Rare groove и warehouse-сцена

Rare groove и warehouse-сцена

Другое важное британское движение восьмидесятых происходило среди осыпающихся бетонных стен лондонского гетто. Здесь завезенную с Ямайки культуру саундсистем вновь ввели в оборот дети переселенцев из Вест-Индии, такие как Jazzie B, Норман и Джоуи Джей (Norman, Joey Jay) и Derek B. Вдохновленные клубными диджеями Джорджем Пауэром (George Power), Марком Романом (Mark Roman) и Грегом Эдвардсом (Greg Edwards), они, в отличие от своих родителей, предпочли дабу и регги более стильный и урбанистический саундтрек. Он отлично подходил подросткам, выросшим в тени мрачных многоэтажек, ведь фанк и соул в нем сочетались с радикально новым американским импортом — хип-хопом. Дети цветных не могли попасть во многие клубы Вест-Энда из-за расистской политики их владельцев, поэтому развлекали себя саундсистемами: Soul II Soul, Snakenfingerpop, Hard Rock, Funkadelic, Good Groove.

Примером саунда являлась программа Нормана Джея ‘The Original Rare Groove Show’ на пиратской тогда станции Kiss FM, в которой Джей заново представлял внимательной аудитории фанк-треки семидесятых годов. Хотя warehouse-сцена никогда не ограничивалась такими пластинками (гоу-гоу, хип-хоп, электро и даже ранний хаус тоже присутсвовали в плей-листах), журналисты удобства ради окрестили звучавшую на ней музыку rare groove[198].

Rare groove, состоявший в основном из ретро, перенял многие черты северного соула. Диджеи бешено искали раритеты, выкладывали за них несусветные суммы и отдирали этикетки, чтобы сохранить их анонимность. Но то, что сосредоточие движения оказалось в Лондоне, делало его гораздо более привлекательным. Рекорд-компании ухватились за него как за модный способ реализации залежавшегося товара. Расовая пестрота его поклонников и их фанковые прикиды в духе семидесятых годов превозносились новыми «стильными» журналами — i-D и The Face. Rare groove превратился в довольно значимую культурную силу. А ведь это далеко не вся история. Были еще панковские вечеринки, проводившиеся в доках и продолжавшиеся уик-энд напролет, неортодоксальные танцевальные обычаи Dirtbox, а также шикарные и дорогие пати в Westworld. Наличие столь энергичной ночной жизни, пользовавшейся патронажем столичных законодателей вкусов, являлось главным фактором, который откладывал принятие хауса лондонцами.

«Не было нужды меняться, — рассказывает диджей-продюсер Терри Фарли (Terry Farley). — Все одевались в шмотки от Duffer и брюки-клеш, Норман Джей свинговал с Жилем Петерсоном и The Young Disciples. Устраивались классные вечеринки. В 1987 году Норман Джей пригласил ребят из Snakenfingerpop в Town & Country Club, собралось четыре тысячи человек. Бывало, придешь в клуб, а там играет Бобби Бирд (Bobby Byrd). Это было влеиколепно. В 1987 году Лондон жил очень ярко».

Впоследствии, как мы увидим, warehouse-сцена и многие ее диск-жокеи обусловили бум эсид-хауса и подарили ему андеграундные структуры (заведения, не имеющие разрешения на продажу спиртного, а также эффективную сеть связи), благодаря которым этот стиль и укрепился. Но долгое время rare groove не позволял хаусу ступить на британскую землю твердой ногой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Сцена

Из книги Судьба цивилизатора [Теория и практика гибели империй] автора Никонов Александр Петрович


Фрэнки Наклс в Warehouse

Из книги История диджеев автора Брюстер Билл

Фрэнки Наклс в Warehouse Итак, хаус-музыка получила название в клубе Warehouse, а начиналась она, ни больше ни меньше, с диско. Фрэнки Наклс встал за вертушки в Чикаго примерно в то самое время, когда диско достигало своего коммерческого пика, и крутил, вероятнее всего, те же


СЦЕНА ПИСЬМА

Из книги Избранные эссе 1960-70-х годов автора Зонтаг Сьюзен

СЦЕНА ПИСЬМА Рассказ Перевод с английского М. ГАЛЬПЕРИНОЙ Вдохни поглубже. Еще ничего не надо делать, ты не готова. А когда ты будешь готова? Никогда. Никогда. Это означает, что я должна начать сейчас. Не начинай, даже и думать не смей, это слишком трудно. Нет, слишком просто.


Сцена в ресторане.

Из книги Повседневная жизнь русского кабака от Ивана Грозного до Бориса Ельцина автора Курукин Игорь Владимирович


Сцена из военной жизни

Из книги Повседневная жизнь русского офицера эпохи 1812 года автора Ивченко Лидия Леонидовна

Сцена из военной жизни Неизвестный художник. Первая половина XIX


Глава 1 СЦЕНА

Из книги Древние семитские цивилизации автора Москати Сабатино

Глава 1 СЦЕНА На западе обширного Азиатского континента расположен большой полуостров, с трех сторон окруженный морями и имеющий сухопутную связь с Африкой. Этот полуостров называется Аравийским. Значительную его часть покрывает пустыня или полупустыня, на севере


Уличная сцена

Из книги Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации автора Шредер Эрик


Экран и сцена

Из книги Веселые человечки [культурные герои советского детства] автора Липовецкий Марк Наумович

Экран и сцена То, что отличает Карлсона из мультфильма от всех театральных Карлсонов, то, что делает его уже много лет любимым героем детей и взрослых, можно условно назвать «игрой в театр». Карлсон постоянно ведет себя как актер: он все время представляет себя стоящим на


Сцена 1

Из книги Игра как феномен культуры автора Гузик М. А.

Сцена 1 Кружок: Рекамье, Констан, да Бреме, Альбертина, две девушки с книгами в руках.Рекамье:Читала ваш роман «Адольф»… Не думаю, что он будет пользоваться популярностью.Констан:В самом деле? (Встает задетый, возмущенный). И все-таки мы разучились любить, верить, разучились


Сцена 2

Из книги автора

Сцена 2 Входят Джордж Байрон, Джон Хобхаус, Джон Уильям Полидори, Павел Васильевич Чичагов.Лакей:Лорд Байрон, господа Хобхаус, Полидори, адмирал Чичагов.Действие переносится на авансцену. В глубине сцены продолжается разговор. Де Сталь подходит к вновь прибывшим.Байрон


Сцена 3

Из книги автора

Сцена 3 (Мадам де Сталь берет Байрона под руку и отходит с ним к авансцене).Де Сталь:Кстати, давно хотела с вами поговорить … (пауза). Я считаю своим долгом, дорогой Байрон, сообщить вам о болезни вашей жены.Байрон:Сказать, что я просто огорчен, услышав о болезни леди


Сцена 4

Из книги автора

Сцена 4 Чичагов:Должен заметить, господа, что политическая ситуация в мире продолжает накаляться.Да Бреме:Особенно на моей родине после расстрела Мюрата в 1815 году и окончания французского владычества.Рекамье:Ах, адмирал. Наслышаны о ваших заслугах...Чичагов (с


Сцена 5

Из книги автора

Сцена 5 Байрон и Хобхауз подходят к де Сталь.Байрон: Вы как всегда блистательны. К сожалению, должен откланяться.(Целует руку).Хобхауз: Я покорен прелестями вашего ума, вашим очарованием. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, но, увы, не могу оставить друга