МИФОПОЭЙЯ Перевод С. Степанова

МИФОПОЭЙЯ

Перевод С. Степанова

Ты к дереву относишься прохладно:

Ну дерево, растет себе и ладно!

Ты по земле шагаешь, твердо зная,

что под ногами просто твердь земная,

что звезды суть материи обычной

комки, по траектории цикличной

плывущие, как математик мыслил,

который все до атома расчислил.

А между тем, как Богом речено,

Чей Промысел постичь нам не дано,

как будто без начала и конца,

как свиток, разворачивается

пред нами Время, — и не внять в миру нам

таинственным его и странным рунам.

И перед нашим изумленным глазом

бессчетных форм рои проходят разом, —

прекрасные, ужасные фантомы,

что нам по большей части незнакомы,

в которых узнаем мы иногда

знакомое нам: дерево, звезда,

комар, синица, камень, человек...

Задумал Бог и сотворил навек

камнеобразность скал и звезд астральность,

теллур земли, дерев арбореальность;

и люди из Господних вышли рук —

гомункулы, что внемлют свет и звук.

Приливы и отливы, ветер в кронах,

медлительность коров, сок трав зеленых,

гром, молния, и птиц стремленье к свету,

и гад ползучих жизнь и смерть — все это

Всевышнему обязано зачатьем

и Божией отмечено печатью.

При всем при том в мозгу у нас оно

отражено и запечатлено.

Но дерево не «дерево», покуда

никто не увидал его как чудо

и не сумел как «дерево» наречь,—

без тех, кто раскрутил пружину-речь,

которая не эхо и не слепок,

что лик Вселенной повторяет слепо,

но радованье миру и сужденье

и вместе с тем его обожествленье,

ответ всех тех, кому достало сил,

кто жизнь и смерть деревьев ощутил,

зверей, и птиц, и звезд, — тех, кто в темнице

засовы тьмы подтачивает, тщится

из опыта предвестие добыть,

песок значений моя, чтоб намыть

крупицы Духа, — тех, кто стал в итоге

могучими и сильными, как боги, —

кто, оглянувшись, увидал огни там

эльфийских кузниц, скованных гранитом,

и увидал на тайном ткацком стане

из тьмы и света сотканные ткани.

Тот звезд не видит, кто не видит в них

живого серебра, что в некий миг,

цветам подобно, вспыхнуло в музы?ке,

чье эхо на вселенском древнем лике

поднесь не смолкло. Не было б небес —

лишь вакуум! — когда б мы жили без

того шатра, куда вперяем взоры

на шитые эльфийские узоры;

негоже землю нам воспринимать

иначе, чем благую Первомать.

Сердца людей из лжи не до конца.

Внимая Мудрость Мудрого Отца,

сколь человек отложенным ни был

днесь от Него, Его он не забыл

и не вполне отпал и извратился.

Быть может, благодати он лишился,

но не утратил прав на царский трон —

и потому хранит поныне он

лохмотья прежней княжеской одежды

как память о былом и знак надежды.

В том царственность, чтобы владеть всем миром

в твореньи и не почитать кумиром

Великий Артефакт. И наконец,

ведь человек, хоть малый, но творец! —

он призма, в коей белый свет разложен

и многими оттенками умножен

и коей сотни форм порождены,

что жить у нас в мозгу насаждены.

Хоть гоблинами с эльфами в миру

мы населяем каждую дыру

и хоть драконье семя сеем мы,

творя богов из света и из тьмы, —

то наше право! — ибо сотворяя,

творим, Первотворенье повторяя.

Конечно, все мечты суть лишь попытки —

и тщетные! — избегнуть страшной пытки

действительности. Что же нам в мечте?

Что эльфы, тролли? Что нам те и те?

Мечта не есть реальность, но не всуе

мы мучаемся, за мечту воюя

и боль одолевая, ибо мы

сим преодолеваем силы тьмы

и зла, о коем знаем, что оно

в юдоли нашей суще и дано.

Блажен, кто в сердце злу не отвечает,

дрожит, но дверь ему не отпирает

и на переговоры не идет,

но, сидя в тесной келье, тихо ткет

узор, злащенный стародавним словом,

которое под древней Тьмы покровом

давало нашим предкам вновь и вновь

покой, надежду, веру и любовь.

Блажен, кто свой ковчег, пусть даже хрупкий,

построил и в убогой сей скорлупке

отправился в неведомый туман

до гавани безвестной в океан.

Блажен, кто песню или миф творит

и в них о небывалом говорит,

кто вовсе не забыл о страхах Ночи,

но ложью не замазывает очи,

достатка не сулит и панацеи

на островах волшебницы Цирцеи

(не то же ль рай машинный обещать,

что дважды совращенных совращать?).

Пусть впереди беда и смерть маячат, —

они в глухом отчаяньи не плачут,

не клонят головы перед судьбой,

но поднимают песнею на бой,

в день нынешний и скраденный веками

вселяя днесь неведомое пламя.

Хочу и я, как древле менестрель,

петь то, чего не видели досель.

Хочу и я, гонимый в море мифом,

под парусом уйти к далеким рифам,

в безвестный путь, к неведомой земле,

что скрыта за туманами во мгле.

Хочу и я прожить, как тот чудак,

что, золота имея на пятак

(пусть не отмыто золото от скверны

и прежние пути его неверны!),

запрятывать его в кулак не станет,

но профиль короля на нем чеканит

и на знаменах вышивает лики

и гордый герб незримого владыки.

А ваш прогресс не нужен мне вовеки,

о вы, прямоходящи человеки!

Увольте, я в колонне не ходок

с гориллами прогресса! Весь итог

их шествия победного, ей-ей,

зиянье бездн, коль в милости Своей

Господь предел и срок ему положит.

А нет, — одно и то же он итожит,

переменяя разве что названья,

верша по кругу вечное топтанье.

Я к миру не имею пиетета,

где то всегда есть «то», а это — «это»,

где догма от начала до конца

и места нет для Малого творца.

И пред Железною Короной зла

я золотого не сложу жезла!

* * *

Наш взгляд в Саду Эдемском, может статься,

от созерцанья Света оторваться

захочет и невольно упадет

на то, что видеть этот Свет дает,

и в отраженьи Истины ясней

мы Истину поймем и вместе с Ней

увидим мы свободное творенье,

в конце концов обретшее Спасенье,

которое ни нам, ни Саду зло

с собой в благие кущи не внесло.

Зла не узрим мы, ибо зла истоки

не в Божьей мысли, но в недобром оке.

Зло в выборе недобром и стремленьи,

не в нотах зло, но в безголосом пеньи!

Поскольку жить по кривде невозможно

в Раю, — там сотворенное не ложно,

и не мертвы творящие, но живы,

и арфы золотые не фальшивы

в руках у них, и над челом, легки,

пылают огненные языки, —

они творят, как Дух велит Святой,

и выбор свой вершат пред Полнотой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ТОМА БОМБАДИЛА И ДРУГИЕ СТИХИ ИЗ АЛОЙ КНИГИ Перевод С. Степанова

Из книги Приключения Тома Бомбадила и другие истории автора Толкин Джон Рональд Руэл

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ТОМА БОМБАДИЛА И ДРУГИЕ СТИХИ ИЗ АЛОЙ КНИГИ Перевод С. Степанова ПРЕДИСЛОВИЕ Как известно, в Алой Книге имеется изрядное количество стихов. Однако лишь малая толика их вошла в повествование о Падении Властелина Колец, а также примыкающие к нему истории и


ДРАКОН ПРИЛЕТЕЛ Перевод С. Степанова

Из книги Церковно-народный месяцеслов на Руси автора Калинский Иван Плакидыч

ДРАКОН ПРИЛЕТЕЛ Перевод С. Степанова ДРАКОН ПРИЛЕТЕЛ (вариант 1937 г.) Дракон на вишню сел в саду, что пышно зацветала, — зеленый в белом он лежал, и солнце припекало. Явился он из Синих Гор, где родина драконам, где лунный луч бьет в чистый ключ, сбегающий по склонам. «А вы с


ИМРАМ[17] Перевод С. Степанова

Из книги От добермана до хулигана. Из имен собственных в нарицательные автора Блау Марк Григорьевич

ИМРАМ[17] Перевод С. Степанова И вот из просторов бескрайних вод, гонимый пенной волной, в туман, воротившись из дальних стран, корабль пришел домой — в Ирландскую землю, где колокола в Клуан-ферта на башне бьют, где лес темнеет под сводом небес и туманы стеной встают, где


Перевод невозможен

Из книги Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Приметы и суеверия. автора Лаврентьева Елена Владимировна

Перевод невозможен Произведения Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина вечно актуальны для русской жизни. И на другие языки точно перевести их невозможно. Требуется сопровождать перевод объемными и нудными комментариями. Но даже несмотря на это, иностранцу многое будет


Перевод Б.Л.Пастернака

Из книги Избранные эссе автора Пас Октавио

Перевод Б.Л.Пастернака Однако прежде чем безоглядно пуститься в путешествие по сценам трагедии, необходимо несколько слов сказать о переводе, которым мы будем пользоваться. Когда речь идет о переводном тексте, всегда рискуешь быть не вполне точным. Возникает


Мария Степанова Прожиточный максимум Марина Ивановна Цветаева (1892–1941)

Из книги Христовщина и скопчество: Фольклор и традиционная культура русских мистических сект автора Панченко Александр Александрович

Мария Степанова Прожиточный максимум Марина Ивановна Цветаева (1892–1941) Шестнадцатого мая 1941 года (то есть, как знаем мы из далека своего дня и года, жить ей остается три с половиной месяца) Марина Цветаева пишет дочери в далекий северный лагерь: «У нас радио, слушаем все


Мнимоумершие (Перевод с немецкого)

Из книги Веселые человечки [культурные герои советского детства] автора Липовецкий Марк Наумович

Мнимоумершие (Перевод с немецкого) Быть погребену живому так ужасно, что самый твердый, бесчувственный человек вострепещет от одной о сем мысли. Признаки истинной смерти так недостоверны, так двузначущи, что искуснейший врач может в них ошибаться. И потому нет другого


«Заходеровский» Винни-Пух: перевод или пересказ?

Из книги автора

«Заходеровский» Винни-Пух: перевод или пересказ? Существуют разные точки зрения на то, чем является сказка «Винни-Пух и Все-Все-Все», рассказанная Борисом Заходером, — переводом, пусть вольным, или пересказом. Очень высоко ценя ее, многие исследователи определяют ее все


Лариса Степанова Бенедетто Кроче о Чаадаеве К истории первого издания «Философических писем» в Италии

Из книги автора

Лариса Степанова Бенедетто Кроче о Чаадаеве К истории первого издания «Философических писем» в Италии Известный итальянский славист Этторе Ло Гатто (Неаполь, 1890 – Рим, 1983) в письме к Бенедетто Кроче от 23 апреля 1947 года из Праги1 просит его дать отзыв на работу своего


К. П. СТЕПАНОВА Функции описаний в сюжете повести Н. В. Гоголя «Сорочинская ярмарка»

Из книги автора

К. П. СТЕПАНОВА Функции описаний в сюжете повести Н. В. Гоголя «Сорочинская ярмарка» Г. А. Гуковский, представляя «Сорочинскую ярмарку» как апофеоз веселья и радости, отметил странность интонации, возникающей в финале повести.[42]Действительно, повесть карнавальна и


Е. И. Степанова. Обсуждение успешности Болонский реформы в российском образовании

Из книги автора

Е. И. Степанова. Обсуждение успешности Болонский реформы в российском образовании Введение. Образование является огромным ресурсом развития в современном мире. Во многих странах реальный рост добавленной стоимости в отраслях, основанных на знаниях, в минувшие два