ЭПИЛОГ

ЭПИЛОГ

Карл Павлович Брюллов, больной, уезжал за границу. Утром 27 апреля 1849 года, в день отъезда, Брюллов заканчивал портрет доктора Канцлера. Доктор давал ему последние наставления, как беречь себя в дороге.

— Любезный Герман Германович, — прервал его Брюллов, — доктор Здекауер, который лечит меня и которому я очень верю, сказал мне откровенно, что с моей болезнью я не проживу более пяти лет. Определенный им срок оканчивается через три года. Так что тужить не следует — за три года многое можно сделать. Жаловаться на судьбу не имею права. Я жил так, чтобы прожить на свете хотя бы сорок лет. Вместо сорока я прожил пятьдесят. Следовательно, украл у вечности десять лет… Мою жизнь можно уподобить свече, которую жгли с двух концов и посредине держали калеными клещами.

Брюллов уезжал больной, замученный. Жизнь не удалась. Все было: слава, почет, деньги, влияние в академии, где он состоял профессором, но жизнь не удалась… «Осада Пскова» по сей день стоит неоконченная, и так она ему опостылела, что и подходить к ней не хочется.

Что сделали с ним и с его творением! Это они — царь и его челядь — довели его до болезни, и вот он уезжает лечиться, хотя твердо знает, что обречен…

И еще другое он знает — что не станет слушаться советов и предписаний докторов для продления жизни.

Жизнь уже давно ему не в радость — с тех пор, как царь вмешался в его работу над «Осадой Пскова» и потребовал, чтобы на первом плане он показал на картине попов с иконами, крестами, хоругвями, чтобы он изобразил крестный ход, а не народ, воодушевленный, борющийся против иноземного нашествия…

Не мог Брюллов пойти на сделку с совестью, и вот картина стоит неоконченная. С тех пор, как царь начал посягать на свободу его творчества, Брюллов не раз повторял друзьям и ученикам:

— Не могу работать в Петербурге!

Давно он рвался отсюда в чужие края, чтобы там, вдали от очей царя и царских соглядатаев, завершить правдивую картину о подвиге русского народа. Но царь не внимал его просьбам, не отпускал. Наконец ему все-таки разрешили ехать… Но поздно. В душе иссякли прежние вдохновенные порывы, угасло былое огненное воображение…

И вот он, Карл Павлович Брюллов, едет из вотчины Николая I — холодного Санкт-Петербурга — в чужие края, снова погреться под итальянским солнцем и хоть на короткий срок вдохнуть в себя целительный воздух юга. Едет русский художник, творец «Последнего дня Помпеи», в котором он когда-то так гениально воспроизвел гибель мирного города от обрушившейся на него необузданной стихии. И вот теперь он сам жертва дикой, неразумной силы. Эта неумолимая сила, в образе Николая I, русского императора, погубила Александра Пушкина, преследует его друга композитора Михаила Глинку, замучила его ученика Тараса Шевченко и многих, многих иных…

Карл Павлович надломлен этой всесокрушающей силой, владычествующей в Санкт-Петербурге, он это знает, но, подобно персонажам своей «Помпеи», он будет умирать с мужеством и достоинством.

Пусть у него не осталось сил на «Осаду Пскова», но на другое, требующее меньшего напряжения, духовных и физических сил у него еще хватит…

Доктор Здекауер не ошибся. 11 июня 1852 года, в Манциано, недалеко от Рима, скончался русский художник Карл Павлович Брюллов. Он умер с мужеством и достоинством. За три последних года художник успел написать много новых произведений и среди них великолепный портрет знаменитого римского ученого Микеланжело Ланчи. Портрет этот находится ныне в Третьяковской галерее. И стоя перед ним, невольно думаешь, что итальянский ученый с живыми, выразительными глазами явился в Россию выполнить последнюю волю Карла Брюллова — поклониться от него родной русской земле.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Эпилог

Из книги Мир сложнее, чем мы думали автора Мулдашев Эрнст Рифгатович


Эпилог

Из книги В объятиях Шамбалы автора Мулдашев Эрнст Рифгатович


ЭПИЛОГ

Из книги Образы Италии (без илл.) [очень плохое качество] автора Муратов Павел Павлович


Эпилог

Из книги История и старина: мировосприятие, социальная практика, мотивация действующих лиц автора Козловский Степан Викторович

Эпилог Автор отдает себе отчет в том, что обоснование хронологического соответствия эпоса и летописей является явно недостаточным, ориентировочным и схематичным. Это лишь точка зрения на проблему. Однако даже изложенный в монографии поверхностный взгляд на былины


Эпилог

Из книги Арийская Русь. Ложь и правда о «высшей расе» автора Буровский Андрей Михайлович


Эпилог

Из книги Наблюдая за англичанами. Скрытые правила поведения автора Фокс Кейт


ЭПИЛОГ

Из книги Сотворение Карамзина автора Лотман Юрий Михайлович

ЭПИЛОГ Карамзин не успел закрыть глаза, как началась работа по посмертной его канонизации, устранению из его облика всего смятенного, трагического, незаконченного и — следовательно — живого. Прежде чем внести в Пантеон, надо было превратить его в монумент. Мертвого


Эпилог

Из книги Тайные общества. Обряды инициации и посвящения автора Элиаде Мирча


Эпилог

Из книги Секс, наркотики и экономика. Нетрадиционное введение в экономику автора Койл Диана


Эпилог

Из книги Театр мистерий в Греции. Трагедия автора Ливрага Хорхе Анхель

Эпилог Мы советуем читателю вернуться к прологу этой небольшой книги, поскольку, как гласит древняя герметическая мудрость, крайности неизбежно сходятся.Мы прекрасно осознаем, что умолчали о многом, связанном с религией (сейчас ее называют мифологией) греков V века до


Эпилог

Из книги Моя шокирующая жизнь автора Скиапарелли Эльза

Эпилог Капаней– в греческой мифологии один из семи героев, принявших участие в походе против Фив. Во время приступа он изрек нечестивую клятву, что возьмет город, даже если бы боги того не хотели. За это Зевс поразил его молнией, и он упал вместе с лестницей, по которой


Эпилог

Из книги Англия и англичане. О чем молчат путеводители автора Фокс Кейт


Эпилог

Из книги Право на сон и условные рефлексы: колыбельные песни в советской культуре 1930–1950-х годов автора Богданов Константин Анатольевич

Эпилог И вот спустя три года я вновь на вокзале Паддингтон. На этот раз без бренди, потому что мне не нужно сталкиваться с прохожими или лезть без очереди. Передо мной просто чашка вкусного чая и печенье — по-моему, только так и следовало бы, по-английски скромно и


Эпилог

Из книги Наука Ренессанса. Триумфальные открытия и достижения естествознания времен Парацельса и Галилея. 1450–1630 автора Боас Холл Мари


Эпилог

Из книги Традиция, трансгрессия, компромисc. Миры русской деревенской женщины автора Адоньева Светлана Борисовна

Эпилог Процесс Галилея знаменует высшую точку великих дебатов о космологии и конец долгого поиска новой астрономии, начатой Пурбахом. Галилей показал дорогу, по которой следовало идти дальше, потому что только благодаря динамике Галилея появился синтез Ньютона.