Слово (проза и поэзия, объединения)

Слово (проза и поэзия, объединения)

Литература играла особую роль в русском зарубежье. Можно найти немало имен, которые вошли в золотую сокровищницу русского слова. Одним из первых российских литераторов в Калифорнии стал С. И. Гусев-Оренбургский (настоящая фамилия Гусев), который в 1921 г. через Читу приехал в Харбин, а затем выехал в США. Немало талантливых людей оказалось и в Сан-Франциско, неслучайно одним из самых ранних творческих объединений здесь стал Литературно-художественный кружок. Среди его основателей была Елена Грот, приехавшая в США летом 1916 г. вместе с мужем, который занимался там закупками военного снаряжения. Она окончила Бестужевские курсы, первые стихотворения опубликовала в «Нижегородском вестнике», затем печаталась в Ташкенте, где стихи вышли в литературном сборнике «Средняя Азия». Во время Гражданской войны поэтесса жила во Владивостоке и печаталась в газете «Голос Родины». В 1921 г. Е. Грот вернулась в США, где часто публиковала статьи в газете «Русская жизнь» и была организатором многих литературномузыкальных вечеров и спектаклей в Сан-Франциско. Вместе с Ф. Постниковым она издавала «Русскую газету», была сотрудником газет «Русские новости» и «Русская жизнь». После закрытия «Русской газеты» Е. Грот и другие члены редколлегии и основали Литературно-художественный кружок.

На его первом заседании 11 ноября 1923 г. «председатель собрания выступил с прекрасной речью о значении литературы в ее благотворном влиянии на душу человека, указывал на необходимость полного отсутствия политической тенденции, призывал присутствующих отдаваться литературно-художественному делу как чему-то истинно высокому и светлому и т. д.». Несмотря на то что по разным причинам работа Литературно-художественного кружка неоднократно приостанавливалась, он стал одним из наиболее долговечных творческих объединений русской диаспоры в США. Последнее возобновление его деятельности произошло в июне 1939 г., когда на квартире почетного члена Е. П. Грот было выбрано временное правление: Е. П. Борзова, Л. В. Глинчикова, Е. А. Гуменская, Е. А. Малоземова, З. П. Степанова и Н. А. Шебеко. На первом заседании Е. Грот прочла доклад «Сравнение русской современной поэзии в Париже, на Дальнем Востоке и в Советской России». Вторая встреча прошла в Калифорнийском университете в Беркли, где Е. А. Малоземова сделала сообщение «До-Петровские медицинские воззрения в некоторых произведениях древней русской литературы». В заседании принимали участие Ю. Г. Братов, С. Н. Болховитинова, М. Г. Визи, Н. Н. Языков и др. Впоследствии все заседания проходили в помещении Русского центра в Сан-Франциско.

В отчете за 1939–1941 гг. отмечалось: «Около полутора тысяч человек посетили эти вечера. "Калейдоскопичность" вечеров дала возможность выступить с краткими докладами и представителям русской молодежи. В литературной части выступили Е. и С. Борзовы, Ю. Братов, Е. Варнек, И. Вонсович, Е. Грот, Е. Исаенко, Г. Ланцев, А. Мазурова, Е. Малоземова, О. Масленников. Н. Рязановская и мн. другие».[51] Литературно-художественный кружок в Сан-Франциско приобрел известность и своей издательской деятельностью, выпустив несколько сборников.[52]

Большую роль в становлении кружка сыграл А. П. Ющенко, впоследствии профессор русской филологии Мичиганского университета. Деятельно участвовала в заседаниях и поэтесса Ольга Ильина. В 1922 г. она приехала в Харбин, затем эмигрировала через Шанхай в США и жила в Сан-Франциско. В конце Второй мировой войны она перешла от поэзии к прозе на английском языке. Членом кружка в Сан-Франциско была и Елена Антонова, приехавшая по студенческой визе в США через Японию в 1923 г. Она окончила в 1928 г. Вашингтонский университет, став геологом. Известно, что с 1940 г. она жила в Нью-Йорке и работала инженером. Антонова публиковала стихи в периодических изданиях и сборниках («У золотых ворот», «Четырнадцать» и др.)

Немало произведений на русском языке опубликовали в Сан-Франциско участники Гражданской войны. Автором ряда интересных книг был третий председатель Общества русских ветеранов Великой войны военный историк П. П. Петров. В рецензии на его работу «От Волги до Тихого в рядах белых», 1918–1922 гг. сообщалось: «В книге генерала Петрова одинаково беспристрастно приводятся факты как героизма войск, так и их страданий в обстановке тех жертв, которые в то же время приносило и само население на протяжении всей линии борьбы».[53] Генералу В. О. Каппелю посвящены почти все работы Василия Вырыпаева. В Гуверовском архиве находится его рукопись «Владимир Оскарович Каппель: Воспоминания участника белой борьбы», описывающая полководческий талант белого генерала и всю трагедию отступления его войск. Эти воспоминания во многом дополняют изданные работы.[54]

Бывший командир Ижевско-Воткинской стрелковой бригады А. Г. Ефимов писал статьи в различные периодические издания и оставил несколько работ, посвященных деятельности Временного Приамурского правительства в годы Гражданской войны.[55]«Первоначально, когда полковник Ефимов прибыл в Ижевскую бригаду, я относился к нему довольно скептически. Мы оба саперы, и А. Г. производил на меня впечатление слишком мрачного и необщительного офицера. В дальнейшем, когда я увидел его работу по управлению штабом, он оказался прекрасным работником, преданным Родине и военному делу», — отмечал его однополчанин.[56]

Немало статей в газетах «Русская жизнь», «Новая заря» и других периодических изданиях опубликовал Н. Н. Голеевский. Благодаря ему в православном соборе в Сан-Франциско по сей день хранится воинская реликвия — знамя корпуса, спасенное им во время Гражданской войны. Эмигрировав в Шанхай, Голеевский служил в антипиратской охране. В феврале 1957 г. он уехал через Тубабао в Сан-Франциско. «Несмотря на то, что в расцвете молодых лет Коле не удалось узнать свою родину в спокойной, мирной, цветущей обстановке, и он видел ее только в трагические дни катастрофы, он с кадетских лет до конца своей жизни оставался горячо любящим Россию, ее литературу и историю, и был глубоко верующим русским человеком. Будучи очень наблюдательным, имея хорошую память, владея пером, Коля просто и правдиво писал все, чему был свидетелем и участником. Читать его статьи доставляло большое удовольствие. Начиная от жизни в корпусе, спасения знамени, участия в походах и боевых операциях и кончая уходом "в неизвестность" (в Китай), его рассказы дают живые, увлекательные картины и могут служить ценным историческим материалом».[57]

Участие в общественной и литературной жизни принимал и профессиональный военный Анатолий Баженов. Он был автором многих статей в газетах «Новая заря», «Русская жизнь», а также лекций на военно-патриотические темы. Перу Константина Семчевского принадлежат воспоминания, которые ныне хранятся в Музее русской культуры. Вместе с женой он эмигрировал из Китая в США в 1950 г. и преподавал в Армейской школе иностранных языков в Монтерее. Он окончил Пажеский корпус и поддерживал переписку с однокашниками вплоть до 1970 г.

О службе в Императорской армии написал Борис Чарковский,[58] владевший в Сан-Франциско книжным магазином «Слово». Руководителем авторского коллектива по изданию книги «Сумские гусары, 1651–1951» был вице-председатель Общества ветеранов Великой войны Георгий Швед. Автором незатейливых произведений, в том числе мемуаров, был Степан Софронов, который участвовал в Гражданской войне на стороне как белых, так и красных. Приехав в Сан-Франциско, он зарабатывал на пропитание физическим трудом, но сумел написать в последние годы жизни несколько книг.[59]

К сожалению, мемуаров о жизни русских иммигрантов в Америке опубликовано немного. Из изданных имеют большое значение книги С. Л. Бертенсона, М. Н. Иваницкого и др. Русские эмигранты часто выпускали свои мемуары в виде «самиздата». Таким образом, увидели свет мемуары бывшего дипломата В. В. Долбежева[60]. Характерной особенностью этих воспоминаний является то, что часть из них написана в виде художественных произведений (П. Балакшин, О. Скопиченко, В. Петров и др.)

В свободное время занимался литературным творчеством инженер Борис Герасимов-Шервурд, публиковавший рассказы в газете «Русская жизнь» (с 1943) [61] и подготовивший к печати роман «Тамерлан», так и не увидевший свет. Полковник лейб-гвардии В А. Качаровский участвовал в Гражданской войне на Юге России. Затем Владимир Андреевич жил в Италии, Франции, Австралии, на Таити, пока не переехал в США. Немного жил в Гонолулу, затем работал в Шанхае. Вернулся из Китая в США. Впечатления о путешествиях в Южные моря он публиковал в газете «Новая заря» (1929) и журнале «Современная женщина».[62]

Весьма популярной русской писательницей в США была А. Ф. Рязановская, жена профессора В А. Рязановского. Работая в Харбине учительницей русского языка и литературы, она приложила много усилий, чтобы овладеть английским языком. Вначале она писала статьи, отправляя их в английские газеты в Китае, затем стала работать над большими произведениями. Уже в Америке в 1940 г. писательница получила премию в 4 тыс. долларов от журнала «Atlantic Monthly» за роман «Семья», признанный лучшим произведением.[63] Он был задуман задолго до переезда в Америку, а окончен уже там. «Писала его частями, — вспоминала Рязановская, — создавала тип, а когда сжилась с ним, когда он становился совсем знакомым, переходила к другому».[64]

Летом 1923 г. пароходом из Шанхая в Сан-Франциско приехал Петр Балакшин. Здесь он учился на архитектурном факультете Калифорнийского университета. Вскоре вышли в свет его первые рассказы.[65] После окончания Второй мировой войны он стал издавать собрание сочинений с литературным описанием жизни русских эмигрантов в Маньчжурии, Китае и Америке.[66] Тема русской эмиграции волновала Петра Балакшина до конца его жизни. После «Финала в Китае», описывающего судьбу русских эмигрантов в Азии, он планировал издать новую книгу — о тех соотечественниках, которые нашли пристанище в Европе. К сожалению, писатель успел только систематизировать богатый документальный материал.

В сборнике «Земля Колумба» (редактор-издатель П. П. Балакшин) некоторое время работала Т. П. Андреева, приехавшая в США из Харбина, где она публиковала свои произведения в журнале «Рубеж». С «Землей Колумба» активно сотрудничала и поэтесса Т. А. Баженова, публиковавшая также свои стихи в газетах «Новая заря» (с 1928) и «Русская жизнь» (Сан-Франциско), в журналах «Врата» (Шанхай), «Феникс» (Шанхай) идр. Она собирала материалы о русских женщинах, вывезенных американцами в США, изучала быт молокан и русских сектантов на Русской горе в Сан-Франциско. «Она была признанной и оцененной по достоинству поэтессой. В свое время в Сан-Франциско был благожелательно отмечен и дружно отпразднован ее юбилей как поэтессы, писательницы и журналистки. Как жаль, что вскоре после этого поэтесса творчески замерла! Она целиком посвятила себя заботам о труднобольной сестре».[67] Во многих сборниках Балакшина публиковался актер, критик и литератор Юрий Братов, написавший повесть и несколько пьес, а также опубликовавший немало рецензий.[68]

Большое число научно-популярных работ принадлежит перу В. П. Петрова, выходца из Шанхая, профессора ряда американских университетов. В Америке Петров издал 35 книг, из них восемь на английском языке, и более 300 очерков. В основном они посвящены истории Российско-Американской компании, но в последние годы он занимался историей эмиграции в Китае.

Е. С. Исаенко эмигрировала со студенческой группой в США в 1923 г. и продолжила образование в Pomona College. По семейным обстоятельствам ей пришлось бросить занятия и переехать в Сан-Франциско, где она работала упаковщицей на фабрике, судомойкой, швеей и т. д. В свободное время Евгения Сергеевна занималась литературной деятельностью и общественной работой, принимала участие в музыкальных, театральных и литературных представлениях. Она написала и поставила множество пьес, в которых играла и сама. Выйдя замуж за А. Л. Исаенко, она продолжала публиковаться под девичьей фамилией.[69]

С 1919 г. в нью-йоркской газете «Русское слово» стали появляться статьи и рассказы Александры Мазуровой, которая писала о себе: «Если бы я была знаменита, все было бы интересно, но так как я вовсе не знаменита, то с газетной точки зрения интересны такие факты: что я была дружна с Александром Блоком, что поэт Апухтин мой двоюродный дед (от него я унаследовала лишь двойной подбородок или вечную угрозу его), что мою тетку — Марию Федоровну Андрееву, артистку Московского художественного театра, не хотели впускать в США, когда она приезжала сюда в 1906 г. с Максимом Горьким, будучи его гражданской женой, что в доме моего дяди. — АА. Желябужского шли репетиции Московского художественного театра (ставили "Уриэль Акоста", Станиславский играл Уриэля, дядя — Сильву), что моя мама была невестой Надсона и т. д.».[70] Мазурова отличалась независимым характером, что стало поводом для «белых» считать ее «красной» и наоборот. Она предпочитала заниматься физической работой, чтобы не поступаться принципами, а все свободное время отдавала литературному творчеству. Позднее она стала вести отдел «Женщины о жизни» в газете «Русская жизнь» (с 1942).

Мария Рот, публиковавшая статьи и сказки в газете «Новая заря», приехала в Сан-Франциско в 1920 г. к детям из Швейцарии, где жила в с 1905 г. Помимо увлечения литературным творчеством она деятельно участвовала в церковной жизни. Из Китая приехала в Сан-Франциско поэтесса М. Г. Визи-Туркова. В Харбине она училась в Коммерческом училище, затем продолжила образование в Пекине, а в 1924 г. уехала в Калифорнию учиться в колледже. Окончательно она эмигрировала в США в 1939 г., жила в Сан-Франциско и работала в Калифорнийском университете ученым-исследователем. Визи-Туркова первой в 1929 г. перевела на английский язык стихотворения Гумилева.

«Трудны были эти годы, — писал А. Н. Серебренниковой Б. Н. Волков в апреле 1939 г. — Более двух лет я грузил и разгружал пароходы и около трех лет строю дома. Мы здесь в Америке или "ломимся сразу", или боремся до конца. Америку, несмотря на тяжелое житье, я полюбил по-настоящему».[71] Во время Второй мировой войны Волков работал переводчиком на судоремонтном заводе. Он публиковал работы в журналах «Рубеж», «Вольная Сибирь» и других изданиях. Автор рукописи романа «Царство золотых Будд».

К началу 1950-х годов число русских литераторов в Сан-Франциско еще больше возросло. Большинство их приехали сюда из Китая, убегая после прихода туда Советской армии. Так, в 1948 г. была эвакуирована на Тубабао, а оттуда приехала в США журналистка и поэтесса Ольга Скопиченко. С 1950 г. она жила в Сан-Франциско. Не обделенная литературным талантом, она работала в разных жанрах: писала стихи и сказки, публиковала статьи в газете «Русская жизнь», ставила пьесы.[72] Ко времени приезда в США она успела издать несколько стихотворных сборников. В автобиографии Скопиченко сообщала: «Родилась в Сызрани. В Харбин приехала с отступающими военными частями в 1920. Училась в харбинских гимназиях и на Юридическом факультете до 1928. Уехав в Тяньцзинь (1928), вышла замуж. В 1929 г. уехала в Шанхай, где и живу теперь. Работать в печати начала в 1925 г. Работала, но не постоянно, в газете «Русское слово». В журнале «Рубеж» работала до 1928 г. В Шанхае работала в газетах «Шанхайская заря», «Слово» и «Время», в журналах «Парус» и «Прожектор». Выпустила три сборника стихов: «Родные порывы», «Будущему вождю» и «Путь изгнанника». Постепенно перехожу на прозу, но стихов бросать не собираюсь. Собираю материал для фантастической повести из древнерусской жизни» (Рубеж, 1934)».

Как и Скопиченко, многие русские литераторы Сан-Франциско состоялись еще в Китае. Так, очерки-воспоминания о Гражданской войне опубликовала, живя в Шанхае, Елена Семчевская.[73] Поэтесса А. Я. Назарина, участница литературных кружков в Харбине и Сан-Франциско, печаталась в периодических изданиях Китае и США («Сибирская жизнь», «Женщина и жизнь» и др.) Большую часть творческой жизни провела в Китае и Александра Серебренникова. Оттуда через Осло она попала в Сан-Франциско, где стала работать корректором в газете «Русская жизнь». Время от времени в этой газете появлялись и ее статьи. Коллеги писали: «Во всех пришедшихся на ее долю трудностях А. Н. сохранила непоколебимое мужество, энергию и бодрость духа. Эти качества она проявила и в последние свои годы, терпеливо перенеся постигшие ее тяжелые недуги и неуклонно продолжая свою литературную деятельность».[74]

Продолжили в Сан-Франциско литературное творчество и другие выходцы из России. Наталья Дудорова публиковала стихи в сборниках «Земля Колумба», «Русская женщина в эмиграции» и других периодических изданиях США. Новые стихи вышли из-под пера Виктории Юрьевны Янковской, большая часть творческой жизни которой прошла в Корее и Китае.[75] Опубликовала в Калифорнии сборник своих работ и Вера Ильина.[76] Поэт и журналист И. И. Вонсович основные свои произведения опубликовал в Харбине и Шанхае, но много его статей было напечатано и в русскоязычной печати США.

Ряд литераторов приехали в США во время или после Второй мировой войны через Германию. Так эмигрировал в США и жил в Сан-Франциско (с 3 марта 1950) один из деятелей газеты «Русская жизнь» Михаил Надеждин, считавшийся в эмиграции известным поэтом[77]. Автор поэтических сборников[78] инженер-гидротехник Владимир Ант уехал с беженцами из СССР в Германию в 1943 г. В 1951 г. он эмигрировал в США, сначала жил в Нью-Йорке, а затем переехал в Сан-Франциско, где был редактором газеты «Русская жизнь» и принимал деятельное участие в общественной и литературной жизни.[79] Известным литератором в Сан-Франциско был Михаил Залесский. Еще мальчиком он участвовал в Гражданской войне, после чего с Донским кадетским корпусом эвакуировался в Югославию, учился на техническом факультете Загребского университета, был председатель группы «Народно-трудовой союз». В Сан-Франциско он жил с 1949 г.[80]

Р. М. Березов до 1941 г. издал в СССР несколько книг, затем активно печатался в США,[81] работал секретарем издательства «Дело» (владелец М. Н. Иваницкий) в Калифорнии, но широкую известность он приобрел благодаря не столько литературной деятельности, сколько скандальной истории с его въездом в страну. В военное время он попал в плен и жил в Германии, откуда под этой вымышленной фамилией «Березов» эмигрировал в 1949 г. в США. После раскрытия настоящего имени он находился под угрозой депортации, затем дело было прекращено, но название «Березовская болезнь» прочно закрепилось за всеми случаями перемены фамилии для облегчения эмиграции в Америку.

Николай Нароков окончил Киевский политехнический институт, участвовал в Гражданской войне офицером армии Деникина, а после нее работал учителем математики. В 1932 г. его арестовывали по обвинению в принадлежности к контрреволюционной группе. К началу Второй мировой войны он жил в Киеве, а в 1944 г. оказался в Германии, откуда в 1950 г. эмигрировал в США. В Сан-Франциско Нароков продолжил свою литературную деятельность и стал одним из инициаторов создания Литературного фонда.[82]

Русские поэты в Сан-Франциско не имели больших возможностей публиковать свои произведения отдельными книгами. В этом случае на помощь им приходили периодические издания. Так, Константин Константинович Кроль публиковал стихи в газете «Русская жизнь».[83] В течение 14 лет редактором этой газеты был Павел Красник, перу которого принадлежат пьеса «Обозрение Сан-Франциско», романы «Новая Россия», «Джесси», «Кольцо Изиды» и другие. В газете «Новая заря» печатал статьи и рассказы Константин Гелета. Свой первый рассказ он опубликовал в журнале «Грани» (1941), затем работал в «Рубеже», «Шанхайской заре», «Китайско-русской газете» и других изданиях, пока не переехал в Сан-Франциско. С «Новой зарей» успешно сотрудничал и Владимир Акцынов. В журналах «Наш путь», «Родные дали» и других часто появлялись стихи Елены Васильковской, которая эмигрировала из Европы в США и поселилась в Калифорнии после Второй мировой войны.[84]

Автором многих очерков и рассказов, опубликованных в периодической печати США, был Василий Симонович Коренев. В США он приехал в 1959 г., устроившись работать техником в Сан-Франциско. А до этого были эмиграция из Владивостока в Китай, переезд оттуда в 1953 г. в Австралию. «За свою литературную работу он никогда на гонорары не претендовал, а писал исключительно, чтобы увековечить прекрасное прошлое дореволюционной России и возбудить к нему интерес молодого поколения. Писал он искренне, точно, без высоких слов и выспренных выражений. Чувствовалось, насколько дороги были его сердцу великие российские воды, леса, просторы и населявшие их сильные духом люди».[85]

В газетах публиковалось немало некрологов-воспоминаний. Их авторами были многие десятки русских. Среди них наиболее заметен бывший командир Шанхайского Русского полка майор Семен Иванов. Живя в последние годы в Сан-Франциско, он помог издать уникальную книгу о Шанхайском русском полку.[86] Надо отметить, что некоторые авторы не отличались большими литературными способностями и публиковали книги невысокого уровня. Причиной этого можно считать и то, что в зарубежье почти не было профессиональных редакторов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

3. Проза

Из книги Сексуальная жизнь в Древней Греции автора Лихт Ганс

3. Проза Прозаические произведения классического периода греческой литературы также способны вознаградить исследователя разнообразными эротическими мотивами. Уже у Ферекида Сиросского, которого греки считали своим древнейшим прозаиком, можно было прочесть


Метафизическая поэзия как поэзия изумления

Из книги Метафизическая поэзия как поэзия изумления автора Аверинцев Сергей Сергеевич

Метафизическая поэзия как поэзия изумления Высокопреосвященнейший Владыка,глубокоуважаемая Ольга Александровна,глубокоуважаемые коллеги,Все мы помним слова того самого Аристотеля, которого в Средние Века называли просто Философом, о том, какое состояние души, по его


2. Проза

Из книги Как возникло человечество автора Семенов Юрий Иванович


D. Проза

Из книги Погаснет жизнь, но я останусь: Собрание сочинений автора Глинка Глеб Александрович


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Зоологический индивидуализм и зоологические объединения

Из книги Избранные труды по языкознанию автора Гумбольдт Вильгельм фон

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Зоологический индивидуализм и зоологические объединения 1. Поведение высшего животного и факторы, его определяющиеЖивотное, чтобы жить, должно постоянно приспосабливаться к внешней среде, должно постоянно реагировать на внешние воздействия, причем


ПРОЗА

Из книги Избранные эссе автора Пас Октавио

ПРОЗА БАБУШКИНЫ СТАРИНЫ Бежали километры сквозь колючий ветер в полдни над улыбающимся в синих лужах солнцем и ночью и под замороженными звездами. В простейших вычислениях от станка до станка двигалось время. Были накромсаны дни и ночи неровными кусками. Приходилось


Поэзия одиночества и поэзия сопричастности[22]

Из книги Литературные вечера. 7-11 классы автора Кузнецова Марина

Поэзия одиночества и поэзия сопричастности[22] (К четырехсотлетию Сан-Хуана де ла Круса)Реальность — и мы сами, и все, что нас окружает и поддерживает, животворя и пожирая разом — куда богаче и многообразней, куда долговечней тех систем, которыми ее пытаются исчерпать.


Музей истории Ленинградского оптико-механического объединения

Из книги Антисемитизм как закон природы автора Бруштейн Михаил

Музей истории Ленинградского оптико-механического объединения Чугунная улица, 20.Тел.: 292-51-82.Станция метро: «Выборгская».Для лиц с ограниченной подвижностью: специальных приспособлений не предусмотрено.Внимание! Экскурсионное обслуживание по предварительной


15. «Сияла ночь. Луной был полон сад…» (Поэзия и проза второй половины ХIХ в. о любви) (10 класс)

Из книги Чтобы мир знал и помнил. Сборник статей и рецензий автора Долгополова Жанна Григорьевна

15. «Сияла ночь. Луной был полон сад…» (Поэзия и проза второй половины ХIХ в. о любви) (10 класс) СОДЕРЖАНИЕ1. Вступление.2. Сцена из романа И. А. Гончарова «Обломов».3. Сцена из драмы А. Н. Островского «Бесприданница».4. Сцена из повести И. С. Тургенева «Ася».5. Сцена из романа И.


25. «Поэзия и проза» (О Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.)

Из книги Русский Сан-Франциско автора Хисамутдинов Амир Александрович

25. «Поэзия и проза» (О Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.) ЦЕЛИ:1) расширение знаний учащихся о военной прозе и поэзии периода войны и 1950—1960-х гг., рассказ о судьбах некоторых авторов;2) развитие любви к отечественной литературе;3) воспитание патриотических


Глава 10 Методика объединения

Из книги И смех, и слезы, и любовь… Евреи и Петербург: триста лет общей истории автора Синдаловский Наум Александрович

Глава 10 Методика объединения Новый мир Когда человек согласует свою жизнь с Природой, ему выпадает счастье и радость.[204] Н. Кристакис и Д. Фаулер в своей знаменитой книге «Связанные одной сетью» отметили, что современная технологическая эпоха поставила нас в


Влюбленный в слово Гарольд Блум. Зачем читать и как Стихи и проза для чрезвычайно смышленых детей любого возраста

Из книги автора

Влюбленный в слово Гарольд Блум. Зачем читать и как Стихи и проза для чрезвычайно смышленых детей любого возраста Harold Bloom. How to Read and Why,New York: Touchstone Books, 2001, 283 p.Harold Bloom. Stories and Poems for Extremely Intelligent Children of All Ages,New York: Scribner, 2001, 573 p. Гарольд Блум – автор двадцати пяти


Первые казачьи объединения

Из книги автора

Первые казачьи объединения Имели свое объединение и казаки, правда, возникло оно гораздо позже «ветеранского», в 1945 г., когда забайкалец Н. И. Мамонтов и сибиряк Г. В. Первушин организовали в Сан-Франциско Общеказачью станицу. Ее задачей ставилось «идейное объединение


Литературные объединения

Из книги автора

Литературные объединения Отдельного разговора заслуживает такое заметное в Ленинграде 1950–1970-х годов культурологическое явление, как молодежные литературные объединения, стихийно сплотившие самодеятельную творческую молодежь города в тесные кружки по неожиданно