Возвращение Нинурты в Ниппур (an–gim dim2 ma)

Возвращение Нинурты в Ниппур

(an–gim dim2ma)

Гимн богу Нинурте, прославляющий царскую власть. Дошел в версиях старовавилонского, средневавилонского, среднеассирийского, новоассирийского и нововавилонского времени. Все версии, кроме самой ранней, являются билингвами. Представляет собой описание битвы юного героя с чудовищами гор, предшествующей интронизации и обряду священного брака. На русский язык переводится впервые. Перевод с шумерского и аккадского языков В. В. Емельянова по изданию: Cooper J. S., Bergmann E. The Return of Ninurta to Nippur. Roma, 1978.

Подобно Ану созданный, сын Энлиля![96]

Нинурта, подобно Энлилю созданный, рожденный Нинтур!

Сильнейший из Ануннаков, с лесистой горы сошедший![97]

Исполненный страшного блеска, сын Энлиля, в себе уверенный!

Мой государе ты прекрасен! Величие твое хочу я воспеть!

Нинурта! Величие твое хочу я воспеть!

Царь всех стран, своей суровой властью,

Герой Энлиля, своим могуществом,

Яростный герой, ME, подобные Небу, ты держишь!

Сын Энлиля! ME, подобные Земле, ты держишь!

ME Экура, подобно Небу тяжелые, ты держишь!

ME Эреду, подобно Земле огромные, ты держишь!

Богов на землю ты простер,

Ануннаков приветствовать себя заставил!

Нинурта! В силе геройства [ты] совершенен!

Слово государя — шторм […]

Владыка Нинурта! Слово его — шторм […]

Во враждебные горы […]

К укреплениям вражеской страны […]

Разбито девять строк.

Царь в силе геройства своего,

Нинурта, сын Энлиля, в силе могущества своего Из лазурного храма шестиголового горного барана вывел,

Из большой горной крепости дракона–героя вывел, Ладью Магилум [х] его Абзу вывел.

Бизона в пыли его сражения вывел,

Стрекозу из пределов мира достал,

Гипс из песка лесистой горы добыл, Медь — вещество могущества — из разрушенных гор добыл,

Птицу Анзуд с дерева «хулуппу пути» снял, Семиголового змея с гор вывел.

Разбито пять строк.

Владыка Нинурта [х] горы мертвецами сделал,

В ярости своей враждебную страну превратил в осколки.

Царь силой геройства своего (врагам своим) отомстил,

Нинурта силой геройства своего (врагам своим) отомстил:

На лазурной своей колеснице, ужасный блеск испускающей,

Быка захваченного на ось он повесил,

Корову захваченную на крестовину ярма повесил,

Шестиголового барана горного на решетку повесил,

Дракона–героя на сиденье повесил,

Магилум–ладью на раму повесил,

Бизона на перекладину повесил.

Стрекозу на подножку повесил,

Гипс на переднюю часть ярма (?) повесил,

Медь — вещество могущества — на штырь, полый внутри, повесил.

Птицу Анзуд на переднюю решетку (?) повесил,

Семиголового змея на лазуритовую [х] повесил.

На свою «Колесницу, назначенную для битвы»,

Владыка Нинурта стопу свою возложил,

Уданне, двуглазый бог,

Лугальанбадра, владыка–бородач, шествовали перед ним,

А Лугалькурдуба — ужас всех стран —

Владыка Нинурта за собою поставил,

Лев он (Нинурта), ужасные ME из Абзу принявший!

Ему в середине небес лучи сиянья дарованы Аном!

Ануннаки, великие боги, соперничать с ним не в силах!

Государь, словно потоп, сметя,

Нинурта, крепость враждебной страны разгромив, словно потоп, сметя,

Как буря, взревел в основании Неба.

Когда же свой путь по слову Энлиля он в Экур направил,

Герой богов дорогу страны разгромил.

Чтобы он к Ниппуру не приближался,

Нуску, главный советник Энлиля, направился встретить его,

И так он владыку Нинурту приветствовал:

«Государь мой! Совершенный герой! К себе прислушайся!

Нинурта! Совершенный герой! К себе прислушайся!

Блеск твой храм Энлиля, как одеяние, покрывает!

Когда в колесницу свою, чей скрип сладкозвучен,

Стопу ты поставишь — Небо с Землей содрогаются!

Когда руку поднимешь — тень простирается!

Ануннаков, великих богов, в столбняк не вгоняй![98]

Отца своего в жилище его не пугай!

Энлиля, отца своего, в жилище его не пугай!

Ануннаков в их Убшукинне[99] до паники не доводи!

Отца своего силой геройства подарками одари!

Энлиля, отца своего, силой геройства подарками одари!

Государь мой! Обруч небесный! Первый среди богов!

Хранящий печать Энлиля, имеющий силу Экура,

Герой! В горы, что ты умертвил,

Кроме тебя, никого отец не пошлет!

Нинурта! В горы, что ты умертвил,

Кроме тебя, Энлиль никого не пошлет!»

Не успело слово сойти с его уст,

Как Нинурта в суму плеть и кнут положил,

Булаву, оружие битвы, с краю привесил,

В храм Энлиля вступил.

Быков захваченных он к храму направил,

Коров захваченных, быкам подобно (к храму направил),

Разбито.

Ануннаки присмирели,

Энлиль, Гора Великая, ниц пал,

Ашимбаббар взмолился,

Великая мать — Нинлиль из Киура

Владыке Нинурте ласково молвит:

«Бык, дикую силу несущий! Сын Энлиля! Ты вспышки в горах устраиваешь!

Герой, владыка Нинурта! [хх]

Враждебную страну ты (сокрушил)!»

Владыка Нинурта ей отвечает:

Разбито 5 строк.

«Битва моя, как половодье, горы переполняет,

Телом льва, мышцами льва враждебные страны она подымает!

Боги испугались, на лесистую гору (взобрались),

Как вороны, крыльями затрещали,

Как дикие быки, в траве схоронились![100]

Сиянье мое тяжело как небо, соперника не имеет!

Царь я! Горы высокие отовсюду ко мне тянутся!

В горах этих алебастром, сердоликом, лазуритом руки мои я наполнил!

Ануннаки, как мыши, в норку юркнули!

Силой геройства моего горам я отомстил!

В правой своей руке Шарур[101] нес я,

В левой своей руке Шаргаз нес я,

Удзунинну — булаву небесную — нес я,

Юношу, горы вздымающего, — Удбануила моего — нес я

Дубину — дракона–трупоеда, топор–Агашиллиг нес я,

Вещь, горы истребляющую,— оружие Шита, источник Ана — нес я,

Поработителя гор — саблю семилезвийную нес я,

Корову битвы для враждебных стран — сеть Аллухаппу нес я,

Шушгаль–сеть, из рук которой горы не выскользнут, нес я,

Семиголовую булаву — подобие змеи с семью жалами смертоносными — нес я,

Ту, что подобна морской змее разъяренной, соперников не имеющей, злую бодательницу битвы, повсюду власть имеющую,— семиголовую дубину — нес я,

Перерезателя горла гор меч, кинжал небесный — нес я,

Потоп сражения — оружие Щита о пятидесяти головах — нес я,

Змею, к человеку приближающуюся, — лук мой с колчаном — нес я,

Тех, кто храм враждебной страны захватывает, — дротик и щит — нес я,

Помощника юношей — копье мое, руку битвы — нес я,

Того, что подобно свету дневному сияет, — Курашур мой — нес я,

Эримабинутук, скрепляющий Небо и Землю, нес я,

Дубину, ужасный блеск которой страну покрывает,

Ту, что для правой руки моей предназначена,

Совершенна в золоте и лазурите, изумление вызывает, — Гискимтилу нес я,

Дубину Страны высокую, великую, широкую, в битве знатную, равных не знающую,

Запястья моего на поле битвы достойную, — булаву пятидесятиголовую — нес я,

Дубину, что, как Гирра[102], враждебную страну покрывает,— дубину пятидесятиголовую — нес я!

Пусть отец мой сражение мое посетит!

Пусть Энлиль силу геройства моего водой омоет!

Пусть яростную силу — дубину мою — священной водой окропит!

Пусть в тронном зале священное место для меня установит!

Пусть мою колесницу небесную на «великое место» поставит!

Пусть пленных героев моих, как быков бодливых, навяжет!

Пусть пленных царей моих, как свету Солнца, заставит он мне поклониться!

Могучий, Потоп Энлиля, в горах соперника не имеющий — я!

Нинурта я, (и) к имени моему пусть их он склонит!

Сильный львиноголовый, которого мощью своей Энлиль породил,— я!

Вихрь небесный, обруч богов,

Избранный Аном для власти великой, — я!

Булава, разящая высокие горы, для царственности предназначенная, — я!

Могучая сила битвы, вдохновляемая Инанной,— я!

Герой, определенный Энки, для ярости сражения назначенный,— я!

Пусть царственность моя до пределов земных и небесных сияет!

Сильнейший из богов — я! Ужас великий пусть мне он дарует!

Пусть Ниппур, любимый мой город, Ану подобно, шею поднимет?

Пусть мой город — первейший над городами братьев моих!

Пусть мой храм — высочайший над храмами братьев моих!

Пусть земля моего города — колодец с пресной водой для Страны!

Пусть Ануннаки — братья мои — склонятся передо мною!

Пусть их быстрокрылые птицы в моем городе гнезда совьют! Пусть странники их под сенью моей отдохнут!»

Из храма Энлилева выйдя,

Герой, сияющий ликом,

Прекрасное слово Нинурты

Нинкарнунна услышал,

Нинурте предстал, взмолился:

«Царь мой! В любимом городе сердце освободи![103]

Владыка Нинурта! В любимом городе сердце освободи!

В святилище Ниппура сердце освободи!

Когда в Эшумеша[104] — дом услаждения сердца — один ты войдешь,

Деве Нин–Нибру — супруге своей —

Что внутри у тебя — скажи, что вовне у тебя — скажи!

„Доброе слово царю" на долгие дни ей промолви![105]

Тогда Нинкарнунна, рожденный владыкой,

Со словами молитвы

Сердце его холодной водой окропил.

Со всем, что ему сказал он,

Дабы обряды древних времен воссияли,

Не таясь, в Эшумеша Нинурта вступил.

Ублажилось сердце Нинурты,

И Нинурта взглянул благосклонно.

Не таясь, он вступил в Эшумеша —- храм свой любимый,

Деве Нин–Нибру — супруге своей —

Что внутри — сказал он, что вовне — сказал он,

«Доброе слово царю» на долгие дни ей промолвил.

Герой, геройство которого видно,

Нинурта, сын Энлиля,

Величие которого в храме Энлиля основано,

Владыка–разрушитель гор, соперника не имеющий,

Яростно бодающий в своей высокой битве,

Герой, великий в своей выходящей силе,

Могучий, Потоп Энлиля,

Нинурта, старший сын Экура,

Гордость отца, своего создателя,— хвала тебе хороша!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Колофон, Шир–гид–да [106] Нинурты. Священный брак Идин–Дагана и Инанны (Idin–Dagan A)

Из книги Евреи, Христианство, Россия. От пророков до генсеков автора Кац Александр Семёнович

Колофон, Шир–гид–да[106] Нинурты. Священный брак Идин–Дагана и Инанны (Idin–Dagan A) Царский гимн для хорового пения, его исполнение сопровождается поклонами Инанне–Венере. Основной источник знаний ассириологов о процедуре священного брака в Шумере (см, ч. 2), Переводится на


29. Возвращение вождя

Из книги Статьи за 10 лет о молодёжи, семье и психологии автора Медведева Ирина Яковлевна

29. Возвращение вождя Ленин вернулся в Россию 3 апреля 1917 г. 47-летним человеком. Никакого опыта созидательной работы к этому сроку он не приобрел, что, может быть, и не являлось редкостью для выходцев из богатых семей. Но Ленин к богатым людям не относился, а потому такой


Возвращение

Из книги Погаснет жизнь, но я останусь: Собрание сочинений автора Глинка Глеб Александрович


ВОЗВРАЩЕНИЕ

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

ВОЗВРАЩЕНИЕ Мне прошептала смерть: «живи» И отпустила на поруки. С тех пор из всех богатств любви Предпочитаю я разлуки. В них судорога губ и рук И опьяненье вольной волей. Земное счастье, без разлук – Как день без ночи, хлеб без соли. Боль расставаний –


Возвращение

Из книги Пути и лица. О русской литературе XX века автора Чагин Алексей Иванович

Возвращение Словно очнувшись от долгого сна, Чуньюй понял, что с ним произошло. Он был рад вернуться домой, но со слезами прощался с детьми. Правитель приказал придворным проводить Чуньюя; тот поклонился несколько раз и вышел. Двое людей в пурпурных одеждах проводили его


ВОЗВРАЩЕНИЕ ЕСЕНИНА

Из книги Сенная площадь. Вчера, сегодня, завтра автора Юркова Зоя Владимировна

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЕСЕНИНА Вспоминаю отошедшие в прошлое юбилейные есенинские дни и ловлю себя на том, что из всех впечатлений, связанных с юбилеем, два момента особенно врезались в память. Прежде всего, совершенно необыкновенная атмосфера, царившая на этом празднике, — ясное


Возвращение Египта

Из книги Тайна жрецов майя [с иллюстрациями и таблицами] автора Кузьмищев Владимир Александрович


Возвращение

Из книги От царской Скифии к Святой Руси автора Ларионов В.


Глава 6 Возвращение

Из книги Мифы Греции и Рима [litres] автора Гербер Хелен

Глава 6 Возвращение Абсурдное пророчество На рубеже XIX и XX веков произошло невероятное. Начало сбываться предсказание, сделанное около 2,5 тысячи лет назад. И возьму вас из народов, и соберу вас из всех стран, и приведу вас в землю вашу.[107] Можно говорить что угодно, но факт