СКИФЫ

СКИФЫ

Главные сведения о скифах сегодня сообщают археологические памятники Причерноморья. Второй источник — античные писатели и ученые. Особенно много сведений о них у греческого историка и географа Геродота.

Геродот привел три легенды о появлении народа скифов. Согласно одной из них, которой, по его словам, он доверял больше всего, скифы пришли из Азии и вытеснили из Причерноморья ранее обитавший там народ; по двум другим легендам, содержащим, как утверждает современная наука, некоторые достоверные детали, скифы в Причерноморье жили извечно.

Содержание второй легенды Геродот описывал так: «По рассказам скифов, народ их моложе всех. А произошел он таким образом: первым жителем этой необитаемой тогда страны был человек по имени Таргитай. Родителями этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и дочь реки Борисфена (Днепра). Такого рода был Таргитай, а было у него трое сыновей: Липоксай, Арпоксай и самый младший Колаксай. В их царствование упали с неба предметы из золота: плуг, ярмо, секира и чаша. Первым увидел эти вещи старший брат. Едва он подошел, чтобы взять их, как золото запылало. Тогда он отступил, и приблизился второй брат, и опять золото запылало. Только когда подошел младший брат, пламя погасло, и он отнес золото к себе в дом. Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему. И вот от Липоксая произошли те скифы, которые носят название авхатов, от среднего брата Арпоксая — те, которых называют паралатами, общее же их название — сколоты по имени одного царя. Скифами их называли эллины».

Ученые считают, что четыре золотых предмета, упавшие с неба, имели строго определенное предназначение и соответствовали специфическим социальным функциям людей: секира (боевой топор) — символ варны (касты) воинов; чаша, из которой пили во время религиозных обрядов, — атрибут жреца; плуг и ярмо, надеваемое на быка, — символы производителей материальных благ землепашцев (соединенный символ). Символическим цветом воинов был красный — цвет огня, жрецов — белый, землепашцев — коричневый, цвет земли — черный, неба — синий.

Третью легенду о происхождении скифов рассказывали Геродоту жившие в Причерноморье греки. Ее суть заключалась в следующем.

Родоначальником скифов был герой греческой мифологии Геракл, который вступил в связь с полуженщиной-полузмеей, владевшей тогда еще пустынной Скифией. От этой связи родились три сына. Согласно завещанию отца, они, возмужав, должны были подвергнуться испытанию: попытаться натянуть тетиву на отцовский лук и опоясаться его поясом с золотой чашей на пряжке так, как опоясывался сам Геракл. Только младший сын Геракла Скиф сумел выдержать испытание. Он и стал родоначальником скифских царей, старших же братьев мать изгнала из страны.

Скифские колчаны для стрел

Дошедшие до нас скифские легенды пересекаются с историей. В 339 г. до н. э. Филипп II, отец Александра Македонского, разбил скифского царя Атея и захватил богатую добычу, в том числе 30 тыс. чистокровных скифских кобылиц, которые по его распоряжению были отправлены в Македонию для улучшения породы греческих лошадей. Изображения скифских кобылиц встречаются на многих памятниках искусства, в том числе на большой серебряной вазе для вина из скифского царского кургана Чертомлык (IV в. до н. э.). Ваза украшена двумя поясами рельефных изображений: на одном из них — фантастические крылатые чудовища грифоны с львиными телами и орлиными головами терзают оленей, на втором — скифы, ловящие и стреноживающие пасущихся лошадей. Лошади с жеребенком представлены и на замечательной золотой пекторали[84] из кургана «Толстая могила», раскопанного на Украине в 1971 г. Лошади часто изображаются вместе с всадниками.

Лошадь скифы использовали не только в качестве средства передвижения, конина была их основной мясной пищей. Конское мясо варили в больших бронзовых котлах. Кобылиц доили, и из кобыльего молока изготовляли разные молочные продукты, в том числе «ипанну» — особый вид сыра. Еще Гомер назвал кочевников Северного Причерноморья «доителями кобылиц» и «млекоедами». Но особенно важную роль лошадь играла в военном деле. Каждый взрослый скиф был конным воином. Его основным оружием был небольшой лук со стрелами. В скифских погребениях их найдено великое множество.

Сегодня считается доказанной большая роль скифов в формировании многих народностей. Скифские племена имели сложный, полиэтнический состав.

По свидетельству Геродота, скифы не строили храмов, но у них были святилища в честь бога войны Ареса,[85] и древнегреческий историк очень красочно описал жертвоприношения этому богу. В центр огромной кучи хвороста втыкался меч, и вокруг него рекой лилась кровь врагов и жертвенных животных. Правда, в Причерноморье таких святилищ не найдено. Их открыли на юго-восточном побережье Азовского моря, называвшегося в те времена Меотийским озером (Меотидой), и на среднем течении реки Кубань, где жили племена меотов.

Согласно преданиям, земли Керченского полуострова, на котором в 480 г. до н. э. возникло Боспорское царство со столицей Пантикапей (современная Керчь), грекам уступил легендарный скифский царь Агаэрт. Скифы, в свою очередь, как поведал Геродот, были оттеснены массагетами за Дон «и прибыли в киммерийскую землю, откуда изгнали издревле обитавших там киммерийцев в Азию». Это событие историки датируют 720 г. до н. э. Современные ученые все больше сходятся во мнении, что загадочные киммерийцы[86] — древние индоевропейские племена, населявшие северное Причерноморье по крайней мере уже во II тыс. до н. э. Одни исследователи полагают, что киммерийцы были близки к ираноязычным скифам, другие — что они являлись потомками индоарийских племен, начавших отсюда в III тыс. до н. э. грандиозное расселение по Евразии.

В Причерноморье был широко распространен культ Геракла, однако он не был чисто греческим. В нем отразилось сильнейшее влияние скифской мифологии, в частности почитание скифского царя Таргитая, отождествленного греками с Гераклом. В культе Геракла-Таргитая собственная мифология скифов идентифицировалась с греческой легендой. Скифы признали, что их верховное божество Папай и греческий Зевс — это один и тот же бог и что от брака Папая с богиней земли Апи родился первочеловек Таргитай. В греческой мифологии скифской легенде соответствовал сюжет о Геракле (впоследствии приравненном греками к бессмертным богам), который был сыном Зевса и земной женщины Алкмены. Скифы считали, что от Таргитая и Апи родился их (скифов) прародитель Колаксай; греки же рассказывали о браке Геракла со змееногой нимфой земли и рождении Скифа. В мифе о Геракле-Таргитае есть эпизод «подвигов Таргитая» в борьбе с змееногими гигантами, напавшими на Агримпасу (скифская Афродита). Именно на Тамани были найдены остатки мраморного фриза, изображавшего сцену борьбы Геракла со змееногими гигантами.

Советский лингвист В. И. Абаев[87] установил, что слово «Арпоксай» по-скифски означает «владыка глубины», а «Колаксай» — «владыка солнца». Историк Э. Грантовский[88] расшифровал имя «Липоксай» как «владыка горы». Горой в индоевропейской мифологии обычно обозначали среднюю зону мироздания — между небом и землей. Таким образом, три сына Таргитая представляли собой не только три варны (касты), но и три зоны мироздания, с которыми были связаны три группы богов индоевропейского пантеона.

У многих индоевропейских народов есть сказания, прославляющие младшего брата-воина. В частности, как выяснилось недавно, Геродот оборвал легенду на самом интересном месте, но ее продолжение восстановил Д. С. Раевский,[89] основываясь на новом толковании изображений на сосудах, предметах из золота и серебра в скифских курганах.

Обычно такие изображения считали сценами из скифского быта. Так, на сосуде из кургана Куль-Оба воспроизведены четыре сцены: в первой два скифа беседуют друг с другом; во второй скиф натягивает тетиву на лук; в третьей опять двое скифов, один из которых щупает зуб во рту другого; в последней скиф бинтует раненую ногу.

Д. С. Раевский утверждает, что скифское искусство еще не достигло стадии, когда в нем могли появиться именно бытовые изображения, а описанные сцены лишь иллюстрируют наиболее важные мифы и ритуалы. Ученый обратился ко второй из приведенных Геродотом легенд о происхождении скифов. Суть ее состоит в следующем.

Геракл во время странствий посетил страну, которая впоследствии стала называться Скифией, и вступил там в брак с полуженщиной-полузмеей. От этого брака родилось трое сыновей. Отправляясь в новые странствия, Геракл сказал жене: «Когда ты увидишь сыновей возмужавшими, …посмотри, который из них натянет этот лук и опояшется по-моему этим поясом, и тому предоставь ля жительства эту землю, а который не в состоянии будет выполнить предлагаемые мною задачи, того вышли из страны». Далее описывается испытание трех братьев. Только младший из них по имени Скиф сумел натянуть тетиву на лук и стал царем.

По мнению Раевского, на сосуде из скифского кургана Куль-Оба можно прочесть всю эту легенду. В первой сцене скиф с повязкой на голове (знак царской власти) — скифский Геракл-Таргитай, объясняющий одному из сыновей условия задачи. Во второй воспроизведено само испытание — натягивание тетивы. Наконец, две последние сцены показывают плачевные результаты неудачных попыток старших сыновей: лук ударяет или верхним концом по левой части нижней челюсти одного из них или нижним концом по левой голени — именно такие травмы имеют герои рассматриваемых изображений.

Сцены из той же легенды Раевский обнаружил и на других сосудах, найденных в скифских курганах. На одном из них, по его мнению, можно прочесть то окончание легенды, которое недосказал Геродот. Это — сцена, которую можно истолковать как сговор двух старших братьев, намеревающихся погубить младшего. На знаменитом золотом гребне из скифского кургана «Солоха» мы видим финальную сцену легенды: два воина (конный и пеший) теснят третьего, под которым упала лошадь. Точно так же в древнеиранской легенде о трех сыновьях Феридуна (она изложена в поэме Фирдоуси «Шах-Наме») старший и средний братья из зависти убивают младшего.

Подобный сюжет есть и в русских народных сказках о трех братьях. Правда, здесь судьба младшего брата-воина всегда счастливая. Интересное объяснение этого дает историк Э. Берзин.[90] Он считает, что, например, в сказке «Сивка-Бурка, вещая каурка» стража и на могиле отца, и в саду, и в поле от волшебного вора — все это испытания при посвящении в воины. Для таких испытаний (инициации) требовались храбрость и выносливость.

Что касается лошади, то обычно в русских сказках отец дарит младшему сыну коня трехцветной окраски. Однако сохранился ряд сказок, в которых прямо говорится, что отец первоначально предназначал старшему сыну-жрецу сивого (белого) коня, среднему-землепашцу — бурого, а младшему-воину — каурого (серо-рыже-красного). Иначе говоря, каждый должен был получить коня присвоенного его варне цвета и вместе с ним — долю магической силы, завещанной отцом. Но старшие братья пренебрегли своим наследством, и все оно досталось младшему. Причем характерно, что конь, сначала предназначавшийся младшему брату, был несравненно лучше других.

Это проясняет смысл необходимости трех прыжков при брачных испытаниях. Белый конь жреца и коричневый конь труженика не в состоянии допрыгнуть до верха башни, где находится царевна, и только красный конь воина победоносно решает эту задачу. Получив трех коней, младший сын-воин сосредоточивает в своих руках как бы все наследство отца-первопредка (три коня сливаются в одного — Сивку-Бурку, вещую каурку) и получает таким образом моральное право властвовать над обществом. Младшая варна становится старшей, и устанавливается новая иерархия варн: «воин — жрец — труженик» вместо «жрец — воин — труженик». Существование именно такой системы находит подтверждение во многих мифологиях разных народов.

Сарматская повозка

Седло. Кожа, аппликация. V–IV вв. до н. э.

В I тыс. до н. э. скифы были столь близки славянам, что древнегреческие историки и географы не различали их. Данные антропологии свидетельствуют о значительном сходстве ископаемых черепов из разных погребений скифов (прямых потомков индоиранцев в южных областях нашей страны) и, например, поднепровских славян.

Украшение уздечного набора

Скифские языки так похожи на славянские, как не похожи они ни на один другой европейский язык. Об этом можно прочитать в книге В. И. Абаева «Скифо-индоевропейские изоглоссы».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 9 ЕВРО-АЗИАТСКИЕ ПОТОКИ. СКИФЫ

Из книги Цивилизации древней Европы автора Мансуэлли Гвидо

Глава 9 ЕВРО-АЗИАТСКИЕ ПОТОКИ. СКИФЫ Древние оставили нам представление о Евразии как о мире без границ. Народы, которые населяли его, скрыты за пеленой легенд и неясных традиций и не поддаются хронологическому определению. Благодаря археологическим находкам, сделанным в


СКИФЫ

Из книги ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВОСТОЧНОГО СЛАВЯНСТВА (История и современное состояние вопроса -1948г.) автора Свободин Александр Петрович

СКИФЫ Обширную территорию между нижним течением Днестра, Днепра и Дона: Геродот называет Скифией, а население ее — скифами. Имя это было известно и раньше грекам. Скифы не составляли единого племени, это целая группа племен. Геродот перечисляет с Юга на Север. Первые живут


Глава 3 Скифы – кто они?

Из книги Скифы: расцвет и падение великого царства автора Гуляев Валерий Иванович

Глава 3 Скифы – кто они? Мы блаженные сонмы свободно кочующих скифов, Только воля одна нам превыше всего дорога. Бросив замок Ольвийский с его изваяньями грифов, От врага укрываясь, мы всюду настигнем врага. Нет ни капищ у нас, ни богов, только зыбкие тучи От востока на


Скифы в Передней Азии

Из книги Славянская энциклопедия автора Артемов Владислав Владимирович

Скифы в Передней Азии В одной из своих книг профессор В.В. Мавродин написал такую «крылатую» фразу: «Под звон мечей и пенье стрел вступили славяне на арену мировой истории». Но, как верно отметил другой известный российский ученый А.П. Смирнов, более справедливой такая


Скифы и сарматы

Из книги Русская литература XIX–XX веков: историософский текст автора Бражников И. Л.

Скифы и сарматы Древнегреческий писатель Геродот, «отец истории», посетивший Северное Причерноморье в V в. до н. э., говорит о том, что к северу и западу от кочующих скифов живут оседлые земледельческие племена.Подвижные и воинственные кочевники непрерывно нападали на