Идеальные герои идеального мира

Идеальные герои идеального мира

Если исходить из концепции, согласно которой «дети» и «детство» являются социально сконструированными понятиями, опосредованными социоэкономическим развитием общества [589], то Простоквашино можно рассматривать как текст, который отражает уникальный аспект детской культуры позднесоветского периода — зрелость детей, которые вырастали в семьях, где был только один ребенок, где родители работали полный рабочий день и, соответственно, не могли уделять много внимания воспитанию детей. У детей, таким образом, появлялась возможность самопознания и социализации, не контролируемой или лишь отчасти контролируемой родителями. Практически речь идет о том, что дети были предоставлены сами себе и не находились под опекой взрослых по крайней мере несколько часов в день. Часто детям приходилось самим заботиться о себе в таких повседневных ситуациях, как дорога в школу и из школы, закупка самого необходимого в магазине, приготовление еды, посещение музыкальных и художественных школ, кружков и спортсекций или просто общение с друзьями «во дворе», границы которого легко раздвигались до границ микрорайона со всеми его стройками и разрытыми теплотрассами.

В книге Успенского дядя Федор научился читать, когда ему было четыре года, в магазин стал ходить в пять лет, а в шесть уже был вполне самостоятельным человеком, и именно потому его стали звать дядей Федором. В мультфильме эти подробности отсутствуют, но само имя персонажа готовит зрителя к тому, что главный герой будет поступать как взрослый.

Дядя Федор в корне отличается от грустных героев «Варежки», «Крокодила Гены», а также от меланхоличного и суперинфантильного Малыша из мультфильмов Б. Степанцева «Малыш и Карлсон» (1968) и «Карлсон вернулся» (1970). Как отмечают исследователи, одиночество этих героев объясняется тем, что они отражали социализацию первого поколения детей, которые не росли в коммунальных квартирах [590]. Массовый переезд семей в отдельные квартиры в результате строительного бума 1960-х, а также изменение демографии советской семьи, о котором уже шла речь выше, заострили конфликт «отцов» и «детей», проблемы непонимания и одиночества.

Дядя Федор от одиночества не страдает. С первых кадров мультфильма «Трое из Простоквашино», когда Матроскин, в голос зевнув на лестничной площадке, запрыгивает на подоконник, а на лестнице появляется довольный мальчик, энергично жующий бутерброд, небрежное цоканье палочек ударных, напоминающее о путешествиях, и стаккатный диалог баяна с тенор-саксофоном с эклектичными вставочками тактовых и джазовых акцентов обещают, что история о коте и мальчике будет веселой и легкой. О том, что именно кот и мальчик будут главными героями мультфильма, мы узнаем еще до их знакомства как раз благодаря музыке [591]. Принцип диалога, положенный Е. Крылатовым в основу музыкального сопровождения мультфильма, стилистическая эклектика и выбор инструментов, которые на первый взгляд не совсем хорошо сочетаются, на самом деле замечательно подходят для передачи идеи простоквашинской идиллии, в которой прекрасно уживаются разные по характеру и по жизненной философии герои.

В отличие от героев мультфильмов Качанова, расклеивающих объявления о том, что они ищут друзей, в жизни дяди Федора друзья появляются сами по себе. Если в «Малыше и Карлсоне» скучающий семилетний мальчик, несмотря на то что у него есть и брат, и сестра, и своя комната со множеством игрушек, и рыбки в аквариуме, все же чувствует себя одиноким и чуть ли не шантажирует родителей, чтобы ему купили собаку, то дядя Федор ничего у родителей не требует, четвероногих друзей покупать не собирается и специально их не ищет. Примечательно, что дядя Федор и вовсе бы прошел мимо кота, если бы Матроскин не посоветовал мальчику, как «правильно» есть бутерброд с колбасой. Более того, в основе его дружбы с котом лежит не эгоистичное по сути желание скрасить свое одиночество, но стремление помочь временно бездомному и, как оказалось, голодному коту. То же самое происходит и с бездомным Шариком, который сам прибегает к дяде Федору и Матроскину и просит разрешения поселиться вместе с ними, с обещанием охранять дом. При этом, в отличие от сиропного вида песика с кокетливым ошейником, которого быстро заскучавший Малыш попытался «модернизировать», прицепив ему на спину пропеллер, беспородный простак Шарик, жизнь которого «бесплатная», так и остался без ошейника.

Иначе говоря, если в отношениях дяди Федора, кота, собаки и галчонка и есть иерархия, то она складывается не по оси «хозяин — домашнее животное», как это, например, происходит в мультфильмах о Карлсоне и о блудном попугае. Дядя Федор может по-настоящему быть вместе с друзьями, не надевая на них ошейник, не беря их на поводок, не сажая их в клетку, И Матроскин, и Шарик, и галчонок, по сути, становятся членами семьи мальчика. Именно поэтому, когда во второй серии родители дяди Федора приезжают в Простоквашино с курорта, и дядя Федор, и кот, и Шарик бросаются к ним навстречу с криками «Ура!», а Матроскин орет: «Наши родители приехали!» (курсив мой. — Е. Б.). При этом мама дяди Федора сначала берет на руки и целует своего мальчика, а потом и кота, приговаривая: «Дорогие вы мои! Родные вы мои! Поправились-то как! А загорели-то!» Папа дяди Федора в это время гладит Шарика.

Принимая во внимание характер дяди Федора, вряд ли стоит интерпретировать его отъезд с Матроскиным в деревню как попытку решить проблему собственного одиночества или как проявление эгоизма. Предпочитая здоровый прагматизм и решительные действия интроверсии и смутным переживаниям, дядя Федор объясняет родителям, почему уезжает в деревню. Важно при этом, что мальчик своих родителей любит. Во всяком случае, он пишет им «идеальные» письма. Его первое письмо начинается словами: «Дорогие мои родители, папа и мама! Я вас очень люблю, но и зверей я тоже очень люблю…» Второе письмо, которое дядя Федор пишет уже из Простоквашино, чтобы успокоить родителей, тоже наполнено искренним теплом: «Мои папа и мама, я живу хорошо, просто замечательно… Я без вас очень скучаю, особенно по вечерам».

Такой самостоятельный сын, как дядя Федор, — мечта любой советской мамы, которая так на работе устает, что у нее по вечерам «еле сил хватает телевизор смотреть». Но и дяде Федору по-настоящему повезло с родителями. Облик мамы героя и, в особенности, внешний вид папы дяди Федора заимствованы из мультфильмов о Малыше и Карлсоне. Однако, кроме внешнего сходства, между родителями Малыша и родителями дяди Федора мало общего. Если папа Малыша отгораживается от семьи газетой и выныривает из-за нее только чтобы еще раз призвать всех к «спокойствию», или чтобы в конце концов «откупиться» от назойливого сына, подарив ему на день рождения щенка, папа из сериала о Простоквашино по-настоящему участвует в жизни своего ребенка.

Судя по реплике: «Зимой в России дороги такие, что уже ездовые академики встречаются», он — научный работник, но он играет со своим сыном в пинг-понг и в шахматы и прямо посреди гостиной ремонтирует с ним старый «Запорожец». Кроме того, папа поддерживает идеи мальчика завести животных и ехать летом и на Новый год в Простоквашино.

По сравнению с ласковой, но какой-то невнятной мамой Малыша, темпераментная, напоминающая сотрудницу научно-исследовательского института мама дяди Федора — очень важный персонаж мультфильма. Завязка сюжета каждой серии — это всегда разногласие между мамой и мальчиком. При этом, однако, ни на секунду не возникает сомнения в том, что мама и сын любят друг друга, в том, что их разногласия — это не проявление их отчужденности. В то время как, не сумев найти общий язык с Малышом и не поверив его рассказам о Карлсоне, родители Малыша его просто предают, пригласив в дом «домомучительницу» фрекен Бок, в конце каждой серии простоквашинского сериала родители мальчика по-настоящему, а не в качестве компромисса принимают его друзей и его образ мыслей.

Не менее замечательны и друзья дяди Федора. Конечно, над куркулистым Матроскиным можно подсмеиваться. Всем запоминается, как Матроскин «обижает» Шарика, предлагая его то продать, то сделать из него ездовую собаку, чтобы возить молоко на рынок. Запоминается также и то, как он, кидаясь на шею приехавшему на каникулы «любимому» дяде Федору, тут же кричит: «Теперь мы вдвое больше сена для моей коровки заготовим!», и как он собирается «экономить» даже на подписке. Скупой на словах Матроскин, по сути, заботится в равной степени обо всех в доме и на поверку оказывается вовсе не жадным. Предложив сделать из Шарика ездовую собаку, в истории «Зима в Простоквашино» Матроскин сам с готовностью становится «ездовым котом» и замечает с присущим ему чувством юмора: «Ну что ездовые собаки бывают, это мы знаем, а вот ездовые коты — это уже перебор».

В отличие от Шарика, который то и дело бесполезно гоняется за дичью и попадает в истории, трудолюбивый Матроскин то что-то шьет на машинке, то вместе с папой дяди Федора вдохновенно вскапывает огород, то вместе с дядей Федором пилит дрова… Когда бобер приносит полуживого «утопленника», Шарика, Матроскин заботливо приподымает больному голову, а когда Печкин требует у родителей дяди Федора компенсацию за простреленную Шариком шапку, именно Матроскин с готовностью дарит почтальону новый головной убор — бескозырку, которую родители дяди Федора явно привезли коту из Сочи в качестве сувенира.

В целом в простоквашинском сериале нет отрицательных персонажей. Почтальон Печкин — это, с одной стороны, единственное проявление внешнего мира за пределами дома дяди Федора и, с другой стороны, единственное и чрезвычайно недолгое воплощение «зла» в Простоквашино. В двух первых сериях Печкин всегда к концу истории добреет или, во всяком случае, объясняет, почему был «вредным». А в третьей серии он становится уже чуть ли не членом семьи дяди Федора.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2. … и Герои

Из книги История красоты [Отрывки] автора Эко Умберто


16. Понимающая социология М. Вебера. Понятие «идеального типа»

Из книги Общая социология автора Горбунова Марина Юрьевна

16. Понимающая социология М. Вебера. Понятие «идеального типа» Позитивизм с самого начала приобрел господствующие позиции в социологии. Однако по мере ее развития М. Вебер исходит из того, что социология должна познавать те значения, которые люди придают своим действиям.


17. Понятие социального действия. Идеальные типы социальных действий

Из книги Искусство и коммунистический идеал автора Ильенков Эвальд Васильевич

17. Понятие социального действия. Идеальные типы социальных действий Одним из центральных понятий веберовской социологии выступает социальное действие.Во-первых, важнейшим признаком социального действия является субъективный смысл – личностное осмысление возможных


Диалектика идеального

Из книги Мифы Армении [litres] автора Ананикян Мартирос А

Диалектика идеального Мысль о превращении идеального в реальное глубока: очень важна для истории. Но и в личной жизни человека видно, что тут много правды. Против вульгарного материализма. В.И. Ленин Полное собрание сочинений, т. 29, с. 104 «Идеальное» — или «идеальность»


Глава 7 Герои

Из книги Мифы и легенды Греции и Рима [litres] автора Гамильтон Эдит

Глава 7 Герои Утрата древних песен Армении вызывает особое сожаление, потому что они имели самое прямое отношение к исконно национальным богам и героям. Первые авторы армянской истории, не имевшие доступа к древним ассирийским, греческим и латинским произведениям,


Идеальные человеческие типы

Из книги Истина мифа автора Хюбнер Курт

Идеальные человеческие типы 1Каждое общество чтит людей одного типа, а другого — презирает, потому что они чего-то не умеют, потому что у них неправильный акцент, не тот темперамент, пол или цвет кожи. Однако эти критерии далеко не вечны. Качества и навыки, дающие высокий


ГЛАВА V Предметность как единство идеального и материального в греческом мифе

Из книги Древний Египет автора Згурская Мария Павловна

ГЛАВА V Предметность как единство идеального и материального в греческом мифе Введение Представлению системы мышления и опыта в греческом мифе, которая будет главным предметом данной второй части, надо предпослать следующее важное соображение: мифический грек не был


3. Роль единства идеального и материального, мифического отношения целого и части, а также мифической субстанции в празднике как жертвенном пире

Из книги Заrадки старой Персии [Maxima-Library] автора Непомнящий Николай Николаевич

3. Роль единства идеального и материального, мифического отношения целого и части, а также мифической субстанции в празднике как жертвенном пире Жрец, который может быть и старейшиной рода, и военачальником, и царем или какой-либо другой выдающейся личностью, если только


В поисках идеального

Из книги Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации автора Шредер Эрик


7.3. Отражение в семантической системе языка антропосубъектного уподобления реалий внутреннего мира реалиям внешнего мира

Из книги Веселые человечки [культурные герои советского детства] автора Липовецкий Марк Наумович

7.3. Отражение в семантической системе языка антропосубъектного уподобления реалий внутреннего мира реалиям внешнего мира На отражение в семантической системе языка этого типа атропоцентризма обратили внимание А.А. Потебня и М.М. Покровский. Так, А.А. Потебня заметил, что


«Идеальные взрослые, не отягощенные благополучием»

Из книги автора

«Идеальные взрослые, не отягощенные благополучием» В 1980 году, на излете застоя, московский «Политиздат» начал выпуск «художественно-публицистических и научно-популярных изданий» в серии «Личность. Мораль. Воспитание». Несмотря на свое официозное название, эта серия


2. Веспасиано Гонзага-Колонна – Создатель идеального города

Из книги автора

2. Веспасиано Гонзага-Колонна – Создатель идеального города Образцы покровительства искусствам, которое оказывал Ян Замойский при формировании облика своей резиденции Замостье в качестве «идеального города», следует искать в Италии. Одним из наиболее известных