05.04.2004

05.04.2004

ПОЧЕМ ФУНТ ЧУЖОГО ЛИХА?

Жить стало лучше, и уж точно - веселее. Один Жванецкий чего стоит

Когда в суровом 90-м году я приехал к питерским друзьям, Ленинград выглядел не лучше, чем в блокаду. Свет в витринах не горел - смотреть все равно было не на что. Оглядев сиротливые окрестности, я пришел в гости, набив портфель базарным продуктом. И правильно сделал. Хозяйка прямо растерялась:

- Мы не миллионеры, чтобы есть яйца!

Несколько лет спустя, наученный опытом, я посетил тот же дом уже не с портфелем, а с мешком, но меня справедливо сочли неопасным идиотом, запуганным в Америке. На этот раз хозяйка, чтобы замять неловкость, пустилась в откровенность:

- В Париж едем - надеть нечего.

Навещая только русские столицы, я не знаю, как живет провинция. Говорят - ужасно.

- Дети к поездам выходят - хлеба просят, - уже который год рассказывает одна москвичка, циркулируя между Нью-Йорком и Лонг-Айлендом. Меня, правда, смущает, что в Америку поезда не ходят и железную дорогу она видела только в детстве.

Я не берусь судить о других, но с моими знакомыми такое бывает. Чем круче катится жизнь, тем она выглядит наряднее: раньше на даче растили укроп, теперь - чайные розы. А ведь знакомые у меня те же - интеллигентная рвань, разве что пьют реже, предпочитая французское.

Еще в школьном учебнике меня удивляла парадоксальная эволюция общественных формаций. Каждая перемена к относительно лучшему вела к абсолютному обнищанию трудовой массы. Помня причуды родной диалектики, я понимаю, что говорить об этом не принято, но все-таки скажу: жить стало лучше, и уж точно - веселее. Один Жванецкий чего стоит.

- Не чуешь ты, инородец, боли народной, - печалится расчетливый Пахомов, даже в Квинсе знающий, почем фунт чужого лиха.

- Ну а ты за кого бы голосовал?

- За ку-клукс-клан.

- О вкусах не спорят, - выкручиваюсь я, норовя остаться при своем мнении.

Когда революция идет так давно, уже все равно, чем она кончится, - лишь бы сохранился вымученный статус-кво. Жизнь прорастает сквозь всякий режим, который не выдергивает ее с корнем. Ей, в сущности, все равно, и как избирается власть, и как она называется - хоть горшком, лишь бы в печь не сажала.

Труднее всего с этим примириться интеллигенции, но и она справится. Правда, не сразу.

Перед выборами в Думу я все спрашивал:

- Скажите, сколько там будет наших?

- Треть, - твердо отвечали мне сведущие люди, - плюс-минус - два процента.

Итоги им были известны заранее по голосованию в интернете.

Президентом я уже не так интересовался. Голоса считали среди московских абонентов мобильных телефонов. Выходило - Ходорковский.

- Раз мы страшно далеки от народа, пусть он пеняет на себя, - с облегчением решил отстраненный от дел умственный класс. Не сумев стать оппозицией, он вновь превратился в фронду, устроив себе площадку устаревшего, как я, молодняка на страницах уцелевшей либеральной прессы. Ей, как последним самураям, выпала благородная задача: стеречь уже ничего не меняющую свободу слова. И не потому, что она еще пригодится, а потому, что в общем-то только такая и была нужна.

Упразднив политику, жизнь развязала. Рестораны в Москве открываются сегодня с той же помпой, с какой раньше - журналы. Иногда их делают те же люди.

В Москве я люблю жить в «Пекине». Недорого, а все-таки - Восток. К тому же это - последний в мире отель с письменным столом, председательским графином и передвижниками. Принимая за холостяка, администрация всегда выделяла мне номер с «Аленушкой».

Первый раз я попал туда за день до гайдаровских реформ, сделавших нынешнюю жизнь возможной. Вернувшись в «Пекин» к рассвету, что со мной бывает только в Москве, я полчаса колотил в двери с лживой табличкой «Мест нет». Мое меня ждало, но сперва надо было разбудить швейцара. Он появился лишь тогда, когда я уже решил скоротать ночь в вытрезвителе. Как все бывшие пионеры, я, конечно, боялся швейцаров, но Запад излечил эту советскую фобию - в Америке их почти не осталось. Поэтому, разгоряченный учиненным дебошем, я, не удовлетворившись достигнутым, принялся читать лекцию о наступающем послезавтра капитализме, который все расставит по своим местам, включая швейцаров. Внимание собеседника я поддерживал дешевыми рублями, которые он снисходительно прятал в карман мятой ливреи.

- От каждого по способностям, - излагал я своими словами четвертый сон Веры Павловны, - каждому - по труду, но - в конвертируемой валюте.

Шли годы. Сперва сняли красные флаги, потом - реформаторов. В гостинице «Пекин» открылся ресторан «Гонконг» (сходите проверить - самому мне такого не придумать). В моем номере место стола занял сейф с табуреткой. Но по-прежнему на этаже дежурила коридорная. Теперь она берегла не мою нравственность, а свою открывашку для боржоми, понимая, что без нее у нее не останется ни труда, ни способности к нему.

Швейцар тоже не изменился, хотя и выглядит моложе. К дверям он так и не выходит, но, выучив мой урок политэкономии, встречает одиноких постояльцев у лифта:

- Мужчине нужна компания?

- Аленушка?

- Это уж как скажете, - гостеприимно развел руки швейцар, но я остался верен передвижникам.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

27.12.2004

Из книги Эссе 2003-2008 автора Генис Александр Александрович

27.12.2004 ДЕНЬ ИНДЕЙКИ В США прошел праздник БлагодаренияЧтобы полюбить индейку, надо ее увидеть - живую и дикую. Однажды в лесу я чуть не наступил на нее и рад, что этого не сделал. Возмущенная птица вскочила на могучие, как у страуса, ноги, вытянула шею, развернула крылья и


29.11.2004

Из книги Переписка 1992–2004 автора Седакова Ольга Александровна

29.11.2004 БЛУДНЫЙ БУШ-СЫН ИЛИ КЕРРИ-ЗЯТЬ? Если бы президент был вашим родственникомДемократия - темное дело. Она смешивает сознание с подсознанием в той пропорции, что делает ее скорее искусством, чем наукой. Чтобы понять, в какой мутной воде приходилось ловить рыбу


05.07.2004

Из книги автора

05.07.2004 ЕСЛИ ТЫ НЕ МОНТЕ-КРИСТО Я думаю, через пятьдесят лет мир будет единым. Хорошим или плохим - это уже другой вопрос. ДовлатовФутбол - это серьезно.От крика кот переехал на балкон. Жена льстиво пытается соответствовать:- Здорово этот рыженький по воротам пыром.Ничто


28.06.2004

Из книги автора

28.06.2004 ИДЕАЛИЗМ В БОЕВОМ ДЕЙСТВИИ Самый большой идеалист в Америке - Пентагон, а не хиппиИ сюда нас, думаю, завела не стратегия даже, но жажда братства.БродскийВ парижские магазины поступила партия американских джинсов. На каждой паре - ярлык с французской надписью: «Мы


31.05.2004

Из книги автора

31.05.2004 ВОЛШЕБНЫЕ ГОРЫ И ПЕРЕДВИЖНАЯ БЕРЛОГА Чтобы лето было летом, надо вернуть летнему отдыху его допотопное содержание и первобытную формуОтпуск должен отпускать. Ослабив хватку будней, жизнь ненадолго разрешает нам вести себя как вздумается. Из-за этого так трудно


24.05.2004

Из книги автора

24.05.2004 БЕШЕНЫЕ ДЕНЬГИ 77% жителей России ненавидят богатых!Эта поразительная цифра живо напомнила героя гласности, с которым мне довелось делить трибуну на конференции в Японии. Как все подобные мероприятия тех эйфорических времен, она называлась оптимистически:


29.04.2004

Из книги автора

29.04.2004 МЕЖДУ СЕТЬЮ И ТУСОВКОЙ ОДНО ОТЛИЧИЕ - В СЕТИ НЕ НАЛИВАЮТ Мой симпатичный собеседник, специально выбравший соседнее кресло в летевшем через океан «Боинге», чтобы ничто не мешало обстоятельному интервью, начал его с тщательно заостренного вопроса:- Когда вы


19.04.2004

Из книги автора

19.04.2004 РАСКРУТЯТ ЛИ ШАР ГОЛУБОЙ? Мы рекламе не верим, но считаем ее всесильнойЯ убежден, что самое интересное в России можно прочесть на ее стенах. Приятель клянется, что вокзал в Казани украшала надпись «Ленин кыш, Ленин пыш, Ленин кындырмыш».- Но это когда было, -


05.04.2004

Из книги автора

05.04.2004 ПОЧЕМ ФУНТ ЧУЖОГО ЛИХА? Жить стало лучше, и уж точно - веселее. Один Жванецкий чего стоитКогда в суровом 90-м году я приехал к питерским друзьям, Ленинград выглядел не лучше, чем в блокаду. Свет в витринах не горел - смотреть все равно было не на что. Оглядев


15.03.2004

Из книги автора

15.03.2004 БЕСЫ: ОТЦЫ И ДЕТИ Литературная кадрильЗа Достоевского я снова взялся, когда узнал, что Саддам Хусейн читал его перед арестом. Меня волнуют книги, к которым обращаются в минуты кризиса. Американцы обычно выбирают Библию, но это мало о чем говорит, потому что у


01.03.2004

Из книги автора

01.03.2004 КОГДА КИРКОРОВ ЗАВОЮЕТ АМЕРИКУ Жалобы турка- Народовластие! - напрямик, как Штурман Жорж у Булгакова, врезался в склоку потомственный гусар и профессор. - Когда четыре пятых горячо поддерживают президента, демократия санкционирует диктатуру.- За Брежнева


26.02.2004

Из книги автора

26.02.2004 ГДЕ ТЕЛЕВИЗОР - ТАМ И РОДИНА? Начинает казаться: то, что за окном, - досадная частность того, что на экранеХотя мой отец долго работал в авиации, он всегда был человеком сугубо земным, предпочитающим всему остальному фаршированную рыбу и смешливых блондинок. И все


09.02.2004

Из книги автора

09.02.2004 ПУТЬ К ВЛАСТИ МЕНЯЕТ ПОХОДКУ, или НАШИ ЛИТЕРАТИ «Благородный муж, - учил Конфуций, - не служит двум князьям». Поэтому при смене династий ученые уходили в горы, чтобы читать старые стихи и писать новые. Исчерпав политику, мандарины становились отшельниками и


26.01.2004

Из книги автора

26.01.2004 ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ГОРОД В ЕВРОПЕ Осколки империи учатся здесь жить без нееЯ вырос в слишком красивом городе: культуру в нем заменял пейзаж, к которому нечего было прибавить.Подавленные окружающим, мы придумали себе оправдание: всеобщую теорию компиляции. Открытие


15.01.2004

Из книги автора

15.01.2004 ЯПОНСКИЙ БОГ (Фото - EPA)Как ведущий рубрики «Новой газеты» встретил Новый год в стране уже высоко взошедшего солнцаБольше всего мне хотелось провести Новый год в Японии. Виновата в этом придворная дама Сей-Сенагон, тысячу лет назад жившая в столичном городе


2004

Из книги автора