Масяня в действии

Масяня в действии

Примитивный портрет Масяни, о котором уже шла речь, — две черные линии, образующие руки, телесного цвета ноги, круглое тело и овальное лицо — дополняется ярко-голубыми глазами навыкате и шестью волосками на голове. Когда она наклоняется вперед, видны ее белые трусики. Она вульгарно выражается, курит, принимает наркотики и плохо образованна. Таким образом, она представляет собой типичного среднестатистического подростка-аутсайдера, воспитанного, с одной стороны, на советских ценностях своих родителей, а с другой — на коммерческих установках современной России, стремящейся к глобализации.

Масяня скорее беспола: «…половые признаки Масяни обнаруживаются далеко не сразу — на первый взгляд, это просто существо. Существо без возраста и пола, без определенных занятий. Существо, что важнее, без лица» [673]. Она определяет себя как девушку только во второй части, начинающейся с мультфильма «День рождения» («…я девушка приличная») [674]; и даже проявляет немного типично женских черт. Однако, если бы не сцена с «обнаженкой» и не упоминание о месячных в первой и второй сериях, по одной только внешности сложно было бы определить ее пол (только имя женское). Влад Струков убедительно продемонстрировал, что и ее внешность, и ее поведение часто выглядят как мужские (у нее нет никаких определенных физиологических отличий от Хрюнделя и Лохматого; ее юбка настолько узка, что напоминает шорты; ее увлекают типично «мужские» формы досуга — охота, посиделки за пивом; она отпускает «мужские» шутки; часто принимает роль лидера; у нее пыльная квартира, похожая скорее на холостяцкую берлогу) [675].

Отсутствие ярко выраженной гендерной принадлежности важно для дальнейшего анализа образа Масяни: ее идентичность формируется через эпизоды, в которых нет какого-то заранее заданного характера: Масяня — чистая доска, на которой запечатлеваются каждый эпизод и каждый ее поступок.

В первых мультфильмах Масяня фигурирует одна, затем появляются ее парень (а впоследствии муж) Хрюндель, друг Лохматый и московская подруга Ляська, а в нескольких поздних мультиках появляется и ее мать. Вместе с Хрюнделем они изображают статую рабочего и колхозницы (эмблема «Мосфильма»), пересеченную лучами света (эмблема «Ленфильма»), таков логотип так называемой киностудии «Масьфильм», изображенный и на DVD «Масяни».

Всего в Сети появилось пятнадцать серий о Масяне — в каждой до десяти эпизодов. В «доисторической» части («древние мульты — архив») даются штрихи к портрету героини: она поет, дурачится, смотрит телевизор, курит сигареты, ругается матом, пристает к людям в метро, рассказывает анекдоты, над которыми смеется только сама, и подшучивает над друзьями. В этих ранних эпизодах Масяня всегда появляется одна. Она производит впечатление незрелого и эгоцентричного создания, не способного увидеть границу между серьезностью и игрой, что можно расценить как признак инфантилизма. Масяня бесстыдна и эгоцентрична, но все же обладает неким странным шармом. Она «хулиганка» и «тусовщица» [676]. Масяня живет в замызганной квартире: на кухне муха, на столе грязь («День рождения»); она курит, лежа на диване и смотря телевизор («Телевизор»), она поет песенки в электричке, чтобы собрать деньги («Электричка»), торгует на улице («Кайф по выходным») или занимается мошенничеством, выпросив у прохожего мороженое, которое она затем меняет обратно на деньги у продавщицы («Мороженое»), — иными словами, она пытается как-то заработать, поскольку никакой постоянной работы у нее нет.

До настоящего времени Масяня прожила четыре жизни: первая и вторая жизни пришлись на период до судебного разбирательства 2004 гола. Первая жизнь (части 2–5) начинается с мультфильма «День рождения», когда она говорит с другом (по-видимому, Хргонделем) по телефону, сперва заявляя, что не будет праздновать свой день рождения, а потом прося принести полный комплект наркотиков, чтобы развлечь друзей; позднее она приходит к Хрюнделю, который становится ее парнем. Масяня разочаровалась в мире шоу-бизнеса, где ее попытки петь, работать на радио и тусоваться в московских ночных клубах не принесли ей ни известности, ни признания, ни славы. Она подвергается опасности на улицах родного города, Санкт-Петербурга, она страдает от депрессии («Депресняк»), и у нее долги. Во второй жизни Масяни (части 6-11) ее мать пытается найти ей работу: Масяня работает в рекламе, изображая Деда Мороза, который раздает рекламные листовки, — но скорее это не работа, а еще одна попытка примерить на себя разные социальные роли. Когда она переезжает к Хрюнделю, то в его квартире намного чище, чем у нее самой.

В этих эпизодах Масяня развивается, почти взрослеет и совершенствуется. Она продолжает употреблять вульгарные выражения и современный уличный жаргон. Однако с течением времени становится ясно, что ругательства и эгоизм — реакция на окружающую действительность, но на самом деле Масяня неуверенна, ранима и чувствительна: она в одиночестве отмечает день рождения; она пытается ездить автостопом и в результате, простуженная, она оказывается на том же месте, где ловила машину; она боится одна гулять по городу ночью.

Масяня стремится самоутвердиться, особенно за счет тех, кто слабее ее (детей, нищих и т. д.), но почти не спорит с теми, кто сильнее. Ее агрессивное поведение по отношению к окружающему миру можно рассматривать в контексте комплекса «жертвы», описанного Львом Гудковым: «Комплекс „жертвы“ — особый, очень эффективный механизм придания себе ценности <…> Ощущение себя жертвой <…> рождается в ответ на смутно ощущаемый дефицит гратификации, оснований для самоуважения индивида (и соответственно других), связанного с его основной ролевой деятельностью…» [677] Масяня компенсирует свой комплекс жертвы общества через внешне агрессивное поведение и цинизм по отношению к тем, кого она считает своими жертвами (то есть более слабым). В своей ипостаси жертвы Масяня вызывает сочувствие: «Мы полюбили Масяню зато, что частица Масяни есть в каждом. Что, несмотря на ее развязную манеру говорить и откровенно дурные привычки, она — добрая, хорошая, ранимая. Она — ироник, и в то же время сквозь эту иронию проглядывает искренность» [678].

Масяня завоевывает доверие своим агрессивным и самоуверенным поведением, но сделать это она может только с помощью «ролевой деятельности» (термин Гуцкова). Она изобретает целый ряд ролей и связанных с ними сценариев (иногда подразумевающих только ее участие, но иногда и чье-то еще), в которых принятые ею на себя роли подчеркивают те черты, которыми она не обладает (и которые делают ее жертвой): ум, коммерческая жилка, талант и т. д. Но в реальности ей никогда не удается добиться успеха: Масяня падает на роликах с леей ницы, прямо как Лохматый; она падает с лодки, а Хрюндель с моста — и оба оказываются в воде; она в одиночестве едет к морю, чтобы спеть песню и избавиться от депрессии, в то время как друзья волнуются за нее. Поссорившись с Хрюнделем, она покупает себе крысу, чтобы не быть одной, и, полностью подчинив себе это существо, все же искренне переживает, когда крыса умирает. Масяня — на редкость талантливая сценаристка и актриса: она исполняет ряд ролей, маскирующих ее характер (если таковой вообще имеется).

Несмотря на свой эгоизм, Масяня способна заботиться о других, например о мальчике-сироте, живущем в подвале, хотя он и украл у нее кошелек; она собирает соседей, чтобы поздравить мальчика с Рождеством («Сказка-2003»), или опекает бедного и талантливого музыканта («Околобаха»). Однако не все ее поступки продиктованы состраданием: она часто старается привлечь к себе внимание и руководствуется стремлением самоутвердиться в роли помощницы и благодетельницы. Ее многочисленные попытки петь на сцене проваливаются; ее ударяют по голове, когда она танцует на сцене во время рок-концерта («Сплин»); она разочарована, когда понимает, что сексуальность ценится больше таланта («Попе»); она расстраивается, когда продюсер говорит ей, что у нее неподходящая для поп-звезды фигура («Шоу-бизнес»). Но во всех этих случаях Масяня действует из желания предстать положительным, общительным и талантливым членом общества (коим на самом деле она отнюдь не является). Ее поступки до определенной степени вызваны стремлением соответствовать социальным нормам и вписаться в общество, хотя в глубине души Масяня пытается либо разрушить норму, либо подтвердить свой статус жертвы и аутсайдера.

В конечном счете конформистски-провокационные поступки делают ее счастливой и составляют единственную цель ее жизни, которая заключается в ряде мини-спектаклей. Елена Петровская утверждает, что Масяня задевает нас за живое, потому что она — пустая, идеально чистая страница, на которую зритель может наносить любые штрихи своего собственного характера, тем самым преисполняясь сострадания и сочувствия [679]. Привлекательность Масяни — именно в ее безликости и анонимности. В самом деле, можно утверждать, что Масяня не существует в реальном мире (не в том смысле, в каком мультипликация противопоставляется кино): она исполнительница, актриса, которую мы знаем только по ее ролям в перформансах, номерах, розыгрышах и сценках, но едва ли видим ее как человека за этими ролями. Таким образом, ее характер можно наполнить человеческими чертами, которые зрители и автор хотят на нее проецировать, потому что — в отличие от реальных киноактеров — она артефакт.

Хрюндель сперва возникает как друг, который пытается уговорить Масяню остаться на ночь («Обломчики»); потом он приглашает ее выпить, и в итоге она испытывает сильное похмелье («Пятница»); затем они оказываются вместе в постели, и она — слегка смущенно — просит его использовать презервативы («Как-нибудь»). Они поддерживают друг друга. Масяня выводит Хрюнделя из дурного наркотического трипа, а тот останавливает ее истерический припадок. Она выручает Хрюнделя из беды, продав свою машину. Когда она стесняется признаться, что в костюме собаки раздает рекламные аптечные листовки на улице, то Хрюндель признается, что делает то же самое. И Масяня, и Хрюндель ведут себя по-шкурнически, когда пытаются заработать деньги: Хрюндель — продавая скрипку музыканта («Околобаха»), Масяня — продавая чужое мороженое («Мороженое»).

К десятой серии Масяня и Хрюндель уже живут вместе, а в двенадцатой празднуют свадьбу — хотя де-факто поженились они полгода (и на несколько эпизодов) ранее. Масяне больше не нужно самоутверждаться в мире, где доминируют мужчины, и в этом смысле она повзрослела. С другой стороны, она по-прежнему участвует в сомнительных «приколах» и играх: ложится в фоб, чтобы ее отнесли домой; не хочет вставать; напивается до такой степени, что отправляет Лохматого на поезде в Москву вместо немецкого гостя.

Третья жизнь Масяни (части 12–15) — это ее семейная жизнь с Хрюнделем. Вместе они дают отпор мировой несправедливости: мстят спаммерам («Манукэ — полиция Рунета») или водителям, поскольку машин стало так много, что они угрожают человеческой жизни («Рашн Мучо Блин Трафико»); или пародируют правила пользования метро, нарушая их все по ходу чтения («Всем лицам»); или протестуют против нелепости диет («Мораторий»). Масяня всегда пребывает в бодром состоянии духа и сохраняет терпение: например, когда идея Хрюнделя найти Дерево Друидов оборачивается тем, что их машина, увязнув в грязи, ломается среди чистого поля и Масяня с оптимизмом «разруливает» ситуацию. Или когда приезжает кузина Масяни и безостановочно говорит на языке, чуждом Масяне и ее друзьям, — Масяня терпеливо слушает, тогда как Хрюндель и Лохматый бунтуют и в конце концов погружают кузину на поезд, завернув ее в ковер («Кузина»). На Рождество она играет роль Деда Мороза и разносит подарки, терпеливо утешая плачущего ребенка («Обход», 2006).

Масяня создает для себя искусственное сообщество, изобретая своего рода театр, требующий ролевых игр для нее и ее друзей в мире животных (часть 14, «Рэгтайм»). Эти мультики сделаны в стиле старого, немого кино — например, «Муравьиная оратория», где Масяня с друзьями ведут себя как муравьи, живущие в похожем на тюрьму помещении, — это пародии на ранние мультипликационные эксперименты Владислава Старевича, чья «Стрекоза и Муравей» считается первым российским мультфильмом. Другие мультики пародируют стили классических фильмов («Колхозный мюзикл») или культовых героев («Буратино»).

В других мультфильмах этой серии Масяня и ее друзья выступают в роли различных животных: попугай в клетке не рвется на свободу («Черноухий попугай»), кот просится в квартиру к Масяне («Жизнь с котом»); Масяня играет птичку, которую изображающий ее отца Хрюндель уговаривает полететь — но она падает и гибнет («Масяптиц и Хрюндептицепап»); Хрюндель представляет воробья, который учится плавать («Воробей по имени Джонатан Хрюндельсон»). В последнем мультике этой серии («Мотыль у осипшего тракториста») Масяне не терпится окуклиться и превратиться в бабочку, чтобы исследовать другой мир — пространство Японии… Жизнь Масяни в обличье животного заканчивается, когда она превращается в бабочку и гибнет через несколько секунд, рассыпаясь в прах. На самом деле Куваев пародирует целый ряд культовых феноменов: так, сюжет «Мотыля…» перекликается с «Жизнью насекомых» Виктора Пелевина, а «Джонатан Хрюндельсон» очевидно отсылает к классическому роману Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»; «Говенный день, или Масяня в тумане» пародирует знаменитый мультфильм Юрия Норштейна «Ежик в тумане»; в мультах есть также пародийные отсылки к романам о Гарри Поттере («Поттер»), и в целом в серии, как утверждает Мьёльснесс, иронически обыгрываются принципы «чернухи»: низкий уровень жизни, разрушенные семьи, «взрослые» сцены [680].

Масяня может даже погибать во время своих превращений в животных, но не стоит забывать, что каждая из ее метаморфоз — это просто еще одна роль, еще одна проекция героини на специфический контекст, в котором она может разыгрывать свои спектакли. Таким образом, можно с таким же успехом сказать, что Масяня умирает, когда «птицепап» Хрюндель выбрасывает ее из гнезда. Она возвращается в реальность в последующих сериях, причем не произнося ни слова о том, что с ней произошло раньше. Масяня спит на ходу весь день и оживляется только за компьютерными играми, в которые играет по ночам; она пытается приготовить кофе утром или покидает современный мир, уезжая за полярный круг, только чтобы выбросить там все электронные приборы, которые «загрязняют» мир («Пингвин»). В этой серии поведение Масяни символизирует дилемму современной жизни: желание жить в согласии с природой и невозможность освободиться от виртуального мира, который становится реальнее жизни.

Четвертая жизнь Масяни (созданная после периода ее «молчания» и после ее смерти в образе бабочки в 2006 году) состоит из нескольких эпизодов с участием Масяни и Хрюнделя. Они едут в отпуск и испытывают на себе трудности современного авиапутешествия: постоянные объявления во время полета и непрерывный сервис на борту самолета не дают Масяне уснуть; на проверке службы безопасности в аэропорту Масяня дает слишком подробные и серьезные ответы на все заданные вопросы, и ее не пропускают на рейс; осмеивается также запрет на курение в аэропорту. В другом «треугольнике» (мультфильме из трех частей) Масяня и Хрюндель живут повседневными заботами семейной пары: Масяня в панике, что ей нечего надеть; они перечисляют своих бывших партнеров и болтают; им настолько скучно, что они ходят посмотреть другую квартиру, предлагаемую для съема, просто чтобы увидеть, как живут другие люди. В этой части также иронично обыгрываются телеигры: сперва Масяня выступает в роли ведущей телеигры с участием зрителей, но не получает от них ни одного звонка во время передачи («Угадай все»); в другом мульте автор издевается над передачей «Спокойной ночи, малыши!», где в роли ведущей выступает полная женщина, за чьим грузным телом Хрюндель вынужден стоять, чтобы дергать за веревочки кукол Грушу и Кондрашку, которые пародируют Хрюшу и Степашку.

Мультики про четвертую жизнь Масяни существенно отличаются от более ранних. Они длиннее и более замысловато описывают современность. Бунтарский характер Масяни «тонет» в комических ситуациях. У этих мультфильмов есть русские субтитры, и комический эффект теперь возникает не на языковом, но на ситуативном уровне. Поэтому жанр начинает напоминать ситком, то есть, по сути, максимально приближается к телевизионному формату. Масяня сильно изменилась в этой «жизни»: теперь главный способ ее коммуникации — поступки, а не слова.

Логоцентричный принцип создания образа Масяни, похоже, был неотъемлемой чертой ранних мультиков: Куваев создавал коротенькие эпизоды, или клипы, продолжительностью меньше минуты, в которых ситуация развивалась не в поступках или жестах, а в статичной позе и репликах. Так, например, Масяня вставляла телефонную линию в модем, чтобы побесить звонящего и заставить его послушать сигналы, которые издавало ее новое приобретение; или сидела перед телевизором и переключала каналы с одной плохой программы на другую («Что я тут смотрю… Ой, какая фигня»). Таким образом, похоже, успех Масяни состоял в минимализме средств, наглядно контрастировавшем с излишествами потребительского общества, которое она отвергала и пародировала. Ее образ жизни — в одном и том же наряде, без постоянного жилья, без постоянной работы — представлял альтернативу обществу потребления, а ее речь и смех выражали то, что яппи — современные служащие офисов и пользователи Интернета, которые, по-видимому, и были ее главными зрителями — на самом деле хотели бы сказать, но не осмеливались.

Визуально Масяня, повторюсь, похожа на чистую страницу, на которой можно написать любую историю: ее внешность никогда не меняется, а ее лицо — пустое место. Когда она видит себя в зеркале, то разбивает его и вместо этого рисует лицо (то есть содержание) на стене («Зеркало»). Струков утверждает, что Масяня рассматривает других как «точные копии себя» и «эти анонимные персонажи явно отсылают к старому советскому концепту безликого народа — однообразной толпы, массы, лишенной какой-либо связности и значимости…» [681]. Таким образом, Масяня бросает вызов безликости современного человека, подобно тому как ее предшественник Чебурашка противостоял беспомощности человека в эпоху застоя. Оба персонажа помогают зрителю выразить свое отчаяние перед лицом изменчивого мира. Переживания Масяни в современном мире приводят ее к бунту, депрессии, эскапизму. Убедительной представляется трактовка, согласно которой Масяня отражает психические проблемы современной эпохи: «В Масяне органично поместились психотические отклонения современного человека с его депрессивным синдромом и истерическими вспышками» [682].

С самых первых мультиков Масяня проявляла интерес к шоу-бизнесу, рисуясь, притворяясь и играя роли. С таким главным интересом в жизни она производит впечатление персонажа, который стремится определить свою идентичность. В развитии характера Масяни также нет никакой линейности — он может быть собран через ряд образов (различных мультфильмов), опровергая телеологическую характеристику традиционного героя соцреализма: «Таким образом, умножение и повтор становятся формами итеративного (многократного) самосознания, противостоящего линейности и развитию» [683]. В то же самое время Масяня — представительница новой России: она одета в цвета российского флага [684]; ее самосознание растет вместе с ростом политических амбиций путинской России. О ней говорят: «(анти)героиня возведена в разряд носительницы новой национальной идеи» [685]. Если Масяня символизирует новую Россию, то необходимо внимательнее присмотреться к тому, что делает ее привлекательной и популярной — несмотря на ее «неправильный» образ жизни и плохое образование — и какой смысл несут ее слова.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава семнадцатая СКУЛЬПТУРНОСТЬ В СЦЕНИЧЕСКОМ ДЕЙСТВИИ

Из книги Основы сценического движения автора Кох И Э

Глава семнадцатая СКУЛЬПТУРНОСТЬ В СЦЕНИЧЕСКОМ ДЕЙСТВИИ Под термином «скульптурность» К — С. Станиславский подразумевал и хорошее телосложение актера, и умение сценически правильно располагаться и двигаться в пространстве сцены. Сценически правильно, с точки зрения


Сексофобия в действии

Из книги Сексуальная культура в России. Клубничка на березке [1-е изд.] автора Кон Игорь Семёнович

Сексофобия в действии Дело не только в том, что половой  инстинкт творит свой собственный  мир, который неподвластен партии,  а значит, должен быть по возможности  уничтожен. Еще важнее то, что половой  голод вызывает истерию, а она желательна,  ибо ее можно преобразовать


Зевс и Гера в действии

Из книги Повседневная жизнь греческих богов автора Сисс Джулия

Зевс и Гера в действии Поговорим о двух главных верховных богах — о Зевсе и Гере — и, следовательно, о двух различных способах проявлять заботу. В самом начале «Илиады» сын Фетиды Ахиллес не на шутку разгневался. Его оскорбил Агамемнон, и герой даже вознамерился убить


О «СЛОВЕСНОМ ДЕЙСТВИИ» И ДРУГИХ ПОНЯТИЯХ

Из книги Открытая педагогика автора Фильштинский Вениамин Михайлович

О «СЛОВЕСНОМ ДЕЙСТВИИ» И ДРУГИХ ПОНЯТИЯХ Эти заметки написаны вот по какому поводу. Мне довелось с удовольствием перечитать книгу Валерия Николаевича Галендеева «Учение К. С. Станиславского о сценическом слове»[6]. Была ли она всерьез замечена, когда появилась, была ли по


Глава 5. О дивном действии Божественной любви

Из книги О подражании Христу автора Кемпийский Фома

Глава 5. О дивном действии Божественной любви Благословен Ты Отче небесный, Отче Господа моего Иисуса Христа, что меня нищего вспомнить удостоил! Отче щедрот и Боже всякого утешения, хвалу Тебе воздаю, что меня, недостойного никакого утешения, обновляешь иногда Своим


Глава 55. О порочности природы и о действии Божественной благодати

Из книги Безымянные сообщества автора Петровская Елена Владимировна

Глава 55. О порочности природы и о действии Божественной благодати Господи Боже мой, Создавший меня по образу Твоему и подобию, Ты Сам явил мне величие благодати Твоей, и от Тебя познал я, как нужна она для спасения. Удели мне от благодати сей, чтобы победил я скверную свою


Душа Паутины: Масяня и «новая» искренность[*]

Из книги По следам древних кладов. Мистика и реальность автора Яровой Евгений Васильевич

Душа Паутины: Масяня и «новая» искренность[*] У людей с низким уровнем искренности большая вероятность заболеть онкологическими болезнями. Наталья Ветлицкая (эстрадная певица) Так ли очевидна мгновенная любовь к иным из новых масс-медийных персонажей? Ведь ее


Глава 10. СЕКСОФОБИЯ В ДЕЙСТВИИ

Из книги Веселые человечки [культурные герои советского детства] автора Липовецкий Марк Наумович

Глава 10. СЕКСОФОБИЯ В ДЕЙСТВИИ Дело не только в том, что половой инстинкт творит свой собственный мир, который неподвластен партии, а значит, должен быть по возможности уничтожен. Еще важнее то, что половой голод вызывает истерию, а она желательна, ибо ее можно


Биргит Боймерс Масяня

Из книги Как говорить правильно: Заметки о культуре русской речи автора Головин Борис Николаевич

Биргит Боймерс Масяня Масяня и mult.ru Мультфильмы про Масяню созданы с использованием технологии Macromedia Flash. Портрет героини состоит буквально из нескольких штрихов: две линии образуют руки и ноги, а тело увенчано лицом эллиптической, овальной формы; одета она в красный топ


Масяня и mult.ru

Из книги История британской социальной антропологии автора Никишенков Алексей Алексеевич

Масяня и mult.ru Мультфильмы про Масяню созданы с использованием технологии Macromedia Flash. Портрет героини состоит буквально из нескольких штрихов: две линии образуют руки и ноги, а тело увенчано лицом эллиптической, овальной формы; одета она в красный топ и коротенькую синюю


Масяня и Чебурашка

Из книги автора

Масяня и Чебурашка Можно провести — и часто проводят — многочисленные параллели между Масяней и яркими персонажами российской культуры и кинематографа: критики увидели в Масянином образе жизни сходство с «чернушной» моделью [691], разглядели в мультиках отсылки к


ЯЗЫК В ДЕЙСТВИИ — РЕЧЬ

Из книги автора

ЯЗЫК В ДЕЙСТВИИ — РЕЧЬ ЗАЧЕМ «РЕЧЬ», ЕСЛИ ЕСТЬ «ЯЗЫК»? Обычно говорят не «культура языка», а «культура речи». В специальных языковедческих работах термины «язык» и «речь» в большом ходу. Что же имеется в виду, когда слова «язык» и «речь» сознательно различаются учеными?В


Гл. 3. Методы структурно-функционального анализа в действии: «примитивные» общества в исследованиях Б. Малиновского и А. Р. Рэдклифф-Брауна

Из книги автора

Гл. 3. Методы структурно-функционального анализа в действии: «примитивные» общества в исследованиях Б. Малиновского и А. Р. Рэдклифф-Брауна Отношение к научному наследию классиков структурно-функционального подхода со стороны представителей разных наук порой