5.2. Культура в политической деятельности

5.2. Культура в политической деятельности

Конечно, главные проблемы так называемой политической культуры – проблемы практические. То есть проблемы, касающиеся реального окультуривания политической жизни, насколько это возможно. Такая оговорка насчет возможности и степени окультуривания политической деятельности, политических отношений не случайна. Ибо, например, в современной России, с одной стороны, видны некоторые признаки изменений в политическом состоянии страны. Не то чтобы установилась действительная демократия. Но очевидна некоторая либерализация осуществления власти, жесткость централизованного управления ослабла настолько, что государственные структуры ощутили это как недостаток и начали укреплять вертикаль власти. Выборы на всех уровнях уже давно проводятся по меньшей мере из двух кандидатов (а не как раньше – из одного). Свобода слова вылилась чуть ли не в вакханалию вседозволенности и словесной болтовни. Свобода совести в чем–то граничит с утратой самой совести. Изменения во внешних моментах политической жизни сказались в том, что выдвинулся ряд политиков, которые способны говорить «без бумажки», более грамотно, чем раньше. Некоторые из них знают один иностранный язык, а то и несколько. Представители высшего руководства почти перестали попадать в неприлично–скандальные ситуации внутри страны и за рубежом. Профессионализм политиков хотя и недостаточен, но растет.

С другой стороны, либерализация и демократизация даже как цели непопулярны в самых разных слоях российского общества. Рассмотрение в качестве идеала монархии, в прямом ли виде, в виде ли просто сильной и твердой централизованной власти с жестким единоначалием свойственно не только обывателям, сталинистам, черносотенцам, но и известным деятелям культуры. Многие считают неприемлемой для России демократию западного типа. А об опыте своего российского республиканизма (в частности, новгородской республики) вспомнили в начале перестройки и опять забыли. По–прежнему ощущается несовместимость законности и власти, а возможности легитимации последней себя пока что не обнаруживают. Патриотизм, воспитанием которого снова озаботились, все время как–то перекашивает в сторону «имперскости» и национализма. Государственные деятели даже правительственного уровня не считают зазорным через СМИ давать населению порой сильно искаженную информацию о своих действиях.

Так что состояние политической культуры трудно оценить определенно, тем более что смыслы понятия «политическая культура», бытующие в России, мягко говоря, не однозначны. Конфликт интерпретаций выявляет, скажем, отмеченное К. Ф. Завершинским мнение о «первородной несовместимости политики и гуманности», а стало быть и культуры.[184] Но есть и представление о существенных (только пока что почему–то нереализуемых) возможностях окультуривания именно российской политики, в том числе и в монархических вариантах. При этом, разумеется, оценки и состояния, и потенциала «политической культуры» зависят от трактовок понятий «политика» и «культура».

Что касается политики, то со времен Макиавелли на нее привыкли смотреть как на сферу деятельности, в которой цель оправдывает средства, а цель – всегда завоевание, удержание и использование власти. Если так, существование политической культуры оказывается проблематичным или невозможным. Возможными оказываются разве что лицемерно–фальшивые формы, маскировки под культуру и варианты реализации псевдокультуры и лишь частично действительной культуры, используемой государством. Стараясь избежать понимания политики как антикультурного явления, отечественные политологи отмежевываются от культурного аксиологизма, который, с их точки зрения, выводит политику «за скобки собственно культурных феноменов», разводит цивилизацию (как мир полезности, технологичности) и культуру (как мир ценностной саморегуляции).[185] Но аксиологизм на деле бывает разным и, кроме разведения цивилизации и культуры (т. е. уточнения специфики каждого из этих явлений), предполагает и осмысление связи между этими разными, но весьма близкими явлениями и понятиями.

Политическая организация общества, политическая деятельность представляют собой значительные цивилизационные достижения. Достижения эти, как и некоторые другие порождения цивилизации, могут проявляться и проявляются как античеловечные (насилие, подавление, истребление людей), но в то же время – как средства, содействующие сохранению и развитию культуры (памятники культуры, охраняемые государством, государственные институты культуры и др.).

Политика, политическая жизнь, политическое устройство, политическая деятельность в известной мере могут оформляться, одухотворяться, облагораживаться, обретая черты культурности, и не только внешне. Но именно в известной мере, ограниченно. В той мере, в какой развитие цивилизованности этой сферы жизни преодолевает–таки дикость и варварство. Внешне это может быть выражено в речи, мышлении, поведении политиков и чиновников всех рангов. Содержательно же – в той мере, в какой в политике значимы и действенны мораль и право. Профессиональная реализация стремления к правовому государству и реальной демократизации жизни (как к цели, а не средству для чего–то) есть выражение некоторой окультуренности политики.[186] А слово «некоторой» употреблено потому, что и право и мораль (в отличие от нравственности) – феномены не собственно культуры. Проявления собственно культуры в политике всегда проблематичны. Проблематичность эта не означает того, что культура никогда не может воплощаться в политической жизни. Но может тогда и, опять–таки, в той мере, в какой цивилизованность (норма морали, правовая норма) выступает как момент культурности (внутренне принятая норма, в реализации которой ценность не она, а человек, жизнь которого «нормируется»).

В общем, политическая культура может быть понята как:

? высокая степень цивилизованности политической деятельности и политических отношений;

? реализованность ценностей культуры в политической деятельности и политических отношениях;

? реальная демократизация в сфере политики.

В современной России в этом плане ситуация со стремлением к культурности—цивилизованности характеризуется двойственностью, возникшей не сегодня. Населению России издавна присуще тяготение к традиционности быта, даже если он ощущается как давящий и доводит до тоски, к сохранению того, что есть, – порядков в государстве, устаревших норм морали. Но в то же время русские люди проявляют и стремление к нарушению всяких норм и порядков. Если говорить о политической стороне жизни, то русские тянутся к воле, к полной свободе. Демократизм в западном варианте – это слишком мало, а стало быть, и не нужно. Но полная воля ведет к анархии. Преодоление же анархии в обществе и государстве требует установления сильной власти и рабства для населения.

Вся история России – колебание между тянущимся рабством и вырывающимся диким бунтом своеволия.

Чтобы в России стала возможной в высокой степени цивилизованная политическая жизнь, должно произойти принципиальное изменение отношения «человек—власть». Изменение, после которого государство выступает и воспринимается людьми в качестве пока что необходимого инструмента организации жизни общества. Именно инструмента, и не более, чтобы не отождествлялись понятия «общество», «Родина», «государство»;чтобы чиновничество любого уровня и ранга виделось, проявляло и осознавало себя наемными служащими (а не начальством), которых можно уважать, если они хорошо работают, но не бояться. У этих «наемников» должно быть, если не развито, то побуждаемо контролем общества, такое качество, как ответственность перед людьми. Общество должно активно проявлять себя в отношении к государству (контролируя и ограничивая его) не в моменты бунтов и революций, а в обычной жизни, постоянно. Проблема, конечно, в том, как этого достичь, если перемен, подобных тем, которые произошли в Европе во время и после Реформации, в России не было.

Поэтому в России и поныне существуют проблемы с реализацией так называемой правовой культуры, хотя эти проблемы существенны не только для нее.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

12.2. Культура деятельности в переходный период

Из книги Очерки неформальной социотехники автора Кордонский Михаил

12.2. Культура деятельности в переходный период Кардинальные изменения в политической, социально-экономической жизни российского общества в связи с переходом к рыночной экономике отразились на состоянии культуры. В периодической печати последних лет, в выступлениях


12.3. Сущность и культура предпринимательской деятельности

Из книги История и культурология [Изд. второе, перераб. и доп.] автора Шишова Наталья Васильевна

12.3. Сущность и культура предпринимательской деятельности Переход от управленческой к предпринимательской экономике, осуществившийся за последние десятилетия в развитых странах мира, потребовал анализа предпринимательства как социокультурного феномена. Выделилась


14.1. Типология политической культуры. Субкультуры

Из книги Корея на перекрестке эпох автора Симбирцева Татьяна Михайловна

14.1. Типология политической культуры. Субкультуры Каждая политическая культура глубоко своеобразна. Однако в основе ее – определенная базовая модель, имеющая черты универсальности. Эта модель определяется общемировоззренческими установками людей независимо от их


14.2. Особенности формирования политической культуры

Из книги Музеи Петербурга. Большие и маленькие автора Первушина Елена Владимировна

14.2. Особенности формирования политической культуры Как же формируется политическая культура? Каким образом происходит смена одной политической культуры другой? Динамика формирования этого феномена определяется характером его элементов.Политическая культура


14.3. Проявления политической культуры. Массы и лидеры в политике

Из книги История ислама. Исламская цивилизация от рождения до наших дней автора Ходжсон Маршалл Гудвин Симмс

14.3. Проявления политической культуры. Массы и лидеры в политике Формами реализации политической культуры являются политическое сознание и политическое поведение. Они взаимосвязаны.К политическому сознанию можно отнести ожидания и притязания, потребности, мотивы,


Некоторые заметки о синтезе «политической молодёжки»

Из книги Русский политический фольклор. Исследования и публикации автора Панченко Александр

Некоторые заметки о синтезе «политической молодёжки» Синтез новых движений, как правило, происходит на основе традиций движений старых.В нарождающемся новом молодёжном политическом движении, во всех его субдвижениях, наблюдаются корни мемориального диссидентства, что


Музей политической истории России

Из книги автора

Музей политической истории России Главное зданиеУлица Куйбышева, 2-4.Тел.: 313-61-63.Станция метро: «Горьковская».Время работы: 10.00–18.00, выходной день – четверг.Касса закрывается на час раньше.Для лиц с ограниченной подвижностью: специальных приспособлений не предусмотрено,


Гороховая, 2. Из истории политической полиции России

Из книги автора

Гороховая, 2. Из истории политической полиции России Адмиралтейский проспект, 6.Тел. 312-27-42, 312-63-05.Станция метро: «Невский проспект».Время работы: 10.00–18.00, выходные дни – суббота, воскресенье.Официальный сайт: www.polithistory.ru.История музеяВ здании на Гороховой улице, 2, построеном


3. Cracking Zuganov’s Jokes: использование анекдотов в современной политической борьбе

Из книги автора

3. Cracking Zuganov’s Jokes: использование анекдотов в современной политической борьбе Умение пошутить, способность увидеть многие вещи сквозь призму юмора – необходимые качества для политика. Геннадий Зюганов Можно действовать и по-другому. например, начинать сочинять


Советский тоталитаризм в политической системе Большой коалиции

Из книги автора

Советский тоталитаризм в политической системе Большой коалиции Война свела лидеров очень разного политического и личностного типа: Сталина – жестокого и коварного прагматичного диктатора-коммуниста; Рузвельта – левого либерала и масона, хорошо воспитанного