисты, люди и бессмертные, зло оказалось


II. Готическая эстетика

Из книги автора

II. Готическая эстетика Рождение готической эстетики Огромный красно-золотой дракон крепко спал, порыкивая во сне и выпускал из ноздрей струи дыма. Крылья его были сложены, и это придавало ему сходство с чудовищной летучей мышью. Он возлежал на груде сокровищ, обхватив ее