ДВА БРАТА И СЕСТРА

ДВА БРАТА И СЕСТРА

Жили при озере два брата. У них была одна только сестра, и они, уходя куда-нибудь из дома, оставляли ей всегда дров и воды, чтобы она не выходила из дому и чтобы, таким образом, кто-нибудь, увидав, не похитил ее. Раз они пошли и почему-то не оставили ей ни дров, ни воды. Девушка пошла на озеро за водой: из озера вышел человек, схватил ее и увлек к себе. Братья воротились и увидали, что сестры нет. Пошли они к озеру, нашли лишь одно ведро, а сестры сколько ни искали, найти не могли; они кричали и звали ее, наконец сказали: «верно, утащили ее». Им было жаль сестры, и они стали думать, как бы вернуть ее обратно к себе. Они нарубили березовых ветвей и сплели из них кольцами веревку; работали они так семь лет, и когда сделали веревку, то один из братьев (младший) спустился по ней в озеро; прежде, чем спускаться, он сказал брату: «ты теперь меня спусти в воду, и до тех пор не тяни веревки обратно, пока я не начну дергать ее — тогда и тяни». Спустившись через воду до дна, он привязал веревку к камню, а сам пошел искать сестру. Прошел он не очень много — увидал избу. Он подошел к ней и сказал: «избушка, повернись окошками к лесу, а ко мне дверью (пырт ергал мятца икиней, муу гар мине и сей)». Как только он это сказал, так избушка повернулась, и он увидал дверь. Отворил дверь, вошел в избушку, видит, в ней сидит старуха. Старуха и говорит: «вот ко мне мясо пришло». Он и говорит: «это мясо неводно — худо, я иду издалека, голодный, и у меня только одно костье осталось. Лучше будь добра, скажи, не знаешь ли моей сестры, кто ее сюда взял — вот уже восьмой год». «Я не знаю, — говорит старуха, — у меня есть меньшая сестра — она живет дальше — она скорее это знает». Он и говорит: «как я могу ее найти?» «Я тебе опаса (проводника) дам, а теперь пока, коли ты голоден, садись и ешь, и что дам, съешь все». Она дала ему полсвиньи. Он сел и стал есть, но всего съесть не мог. У него было на руке кольцо, он снял его и бросил на пол — кольцо зазвенело; собака, бывшая в избе, залаяла, и старуха вышла на улицу посмотреть, нет ли кого. В это время он мясо припрятал подальше в угол, и когда старуха воротилась, у него уже ничего не было. Она и спрашивает: «что, неужели все съел?» «Да, — говорит, — благодарю». «Ну вот, возьми опаса», — говорит старуха и дала ему клубок шерсти, «брось на землю, как выйдешь из избы: куда он покатится, туда и ты иди.». Взял его, поблагодарил, простился и пошел. Бросил клубок, как ему велела старуха; он покатился; лопарь и пошел за ним. Прошел он довольно далеко и опять увидал избушку. Подошел к ней и сказал то же, что и перед первой, и она повернулась к нему дверями. Зашел он в избу и увидал женку средних лет. Она языком своим подметала пол, а руками из печки без всякой лопаты тянула хлебы. Увидя его, женка сказала: «вот ко мне мясо идет». «От мяса, тетушка, говорит он, сыта не будешь; я чуть с голода не умер, да благодарен твоей сестре — накормила меня, вот и дошел так, а нет — на дороге бы умер. Ты лучше скажи мне, не знаешь ли моей сестры? Ее кто-то взял, вот уж восьмой год». Женка посмотрела на него и говорит: «так и быть, помогу тебе: вот, возьми этот клубок шерсти, брось его на улице, и куда он покатится, туда и ты иди. Ты придешь с ним к моей старшей сестре; вот у ней-то и можешь узнать про свою сестру». Поблагодарил ее лопарь и пошел, куда клубок повел. Дошел он до третьей избушки. Опять сказал: «избушка, повернись к лесу окнами, а ко мне дверьми». Она повернулась, он вошел в избу. Видит: сидит старая-престарая старуха. Он поздоровался и поклонился ей. Старуха на это ничего не ответила, а сказала: «вот ко мне мясо само пришло». Бабушка, мое мясо не годно. Едва я в дальней дороге не умер, да накормила меня твоя сестра; вот благодаря ей и другой твоей сестре я и пришел сюда. Будь лучше добра ко мне; скажи, не знаешь ли, где моя сестра живет, у кого: ее взял кто-то, вот уж восьмой год». «Ну, ты голодный, — говорит старуха, — садись же сперва, ешь, и положила ему полсвиньи. Как все съешь, скажу тебе, где твоя сестра и дам тебе опаса». Сел лопарь и стал есть. Увидел опять, что всего ему не съесть. Снял с пальца кольцо, опустил его на пол; оно зазвенело, и собака залаяла. Старуха вышла посмотреть, нет ли кого, а он в это время остатки припрятал. Вернулась старуха, видит, что ничего нет и говорит: «Ну что, все съел?» «Все, говорит, благодарю». «Ложись теперь и отдохни, а завтра поедешь к сестре». Он лег и заснул. Проснулся уже утром. Старуха ему и говорит: «теперь иди направо от избы: там увидишь лошадей; которую первую увидишь, на той и поезжай к сестре». Он пошел, и недалеко от избушки увидал лошадь очень маленькую, мало и похожую на лошадь. Он схватил было ее, посмотрел и подумал: «далеко ли на ней уеду: ее саму нужно тянуть, да старуха велела — поведу». Лошадь заупрямилась, и он отпустил ее. В это же время он увидал и другую, большую лошадь; она ему понравилась; схватил ее и повел к избе. Привел и вошел в избу. Старуха и спрашивает: «что, привел?» — «Привел», — говорит. Она вышла посмотреть, и когда увидала первого, большого коня, спросила: «Этого ты взял, разве первый он тебе попался?» «Нет, — говорит, — первый маленький: он мне не понравился. Куда я на нем и поеду — самому нужно будет тянуть его, да он еще и заупрямился, я и спустил его. Этого увидал и взял». «Взял, теперь дела пока не поправить. Поезжай, но не быть тебе живому». Сел он на коня и поехал. Через несколько времени увидал он избу; около избы играют три парня. Ребята закричали: «Мать, дядя едет, дядя!» Она кричит им из избы; «откуда вы взяли дядю? сюда мало кто от нас приезжает». Посмотрела, однако, в окно и увидала брата, вышла навстречу ему, поздоровалась и позвала в избу. Дала ему поскорей поесть и говорит: «ешь скорей и поезжай, иначе мой муж тебя убьет». Он поел и поехал обратно. Сталло-стал, муж сестры, вскоре после его отъезда вернулся домой. Дети и говорят ему: «у нас здесь дядя был». — «Какой дядя?» — «Матери брат». Он сейчас у жены спросил: «давно ли он уехал?» Дети и закричали: «недавно!» — «А какой конь был и чей?» — «Конь был старухин, на котором она возит воду». — «Ну, этот ничего не стоит». Сказав это, он сейчас же побежал, догнал лопаря и убил его. После этого он пришел домой, а лошадь старухина к ней прибежала. Старуха, увидав коня, отправилась искать лопаря и нашла его; она сломала три свежих березовых прута, ударила ими по лопарю — он пошевелился, ударила другой раз — он сел, ударила третий раз — он поднялся на ноги и говорит: «как я долго спал». «Да еще дольше бы спал, и вовсе бы даже не встал, если б не я. Пойдем теперь ко мне: там дело как-нибудь поправим». Пришли к старухе: она опять послала его за лошадью и посоветовала ему взять маленькую. Он опять схватил маленького коня, но тот заупрямился, и он увидал белого большого коня, отпустил маленького и привел белого. Старуха вышла, увидала, что он привел опять не маленького коня, опять сказала ему: «не будешь ты жив и на этом коне». Он сел на коня и поехал; приехал к дому сестры; ребята опять закричали матери: «дядя едет, дядя!» — «Какой дядя, ваш отец убил его. Дядя больше не приедет». Посмотрела в окно, увидала брата. Накормила его поскорей и приказала скорее уезжать. Как только он уехал, пришел Сталло-стал; дети опять сказали ему: «у нас дядя был». — «Какой дядя был?» — «Да тот же самый, который вчера был». — «Давно ли он был и на каком коне приезжал?» — «Конь был бабкин, на котором она дрова возит». Побежал, догнал его, убил лопаря и пришел домой, а лошадь опять прибежала к старухе. Старуха отыскала лопаря, ударила его три раза березовыми прутьями; после третьего удара он встал и говорит: «долго я проспал опять». «Да спал бы и еще, если бы не я». Он поблагодарил ее, и они вместе вернулись; она опять послала его за лошадью и приказала ему взять непременно маленького коня, «а иначе тебе никакой помощи не будет от меня». Лопарь пошел и привел маленькую лошадь. Старуха вышла, посмотрела и сказала: «вот давно бы так сделал, тогда и сестра была бы уже у тебя». Она дала ему еще две собаки, и приказала бросить им, когда поедет обратно, два хлеба; а собак он должен был оставить на полдороге. Лопарь сел на лошадь и поехал: собаки за ним побежали; на полдороге он их оставил. Приехал к дому сестры; ребята опять закричали: «дядя едет, дядя!» «Какой дядя, отец ваш убил его; разве он сам едет». Посмотрела в окно, увидала брата, привела его в избу, накормила и приказала ехать скорей обратно; в противном случае ни ему, ни ей не остаться в живых. Он уехал; тотчас же по уходе его пришел Сталло-стал. Дети опять закричали: «у нас дядя был!» Он посмотрел на них сердито и спросил: «Давно ли?» — «Недавно». — «А на каком коне он приезжал?» — «Конь у него был бабкин и очень маленький». — «Какой?» — «Очень, очень маленький». — «Ну, и я этого коня, должно быть, не знаю». Он побежал в погоню. Лопарь на маленькой лошади скачет, словно птица, но Сталло-стал начал его понемногу догонять, и закричал ему: «Подожди, вместе поедем!» Тот немного подождал, а как только Сталло-Стал приближался, гнал еще скорее. Так он делал до трех раз. Наконец, доехал и до места, где он оставил собак; одна стоит на одной стороне дороги, другая — на другой. Бросил он им хлеба, те схватили и съели. Добежал до них Сталло-Стал; собаки схватили его, разорвали на две части и стали его есть. Лопарь повернул и поехал обратно к сестре. Ребята опять закричали: «дядя едет, дядя!» Мать на них заворчала: «едет отец, — говорит, — а вы меня дразните». Посмотрела в окно, увидала брата и удивилась. Он вошел в избу и говорит: «довольно тебе мучиться! собирайся и поедем домой». Положила она все свои пожитки в ящик, — те пожитки, которые получше, а что похуже было, то оставила. Детей решили убить. Убили двух, а третий — старший — сказал им: «не убивайте меня, возьмите с собой, я пригожусь вам». Его оставили в живых и все втроем поехали. Доехали до старухи, отдали ей коня и пошли пешком домой. Шли они долго, наконец дошли до озера. Нужно было его переехать, потому что обходить было далеко. Стали искать, на чем переехать и увидели железный карбас, полный водой. Сын и сказал: «у меня прежде отец поднимал карбас немного кверху, и вода убегала». Лопарь взял карбас за корму, а племянник его за нос: немного приподняли карбас, и воды не стало. Сели в карбас, переехали через озеро и пошли дальше. Через несколько времени пришли к реке, где карбаса не было; они не знали, как переправиться. Сын Сталло-Стал опять сказал: «у меня отец был, так он вырубит две чурки — бревна, поставит их на край реки и спустит. Они и падут другим концом на другую сторону; по ним он и переходил». Сделали так и перешли. Наконец, дошли они до веревки. Лопарь отвязал ее от камня; привязал к веревке сестру, потом ящик, потом себя, потом парня. Стали за веревку дергать, и их потянули наверх. Вытянул старший брат сперва сестру и спросил у ней: «кто там еще?» — «Ящик». Вытянул и ящик. «Кто еще?» — «Брат». Вытянул и его. «А там еще кто?» — «Сын сестры». — «Нет, его не надо, это род Сталло-Стала и может нам вред принести». Веревку перерезали, и он пошел ко дну. Братья с сестрой зажили очень хорошо, и она была рада, что избавилась от сына, так как он ее часто бил.

Сын, оставшись под землей, пошел куда глаза глядят. Шел он, шел, увидал оленей. Подошел к ним, стал звать людей, но никого не было; стал смотреть — увидел кережу. Он схватил оленя, запряг его в кережу и поехал, не правя. Олень ехал, ехал, и навстречу сыну Сталло-Стала попался человек; человек этот и спросил: «куда ты поехал?» — «Сам не знаю, куда», говорит, и рассказал ему, как нашел оленей и поехал. Человек удивился этому и стал звать его к себе в работники. Он согласился: «для меня все равно жить: где-нибудь, да надобно». Поехали они вдвоем в керже; ехали долго, наконец увидали, что едет лопарь. Остановились и стали разговаривать. Лопарь оказался младшим братом спасенной сестры; он узнал парня, а тот не узнал его. Лопарь и стал просить того человека, чтобы он уступил ему парня в работники. Тот и говорит: «я взял его не оттого, что мне нужен, а потому, что ему все равно, где жить, лишь бы у места». Вот парень и поехал с ним. Приехали домой, и парень узнал свою мать. С ним с виду обходились хорошо, но в действительности братьям хотелось его убить. Так им убить его хотелось, что решили убить его, когда будут рубить лес: «тогда сделаем так, чтобы дерево на него упало и убило его». Они так и сделали; дерево упало и убило парня: они тут его и похоронили. После этого один из братьев ушел домой, а другой в кегоры. Там ему встретились три человека в белых одеждах и спросили его: «у вас, мы слышали, есть парень, где он?» «Он сегодня убился: на него упало дерево». «Жаль его, — говорят, — а мы хотели взять его к себе в работники. Теперь же его нет — нечего и делать. Нам теперь идти больше не хочется, а не дашь ли ты нам трех быков-оленей, мы и поедем сами. Оленей потом спустим: они прибегут». Он на радостях, что избавился от парня, дал им оленей, они и сказали: «ты не будешь раскаиваться, что дал нам оленей: у вас будет вдвое больше оленей, и все будут здоровы». Они уехали; олени вскоре прибежали назад. Братья после этого зажили хорошо и богато, и были счастливы.

(Архангельской губ. Кольского уезда из быта русских лопарей. Н. Харузина).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

8. Два брата или Одиссея Куро Ёсицунэ

Из книги Исторические байки автора Налбандян Карен Эдуардович

8. Два брата или Одиссея Куро Ёсицунэ Война заставляет государство выдвигать сверхэффективных военных лидеров, давать им почти неограниченную власть и терпеть все их выходки. Но рано или поздно война кончается и политическому руководству приходится запихивать


Два брата

Из книги Лапландцы [Охотники за северными оленями] автора Боси Роберто


Брат на брата

Из книги От Руси к России [Очерки этнической истории] автора Гумилев Лев Николаевич

Брат на брата Возглавивший после смерти княгини Ольги Киев и киевскую христианскую общину Ярополк Святославич был связан договорами с Константинополем и печенегами. На севере, в Новгороде, христианству противостоял балто-скандинав-ский культ Перуна (по-литовски


Три музыкальных брата

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Три музыкальных брата Жили некогда три брата, старшего звали Дянь Юаньшуай, среднего – Дянь Хун И, младшего – Дянь Чжи-бяо. Все трое были непревзойденными флейтистами.В период Гайюань (713—742 гг. н. э.) император Сюань Цзун из династии Тан назначил их своими придворными


Брат и сестра

Из книги Многослов-3, или Прочистите ваши уши: первая философская книга для подростков автора Максимов Андрей Маркович

Брат и сестра Обладавшая внутренним видением, Мяо Шань смогла рассмотреть на дне Южного моря третьего сына Лун Вана. Выполняя распоряжения своего отца, он в образе карпа перепрыгивал через волны. Однажды его поймали рыбаки, вынули из сети и отправили на рынок в Юйчжоу, где


24. Брат и сестра

Из книги Богини в каждой женщине [Новая психология женщины. Архетипы богинь] автора Болен Джин Шинода

24. Брат и сестра В маленьком домике, на окраине города Киева, жил мужчина с дочерью Оксаной. Жена его уехала с любовником, оставив ему дочь. Но вскоре он женился на вдове, у которой был сын 15 лет, его звали Анатолий. Оксана и Анатолий воспитывались вместе.Так шли годы, Оксана


Сестра

Из книги Народный быт Великого Севера. Том I автора Бурцев Александр Евгениевич


ДВА БРАТА

Из книги История одной планеты автора Владимир Гаков

ДВА БРАТА Не в которой деревне жили два брата, они и разделились но разделу. Один жил бедно, а другой богато. У бедного не было ни дров, ни лошади и пошел он к богатому брату просить лошади и дал богатый брат ему лошадь. Забыл бедный попросить хомута и не смел подти прошать


ДВА БРАТА, ИЛИ СУДЬЯ [31]

Из книги И время и место [Историко-филологический сборник к шестидесятилетию Александра Львовича Осповата] автора Коллектив авторов

ДВА БРАТА, ИЛИ СУДЬЯ[31] Жили два брата, один богатой, другой бедной, у бедново и лошадки нет, а надо ехать по дрова. Приходит он к богатому брату и говорит: «пожалуста, брат, дай мне коня по дровця съиздить!» «Ты у меня побьешь, сказав богатой, а конь у меня сторублевой». «Пощо,


Сестра Земли

Из книги Петербургские окрестности. Быт и нравы начала ХХ века автора Глезеров Сергей Евгеньевич

Сестра Земли С самых ранних произведений воображаемая Венера стала обильно заселяться разумными существами — вспомним хотя бы романы Мунро и Гриффита. Приманка была лакомой, ничего не скажешь: облака, облака… — а попробуй отгадай, что там творится под их покровом!


«Сестра моя – жизнь. И сегодня в разливе…»

Из книги Мы — славяне! автора Семенова Мария Васильевна

«Сестра моя – жизнь. И сегодня в разливе…» В том же «Неохотно и несмело. возможно, находится источник еще одного пастернаковского образа. И у Тютчева, и у Пастернака гроза меняет привычные природные цвета; ср.: «Зеленеющие нивы / Зеленее под грозой» (153) и «Бесспорно,


Новая Ладога – «сестра Петербурга»

Из книги автора

Новая Ладога – «сестра Петербурга» Так сложилось, что Новая Ладога совершенно незаслуженно остается в тени своего знаменитого староладожского соседа. А ведь она – словно бы музей под открытым небом, живая память о богатых традициях российского купечества. Нигде в


«Сестра Варвара»

Из книги автора

«Сестра Варвара» Борьба с бедностью всегда оставалась жгучей проблемой в России. Государственных средств не хватало, на помощь приходили частные благотворители – в дореволюционном Петербурге существовали десятки и сотни самых разнообразных благотворительных