О НЕСТЕРКЕ

О НЕСТЕРКЕ

Не в котором царстве, не в котором государстве, не именно в том, в котором мы живем, жил-был Нестер, а у этово Нестера робят шестеро. Он воровать боится, а работать ленится, не знает, чем прокормиться. А изба у ево была худая, в избу лазили по бороде.

Вот однажды он вышел на большую дорогу и видит: едет Егорий преподобный ко Иисусу Христу. Он и спрошал ево: куда, гть, Егорий, едешь? А тот сказал: к Иисусу Христу, гть. — А скажи-ка ему: там есть Нестерка, у него робят шестерка, он воровать боится, а работать ленится, не знает, чем прокормиться. Приехал Егорий к Иисусу Христу и забыл про Нестерку. И поехал опять же в другой раз, а Нестер вышел на ту же дорогу. — Што, гть, опомнясь, забыл, так теперь уж не забудь, скажи, гть, Иисусу Христу, а штобы не забыл, так отдай мне стремяну с правой ноги. Когда там станешь садиться, то и вспомнишь про меня. Хорошо, тот и отдал ему стремяну. Туда приехал, да и забыл опять спрошать про Нестерку, когда же стал садиться на лошадь — и вздумал.

Ах, гть, стремяны-то нет; надо про ево спрошать. — Спрошал он про Нестера, а Иисус ему сказал в ответ: топере денег нет, вели ему по миру ходить.

Едет Егорий назад и говорит, што велел Иисус по миру ходить. — Ну так, гть, уж, брат, извини, не отдам стремяну! А стремяно-то было золотое. Егорий уехал без стремяны, а Нестер надел суседово платье и пошел продавать стремяну. Приходит в город, и попадает ему купец навстречу. — Продай, гть, стремяну? Он гть: купи. И заплатил купец ему 500 рублей, а Нестер ешшо взялсё и другую слить, и взял с купца задатку 500 рублей. — Подошло то время, а Нестер-то был не золотой мастер, лить-то он не умел стремянна, а эти деньги издержал: хлеба купил и робятам одежи. Приезжает купец к нему на дом и говорит: што, Нестер, слил стремяну? А тот ему в ответ: што это, Господи, какую стремяну? — Да как, гть, ты у меня и деньги взял? — Нет, никто тебе не поверит, што я золотой мастер. — Ну так, брат, гть, одевайся, да поедем в правленье. — Поедем. А Нестер надел поштанники худые, а сам говорит: кто тебе поверит, што я золотой мастер — приду в правленье в этаких штанах! — А купец и говорит своему кучеру: кучер, отдай брюки! — Кучер отдал ему брюки. Надел Нестер брюки, потом стал надевать сапоги — худые-прехудые, а сам и говорит: кто же тебе поверит, што в таких сапогах золотой мастер? Купец говорит кучеру: кучер, отдай ему козловые сапоги. Кучер подал сапоги козловые. Надел Нестер сапоги и стал надевать халат. Такую надел сукманину, што трунок на трунке, чуть-чуть в одном месте дёржится, а сам опять говорит: кто же вам поверит, што я золотой мастер в такой сукманине? А купец говорит кучеру: подай, кучер, енотовый тулуп. Оделся Нестерка в енотовый тулуп, еще купец отдал бобровку-шапку. Нарядилсё Нестер и поехали. Приехали к правленью, и сейчас же купец выскочил и побежал вверх, в правленье. Тамо рассказал судьям подробно, как у них с Нестером дела. А Нестер говорит кучеру: каково вас, гть, купец дёржит? А кучер в ответ Нестеру: очень, гть, плохо. А спрошал Нестер кучера: как вас звать? А кучер ответил: гть, Иваном. — А ты, гть, назовись Константином, так мы с тобой обтяпаем купца.

Потом призывают Нестера в правленье. Приходит туда Нестер, и спрашивают его судьи: што, слил стремяну? — А какую, гть, стремяну? А судьи и говорят: а как какую? вот, говорят, купец жалуется, што ты деньги взял, а стремяну не слил. — Видишь, говорит Нестер, купец-то ведь без ума. — Купец смотрит на Нестера: да как я, гть, без ума? я, гть, в уме. А Нестер опять и говорит: поди скажешь, што сапоги-то козловые на мне твои? Купец посмотрел на него. — Да, гть, мои. Захохотал Нестер. — Ты, гть, поди, скажешь, и брюки на мне — твои? Купец говорит што: мои. — Вот, поди, скажешь, что и тулуп енотовый, и шапка-бобровка — твои? — Да, гть, мои. — Видите, братцы, он ведь без ума. — В самом деле, говорят, без ума. А Нестер опять говорит: ведь, поди — тройка коней и кучер — твои? Купец: да, гть, мои. А судьи говорят: у тулупа нельзя спрошать, а кучера можно; которова кучер послушает больше? Купец выскочил и зачал кликать: Ванька, Ванька! — А Ванька и не думает. Нестер вышел и кликнул: Костя! А кучер тут и есть. И сейчас призвали кучера в правленье и спрошали ево: ты чей, кучер? — А кучер указал на Нестера: вот, гть, етово человека. — А как же, говорят, к нам купец-то попал? А сказал кучер: ехали мы путем-дорогой, он к нам ввалился в сани и сказал: довезите меня до правленья, так я вам водки бутылку куплю. А мы ево добросовестно посадили. И вот остановились у правленья, а он нам велел подождать: погодите немного, я сейчас в правленье схожу. Вот он ушел в правленье, а потом, не знаю зачем, Нестера и меня кликнули.

Судьи подивились такому делу и отправили купца в сумасшедший дом. А Нестеру осталась тройка коней и вся на ем одежа купеческая; а у Нестера был остаток денег от стремянна, и заплатил он кучеру сто рублей, а сам поехал домой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >