В окрестностях Сан-Франциско

В окрестностях Сан-Франциско

К Сан-Франциско примыкают города Окленд, Аламида и др., в которых проживали и проживает немало русских американцев.

Беркли. Первые попытки создать православный приход были предприняты в 1924 г., по другим данным, в 1925 г. при деятельном участии Русского студенческого общества в университете в Беркли. Первые прихожане собирались в епископальной церкви Святого Марка. Своего алтаря не было, и они приносили иконы с собой. Первой постоянной ценной иконой стала икона Святого Иоанна Крестителя, подаренная приходу бывшим консулом Выводцевым. Время от времени сюда приезжал из Сан-Франциско настоятель Свято-Троицкого собора В. Сакович. Так как он не мог постоянно приезжать, то по его просьбе приезжали К. Лебедев или П. Разумов. Первым церковным старостой стал полковник Веников, а председателем церковного совета князь А. А. Кропоткин, который вскоре после скоропостижной смерти Веникова стал и старостой.

Вскоре русская община в Беркли стала увеличиваться: приехали семьи Борзовых, Васильевых, Вдовиных. По просьбе администрации епископальной церкви службу перенесли из часовни в аудиторию и соорудили переносной иконостас. Богослужения нерегулярно вел студент-священник Тихон Лаврищев, бывший настоятель в с. Татытлак (Алеутские острова). 22 января 1929 г. в Беркли был формально основан приход. По предложению епископа Алексия его посвятили Святому Иоанну Предтече, а настоятелем назначили протоиерея о. Сергия Лепорского.

В течение семи лет приход арендовал несколько помещений, пока перед пасхой 1937 г. владелец не уведомил о повышении арендной платы вдвое. Это было настоящим испытанием для прихожан, которое заставило их подумать о собственном помещении. 13 мая 1937 г. они приобрели в рассрочку дом № 2020 по Двайт-вэй (Dwight way), который освятили в начале августа. Теперь богослужения можно было проводить регулярно. Постепенно храм, при котором жил и настоятель, приобрел соответствующий вид. Правда, бюджет прихода был весьма скромным: он едва покрывал платежи банку и совершенно не обеспечивал зарплаты настоятелю, который работал еще и уборщиком. Зарплата А. Присадского, возглавившего приход после ухода С. Лепорского в 1940 г., составляла всего 10 долларов.

Начало войны резко активизировало деятельность храма и способствовало увеличению числа прихожан. Приходской дом превратился в центр духовной жизни Беркли, но вместе с тем он стал и местом серьезных разногласий. Взволнованный новостями, приходившими из Советской России, А. Присадский прочитал в церкви обращение к Московскому патриарху Сергию. Против этого резко выступил Н. В. Борзов. Скандал получил продолжение. 14 декабря 1941 г. было собрано общее собрание, на котором о. Александр, опасаясь будущего раскола в приходе, предложил покинуть место настоятеля. Но собрание полностью поддержало своего священника. 20 октября 1942 г. приходской совет, выпустив благотворительные билеты, смог собрать оставшуюся сумму и выплатил все долги. Беспроцентный заем был выплачен к 1 января 1945 г. на два года раньше, чем планировалось.

4 декабря 1945 г. при церкви был основан Берклийский комитет помощи русским в Китае, председателем которого стала М. Козулина. «Русские американцы, — писала она, — с большой жертвенностью откликнулись на мой призыв и широко открыли свои кошельки на нужды бедных, голодных, холодных и обездоленных русских людей всех возрастов и положения в Китае». В короткое время были собраны и посланы 1000 долларов епископу Иоанну Максимовичу и 800 — архиепископу Виктору.

Но избежать распрей все же не удалось. Они начались с предложения священника Посадского попросить благословения на сбор средств на постройку нового храма у представителя Московской патриархии, а не зарубежной церкви. Статьи в поддержку Москвы еще более обострили его отношения с прихожанами. 24 марта 1946 г. на заседании церковно-приходского совета обсудили решение Малого архиерейского собора, отстранившего А. Присадского от должности настоятеля. Скандал разделил приход на две непримиримые стороны. Прихожанам была разослана анкета, в которой предлагалось изложить свое мнение по поводу деятельности отца Александра. Кое-кто не поскупился на обвинения, священника даже заподозрили в незаконной продаже церкви на Аляске. В результате тайного голосования 44 голоса были отданы за то, чтобы остаться в Американской митрополии, а 41 — за переход в Московскую. Постановлением от 12 апреля Присадскому было предложено в двухдневный срок освободить церковную квартиру, что он и сделал. Со своими сторонниками, ушедшими вместе с ним, священник организовал новый приход, который в отличие от старого назвали Свято-Иоанновским. Иоанно-Предтеченская церковь продолжила свою деятельность, в том числе благотворительную, хотя и не в таком масштабе, как при Присадском.

11 февраля 1945 г. на годичном собрании Свято-Иоанновского прихода было решено построить новый храм, который получил имя «Храм-памятник Русской и Американской армиям, павшим в сражениях в текущей войне». За основу решено было взять эскиз прихожанина инженера-архитектора А. Л. Таранина. Вместе с церковно-приходским советом в июле того же года подыскали место для будущего храма вблизи университетского центра, на углу улиц Элсворс и Дерби, но требовалась оплата наличными. Тогда архитектор внес в банк 7 тыс. долларов, из них тысячу как сбое первое пожертвование. 19 августа общее собрание утвердило покупку.

Проект строительства храма встретил поддержку и со стороны городского совета. «Сооружение Храма-памятника войны, — писал священник А. Присадский, — это есть не только осуществление мечты наших прихожан о постройке приходской церкви, это одновременно и главным образом есть служение большой, современной идее — способствовать содружеству и пониманию двух великих наций — Американской и Русской, в руках которых находится теперь мировая задача — установление мира и спокойствия среди потрясенных минувшей войной народов».[156] В дальнейшем А. Присадский смог увлечь идеей создания храма не только весь приход, но и всю общину, включая американских друзей.

Православный студенческий центр в Беркли основали 1 ноября 1964 г. при Калифорнийском университете. Это произошло благодаря инициативе настоятеля часовни Святого праведного Иосифа Аримафейского священника о. Георгия Бенигсена. Богослужения велись на английском языке. К осени 1965 г. прекратилось финансирование, а с переездом Бенигсена в Санта-Круз деятельность Православного студенческого центра совсем заглохла.

В Бурлингейме проживало немало известных русских деятелей, в частности, семья знаменитых художников Ковригиных. В этом городке в доме № 744 по ул. Эль Камино Реал (El Camino Real) находится церковь Всех Святых в земле Российской просиявших (Church Of All Russian Saints). Приходом руководит популярный среди русских американцев отец Степан Павленко (Stefan Pavlenko).

В Калистоге жизнь русской общины проходила вокруг православного прихода. Храм заложили в июле 1958 г. по ул. Вашингтон (Washington), № 1519 при Свято-Успенской женской обители (Holy Assumption Chapel). Среди наиболее деятельных учредителей монастыря была чета Громыко. Иван (Джон) Ильич Громыко полковником участвовал в Первой мировой и Гражданской войнах. Он эмигрировал в США через Владивосток в 1921 г. и был известен в Сан-Франциско как предприниматель и общественный деятель. Его жена Анна Владимировна, окончившая Московский женский университет в 1916 г., приобрела широкую известность на ниве благотворительности. Она же возглавляла и Комитет по устроению женского монастыря, созданный около 1943 г. Купить дом для него удалось в начале мая 1948 г. Из известных монахинь этой обители нужно отметить игуменью Екатерину (в миру Ксения Константиновна Юрьева), автора богословских и мемуарных произведений («О Боге», «Рассказы сестры милосердия»).

Инициатором постройки и автором проекта храма стал Валентин Николаевич Кулькин, который взял за основу проект часовни Форт-Росса. Помощь в строительстве оказал епархиальный совет в Сан-Франциско.

Сейчас храмом заведует игумен Сергей (в миру Теркин) (Sergios Gerken).

Вход в Свято-Успенскую женскую обитель в Калистоге

Также в Калистоге имеется приход РПЦЗ — церковь Святого праведного Симеона Верхотурского (St. Simeon Verkhotursky Church) на ул. Седар (Cedar), № 1421. Его освящение состоялось 9 марта 1975 г.

В Монтерее русские впервые побывали в 1818 г., когда в этот порт зашел шлюп «Камчатка». Здесь располагалась Армейская школа иностранных языков, открытая в 1941 г. В 1947 г. в ней появился Русский отдел, который возглавил Владимир Петрович Копейкин, один из основателей Общества ветеранов Великой войны в Сан-Франциско. В школе переводчиков преподавали русский язык поэт и художник Николай Николаевич Воробьев (Богаевский), профессора Юрий Алексеевич Сорокин и Александр Дмитриевич Билимович, доктор права Николай Артемьевич Еленев и многие другие.

Храм Святого Симеона Верхотурского в Калистоге

Ю. Л. Тарала с настоятелем церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Пало-Альто

15 июня 1952 г. в Монтерее освятили православный храм в честь преподобного Серафима Саровского (St. Seraphim Of Sarov Church), который находится в районе Canyon Del Ray & Francis Ave. Богослужение там до сих пор ведется на русском языке и по старославянскому календарю.

В Менло-Парке 11 мая 1958 г. освятили церковь во Имя Рождества Пресвятой Богородицы (Nativity Of The Holy Virgin Church), которая находится на ул. Крейн (Crane), № 1220. Одним из основателей прихода был известный русский предприниматель Георгий Васильевич Николашин, казначей фонда имени Н. В. Кулаева.

В 1957 г. священник Николай Пономарев, выпускник богословского факультета Института Святого Владимира в Харбине, где стал кандидатом богословия, защитив диссертацию «Христианство на Дальнем Востоке», основал приход Русской православной зарубежной церкви в Пало-Альто. Он жил в Сан-Франциско с 1953 г., а через девять лет построил там на ул. Росс (Ross Rd), № 3455, церковь Покрова Пресвятой Богородицы (Holy Protection Church).

Недалеко от Пало-Альто находится знаменитый Гуверовский институт войны и мира. Еще не так давно этот научный центр считали в СССР символом мракобесия и оголтелого антикоммунизма. Но, как ни парадоксально, всякий уважающий себя историк мечтал поработать в его уникальном архиве. Правда, мало кому это удавалось, не считая дипломатов и тех ученых, которые имели отношение к компетентным органам.

Если говорить об истории всемирно известного архива, надо вспомнить годы после окончания Первой мировой войны. Тогда многих людей мучил вопрос, кто же виноват в разыгравшейся всемирной бойне, и ученые задались целью собрать материалы об этой трагедии человечества. Руководитель Американской администрации помощи европейским странам, пострадавшим в мировой войне, и будущий 31-й президент США Герберт Гувер выделил в 1919 г. 50 тыс. долларов для основания военной библиотеки при Стэнфордском университете. Таким образом и было положено начало будущему замечательному собранию документов, а одно из первых его поступлений пришло из Красной России, где Гувер занимался оказанием помощи голодающим районам. Кстати, он побывал и на Дальнем Востоке.

Тогда же возникла мысль организовать при библиотеке институт изучения русской революции. Участвовавший в этой программе профессор Гарольд Фишер говорил: «Лишь через сто лет историки начнут разбираться в том, почему революция приняла те, а не иные формы. Мы, современники, слишком субъективно переживали явления мировой войны и русской революции. Для того чтобы проанализировать их, нам недостает ни беспристрастности, ни фактического материала, ни исторического кругозора. Но вот в чем состоит наша задача: мы должны сохранить для историков будущего весь относящийся к русской революции материал. Их задачей будет сделать на основании имеющихся документов соответствующие выводы».

Вокруг института образовался кружок российских эмигрантов, занимавшихся историей. Они стали готовить к публикации серию мемуаров о Гражданской войне и большевизме в России. Помогали им также библиотекари из русских, которые работали в институте, прежде всего бывшая смолянка Елена Варнек, свободно владевшая многими европейскими языками. Она же занималась переводами рукописей на английский язык и подготовкой к изданию. В архиве хранится множество страниц, исписанных ее мелким почерком, — они еще ждут своего издателя.

Там же, в Стэнфорде, мне посчастливилось встретиться и с другими женщинами, работавшими в Гуверовской библиотеке: Г. Доценко, 3. Бринер и другими — они многое рассказали о той далекой поре. Библиотека была отнюдь небогатой организацией и едва сводила концы с концами. Директор института, собирая сотрудников на годичное собрание, всякий раз говорил: «Год закончили хорошо и, слава Богу, никого не уволим».

Сегодня Гуверовский институт войны и мира совершенно иной, другие задачи стоят и перед его сотрудниками. Еще в 1941 г., в разгар Второй мировой войны, основатель института провозгласил лозунг «Движение к миру». С этой целью в институте развернута сеть программ: национальная экономика, гуманитарные ресурсы, роль и влияние правительства, социальная и политическая философия и многие другие. Высокий профессионализм отличает его сотрудников. Здесь числятся известные политические деятели, нобелевские лауреаты и выдающиеся ученые.

Откуда же Гуверовский институт берет деньги? В первую очередь из казны штата или от федеральных властей. Эти деньги расходуются на научные проекты. В Америке иная система финансирования: здесь платят за конкретную работу. Немалую роль играют добровольные пожертвования богатых американцев. Гуверовский институт имеет целую систему меценатства.

Часто размышляю — как правильно использовать источники и литературу по русскому рассеянию. История российской эмиграции — весьма трудная тема, это боль поколений, разбросанных по всему свету, и к каждому документу нужно подходить с особой осторожностью, может, даже с врачебным принципом «не навреди!». Материалы о русских американцах хранятся во многих архивах, в том числе и на Дальнем Востоке. Так, во Владивостоке имеется немало сведений о Гражданской войне, а в Хабаровске хранится собрание бывшего Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурии, включающее около 70 тыс. личных дел, вывезенных из Харбина в 1945 г. Но исследование будет неполным без использования документов русских американцев, оставленных на новой родине. Дневники, письма, рукописи неизданных работ — только вчитываясь в их строки, можно понять душу человека, круто изменившего жизнь и отвечающего на извечный вопрос «быть или не быть». Вот почему собрания Гуверовского института или Музея русской культуры представляются мне уникальными. Чего стоит одна лишь русская эмигрантская периодика! К примеру, больше всего находок я сделал, читая «Русскую жизнь» 30-х и 50-х гг. прошлого века.

В Сакраменто, столице Калифорнии, существовал подотдел Русско-Американского общества. По инициативе его членов было организовано Объединение Славянских обществ, в которое вошло Русское, Чешское, Словенское, Хорватское и три Сербских общества. Целью его, разумеется, были координация деятельности всех общественных формирований и благотворительность. Сейчас имеется приход РПЗЦ Церковь Вознесения (Господня) Христова (Holy Ascension Church), по 13-й улице, № 714, освященный 10 апреля 1954 г. Известным музыкальным деятелем в нем был Федор Иванович Рудиков, автор около 300 духовных и светских хоровых произведений.

В Санта-Круз находилось отделение Калифорнийского университета, куда был переведен преподавать русский язык и литературу Г. Бенигсен, организовавший в свое время Православный студенческий центр в Беркли. 13 ноября 1966 г. он отслужил первую литургию в часовне Воскресения Христова, открытой в лютеранской церкви Христа-Мессии недалеко от университета. С отъездом Бенигсена в Нью-Йорк православная жизнь свернулась и там.

Отец Иннокентий Вениаминов в 1836 г. стал первым русским, побывавшим в католической миссии в Сан-Рафаеле. Для него самого этот визит был историческим: он впервые познакомился с католической службой. Позднее в этом городе появилась и православная церковь Святого Николая Чудотворца.

В Санта-Розе имеется Свято-Покровская церковь, или Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (Protection Of The Holy Virgin Church) на ул. Моунтин вью (Mountain View Ave), № 95. Русские здесь поначалу не были объединены, тем не менее ежегодно устраивали благотворительные спектакли или вечера, в основном в пользу местного прихода, находившегося в пригороде. Его открыли в качестве временного 16 сентября 1936 г. с первым настоятелем М. Пельцигом, затем М. Ерохиным. Многие годы священником в Свято-Покровском приходе был протоиерей П. Поварницын. Здесь деятельно работало сестричество, которое вместе с прихожанами оказало огромную помощь русским после Второй мировой войны.

При церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Санта-Розе появился первый женский монастырь. Поначалу он размещался в арендованном помещении из пяти комнат. Первая настоятельница игуменья Иоанна сразу же стала хлопотать о строительстве собственного дома. Многолетняя прихожанка Ю. В. Рябинина перед уходом в монастырь передала ему свой дом с участком в два акра земли, а затем пожертвовала еще столько же. Дополнительные два акра предназначались к покупке.

3 мая 1942 г. состоялось торжественное освящение места под строительство, монастырь, а 28 августа 1942 г. митрополит Феофил освятил новое здание. На богослужении присутствовало множество гостей, в том числе и бывший глава младороссов А. Л. Казем-бек. Особенно много было дальневосточников (А. А. Кропоткин, И. А. Колчин и др.). При монастыре был открыт и детский сад. Сегодня в Санта-Розе работает церковь Святых апостолов Петра и Павла (St. Peter and Paul Church). Также имеется скит (Skete Of The Holy Virgin Of Kazan) в доме № 2735 по Виктория-драйв (Victoria Dr.).

Церковь Святых апостолов Петра и Павла в Санта-Розе

Свято-Николаевская церковь (St. Nicolas Church) в Саратоге по Эльва авеню (Elva Ave), № 14 220, берет начало с временного храма во имя Николая Чудотворца, открытого в конце 1951 г. Финансовую поддержку при этом оказала Ларисса Феодоровна Шохина. Постоянное здание церкви освятили 19 декабря 1954 г. Настоятель — протоиерей М. Желнеронок. Этот храм находится в ведении Православной церкви в Америке.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Сан-Франциско

Из книги Судьба эпонимов. 300 историй происхождения слов. Словарь-справочник автора Блау Марк Григорьевич

Сан-Франциско (неизм.)город и главный порт на Тихоокеанском побережье США, в штате Калифорния. В 1945 г. в Сан-Франциско была основана Организация Объединенных Наций, ООН. Всемирно известны висячие мосты Сан-Франциско: Окленд (построен в 1936 г., длина ок. 13 км) и «Золотые


Сан-Франциско и кислотные тесты

Из книги История диджеев автора Брюстер Билл

Сан-Франциско и кислотные тесты С LSD Сан-Франциско познакомил романист Кен Кизи. Он открыл для себя диэтиламид лизергиновой кислоты после добровольного участия в профинансированных правительством экспериментах в Пало-Альто, что в 30 милях к югу от Сан-Франциско — в


Сан-Франциско, Патрик Коули и Сильвестр

Из книги Повседневная жизнь Калифорнии во времена «Золотой Лихорадки» автора Крете Лилиан

Сан-Франциско, Патрик Коули и Сильвестр Клуб Saint был лучшей декорацией для чувственности, ранее особенно ярко проявлявшейся на Западном побережье в знаменитом своей гомосексуальной субкультурой Сан-Франциско, которая здесь, как и в случаях Файр-Айленда и Saint, являлась


Школы Сан-Франциско

Из книги Музеи Петербурга. Большие и маленькие автора Первушина Елена Владимировна


Музей «Немцы в Санкт-Петербурге и окрестностях» (в здании Петершуле)

Из книги Украинка против Украины автора Бобров Глеб Леонидович

Музей «Немцы в Санкт-Петербурге и окрестностях» (в здании Петершуле) Невский проспект, 22-24.Тел.: 531-38-14.Станция метро: «Невский проспект».Для лиц с ограниченной подвижностью: специальных приспособлений не предусмотрено.История музеяСтарейшая школа города – Петершуле –


Сурбаран, Франциско де

Из книги Великие шедевры архитектуры. 100 зданий, которые восхитили мир автора Мудрова Анна Юрьевна

Сурбаран, Франциско де Полное сходство с Караваджо обнаруживает и другой испанский мастер XVII века, Сурбаран (1598 — 1662), прозванный даже “испанским Караваджо” (el Carabagio espa?ol). Но Сурбаран не покидал Испании и мог ознакомиться с принципами натурализма лишь посредством


Трансамерика Сан-Франциско

Из книги Петербург. История и современность. Избранные очерки автора Марголис Александр Давидович

Трансамерика Сан-Франциско Небоскребы Америки – ее символ и визитная карточка. Сан-Франциско, один из самых крупных городов страны, может похвастаться почти четырьмя сотнями высотных зданий, из которых 44 поднялись на высоту более 122 метров. На их фоне заметно выделяется


Русская гора, или как русские обустраивали Сан-Франциско

Из книги Эти странные семидесятые, или Потеря невинности автора Кизевальтер Георгий

Русская гора, или как русские обустраивали Сан-Франциско Первые русские вначале селились ближе к морю, в районе улицы Монтгомери (Montgomery) и авеню Колумбия (Columbia). Там появились небольшие ресторанчики, велась продажа алкогольных напитков и пр. Адресные книги того времени


Кто есть кто в истории русского Сан-Франциско: биографии

Из книги С Евангелием в руках автора Чистяков Георгий Петрович

Кто есть кто в истории русского Сан-Франциско: биографии АВРАМЕНКО, Дмитрий (Димитрий) Михайлович (21 окт. 1910–11 янв. 1987, Сан-Матео, Калифорния). Жил в Беркли (Калифорния), регент Свято-Иоанновской церкви. Руководил ансамблем русской песни и пляски. Последнее выступление в


В окрестностях Сарова

Из книги автора

В окрестностях Сарова Поезд подошел к Арзамасу рано утром. Встретили меня здесь цыгане. Разноцветные туристические палатки были разбиты прямо у железнодорожной станции. Множество почти черных кудрявых детей шумело, бегало и кричало, наполняя собою всё вокруг и создавая