Наступательные ритуалы

Наступательные ритуалы

Помимо. защиты от коварных демонов, месопотамский человек нередко прибегал к наступлению на колдунов и колдуний, которые также могли быть причинами разнообразной порчи и чар. Колдун понимался здесь как исключительно злой человек, обладатель ядовитой слюны и дурного глаза, по чьему–либо заказу или по своей воле насылающий проклятие на свою безвинную жертву. Помимо колдунов, ритуалы–заговоры обращали и против врагов, которые могли пойти к колдуну и сделать заказ на порчу. Вот типичный пример такого заговора:

Заклинание. Расторгни узы моей колдуньи,

Уничтожь слова моего врага,

Пошли буре ее чары, ветру — ее слова;

Все ее порчи и ее чары пусть унесет ветер;

Пусть ее дни унесут ее к бедствию и тоске;

Пусть она окончит свои годы в страдании и размалывании сердца;

Пусть она умрет, а я живу.

Ее колдовство, ее чары, ее порчи, пусть они будут развеяны

По приказу Эа, Шамаша, Мардука,

И царственной владычицы богов. Заклятье, Заклятье.

Речь в этом разделе пойдет о ритуалах заговорной серии Маклу («Сожжение»), состоящей из восьми заговорных таблиц и девятой ритуальной. Полной комментированной публикации этой серии нет до сих пор, поэтому невозможно окончательно определить ее структуру. Мы вынуждены ограничиться только теми фрагментами текстов, которые анализирует в своих исследованиях крупнейший современный специалист по вавилонской магии Цви Абуш (2, 1–57). При этом мы оставляем в стороне сделанные им выводы.

Ритуалы Маклу проводились перед восходом Солнца–Шамаша, судьи всего живого. Некоторые тексты свидетельствуют о важности их проведения летом, а именно в пятом месяце ниппурско–вавилонского календаря (июль–август), когда атака демонических сущностей на человека особенно сильна (3, 256–260). Но вполне возможно, что их исполнение впоследствии не было строго привязано к летнему сезону, а разрешалось в течение всего года. Жрец–экзорцист (машмашшу) изготовлял из глины фигурку колдуна или колдуньи, после чего происходило следующее.

Статуэтки колдунов и колдуний связывали и поднимали вверх, показывая Шамашу, а затем бросали в пламя очага, в пасть огнеподобного бога Гирры. При этом экзорцист просил Шамаша рассудить по справедливости, а Гирру умолял истребить колдуна или любого врага, который осмелился принести человеку несчастье.

Маклу II

Заклинание. Гирра могучий, буря яростная,

Ты справедлив к богам и царям,

Ты вершишь суд разоренных мужчин и женщин,

Судя меня, ты гневаешься, как герой Шамаш!

Дело мое рассуди, решение по нему прими!

Колдуна и колдунью спали!

Врага моего пожри, недруга моего истреби!

Твоя злая буря пусть их настигнет! Заклятье.

Затем шло обращение к Нуску — стражу ночи и спокойного сна. Его просили послать человеку благоприятный сон, наградить его благополучием, здоровьем и счастьем, охранить от ночного нападения зловредных колдовских сил. С этими словами зажигали запальный фитиль факела, и фигурки охватывались пламенем. В этот момент читалось заклинание на поднятие факела:

Я поднял факел, поджег фигурки

Утукку, шеду, рабицу, этемму

И всего злого, что хватает человека!

Сгиньте, исчезните, испаритесь!

Пусть ваш дым взовьется в небо!

Пусть вашу золу развеет Шамаш!

Пусть экзорцист, сын Эа, оборвет ваши жизни!

Дальше следовали благодарственные моления Шамашу с непременным его величанием. Параллельно с этими молениями проходил ритуал связывания и развязывания мотков шерсти. Из них сперва делали узлы, затем эти узлы развязывали и бросали мотки в огонь. Таким образом происходила расправа с самой чарой колдуна: узел символизировал здесь колдовство, его развязывание — победу над колдовством, а сожжение мотка — окончательное уничтожение самой возможности новой чары. В огонь также бросали муку, аналогично обозначавшую колдовство (мукой можно делать изображения, на которые впоследствии направляется чара). Золу в очаге помешивали веткой ясеня (не потому ли, что ствол у ясеня пепельного цвета?), после чего на дымящиеся угли возливалась вода и читалось такое заклинание:

Гневные, лютые, яростные, Вредные, злые, жестокие!

Кто, кроме Эа. уймет вас?

Кто, кроме Асаллухи, остудит вас?

Пусть же Эа уймет вас,

Пусть же Асаллухи остудит вас!

Мой рот — вода, ваш рот — огонь!

Пусть мой рот ваш рот уничтожит!

Пусть проклятие моего рта уничтожит проклятие вашего рта!

Пусть содержимое моего сердца уничтожит содержимое вашего сердца!

Над створкой очага клали камень, доставленный с горы. Этот камень подпирал вход в очаг и являлся как бы могильной плитой над останками колдуна и его чары, Экзорцист обращается к Горе (рук «гора» здесь и символ Подземного мира, и эпитет бога Эллиля) с просьбой накрыть и убить все зло, коснувшееся тела человека. Завершается ритуал очищением человека и чтением вблизи него заговора, всю красоту которого не в состоянии выразить ни один перевод. Поэтому мы сперва приведем финальный заговор серии в подлиннике (применяя русскую транскрипцию), а затем попытаемся более–менее адекватно передать его смысл по–русски.

Окончательное изгнание колдуна и чары

Иса uca peqa peqa[69]

Беша беша хилда хилда

Дуппира атлака иса у peqa

Лумункуну кима qympu лителли шаме

Ина зумрийа иса

Ина зумрийа peqa

Ина зумрийа беша

Ина зумрийа xилqa

Ина зумрийа дуппира

Ина зумрийа атлака

Ана зумрийа ла татурра

Ана зумрийа ла тетехха

Ана зумрийа ла meqeppe6a

Ана зумрийа ла тасанниqа

Ниш Шамаш кабти лу таматуну

Ниш Эа бел наqби лу таматуну

Ниш Асаллухи машмаш или лу таматуну

Ниш Гирра qaмикунy лу таматуну

Ина зумрийа лу таппаррасама

Вон, вон, прочь, прочь,

Сгиньте, сгиньте, пропадите, пропадите,

Изыдите, исчезните, вон, прочь!

Ваше зло, как дым, пусть взовьется в небо!

Из тела моего вон,

Из тела моего прочь,

Из тела моего сгиньте,

Из тела моего пропалите,

Из тела моего изыдите,

Из тела моею исчезните!

К телу моему не возвращайтесь,

К телу моему не подступайтесь

К телу моему не приближайтесь,

К телу моему не притирайтесь!

Жизнью почтенного Шамаша будьте закляты!

Жизнью Эа, владыки истоков, будьте закляты!

Жизнью Асаллухи, экзорциста богов, будьте закляты!

Жизнью Гирры, схватившего вас, будьте закляты!

От тела моего отделитесь!

Разумеется, мы не знаем, настигло ли возмездие Шамаша, Эа и Гирры хотя бы одного из злых колдунов Вавилонии и Ассирии. Но вера в действенность такого рода ритуалов» была неколебимой; к ним прибегали в первую очередь цари, у которых было много врагов, желавших им смерти. Достоверно известно, что ряд заклинаний, встречающихся в серии Маклу, читался во время церемонии Бит римки. Этот факт дал Ц. Абушу основание вывести вообще весь ритуал Маклу из царского обряда священного омовения (2, 49). Нам этот вывод представляется недостаточно продуманным. Ритуалы, подобные Маклу, несомненно, восходят к верованиям периода первобытной общины. Они очень древние, и их образцы можно найти у любого народа, не знающего письменности и государства. Царский ритуал омовения тоже был когда–то обрядом омовения племенного вождя, и заговоры против колдунов входили в его состав как необходимая часть симпатической магии, предохранявшей вождя от дурного глаза и тому подобных чар. То есть либо заговоры типа Маклу должны быть старше специфически вождеских ритуалов (что естественно, поскольку к шаману обращается любой член общины, а вождеская власть была не всегда), либо они возникли одновременно (что менее вероятно). И уж совсем невероятно, чтобы шаманская заговорная практика могла происходить из вождеского ритуала,— далеко не каждый вождь обладал качествами шамана, и не всегда в истории человечества существовала вождеско–царская власть.

Впрочем, эта дискуссия еще далека от завершения. Понятно только то, что верховная власть Вавилона и в особенности Ассирии с удовольствием пользовалась приемами самой архаичной магии и поощряла к этому население своих стран. Еще в Законах Хаммурапи мы встречаем пример наказания за бездоказательное обвинение человека в колдовстве (статья 2). Причем характерно, что статьи о наказании за само колдовство в этих законах нет,— вероятно, потому, что явных колдунов убивали на месте по законам обычного права[70], а тайных изводили ритуалами и заговорами наступательной магии. Ассирия продолжила вавилонскую традицию. Процессов над колдунами в это время мы не знаем, как не знаем и примера жертв наступательного ритуала. Однако несомненно, что развернутая практика магической расправы над неведомыми колдунами, принятая в Месопотамии, обернулась в другом историческом времени открытым преследованием и умерщвлением всех заподозренных в колдовстве. Это была эпоха книги «Молот ведьм».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Жрецы и ритуалы

Из книги Майя [Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты] автора Ко Майкл


Окказиональные ритуалы

Из книги Ритуал в древней Месопотамии автора Емельянов Владимир Владимирович

Окказиональные ритуалы Окказиональных ритуалов дошло до нас совсем немного, поэтому наша краткость в их освещении неизбежна. Начнем с того, что хозяйственные и административные документы из всех шумерских городов упоминают огромное число праздников и обрядов в связи с


• Новогодние ритуалы

Из книги Инки. Быт, религия, культура автора Кенделл Энн

• Новогодние ритуалы Как и в Шумере, главным ритуалом вавилоно–ассирийской культуры был новогодний ритуал, традиционно связанный с интронизацией царя. Сценарий ритуала менялся от эпохи к эпохе, менялись и его герои. Сперва на престол вступал шумерский герой Нинурта,


• Воинские ритуалы

Из книги Индейцы Северной Америки [Быт, религия, культура] автора Уайт Джон Мэнчип

• Воинские ритуалы Из надписей ассирийских царей мы знаем, что существовали особые правила поведения царя на войне, но правила эти в полном виде до нас не дошли. В надписи Ашшурнацирпала II (883–859) говорится об омовении царского оружия в Средиземном море после захвата


Оборонительные ритуалы

Из книги Майя. Быт, религия, культура автора Уитлок Ральф

Оборонительные ритуалы Люди Древней Месопотамии находились в постоянном страхе из–за того, что их жизнь в любой момент может быть оборвана злыми силами внешнего мира. Таких сил было очень много: это и зимние ливневые дожди, и не вовремя разлившиеся реки, и многочисленные


Искупительные ритуалы

Из книги Финикийцы [Основатели Карфагена (litres)] автора Харден Дональд

Искупительные ритуалы Уже с начала XX столетия ученым была заметна этическая сторона магических текстов и операций, И богословы, и социологи от истории находили в вавилонских заговорах и молитвах промежуточную стадию от этики ритуала и табу к религиозному понятию греха


Ритуалы

Из книги Богини в каждой женщине [Новая психология женщины. Архетипы богинь] автора Болен Джин Шинода


Жрецы, ритуалы

Из книги Самые невероятные в мире - секс, ритуалы, обычаи автора Талалай Станислав


Жрецы и ритуалы

Из книги Религиозное паломничество в христианстве, буддизме и мусульманстве: социокультурные, коммуникационные и цивилизационные аспекты автора Житенёв Сергей Юрьевич


Глава 7 Чай и общественные ритуалы

Из книги автора

Глава 7 Чай и общественные ритуалы Народные обычаи, являющиеся важнейшей составляющей национальной культуры, всегда давали представление о психологических особенностях той или иной нации. В прошлом эти обычаи носили ярко выраженный местный характер. Верно говорят, что