О ПЕТРУШКЕ

О ПЕТРУШКЕ

Жил был барин да барыня; у них жил казак Петрушка. Барин-то женился далёко, не в своей губернии. Дожили до такого время, у тещи сделался праздник. И говорит барин Петрушке: поедем, Петрушка, к теще в гости. А Петрушка говорит: поедем. Сейчас Петрушка заложил пару коней, и поехали. А дело было к осени, около Спасова дни. Барин поехал только в одном сертючке и поись с собой нё взял. Вот едут они путем дорожкой, и говорит барин Петрушке: Петрушка! где нам на ночлег пристать? А Петрушка ему в ответ: што, гть, на постоялом, — еще деньги слупят, а мы в стогу ночуем. А ехали мимо покосов. Проехали деревню и пристали к стогу. Петрушка привязал коней к стогу, а сам под стог зарылся. А барин походил-походил, да и он под стог. А ночь-то была холодная этакая, барин замерз под стогом. И стал барин Петрушке говорить: Петрушка, ты не озяб? Петрушка говорит: нет, не озяб. — А чем ты этак тепло закутался? А Петрушка барину в ответ: мешком. — Еще, гть, нет ли у тебя мешка? И мне бы закутаться. А у Петрушки были мешки запасные. Выхватил из повозки мешок, и запихал барина головой в мешок, а мешок-то был длинный, на ногах завязал. И закатил барина под стог. Барин в сене согрелся, живо и заснул. А Петрушка походил, походил, да и пришло ему на ум: дай, говорит, я нарублю виц, да барина и отстегаю. Нарубил Петрушка виц, подошел к стогу, выхватил барина из-под стогу, и зачал стегать, а сам приговаривает: вас кто сюда звал, у моего стогу коней кормить, а сам барина лупит. Барин поохал, поохал, потом перестал; сил уж нет. И отвозил Петрушка барина путем, а сам бросил дальше вицы и сказал: я вот еще пойду по мужиков, так я вам дам! И, ровно как нигде не бывал, подполз к барину на коленках, а сам стонет, подполз, да и спрашивает: барин, жив ли? А барин насилу ответил: жив. — Давай, гть, Петрушка, скорее пойдем. Развязал мешок, вытащил барина за ноги, сели они в повозку и поехали. А время стало около полуночи. Барину страсть как есть захотелось. Вот подъезжают к деревне, в которой жила баринова теща. И говорит барин Петрушке: Петрушка! когда приедем, я буду по полу ходить, да скажу: тар-тарары! а теща спросит: што барин говорит? а ты и скажи: на стол станови. Приехали к теще на повить. Сейчас барин в избу, а Петрушка стал коней убирать. Убрал Петрушка коней и пришел в избу. А барин уж давно разделся, да по полу ходит. И сказал: тар-тарары! Сейчас теща и спрошала: што, Петрушка, голубчик, барин говорит? Петрушка ёй в ответ: самовар велит становить. А барину не до чаю. Сейчас Петрушку выкликал на повить. — Петрушка, гть, я стану ходить по полу и скажу: тар-тарары, а ты скажи, што на стол станови. Пришел опять барин в избу, ходит по полу и сказал: тар-тарары! А теща опять подскочила и спрошала: што, Петрушка, голубчик, барин говорит? А Петрушка ёй в ответ: ему, гть, поспать охота. Теща и говорит: а вон на печи перина раскачена, так поспи с дорожки-то. Со стыдом барин полез на печь: теща не покормила, да спать уложила. Барин лег и уснул. А Петрушка чаю напился и отобедал. Хозяева улеглись спать на повити, а Петрушка на голбец возле барина. Только хозяева из избы ушли, барин и проснулся. А Петрушка ешшо нё спал, услыхал, што барин зашевелился, и спрошал его: што, говорит, спотел? А барин гть: нет, не спотел, да есть охота. А Петрушка ему говорит: погоди-ка, поишшу краюшки хлеба. А барин рад бы и хлебцу. А у Петрушки была краюшка из дома запасная: он взял для дороги, дорогой-то мякиш выглодал, а в корки глину набил. Подал барину эту краюшку с глиной. Барин на печи ест, а у ево на зубах трескоток стоит. И говорит Петрушке: Петрушка! какой здесь хлеб-от худой! А Петрушка барину в ответ: ишь, какая у тебя теща-то неря: корочки запалились, а в середке не упеклось. Барин погрыз краюшку, а остатки Петрушке отдал, а сам опять уснул.

Вдруг у тещи корова отелилась. А ночь-то была холодная, теленку-то холодно там, и принесли его в избу. И нужно бы отогреть, а не знают, где. А Петрушка ешшо не спал. И говорит хозяевам: валите теленка на печь за барина, он тут отогреется. А теща говорит: как да барин осердится? А Петрушка гть: нет, барин не сердитый. Вальнули теленка за барина, сами вон пошли. Петрушка взял ковш воды, плеснул за барина и стал будить: барин, барин! ты ведь, гть, отелился! Барин пробудился. Полно, гть, врать-то! — Да не вру — ты ложился — теленка не было, а хвати-ка: за тобой теленок. Барин пощупал за собой: верно, што теленок. А теленок стал отогреваться, да и замычал. А барин и гть Петрушке: это ведь не диво отелиться, да когда уходиться? — А Петрушка гть: я не знаю, когда. Барин гть: а когда со двора на двор быков переганивали, так один бык козлом взыграл, а я в то время и подумал, так быть в то время уходился? А Петрушка гть: как топерече нам делать с теленком? надо идти хозяев будить, да все селенье поднимать. А барин гть: Петрушка, возьми, на тебе 100 рублей, расплатись, а я, гть, убегу, а ты, как пойдешь, так меня кричи, я из сарая выду. Петрушка получил 100 рублей, а барин надернул калоши, да в одном сертучке беги в сарай.

Петрушка двери запер и пошел хозяев будить. — Батюшки, гть, ведь теленок-от барина съел! — Хозяева пришли, посмотрели: точно, што нет барина. И стали Петрушке молиться: Петрушка, голубчик, скинь теленка, он и нас-то всех съест. Петрушка взлез на печь, взял теленка за задние ноги и швырнул в передний угол, только теленок ногами потряс. Петрушка и говорит хозяевам: нужно топерь идти, да в селенье подавать заявленье, што теленок барина съел. А хозяева и стали его умаливать: не ходи, Петрушка, голубчик! на вот тебе сто рублей, а как домой приедешь, так скажи, что умер, и здесь похоронили.

Петрушка получил сто рублей и поехал домой. Едет мимо сараев, и зачал кричать барина. Барин насилу из сарая вышел: замерз. Сел барин в телегу и спрошал Петрушку: што, как там расплатился? А Петрушка гть: еще своих сто рублей издержал, все селенье сбежалось, да на меня драться, я на селенье сто рублей отдал, а другую сотню хозяевам, и закопали теленка под взъезд, так не знаю топере, што и будет, я насилу вырвался.

Вот едут они путем-дорожкою, а места-то были гористые: барина чёкало да чёкало в телеге, он и помер. А Петрушка не знает, што делать, отстегнул одну лошадь, и посадил барина верхом мертвого, привязал его к лошади, а повод привязал к рукам, о лошадь опустил в рожь.

Увидел один мужик, и бежит со стягом на барина, сам и кричит большим матом: што ты, гть, подлец, по моей-то рже ездишь, да лошадь кормишь? — Побежал к барину, и хлесь ево стягом. Тут барин и головку повесил. А Петрушка с издале увидел, и замахал рукой мужику, и закричал: што ты, гть, подлец, сделал! барина-то ты убил! Оставил лошадь, а сам побежал к барину. Подошел и говорит мужику: ты бы не бил барина, а с него бы деньги получил за протраву ржи, вот тепере тебя сошлют. — Мужик испугался и зачал Петрушке в ноги кланяться. А Петрушка: нечево, гть, кланяться, не прощу! дай сто рублей, так прощу. Сейчас мужик сходил домой по деньги и отдал Петрушке. Петрушка подстегнул лошадь, посадил барина в телегу и поехал домой.

И подъезжает к дому, и вышла барыня встречать своего барина да Петрушку. Добро жаловать, каково съездили? А Петрушка в ответ: я съездил хорошо, да вот барина мертвого привез, места-то гористые, его до смерти и зачёкало. А барыня очень рада тому, што барина пережила: она Петрушку любила раньше.

Похоронили барина, а барыня за Петрушку вышла взамуж. И взыграли свадебку.

Записано Н. А. Иваницким (См. Материалы по этнографии Вологодской губ.).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >