СКАЗКА об Иване-богатыре крестьянском сыне

СКАЗКА

об Иване-богатыре крестьянском сыне

В одной деревне жиль крестьянин, и он был не очень богат. Жил он со своей женой три года, а детей у них не было. Наконец, на четвертое лето жена его забеременела и по прошествии надлежащего времени родила сына, которого назвали Иваном.

Когда этому Ивану было уже пять лет, то он все еще не мог ходить, потому что имел слабые ноги, он быль сидень. Это обстоятельство сильно заставляло горевать мать и отца Ивана, и они день и ночь горячо молили Бога, чтобы он дал здоровья их сыну. Но как они ни молились, а сын их Иван все продолжал быть со слабыми ногами и по прежнему сидел все на месте сиднем. И таким образом несчастный Иван просидел тридцать три года.

В одно прекрасное время отец и мать Ивана пошли в церковь к обедне. В их отсутствие подошел к окну избы их нищий и стал просить у безногого Ивана милостыню. Иван ответил ему, что — «и рад бы подать я тебе, да не могу встать с места». На это нищий сказал ему: — «Встань и сотвори мне милостыню, ноги твои здоровы и исцелены».

Услыша эти слова, крестьянский сын Иван тотчас же встал с места и несказанно обрадовавшись, что его ноги совсем стали здоровы и невредимы, кликнул того нищего в избу и чем было, накормил его досыта, Поев, нищий попросил Ивана дать ему напиться пива. Иван тотчас же принес пива и подал его нищему. Ho нищий сам пива не пил, и велел всю принесенную кружку выпить Ивану, который не возражая, сейчас же все выпил. Тогда нищий спросил его: — «Ну, что, Иванушка, много ли ты теперь в себе силы чувствуешь?» — «Очень много», отвечал ему Иван. — «Ну, теперь прощай же!» проговорил нищий и, сказав это, стал невидим, а Иван остался в великом удивлении.

Вскоре вернулись от обедни мать и отец Ивана, и увидев своего сына на ногах и совершенно здорового и невредимого, были крайне изумлены совершившимся в их отсутствие чудом. Они стали расспрашивать обо всем случившимся и сын передал им по порядку все то, что было и как он вдруг из безногого сделался совершенно здоровым. Услышав рассказ Ивана о приходившем в их избу нищем, они решили, что то был не нищий, а какой-нибудь святой, и после столь радостного события начали весело пировать, а сын их Иван пошел в огород пробовать свою силу. Войдя в огород, взял он в руки громадный кол и воткнул его посредине самого огорода, а потом он взял и повернул этот кол, да так сильно, — что вместе с колом повернулась и вся деревня.

Увидя в себе такую богатырскую силу, Иван пошел к своим старикам и стал с ними прощаться, прося их, чтобы они благословили его на дорогу. Услышав от сына про его намерение уйти из дому и оставить их стариков одних, они крайне опечалились и, горько заплакав, начали просить сына, чтобы он хотя бы еще малое время пожил с ними и не бросал бы их так скоро одних. Но Иван и слушать не хотел об этом и сказал им: — «ежели вы не отпустите меня по добру и не дадите родительского благословения, то и не надо, я и так уйду». Видя, что им не совладать со своим сыном и что он не обращает ни малейшего внимания ни на слезы их, ни на их просьбы, старики решились отпустить его по хорошему и дали на дорогу ему свое благословение.

Получив родительское благословение, Иван, крестьянский сын помолился Богу на все четыре стороны и, распростившись со своим отцом и с матерью, пошел прочь со двора и выйдя из дому, повернул на правую сторону и затем пошел далее, куда глаза глядят.

Шел Иван ровно десять дней и десять ночей и пришел он в одно государство, и лишь только вступил он на ту землю, как поднялся вдруг крик и шум величайший, так что царь той земли был очень смущен и придя в большой ужас велел клич кликать, и обещался тому, кто уймет этот крик и шум, отдать в жены свою дочь, а за ней в приданое половину своего государства.

Услышав этот кличь, Иванушка пошел прямо на царский двор и велел там доложить царю, что он берется унять тот крик и шум, что поднялся но всему царству. Едва только привратник услыхал те слова от Ивана, как немедленно же отправился к царю и доложил ему обо всем слышанном.

Царь тотчас же приказал позвать к себе Ивана, крестьянского сына и когда тот пришел к нему, то царь спросил его: — «Друг мой, правда ли то, чем ты хвалился привратнику? — Да, я, Иван, крестьянский сын, действительно хвалился ему тем, и за то ничего больше от тебя не требую, как только, отдай ты мне тот шум и гам», — сказал Иван. Услыхав столь странную просьбу, царь был крайне изумлен ею, и потом, рассмеявшись, ответил Ивану: — «Пожалуй, возьми, когда тебе надобно».

Получив согласие царя на предложенные им условия, Иван, поклонившись царю, вышел из его покоев и отправился прямо к привратнику и потребовал от него, чтобы он сейчас же дал ему сто человек рабочих людей. Привратник исполнил требование Ивана и нарядил в его распоряжение указанное число рабочих, которых Иван привел к царским покоям и заставил тотчас же рыть землю против этих покоев.

Когда рабочие, согласно приказа Ивана, вырыли уже достаточное количество земли, то увидели под той землею железную дверь с медным кольцом. Эту самую дверь Иван, крестьянский сын отломал одною рукою и выбросив ее вон, увидел там доброго коня богатырского со всею сбруею и богатырскими доспехами, и едва только конь рассмотрел Ивана, и узнал в нем седока по себе, как тотчас же пал пред ним па колени и проговорил человеческим голосом: — «Ох ты, гой еси, добрый молодец, Иван, сын крестьянский! слушай, что скажу я тебе: я засажен сюда был сильным и храбрым богатырем Лукопером и сижу я здесь несметные годы и все ждал тебя я ровно тридцать лет и три года и только теперь, наконец-то дождался. Садись ты на меня и поезжай, куда тебе надобно, я буду служить тебе верой и правдою, как ранее служил сильному и храброму богатырю Лукоперу».

Тогда Иван начал седлать коня и надев на него черкасское седло и тисменную уздечку, подтянул двенадцать подпруг из чистого шелка шемаханского и затем сев на коня ударил его по крутым бедрам. Конь рассердился и, поднявшись от земли, понес Ивана, крестьянского сына, выше леса стоячего, пониже облака ходячего. Долы и горы меж ног пускает, великие реки хвостом устилает; из ушей своих пускал дым густой, а из ноздрей великое пламя.

И ехал так Иван, крестьянский сын, ровно тридцать дней и тридцать ночей, и приехал он в незнакомую сторонушку, в китайское государство. Приехав туда, он слез со своего коня доброго и пустил его гулять в чистое поле, на простор, а сам пошел в город и купил там пузырь, надел его себе на голову и в таком виде стал ходить около царского дворца.

Когда Ивана увидали в столь странном виде другие, то стали расспрашивать — откуда пришел он и какого рода человек и кто его отец с матерью? А Иван только и отвечал им на все расспросы — «не знаю».

Видя его в таком смешном украшении и слыша от него одно только малообъясняющее слово — «не знаю», все сочли Ивана за дурака и доложили о нем самому китайскому царю. Царь велел своим приближенным привести и нему лично появившегося в его государстве неизвестного дурака, и когда последний доставлен был во дворец пред лицо самого китайского повелителя, то сей, как и другие, начал тоже выспрашивать у крестьянского сына о его происхождении, как зовут его и откуда и зачем пришел он сюда? Но и царю был тот же ответ, что и другим: Иван на все вопросы отвечал одно и то же — «не знаю».

Выведенный из терпения таким бессмысленным ответом, китайский повелитель приказал дурака согнать прочь со двора. Но на ту пору, как-то случайно, пришлось быть здесь поблизости царскому садовнику, который, услыша о распоряжении своего повелителя насчет дурака, обратился к царю и стал просить его, чтобы он, вместо того чтобы прогнать чужеземного дурака прочь со двора, отдал бы лучше его для садовых работ в распоряжение ему, садовнику, на что повелитель изъявил согласие, и таким образом крестьянский сын неожиданно попал в придворные садовники.

Садовник, взяв с собою дурака-Ивана, повел его в царский сад и приказал ему, чтобы он чистил этот сад. Отдав таковой приказ, садовник ушел прочь иль сада, а крестьянский сын Иван, вместо того, чтобы заняться исполнением приказанного, лег себе преспокойно под одно дерево и уснул сном богатырским.

Проспав так до глубокой ночи, Иван, наконец, проснулся. Встав, он принялся не за чистку порученного ему сада, а стал ломать одно за другим деревья в этом саду, и ломал их до тех пор, пока не сокрушил все до единого.

Рано утром пришел в сад старый садовник, и увидя такой погром всего сада, стал всячески бранить и журить своего дурака-помощника. Потом начал садовник допрашивать Ивана о том, кто переломал все деревья, а Иван только и твердит одно свое слово — «не знаю». Садовник пришел просто в отчаяние, не зная чем и пособить горю, а докладывать о случившемся своему царю боялся, как бы тот не прогневался на него и через то не вышло бы еще худшей беды.

Однако, как ни старался садовник скрыть об этом происшествии, все-таки дочь царя усмотрела из своего окна все случившееся, и, призвав к себе садовника, стала спрашивать его, — кто переломал деревья? — Садовник ответил ей, что беду эту натворил Незнайко, — но только он просил царевну, чтобы она ничего не говорила бы отцу своему, и обещался царевне в самом скором времени развести и вырастить еще лучше этого сад.

На другую ночь Незнайко не спал ни минуты, а все время носил из колодца воду и поливал те ломанные деревья, что попортил он в предыдущую ночь. К утру все эти деревья стали расти, и как только взошло солнышко — они распустились окончательно и разрослись еще пуще прежнего, так что новый сад стал красивее старого. Когда пришел садовник и увидал это диво, то он крайне изумился такому нежданному чуду, но тем не менее, у Незнайки не стал ничего спрашивать, так как решил, что все равно от него не добиться никакого толку.

Проснулась и царевна, и встав со ложа, подошла к своему окну, и увидя вместо прежнего — новый сад. да еще в более лучшем виде, чем был старый, царская дочь просто изумилась и тотчас же приказала опять призвать к себе садовника. Когда тот явился к ней, то она стала спрашивать его, как так скоро мог вырасти новый сад, да еще лучше, чем был прежде? Но садовник ответил ей, что он и сам не знает: отчего и как произошло такое необъяснимое диво.

С этой минуты, царевна увидала в Незнайке великую мудрость и полюбила его больше самой себя, и каждый день она посылала незнайке обед со своего царского стола,

У китайского царя, где поселился крестьянский сын Иван, было три дочери. Старшую из них звали Дуазою, среднюю — Спаою, а младшую, которая полюбила Ивана. — Лотаою. В один прекрасный день царь велел призвать к себе всех трех своих дочерей, и когда они явились на зов отца, то последний, обратясь к ним, стал говорить им: — «Вселюбезнейшие мои дочери! пришло уже то время, когда пора подумать вам о своем будущем, и каждая из вас, выбрав себе соответствующую партию — сочетаться брачным союзом. А потому я предоставляю вам, каждой по своему собственному желанию, выбрать кого-либо из царевичей или королевичей женихом, и со своим избранником повенчаться законным браком. Вот та цель, ради которой призвал я вас к себе». Две старшие сестры выбрали себе по царевичу, которые только известны им были, а младшая Лотаоя со слезами на глазах стала просить родителя своего, чтобы он позволил ей выйти ни за кого другого — как за Незнайку. Услышав от своей дочери о ее странном желании, царь был просто изумлен, и обратясь к ней сказал: — «Да ты, дочь моя, никак с ума сошла!? Просишь, чтобы я, царь, и вдруг позволил тебе, моей родной царской дочери выйти замуж за какого-то неизвестного и простого рода чужеземного пришельца, набитого — к тому же — дурака, который и говорить-то не умеет ни одного слова, кроме своего дурацкого — «не знаю». — Да что ты говоришь, опомнись!» — Но напрасно царь старался отговорить свою дочь от ее несоответствующего и постыдного для ее царского происхождения выбора. Лотаоя стояла на своем и ни о каком другом женихе и слышать не хотела, и не смотря ни на какие доводы своего царственного отца, повторяла ему только одно: — «Государь, мой батюшка! я прошу вас выдать меня за того, кого избрала я и кто люб моему сердцу». Тогда царь, видя всю бесполезность, ни к чему не ведущих его увещаний и доводов, махнул на нее рукою и сказал ей с великим прискорбием: «Если так, то как хочешь! ступай, пожалуй, за твоего дурака замуж!»

В скором времени от китайского царя были посланы тем двум женихам-царевичам, что выбрали себе старшие сестры Лотаои — царские указы, в которых сказано было, чтобы по получении таковых, царевичи те немедленно же прибыли бы в китайское царство, для сочетания союзом с дочерями китайского повелителя. Когда указы получены были избранниками царских дочек молодыми царевичами-женихами, то последние тотчас же собравшись в путь, немедленно же отправились в китайское царство для венчания со своими невестами царевнами китайского повелителя, считая таковой союз за величайшую для себя честь.

Когда женихи прибыли в китайское царство, то в самом скором времени были назначены свадьбы всех трех царевен: двух — с царевичами, и третей младшей Лотаои с избранником ее сердца — дураком Незнайкою, чему очень смеялись все приближенные, а в особенности злорадствовали над этим выбором младшей царевны — ее старшие сестры, выходившие также по собственному желанию и выбору за молодых и знатных царевичей.

После свадеб молодых царевен прошло некоторое время. Как вдруг нежданно-негаданно подступил под самое китайское царство могучий и сильный богатырь Полкан, и привел с собою богатырь этот несметное количество войска. Полкан-богатырь послал к китайскому царю своих послов, чрез которых требовал, от царя, чтобы тот отдал бы ему в жены, — уже вышедшую за Ивана крестьянского сына замуж — младшую царевну Лотаою. Угрожая, в противном случае, если китайский повелитель не согласится добровольно исполнить этого требования, — сжечь до основания все китайское государство, a войско его изрубить мечом, царя же с царицею засадить в темницу, и дочь их, красавицу-царевну — все равно взять от них силою.

Китайский повелитель, услыхав от Полкана-Богатыря о таких страшных угрозах, перепугался до крайности, но, тем не менее, исполнить его требования царь не мог, да и не хотел, а потому приказал своим приближенным немедленно же созвать войско, и тотчас же вести его против рати Полкана-Богатыря, а начальство над этим войском поручил двум молодым зятьям своим, мужьям старших дочерей, которые незадолго перед этим поженились на царевнах.

Когда войско было собрано, то молодые царевичи повели его на бой против рати Полкана. И два войска, что две грозные тучи, наступили одно на другое. Но как ни храбро было войско китайское, однако Полкан-Богатырь побивал его с необычайной быстротою и с каждой минутою ряды китайской рати становились все малочисленнее и малочисленнее, так, что чрез малое время надо было ожидать, что скоро и совсем погибнет все войско китайское и победитель-богатырь приведет в исполнение свои страшные и дикие угрозы.

Тогда младшая дочь китайского царя — прекрасная Лотаоя, — видя всю затруднительность и почти безвыходность из того положения, в какое попало китайское войско со своими главнокомандующими — молодыми царевичами, мужьями ее старших сестер, — и, предчувствуя, что скоро уже придет тот момент, когда войска неприятеля окончательно добьют китайскую рать и все государство погибнет от пламени вражеского огня, а сама она очутится в руках ненавистного ей врага ее отечества, она, Лотаоя, решилась прибегнуть к мудрости своего любимого мужа и просить его о спасении от гибели всей их родной страны; а потому, младшая царевна, не теряя ни минуты, явилась к мужу своему, по-прежнему почитавшемуся за дурака-Незнайку, и горячо и убедительнейше стала просить его о желанном спасении, говоря ему следующие слова: — «Дорогой и вселюбезнейший друг мой Незнаюшка! Ведь меня хотят отнять у тебя! Под самое наше государство подступил с несметным числом войска злой богатырь-Полкан и требовал моей ему выдачи, а когда в том ему, само собою разумеется, было отказано, то он начал войну против моего батюшки и теперь побивает с несказанною быстротою все наше войско, и если сейчас же не остановить его, то от его грозного меча и рати несметной — погибнет вся наша рать и могучий богатырь Полкан приведет в исполнение все свои ужасные угрозы и меня силою отобьет и отнимет от тебя моего дорогого и милого муженька!»

Услышав от жены своей про такую страшную напасть, Иван — крестьянский сын сказал жене, чтобы она не тревожилась и напрасно не волновалась бы, а оставалась бы в полном покое за свою участь и за дальнейшую судьбу ее отечества, и пока шла бы себе в свои покои, а его оставила здесь одного.

Едва царевна Лотаоя ушла из комнаты мужа, как тот в один миг выскочил из окна и быстро направился в чистое поле, где пасся на воле его дивный, как и сам он, богатырский конь. Придя в чистое поле, Иван крикнул своим зычным богатырским голосом: — «Гей, ты, сивка, бурка, вешняя каурка! стань передо мной, как лист перед травой!»…

На призыв Ивана вдруг мчится его конь богатырский: от топота его копыт вся земля дрожит, и из ушей коня дым столбом валит, а из ноздрей пламя пышет.

Примчался конь к богатырю крестьянскому сыну и стал пред ним, как вкопанный. В одно мгновенье, Иван влез в ушко своего коня: — напился там, наелся, в дорогой наряд нарядился и вылез из другого ушка — и стал таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни пером написать и ни в сказке сказать.

Приняв такой чудный вид, Иван быстро вскочил на своего коня богатырского, и быстрее молнии полетел в стан вражеский. И едва только он прискакал в рать Полкана и стал рубить и колоть направо и налево врагов своих, как те, видя непосильную борьбу свою с ним, стали отступать назад, и в самом непродолжительном времени все Полканово войско было обращено в бегство и прогнано прочь от китайского царства.

Когда битва окончилась и полная победа была на стороне китайского царя, то последний, увидав и узнав, кто был его спасителем, подъехал сам к крестьянскому сыну Ивану и, не признав в том, конечно, своего зятя, но, тем не менее, будучи ему благодарен за спасение от угрожавшей беды, стал убедительно просить Ивана к себе во дворец. Но Иван, ответив ему: — «я не твой слуга и не тебе служу» — отъехал от царя прочь и уехал совсем из рати китайской. Приехав опять в чистое поле и отпустив на свободу своего коня богатырского, Иван пошел к себе домой и придя в царский дом, где проживал он с женою своей царевной Лотаою, влез так же, как и вылез — в окно и, надев на голову пузырь, лег себе преспокойно в постель и заснул крепким сном богатырским. — А китайский повелитель тем временем, будучи в великой радости, приказал своим приближенным устроить большой пир и всех угощать на славу, и пир тот продолжался несколько дней кряду, так, что все подданные китайского царя после избавления их Иваном от неприятеля долго ликовали и веселились от всей души.

Но прошло недолгое время, как вдруг опять надвинулась гроза на китайское царство: богатырь Полкан, снова подступил к китайскому государству и с прежними же угрозами стал требовать, чтобы китайский повелитель выдал бы за него в супружество свою младшую дочь. Но этого, конечно, царь, не сделал, а приказал скорее, как можно, собрать все его войско, и когда таковое было собрано, то послал его сражаться против рати Полкана. Но и на этот раз повторилось опять то же, что было и раньше: войска богатыря Полкана немилосердно стали побивать рать царя китайского, и видя прежнюю неудачу и ожидая поэтому, в случае победы врага, ужасных последствий, царевна Лотаоя опять пошла к своему мужу Незнайке и стала его, как и ранее, просить о защите и спасении их государства, напомнив при этом мужу, что главная цель Полкана заключается в том, чтобы отбить ее от него и взять бы себе в жены.

Крестьянский сын Иван, успокоив жену насчет безопасности, сказал ей, чтобы она ни о чем не думала и напрасно не тревожилась, а шла бы преспокойно в себе в покои и оставила бы его одного. И когда царевна Лотаоя вышла из комнаты мужа, то Иван в мгновение ока выскочив из окна, быстро пошел в чистое поле, и там по-прежнему призвав своего коня богатырского, и, изменив свою внешность, сел на своего верного коня и тот вихрем помчался в стан неприятельский. Прискакав туда, богатырь Иван начал направо и налево рубить и колоть рать Полканову, и чрез самое малое время истребил многое множество врагов своих, и те, видя опять неудачу, стали отступать назад, а затем — и совсем обратились в постыдное бегство, чувствуя себя бессильными к дальнейшей борьбе, с могучим богатырем, крестьянским сыном.

Когда неприятельское войско все поголовно было прогнано от царства китайского, то повелитель этого государства, будучи преисполнен чувством искренней благодарности к своему избавителю, вторично спасшего его и все царство китайское от неминуемой гибели и ужасного позора, сам лично подъехал к богатырю Ивану и, не узнав в изменившемся Незнайке своего зятя, жившего в его же дворце, стал убедительнейше просить мужа царевны Лотаои поехать с ним к нему во дворец и там принять участие в торжественном пире по случаю избавления от опасности и полной победы над страшным врагом. Но Иван, сын крестьянский, поступил так же, как и в первый раз, т. е. наотрез отказался от приглашения китайского царя, и, ударив по крутым бедрам своего коня богатырского, быстро поскакал прочь от повелителя китайского и направился прямо в чистое поле, где слез с коня, отпустил последнего гулять по воле, а сам пошел опять во дворец своего тестя и, придя домой, залег себе, как ни в чем ни бывало, преспокойно спать и скоро же заснул крепким сном богатырским.

Китайский же повелитель, вернувшись с поля брани, приказал своим приближенным устроить по случаю победы пышный пир и собрав всех своих лучших воинов и полководцев, начал с ними на радостях пировать и веселиться вместе. И как ни старался китайский царь узнать о том, кто был его избавителем, и что за храбрый рыцарь тот, который так славно и скоро уничтожил наполовину рать Полканову — но никак не мог, ни от кого ничего разузнать о том ни полностию, ни частию хотя бы, так как никому не могло придти в голову, что был это ни кто иной, как царский зять — дурак Незнайка.

Наконец, no прошествии некоторого времени, и в третий раз подступил богатырь Полкан со своим многочисленным войском под царство китайское, и так же, как и в предыдущее оба раза, опять стал требовать от царя выдачи в жены ему младшей царевны Лотаои, угрожая в противном случае, если царь не сделает того добровольно, то отомстить ему за это еще большими бедами и невзгодами, чем грозил он, Полкан в прежние два раза. Но китайский повелитель не убоялся угроз Полкана-богатыря а приказал своим полководцам тотчас же собрать все войско китайское и идти в бой с многочисленной ратью Полкановой.

В самом непродолжительном времени со всего царства китайского были собраны все воины государя и снаряжены в битву с сильной ратью неприятельской. Когда начался бой — да такой, что не происходил ни в первый, ни во второй разы, — то войско Полканово стало немилосердно побивать рать китайскую, которая не будучи такой многочисленной, как неприятельская, стала было уже уступать врагу, и еще бы немного — и на стороне Полкана-богатыря была бы полная победа.

Видя такой печальный оборот для китайского войска, и боясь в случае победы врага неминуемой погибели для себя и всего своего отечества, младшая царская дочь Лотаоя опять пошла к мужу своему Незнайке., и как ранее — стала снова просить его сделать что-либо для спасения их государства от злого врага богатыря Полкана и его несметной рати богатырской. Услышав от жены про новое нашествие неприятельской силы, Иван, по-прежнему успокоил жену и велел ей ни о чем не беспокоясь идти себе в свои покои и оставить его одного.

Едва только царевна вышла из комнаты мужа, как крестьянский сын Иван с величайшей поспешностию, наподобие того, как и ранее он делал, — мигом выскочил из окна и быстро пошел в чистое поле, к своему коню верному. Придя в поле и позвав коня своего богатырского, крестьянский сын по-прежнему изменил свой настоянии вид и, сев на коня, быстрее молнии полетел в рать неприятельскую.

Но только что Иван тронулся в путь, как его дивный конь богатырский вдруг заговорил со ним человеческим голосом и сказал ему следующее — «Ох, ты, гой еси, крестьянский сын Иван! служил я тебе и раньше, но теперь пришла мне служба великая, а тебе битва крепкая: — обороняйся от богатыря Полкана и стой всей своей богатырской силою, а не то — все воинство китайское и ты с ним вместе — погибнете непременно!»

Едва только проговорил слова эти конь, как Иван крестьянский сын, приободрившись и разгорячив своего коня доброго, еще пуще поскакал в стан неприятельский, и влетел во вражескую рать, что стрела каленая. Как только он врезался в силу неприятельскую, так тотчас же начал направо и налево рубить и колоть пуще прежнего врагов своих, и в самое короткое время уничтожил более половины войска вражеского. Тогда богатырь Полкан, видя, что дело приняло плохой для него оборот, и что войска его побито великое уже множество, рассердился, и что вихрь понесся на Ивана — крестьянского сына и, налетев на него, напал, словно лютый лев. Но и крестьянский сын не поддался тут же ему, а, собравшись с духом и с силою богатырскою, так же молодецки наскочил на Полкана-богатыря.

И сразилися тут две силы велики, два богатыря могучие и славные, и стали биться они не на живот, а на смерть, так что все войско ихнее — только дивилось им. И бились так эти два богатыря непобедимые очень долгое время, и удалось как-то Полкану-богатырю ранить в руку Ивана-богатыря. Но Иван, раненный в левую руку, рассердился и рассвирепел еще больше того, и правой здоровою рукою со всей силы направил, и ударил что есть мочи своего могучего противника прямо в сердце, и ударом этим прободал сердце Полкана-богатыря, и затем — тут же срубил и голову ему, и этим кончился славный поединок между двумя могучими и сильными богатырями. Видя погибель знаменитого вождя своего, все войско его Полкана-Богатыря тотчас же обратилось в постыдное бегство и оставило навсегда китайское царство.

После этой славной битвы Иван крестьянский сын сам подъехал к повелителю китайскому и сообщил ему, что государство его теперь навсегда избавлено будет от нашествий столь грозного врага, каким был для царства китайского Полкан-богатырь. Бывшая здесь же при отце своем царевна Лотаоя, увидев на руке незнакомого рыцаря текшую кровь, и не узнав в рыцаре этом своего мужа, а только по чувству долга человеколюбия и благодарности поспешила в свою очередь придти на помощь к своему избавителю, и тотчас же, взяв платок свой, перевязала им раненную руку этого храброго воина, так великодушно вступившегося за ее отечество и благодаря своей силе. и храбрости отвратившего великий позор ее родины и немилую неволю ее самой.

Пока царская дочка Лотаоя перевязывала рану храброго богатыря, ее отец убедительнейше просил его не отказаться и поехать с ними в их царский дворец!.. Китайский повелитель, не смотря на свой высокий сан, начал кланяться до лица земли Ивану, уговаривая его исполнить просьбу и поехать вместе с ними. Царевна Лотаоя, благодарная этому неизвестному ей богатырю, неузнанному своему мужу, тоже присоединилась к просьбам отца и со своей стороны также упрашивала незнакомого рыцаря ехать с ними вместе во дворец для принятия почестей и на пир по случаю одержанной над таким страшным врагом победы. Но, несмотря на все упрашивания и уговоры отца и дочери, крестьянский сын Иван наотрез отказался поехать в гости к китайскому царю и тотчас же ускакал от них прочь.

Уехав с поля брани, Иван направился опять туда, где и ранее гулял его добрый конь на вольной волюшке, и, приехав в чистое поле, отпустил своего слугу верного — коня богатырского гулять себе на поле в широком просторе и пользоваться полной свободой. Отпустив коня, богатырь Иван пошел обратно в царский дом, в свои покои, и придя домой залег себе, по своему обыкновению, преспокойнейшим образом спать и уснул скоро крепким сном богатырским.

Тем временем китайский повелитель, на радостях, приказал устроить для всех своих подданных такой пир, какого никогда не бывало еще в том государстве, и повелел на пир тот звать всех, кто был на поле брани. И так долго веселились и пировали царские воины и другие из подданных и приближенных государи, и с ними тут же были и все члены царского семейства, и недоставало только одного зятя, мужа младшей царевны Лотаои — дурака Незнайки.

Тогда царевна, видя, что отсутствие ее мужа не совсем удобно в то время, когда другие зятья царские присутствуют здесь же, на пире, она пошла в комнату мужа своего, звать его быть на пире вместе с другими. Но, придя к нему, она увидела его спящим, и как ни старалась она, но никак добудиться не могла его. Во время бужения царевна вдруг заметила на голове мужа золотые волосы, что привело ее в немалое изумление. Потом., когда она снова принялась было будить Ивана, то вдруг увидела на руке его свой платок, тот самый, которым она пред этим завязала неизвестному ей рыцарю, после брани, раненную руку и который, несмотря на все их упрашивания, отказался ехать на пир во дворец. Тут только царевна поняла, что это он, муж ее Незнайка, был избавителем ее отечества и три раза подряд побивал вражеское войско, и, наконец, в третий раз убил и самого вождя неприятельского Полкана-богатыря.

Сделав такое неожиданное открытие, и узнав теперь — кто истинный избавитель ее отечества, и кому она обязана своим личным, спасением, царевна тотчас же побежала к отцу своему и сказала, чтобы он шел с нею в комнату ее мужа.

Китайский повелитель сию же минуту отравился вместе с младшею дочерью в. покои ее мужа, где в это время крестьянский сын Иван по-прежнему продолжал почивать своим крепким сном богатырским и ничего не подозревал о том, что над ним производилось наблюдение: сперва его женою, и потом и самим царем, разглядывавшим его, Ивана, с самым тщательным вниманием. При этом младшая царевна Лотаоя, обратясь к. своему царственному отцу, с гордостью и сознанием собственного достоинства, сказала ему:

— «Ну, вот, государь-батюшка, вы говорили мне, когда я просила вашего согласия на брак с моим теперешним мужем, что он дурак, и не умеет даже говорить как следует, и то же продолжали говорить и после свадьбы нашей, что я вышла за дурака, но посмотрите, попристальнее и повнимательнее на моего спящего здесь пред вами мужа, осмотрите его волосы и ту рану, полученную им в славной схватке богатырской от врага отечества нашего — Полкана, и собственноручно перевязанную мною моим же платком, — и вы тогда поймете и узнаете подлинно — кто лежит здесь перед вами!»

Тут только китайский повелитель узнал в спящем зяте того могучего и сильного богатыря, который так великодушно жертвовал собою ради спасения ею трона и всего отечества, и три раза выезжал на жаркий бой с превосходящим численностью войском неприятельским, и все разы, благодаря своей непостижимой ловкости, силе и храбрости, оставался победителем рати вражеской, закончив напоследок славным поединком с самим предводителем той рати, грозным Полканом-богатырем, которого убив, навсегда устранил опасность нового нашествия на китайское государство того войска. Только теперь понял царь, какого редкостного и дивного приобрел он зятя в лице спящего перед ним человека, которого выбрала в мужья себе его мудрая дочь Лотаоя, и который для него стал теперь мил, так же, как для царевны мил был ее муж и во все предыдущее время. И после такого неожиданного открытия радости и веселию царя не было пределов.

Когда проснулся от долгого и крепкого сна крестьянский сын Иван, то царь тотчас же подхватил своего богатыря-зятя под белые руки и повел его торжественно в свои роскошные и полные великолепия и блеска парадные чертоги, где публично перед всеми собравшимися там членами своего семейства и знатными приближенными искренно благодарил Ивана за его храброе заступничество за честь войска и государства китайского и за полное поражение вражеской рати, и тем оказанное навсегда избавление от нового нашествия этого погибшего ныне, грозного богатыря-Полкана, — на царство китайское.

После описанного выше события китайский повелитель так сильно полюбил и привязался к своему младшему зятю Ивану, что стал подумывать о том, чтобы по смерти своей сделать Ивана наследником всего государства. А так как царь был уже в довольно преклонных летах, то и решил, во избежание всяких недоразумений, передать управление царством еще при жизни своей, и вскоре после этого решения возложил венец царский на главу своего зятя, мужа дочери Лотаои, коего почитал он за своего сына, и передал ему все управление государством, как бы после смерти своей, и таким образом сделал он Ивана крестьянского сына полным властелином всего государства и законным повелителем Китая.

Приняв от тестя своего китайский престол, Иван начал разумно и мудро управлять вверенным ему государством, и был одним из лучших повелителей Китая.

С супругою своею, царевною Лотаою, которой он обязан был троном, он жил весьма любовно и в полном во всем согласии, и прожили они так долгую жизнь. Процарствовав многие годы и счастливо прожив с женою, они с честию кончили век свой, оставив по себе, в среде своих подданных и приближенных, добрую память.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

О КРЕСТЬЯНСКОМ КУСТАРНОМ ИСКУССТВЕ

Из книги Об искусстве [Том 2. Русское советское искусство] автора Луначарский Анатолий Васильевич

О КРЕСТЬЯНСКОМ КУСТАРНОМ ИСКУССТВЕ Впервые — под заголовком «Вместо предисловия» в книге: Церетелли Н. Русская крестьянская игрушка. М., «Academia», 1933. Печатается по тексту кн.: Луначарский А. В. Об изобразительном искусстве, т. 2, с. 270—274. Издательство считало работу Н. М.


СКАЗКА

Из книги Земля Жар-птицы. Краса былой России автора Масси Сюзанна


5. Из каких источников стало известно об Иване Фёдорове?

Из книги По вере вашей да будет вам… (Священная книга и глобальный кризис) автора СССР Внутренний Предиктор

5. Из каких источников стало известно об Иване Фёдорове? Мы с удивлением узнаём, что коллеги Ивана Фёдорова — младшие современники московских первопечатников — как их называет Немировский[32], ни словом не упомянули о первопечатниках, которые, по мнению автора,


Слово об Иване Ивановиче Шувалове

Из книги Газетный мир Московского университета автора Кузнецов Иван Васильевич

Слово об Иване Ивановиче Шувалове Из доклада ректора Московского университета, академика В.Л. Садовничего на научной конференции, посвященной 270-летию со дня рождения Ивана Ивановича Шувалова.27 ноября 1997 г.…Мысль Петра I о создании Московской национальной системы


«ДОМ-СКАЗКА»

Из книги Петербургская Коломна автора Зуев Георгий Иванович

«ДОМ-СКАЗКА» В конце 1907 года петербургские газеты восторженно писали о том, что на большом земельном участке, расположенном на углу Офицерской улицы и Английского проспекта, возведен необычный жилой дом, «выделяющийся оригинальной композицией и изысканным рисунком


Четыре значения в одном «блудном сыне»

Из книги Библейские фразеологизмы в русской и европейской культуре автора Дубровина Кира Николаевна

Четыре значения в одном «блудном сыне» Возможны и более сложные отношения между БФ и библейским текстом. Так, значение БФ может быть тесно связано с внутренней формой (мотивирующим образом) выражения и/или с каким-либо фрагментом библейского текста, отражающим


Ещё раз о блудном сыне

Из книги Быт и нравы царской России автора Анишкин В. Г.

Ещё раз о блудном сыне Итак, снова (в который уже раз!) возвращаемся к блудному сыну. С хорошо известной нам притчей об этом библейском персонаже связано несколько сюжетов в живописной традиции:• блудный сын пирует с куртизанками на постоялом дворе;• блудный сын пасёт


Россия при Иване III

Из книги Народный быт Великого Севера. Том I автора Бурцев Александр Евгениевич

Россия при Иване III Россия при Иване III поднималась и набирала силу. Прекратились распри и княжеские междоусобицы. Вместо разрозненных княжеств появилось сильное государство, которое начало играть видную роль в политике Европы и Азии.Русский народ был еще недостаточно


СКАЗКА об Иване-Царевиче и Жар-птице и Сером волке

Из книги Изба и хоромы автора Беловинский Леонид Васильевич

СКАЗКА об Иване-Царевиче и Жар-птице и Сером волке В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь по имени Выслав Андронович. У него было три сына Царевича: первый — Дмитрий-Царевич, второй — Василий-Царевич и третий, самый меньшой — Иван-Царевич.У этого царя


СКАЗКА о барине — покойнике и кучере Иване

Из книги автора

СКАЗКА о барине — покойнике и кучере Иване Жил-был женатый барин. Только барин этот находился в связи с чертом. Был у него кучер, красивый малый; звали его Иваном. Жили они, жили, и, наконец, барин этот умер. Влюбился Иван в свою красивую барыню — вдову. Она и не прочь выйти за


Сказка о Петре и Иване [11]

Из книги автора

Сказка о Петре и Иване[11] Жил-был царь; у царя была дочь. Велел он выстроить замок с одной дверью и ключ от этой двери носил всегда с собой.В этом-то замке царь держал свою дочь только с прислужницей. Не хотелось царю, чтобы кто-нибудь из простых людей влюбился в царевну. Но


СКАЗКА О ЦАРСКОМ СЫНЕ

Из книги автора

СКАЗКА О ЦАРСКОМ СЫНЕ Жил был царь с царицей, и у них между собою было согласно. Царь до того любил свою жену, что даже всегда она находилась при нем, когда он делал и суд над народом. Сам он судил более по правде, а царица же сплошь и рядом поступала не по правде. Раз пришла к


СКАЗКА о Иване богатыре и его прекрасной супруге Светлане [30]

Из книги автора

СКАЗКА о Иване богатыре и его прекрасной супруге Светлане[30] В некотором царстве, не в нашем государстве, — жил-был боярин Добромысл. Семейство боярина не то, чтобы мало было, не то, чтоб и велико: всего только в жене, да в трех сыновьях заключалось. Подрастать стали дети