Новогодний ритуал из Вавилона (фрагменты)

Новогодний ритуал из Вавилона (фрагменты)

Полная версия записанного ритуального действа, проходившего в Вавилоне в VI—IV вв. На русском языке появляется впервые, но не в полном виде: переводятся только хорошо сохранившиеся фрагменты. Текст приводится без разбивки на строки. Перевод с аккадского и шумерского языков В. В. Емельянова по изданию: Thureau-Dangin F. Rituels Accadiens. Paris, 1921. P. 127–154

Фрагмент 1. 2–й день месяца Нисану

На второй день месяца Нисану, в два часа пополуночи, жрец–уригаллу[120] встает и речной водой омывается, К статуе Бела[121] он подходит, и перед Белом в льняную одежду облачается. Такую молитву Белу он произносит:

О Бел, в гневе не знающий равных,

О Бел, добрый царь, земель повелитель,

Кто милость великих богов возвращает,

О Бел, кто могучего взглядом поражает,

Владыка царей, свет людей, решающий судьбы,—

О Бел, жилище твое — Вавилон, тиара твоя — Борсиппа,

Широкое небо — вместилище твоей печени!

О Бел, своими очами ты все прозреваешь,

Своими оракулами оракулы проверяешь,

Взглядом своим устанавливаешь законы,

Касанием своим затрагиваешь могучих:

Когда ты взираешь на них— милосердие им даруешь,

Свет указуешь, славу твою они восхваляют.

О Бел стран, свет Игигов[122] благословенный —

Кто славу тебе не воспел?

Кто не прославил тебя, кто не воспел твою власть?

О Бел стран, живущий в Эудуле, тот, кто за руку падающего хватает,

Граду твоему Вавилону милость даруй!

К храму своему Эсагиле[123] лик обрати!

Людям Вавилона, слугам твоим, освобождение установи!

Фрагмент 2. 3–й день месяца Нисану

В третьем часу после восхода солнца он зовет работника по металлу и дает ему драгоценные камни и золото из имущества Мардука, чтобы он изготовил две статуи к шестому дню. Он зовет столяра и дает ему кедр и тамариск. Он зовет золотых дел мастера и дает ему золото. С третьего по шестой день (куски мяса жертвенного животного) перед ликом Бела (распределяются так): хвост — работнику по металлу, грудинка — золотых дел мастеру, ляжка — столяру, ребра — ткачу. Эти (куски мяса) перед ликом Бела должны быть доставлены жрецу–уригаллу Экуа для мастеров.

Эти две статуи должны быть в семь пальцев толщиной. Одна из кедра, другая — из тамариска, Сикль[124]золота — их украшение […] Одна статуя держит в левой руке змею, из кедра сделанную, а правую руку к Набу[125] простирает. Вторая (статуя) держит в левой руке скорпиона, а правую руку к Набу протягивает. Одеты они в красные одеяния, посредине пальмовой ветвью препоясаны. До шестого дня в доме Даяна[126]они стоях Пища с жертвенного стола Даяна им подносится. На шестой день, когда Набу достигает Эхур–сагтилы, резник головы им отрубает. Затем в присутствии Набу огонь разжигается, и в этот огонь их бросают.

Фрагмент 3. 4–й день месяца Нисану

На четвертый день, в три и одну треть часа пополуночи, жрец–уригаллу встает и омывается речной водой. Льняное одеяние перед Белом и Белтией[127] он надевает. Воздевши руки, такую молитву богу Белу он произносит:

Могучий владыка Игигов, средь богов великих возвышенный]

Владыка стран света, царь богов, Мардук, предписания устанавливающий!

Почтенный, высокий, возвышенный, сильный,

Царственности держатель, божественности обладатель!

Сияющий свет, Мардук, обитающий в Эудуле,

Враждебные страны истребляющий!

Разбито три строки.

Собиратель Небес, насыпателъ Земли,

Учетчик морской воды, пахарь поля,

Обитающий в Эудуле, владыка Вавилона, Мардук высокий,

Определяющий судьбы всех богов,

Дарующий скипетр священный богобоязненному государю!

Я — жрец–уригаль из Экуа — благую речь к тебе обращаю:

Будь милостив ко граду твоему Вавилону,

Эсагиле, своему дому, пошли свою милость,

По твоему высокому слову, о владыка богов великих,

Пред лицом сынов Вавилона пусть свет воссияет!

Аналогичная молитва произносится перед статуей Белтии–Царпаниту, после чего призывается ее милость к гражданам Вавилона.

На Высокий Двор идет он, к северу обращается, трижды Эсагилу благословляет: «Звезда–Площадь, Эсагила, двойник Небес и Земли»[128], Затем он двери распахивает. Все жрецы–эриббити[129] входят и исполняют свои обряды надлежащим образом. Плакальщицы и певцы им уподобляются.

Когда это исполнено, после второй трапезы позднего дня, жрец–уригаллу храма Экуа от начала до конца читает для Бела Энума элиш[130]. В то время как он Энума элит для Бела читает, передняя часть тиары Ана и сиденье Эллиля должны быть покрыты.

Фрагмент 4, 5–й депь месяца Нисану

На пятый день месяца Нисану, в четыре часа пополуночи, жрец–уригаллу встает и водой из Тигра и Евфрата омывается, [Он предстает перед Белом], надевает льняную одежду перед Белом и Белтией. Такую молитву Белу он произносит:

Начало молитвы разбито. Далее следует обращение к звездам — покровителям мирового порядка и царской власти.

Бог Небес и Земли, определяющий судьбы, — господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда Дракон, держатель скипетра и перстня — господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда Эреду, обладатель мудрости господин мой, господин мой, успокойся!

Асари, даритель земледелия — господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда Юпитер, дающая всему знаки, — господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда Меркурий, вызывающая дождь, — господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда Сатурн, звезда порядка и справедливости — господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда Марс, яростное пламя — господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда Сириус, учетчик морских вод — господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда Арктур, владыка Эллилей — господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда НЕ–НЕ–ГАР, сама себя создавшая,— господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда Нумушда, вызывающая дождь, — господин мой, господин мой, успокойся!

Звезда Жало Скорпиона, наступающая на грудь моря, — господин мой, господин мой, успокойся!

Шамаш, свет стран — господин мой, господин мой, успокойся!

Син, освещающий тьму, — господин мой, господин мой, успокойся!

Господин мой, мой бог, господин мой, мой повелитель! Кто господин кроме тебя?

Богине Белтии такую молитву он произносит:

Моя госпожа милосердная — госпожа моя, успокойся!

Моя госпожа негневливая — госпожа моя, успокойся!

Моя госпожа щедрая, моя госпожа прекрасная,

Моя госпожа сладостная, моя госпожа прекрасная.

Моя госпожа негневливая, моя госпожу принимающая,

Моя госпожа, мольбы принимающая,

Дамкианна, владычица Небес и Земли, чье имя — моя госпожа,

Звезда Дильбат, ярко сияющая среди звезд, чье имя — моя госпожа,

Звезда Лук, уронившая мощь, чье имя — моя госпожа,

Звезда Коза, обозревающая Небо, чье имя — моя госпожа,

Звезда Хегала, звезда процветания, чье имя — моя госпожа,

Звезда БАЛ–ТЕШ–А, звезда здоровья, чье имя — моя госпожа,

Звезда Большая Медведица, связь Небес, чье имя — моя госпожа,

Звезда Эру, создающая потенцию, чье имя — моя госпожа,

Звезда Нинмах, дарующая жизнь, чье имя — моя госпожа,

Моя госпожа, чье имя — «Моя госпожа»! Не есть ли ее имя «Моя госпожа»?

После прочтения молитвы он распахивает двери. Все жрецы–эриббити входят и исполняют свои обряды надлежащим образом. Плакальщицы и певцы им уподобляются.

В два часа после восхода солнца, когда узел жертвенных столов Бела и Белтии совершенен, он призывает жреца–машмашшу[131] для очищения храма и окропления его водой из сосудов Тигра и Евфрата. Внутри города в тамбурин он будет бить. Кадильницу и факел в храм он принесет, [Он (?)] останется во внутреннем дворе, а в святилище Бела и Белтии не войдет. Когда очищение храма совершится, в храм Эзида, в святилище Набу, с кадильницей, факелом и сосудом для освященной воды он войдет, воду сосудов Тигра и Евфрата на храм распрыскает. Все двери святилища ароматом кедра он окурит. Во дворе святилища серебряную кадильницу он установит и в ней ароматные смолы и кипарис смешает. Резника он призовет, чтобы отсечь голову барана, чье тело в обряде куппуру[132] храма будет использовано. Заговоры для храма он прочтет, все святилище с приделами его очистит и кадильницу уберет. Жрец–машмашшу тело того барана поднимет и к реке пойдет. Обратясь на запад, тело барана в реку он бросит. В степь он пойдет. Резник то же самое с головой барана проделает. Жрец–машмашшу и резник в степь выходят. Поскольку Набу в Вавилоне, в Вавилон они не входят, а в степи с пятого по двенадцатый день пребывают. Жрец–уригаллу храма Экуа очищение храма видеть не должен. Если он (это) увидит, (то) чист не будет.

После очищения храма, в три и одну треть часа после восхода солнца, жрец–уригаллу храма Экуа выходит и мастеров призывает. «Золотые небеса» из имущества Мардука он выносит и храм Эзида, святилище Набу, от […] до основания покрывает. Жрец–уригаллу и мастера такую молитву произносят:

Храм они освящают —

Мардук, царь Эреду, в Эудуле живущий,

Кусу,

Нингирима, внимающая молитвам.

Мардук храм освящает,

Кусу выводит предначертания,

Нингирима заговоры шепчет.

Все, что есть злое, уходи из храма!

Великий демон, пусть Бел тебя уничтожит!

Где бы ты ни бьл, будь низвергнут!

Все мастера к воротам отходят.

Фрагмент 5. Царский ритуал

Начало сильно повреждено. Жрец–уригаллу ставит жертвенный стол перед Белом, угощает его мясом, медом, солью, воскуряет ароматные смолы, совершает возлияние вина. После этого читается молитва к Мардуку.

После произнесения молитвы жертвенный стол он убирает. Всех ремесленников он скликает, весь жертвенный стол им отдает, чтобы Набу они его поднесли. Мастера его берут и […] направляются […] Когда Набу […] достигает, они [стол] ему вручают. Когда Набу свою ладью Иддахеду покидает, стол они перед Набу ставят хлебы (?) ему подносят […] Воду для рук царя они приносят, в Эсагилу его сопровождают. Мастера к воротам отходят.

Когда он (царь, — В. Е.) [Бела] достигает, жрец–уригаллу выходит, скипетр, перстень (?), меч у него отбирает, тиару царственности отбирает. Белу он их подносит, перед Белом на сиденье кладет их. (Затем) он выходит к по щеке царя ударяет, […] позади него кладет он, к Белу его подводит, за уши его дергает и ниц простирает. Царь так говорит: «Я не грешил, о царь стран, твою божественность я не игнорировал, Вавилон не разрушал, уничтожить его не приказывал, [не оставлял заботами] Эсагилу, не забывал его ритуалов, слуг по щекам не бил, их не унижал, о Вавилоне заботился (?), стен его не разрушал».

Разбито пять строк. Жрец–уригаллу благословляет царя.

«Бел навеки тебя благословит, врагов твоих он уничтожит, противников ниспровергнет». После этих слов свои (инсигнии) царь получает. Скипетр, перстень (?), меч, тиару он царю возвращает. По щеке царя он ударяет. Если при этом слезы текут, то Бел настроен дружелюбно; если слез нет, то Бел в ярости: враги поднимутся и поражение ему устроят.

Когда это сделано, на закате солнца жрец–уригаллу сорок тростников вместе связывает (по три локтя длиной каждый, неразрезанный, неразорванный, прямой) и пальмовую ветвь в качестве веревки использует. На Священном Дворе яма вырывается, и в нее мед, сливки, первосортное масло он кладет. Белого быка перед ямой он убивает. Царь (все это) горящим тростником поджигает. Царь [и жрец–уригаллу] такую молитву произносят:

О Бык! Сияющий свет, освещающий тьму!

Окончание текста разбито.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 48 Невухаднецар, царь Вавилона (604–562 гг. до н. э.)

Из книги Еврейский мир автора Телушкин Джозеф

Глава 48 Невухаднецар, царь Вавилона (604–562 гг. до н. э.) В нееврейском мире Невухаднецар известен благодаря «висячим садам Вавилона» на крыше его дворца, которые древние греки отнесли к семи чудесам света. В еврейском мире его репутация куда хуже: он — библейское


Статьи и фрагменты

Из книги Избранные труды по языкознанию автора Гумбольдт Вильгельм фон

Статьи и фрагменты О мышлении и речи [89] Сущность мышления состоит в рефлексии, то есть в различении мыслящего и предмета мысли.Чтобы рефлектировать, дух должен на мгновение остановиться в своем продвижении, объединить представляемое в единство и, таким образом, подобно


Закат Вавилона

Из книги Антисемитизм как закон природы автора Бруштейн Михаил


Нанотехнологии Вавилона

Из книги Домашний музей автора Парч Сусанна

Нанотехнологии Вавилона Эволюционный или революционный процесс в Вавилонии отличался от подобных процессов нового времени. Народ не боролся с властью. Она еще не успела его «достать». Это потом появятся либералы, демократы, левые и правые, фашисты и коммунисты. В те


От Египта до Вавилона

Из книги автора

От Египта до Вавилона Банщикова А.А. Женские образы в художественных произведениях Древнего Египта. М., 2009.Белицкий М. Шумеры. Забытый мир. М., 2000.Гельцер М.Л., Гиоргадзе Г.Г. Рецензия на: H. Klengel, Geschichte Syriens im 2. Jahrtausend v. u. Z. Teil 2. Mittelund S?dsyrien. Deutsche Akademie der Wissenschaften zu Berlin, Institut f?r Orientforschung,