Глава первая От хаоса и кастрации к порядку: рождение богов

Глава первая

От хаоса и кастрации к порядку: рождение богов

Главные действующие лица

Хаос — Изначальное беспорядочное и бесформенное состояние мира.

Уран — Небо, супруг Геи (Земли), оскоплен Кроном.

Гея — Земля, производительница и носительница всех живых существ, праматерь и прабожество, супруга Урана.

Эрот (Купидон, Амур) — Бог любви.

Кронос (Крон) — Сын Урана и Геи, низвергнут Зевсом.

Рея — Супруга Кроноса.

Зевс (Юпитер) — Верховный бог, сын Кроноса и Реи.

Гиганты — Противники богов-олимпийцев.

Тифон — Стоглавое чудовище, противник Зевса.

Титаны — Противники богов-олимпийцев.

Гера (Юнона) — Супруга Зевса.

Афродита (Венера) — Богиня любви.

Мифы, рассказывающие о происхождении мира и богов, свойственны мифологиям многих народов. Подобные греческие мифы изложены, главным образом, в труде Гесиода (ок. 700 г. до н. э.) «Теогония» («Происхождение богов»), В своем произведении Гесиод, определив место своей поэзии и подчеркнув ее освящение музами, не только описал три поколения богов, создавших мир, — Урана и Гею, Кроноса и Рею, Зевса и Геру, — но и рассказал о рациональном устройстве мира под предводительством Зевса.

Первое поколение: Уран (Небо), Гея (Земля) и их отпрыски: титаны, киклопы и гекатонхейры (сторукие)

Согласно Гесиоду, сначала существовал Хаос, появившийся в результате бесполого процесса. Греческое слово chaos означает «зев», «разверстое пространство» и, видимо, могло пониматься как пустое мировое пространство, первозданная бездна. Из Хаоса произошли «широкогрудая» Гея (Земля) и сумрачный Тартар, ужасная бездна, полная вечной тьмы, отстоящая от земли, на сколько земля от неба: бронзовая наковальня станет падать с неба на землю девять дней и ночей и столько же дней и ночей она станет падать с земли на небо. Из Хаоса появился и Эрот (Любовь), «самый прекрасный из всех бессмертных богов».

Сладкоистомный — у всех он богов и людей земнородных

Душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает.

Хаос породил Никту (Ночь) и Эреба (Мрак, подземную тьму, схожую с Тартаром), а они породили Гемеру (День) и Эфир (Небо). Никта также родила целый сонм ужасных божеств: мойр (Судьбы), кер (Несчастья), Танатоса (Смерть), Гипноса (Сон), Сновидения, и без связи с кем-либо: Гесперид, Мома (Порицание), Ойзиса (Горе), Апату (Обман), Филота (Болезнь), Гераса (Старость) и Эриду (Раздор).

Подобно Хаосу, Гея бесполым способом породила Урана (Небо), «чтоб точно покрыл ее всюду и чтобы прочным жилищем служил для богов всеблаженных», затем Горы и Понт (Море). Затем, когда Эрот стал возбуждать любовь между мужчиной и женщиной, Гея, вступив в любовную связь с Ураном, родила могучих грозных титанов (этим великанам название дал Гесиод, произведя его от греческого teino («злоупотребляю»), ибо «руку простерли они к нечестивому делу». За титанами последовали киклопы, великаны с одним глазом во лбу (киклопы, страшные и кровожадные существа, повстречавшиеся Одиссею, не уважали богов и разительно отличались от киклопов, рожденных Геей, которые пришли на помощь Зевсу в его противоборстве с титанами). Затем Гея породила гекатонхейров, сторуких и пятидесятиголовых гигантов.

Контролировать своих детей-великанов Урану было весьма затруднительно. Они стали ненавистны ему, и он прятал их в потайном месте в недрах Земли (по другому варианту — в Тартаре). Гея тяжело страдала от этого и в конце концов, изготовив из адаманта серп, попросила своего сына — одного из титанов, Кроноса — оскопить Урана, когда тот уляжется рядом с ней, «пылая любовным желаньем». Кронос согласился, и, когда Уран возлег около Геи,

…Неожиданно левую руку

Сын протянул из засады, а правой, схвативши огромный

Серп острозубый, отсек у родителя милого быстро

Член детородный и бросил назад его сильным размахом[2].

Впитав кровь оскопленного Урана, Гея породила Эриний Алекто, Тисифону и Мегеру, а также гигантов и Мелийских нимф. От упавшего в море семени с детородного члена Урана родилась Афродита. Существует суждение, что имя этой богини произошло от греческого aphros (пена), ибо, по Гесиоду, она родилась из морской пены около острова Кифера, после чего легкий, ласкающий ветерок принес ее на остров Кипр. Отсюда прозвища этой богини любви — Афродита Киферийская и Афродита Киприда. Афродиту сопровождает Эрот (по одной из версий, ее сын), и вместе они обладают мощной силой любви, пронизывающей весь свет и производящей потомство. Римский поэт Лукреций в своем сочинении «О природе вещей» выделяет из этой пары богиню:

Ты возбуждаешь у всех к продолжению рода желанье,

Ибо одна ты в руках своих держишь кормило природы,

И ничего без тебя на божественный свет не родится,

Радости нет без тебя никакой и прелести в мире.

Об опасности, которую может представлять Афродита, писал Еврипид в «Ипполите»:

Ограда священная Фивы,

Диркеи кипящая пена,

Вы ужасы миру о силе

Могли бы Киприды поведать.

Она, средь блистаний и громов

Склонивши на брачное ложе

Грядущую Вакхову матерь,

В объятия кинула смерти,

О, страшная сила и сладость!

Пчела с ее медом и жалом!

Гесиод в «Теогонии» выделяет благотворное влияние Афродиты:

К племени вечных блаженных отправилась тотчас богиня,

Эрос сопутствовал деве, и следовал Гимер прекрасный.

С самого было начала дано ей в удел и владенье

Между земными людьми и богами бессмертными вот что:

Девичий шепот любовный, улыбки, и смех, и обманы,

Сладкая нега любви и пьянящая радость объятий.

После того как Урана оскопили, он оказался отстраненным от продолжения рода богов-чудовищ, уступив власть Кроносу, который женился на своей сестре Рее.

Второе поколение: Кронос и Рея

В этот переходный период возникли Солнце, Луна, Звезды, Реки и Ветры, а также появились на свет Фемида (Правосудие), Мнемосина (Воспоминание), Метида (Мудрость), Ника (Победа), Зелос (Слава) и Кратос (Сила).

В связи с тем, что Кроносу предсказали, что его лишит власти собственный сын, Кронос, как только у Реи рождались дети, тотчас проглатывал их, чтобы избежать исполнения предсказания. Он проглотил Гестию, Деметру, Геру, Аида, а по одной из версий — Посейдона.

Когда Рея собиралась родить Зевса (который как сын Кроноса известен также под именами Кронион и Кронид), она не захотела потерять и этого ребенка и по совету своих родителей, Урана и Геи, удалилась на остров Крит, где и родила Зевса. То, что местом рождения Зевса положен Крит, предположительно является влиянием минойской культуры (культуры Крита, достигшей расцвета в 3–2 тысячелетиях до н. э.), ибо Зевс, скорее, походит на обычное средиземноморское божество, обеспечивающее плодородие земли, а не на индоевропейского бога неба, посылающего на землю живительные дожди. Если это предположение верно, то Гесиод в своем сочинении объединил оба мотива, ибо несомненно, что именно бог неба одолел Кроноса.

Согласно одной из версий мифа, Рея родила Зевса в пещере горы Дикта, согласно другой — в пещере на горе Ида. Аполлодор называет местом его рождения город Дикта, а Идой называет одну из его кормилиц. Рея поручила воспитание Зевса daimones — куретам[3], демоническим существам, и нимфам Адрастее и Иде, вскормившим его молоком Амалфеи, являвшейся, согласно сочинению Каллимаха, не нимфой, а козой, спустившейся с Гелиоса (Солнца). Амалфея поместила колыбель с Зевсом на дереве, чтобы Кронос не нашел его ни на небесах, ни на земле, ни в море[4]. Куреты заглушали плач Зевса ударами копий о щиты, криками и плясками. Рея, чтобы обмануть мужа, дала ему проглотить вместо сына длинный камень, завернутый в пеленки.

Когда Зевс вырос и возмужал, он восстал против Кроноса, как в свое время Кронос восстал против Урана. Примечательно, что оба этих мифа развиваются по одному и тому же сюжету: и Зевс, и Кронос беспощадно свергают своих отцов, используя при этом жестокость, до этого проявленную родителем.

Гея вынудила Кроноса вернуть на свет проглоченных им детей, что он и сделал в обратном порядке, извергнув вначале камень. Получилось, что Зевс стал старшим ребенком, ибо его братья и сестра появились на свет позже него. Аполлодор рассказывает, что над Кроносом взяли верх после того, как Метида дала ему опьяняющее зелье, а, согласно другому источнику, Кроноса, по инициативе Никты, опоили крепким медовым напитком, после чего связали и оскопили тем же серпом, которым он оскопил Урана. Согласно Плутарху, Кронос спит вечным сном на острове близ Британии, а извергнутый им камень стал предметом поклонения в Дельфах.

После того как Зевс пришел к власти и встал во главе нового поколения богов-олимпийцев, против него выступили титаны, а на его стороне встали киклопы и гекатонхейры (сторукие). В результате началась ожесточенная война (титаномахия), длившаяся десять лет.

…Заревело ужасно безбрежное море,

Глухо земля застонала, широкое ахнуло небо

И содрогнулось; великий Олимп задрожал до подножья

От ужасающей схватки. Тяжелое почвы дрожанье,

Ног топотанье глухое и свист от могучих метаний

Недр глубочайших достигли окутанной тьмой преисподней.

Так они друг против друга метали стенящие стрелы,

Тех и других голоса доносились до звездного неба.

Криком себя ободряя, сходилися боги на битву.

Киклопы выковали Зевсу гром и молнию, Аид вручил ему шлем, а Посейдон — трезубец, и Зевс одолел титанов, низвергнул их в тартар и поставил у входа сторуких.

Хотя титаны и были побеждены, они оставили большое потомство: реки, ветры и звезды, персонификации Убеждения, Случайности, Хитрости, Интеллекта, Победы, Власти, Силы, Рассвета, Солнца, Луны, а также Атласа, Прометея, кентавра Хирона, морского старца Нерея, Ириду, крылатую вестницу богов, сходившую на Землю по радуге, нимф, нереид, горгон, гарпий и Ехидну, полузмею-полуженшину.

После победы над титанами в мире установился порядок. Зевс женился на Метиде (Мудрости) и стал верховным божеством, разделив сферы влияния с другими богами. Себе Зевс взял небо, Посейдон получил море, Аид — подземное царство. Вот как об этом распределении сфер влияния рассказывает Посейдон в «Илиаде» Гомера:

Натрое все делено, и досталося каждому царство:

Жребий бросившим нам, в обладание вечное пало

Мне волношумное море, Аиду подземные мраки,

Зевсу досталось меж туч и эфира пространное небо;

Общего всем остается земля и Олимп многохолмный.

Зевс — имя индоевропейского происхождения и восходит к имени ведийского бога Дьяуса (dyaus — «небо»). Имя Дьяуса образовано от санскритских корней *diut («светить») и *dik («небо» и «день»); Zeus pater («Зевс-отец») имеет те же индоевропейские корни. Германский бог неба Тиу (давший свое название вторнику) имеет то же происхождение. От тех же корней образовано имя Юпитера (в римской мифологии бог неба), звавшегося первоначально Diespater («отец дня») и латинские слова deus («бог») и dies («день»). Но Зевс больше, чем бог неба, он царит над всеми богами, живущими на горе Олимп, богами-олимпийцами. Его власть характеризует Эсхил:

Зевс — и эфир, Зевс — и земля, и небо — Зевс:

Все сущее и все превыше сущего.

Зевс — покровитель общности людей, городской жизни, но он может и возвысить, и покарать.

Слава ль кого посетит, неизвестность ли, честь иль бесчестье —

Все происходит по воле великого Зевса-владыки.

Силу бессильному дать и в ничтожество сильного ввергнуть,

Счастье отнять у счастливца, безвестного вдруг возвеличить,

Выпрямить сгорбленный стан или спину надменному сгорбить —

Очень легко громовержцу Крониду, живущему в вышних.

Произведение Гесиода «Теогония» посвящено происхождению богов. В нем ничего не говорится о происхождении человечества, а вот из сочинения «Работы и дни» следует, что люди были созданы титанами и жили они уже при правлении Кроноса.

Третье поколение: Зевс и боги-олимпийцы

Хотя Зевс и стал верховным богом, установившим контроль над миром, его власти угрожала опасность. Аполлодор рассказывает о том, что супруга Зевса Метида предпринимала попытки лишить Зевса могущества. Когда она была беременна Афиной, Зевсу предсказали, что после Афины супруга родит сына, который лишит его власти. Чтобы предсказание не сбылось, Зевс проглотил Метиду, но после этого через некоторое время почувствовал страшную головную боль. Чтобы избавиться от страданий, Зевс призвал своего сына Гефеста, бога огня и кузнечного ремесла, и тот мощным ударом топора раскроил ему череп, и из головы Зевса вышла могучая воительница богиня Афина[5] в полном вооружении. Это необычное деяние послужило сюжетом для вазописи и рельефа восточного фронтона Парфенона в Афинах. Рожденная из головы Зевса дочь не представляла для него никакой опасности, а сын, который, по предсказанию, должен был родиться следом за ней, на свет так и не появился.

Однако против Зевса выступили гиганты, сыновья Геи, в результате чего произошла грандиозная битва богов-олимпийцев с гигантами — гигантомахия. Эта битва также послужила сюжетом для произведений искусства, скульптур и вазописи; его использование прослеживается от VI века до нашей эры (сокровищница сикионцев в Дельфах) до I века до нашей эры (грандиозный алтарь, посвященный Зевсу в Пергаме).

Гиганты родились на Флегрийских полях[6] на полуострове Паллена. Они внушали ужас исполинским видом, густыми темными волосами до плеч, косматыми бородами и змеиными ногами. Гиганты атаковали небо огромными скалами и пылающими вырванными с корнями дубами. Богам-олимпийцам предсказали, что они одолеют гигантов только с помощью смертного, и они призвали для участия в битве героя Геракла.

Геракл сразил стрелой Алкионея, но этот гигант был бессмертен на земле, где родился, и возвращался к жизни, упав на землю, и Гераклу пришлось унести его с полуострова Паллена и убить в другом месте. Порфирион, предводитель гигантов, пытавшийся овладеть Герой, был поражен перунами Зевса. Аполлон и Геракл поразили Эфиальта, каждый попав стрелой ему в глаз. Дионис одолел Эврита, Геката с помощью пылающих факелов взяла верх над Клитием, Гефест поразил Миманта[7] с помощью метательных снарядов из раскаленного металла. Афина обрушила на Энкелада остров Сицилия, а с еще живого Палланта содрала кожу и сделала из нее себе панцирь. Посейдон преследовал Полидора по морю и, нагнав его у острова Кос, обрушил на него часть этого острова. Гермес, надев шлем Аида, сделавший его невидимым, убил Ипполита. Артемида покончила с Гратионом, а мойры, вооружившись бронзовыми дубинками, расправились с Агрием и Тооном. Остальных поразил перунами Зевс, а Геракл добил гигантов своими стрелами.

Однако Гея на этом не успокоилась и продолжила борьбу с Зевсом. Она родила Тифона — по одной версии, от Тартара, по другой — от Кроноса. Тифон родился в Киликии (на южном побережье современной Турции) и представлял собою ужасную помесь человека с животным. Часть его туловища, покрытого перьями у бедер, была человеческая, а ногами служили клубки змей. Он был выше гор и часто задевал головой звезды; одна его рука могла достичь запада, а другая — востока.

                               …над плечами

Сотня голов поднималась ужасного змея-дракона.

В воздухе темные жала мелькали. Глаза под бровями

Пламенем ярким горели на главах змеиных огромных.

Взглянет любой головою — и пламя из глаз ее брызнет.

Глотки же всех этих страшных голов голоса испускали

Невыразимые, самые разные.

Шипя, грозно крича и изрыгая изо рта пламя, Тифон атаковал небеса раскаленными скалами. И все же, согласно «Теогонии» Гесиода, Зевс быстро с ним справился: он испепелил Тифона стрелами-молниями, поразил перунами и низверг в мрачный Тартар. Но и там Тифон продолжал грозить богам и всему живому, вызывая бури и ураганы.

По другой версии мифа, победа далась Зевсу с великим трудом, ибо другие боги, превратившись в животных, бежали в Египет. Однако Зевс не побоялся вступить в схватку с Тифоном и, используя молнии, перуны и серп, заставил его бежать до устья реки Оронт в Сирии. Там Зевс схватился с Тифоном, но чудовищу удалось опоясать Зевса кольцами своих змей, вырвать у него серп и перерезать сухожилия на руках и ногах. После этого Тифон доставил Зевса в Киликию, где запер в Корикийской пещере, поставив его охранять драконшу Дельфину. Но Гермес и Эгипан (козел Пан) выкрали спрятанные в пещере сухожилия Зевса и вставили их на место[8], после чего Зевс атаковал Тифона молниями и перунами из колесницы, запряженной крылатыми лошадьми. Тифон бежал на гору Ниса, где мойры обманули его, дав отведать ему однодневные плоды (ядовитые растения «однодневка»), якобы для увеличения силы. Отведав этих плодов, Тифон добрался до горы Гайма во Фракии, где стал швырять в настигшего его Зевса огромные скалы, но Зевс ударами молний посылал их обратно в Тифона. С Гаймы, «Кровавой горы» (греч. haima — «кровь») хлынули кровяные потоки, а когда Тифон попытался скрыться от Зевса в водах Сицилийского моря, Зевс навалил на него огромную гору Этна[9].

Некоторые древние авторы намекают на то, что вулканическая активность Этны вызывается ударами молний, которыми Зевс все еще поражает Тифона, а вот почти наш современник Дж. Д. Фрэзер писал, что миф о схватке Зевса с Тифоном, произошедшей у горы Этна, навеян извержениями вулкана и находками возле него огромных окаменелых костей. На взгляд Майкла Гранта, миф этот выразил противление древних греков загадочным богам семитов и хеттов; кроме того, Грант полагает, что Зевс явился предтечей многих победивших драконов, славных воителей, включая Георгия Каппадонского.

Одолев всех недругов и утвердив свою власть, Зевс женился на Гере[10], родившей от него Гебу, Илифию и Ареса. Но это не помешало Зевсу вступать в любовную связь со многими смертными и бессмертными женщинами, которые принесли ему многочисленное потомство. На свет появились Времена Года, мойры, хариты, Персефона, девять муз (Каллиопа, Клио, Мельпомена, Эвтерпа, Эрато, Терпсихора, Урания, Талия и Полигимния), а также Артемида и Аполлон, Пан, Геракл, Персей, Минос и Сарпедон, Елена, Кастор и Полидевк (Поллукс) и Дионис.

Поведение Зевса не только повлекло матримониальную дисгармонию, но и вызвало раздражение ранних христиан, чье мнение выразил Арнобий, ритор в Сикке: «Неужели Юноны [Геры] недостаточно для него?» Выходило, что недостаточно. Впрочем, своим любовным связям Зевс не придавал большого значения (если только не возникало конфликта) да и не скрывал их.

Оказавшись наедине с Герой, он ей говорит:

Гера супруга, идти к Океану и после ты можешь.

Ныне почием с тобой и взаимной любви насладимся.

Гера, такая любовь никогда, ни к богине, ни к смертной,

В грудь не вливалася мне и душою моей не владела!

Так не любил я, пленяся младой Иксиона супругой,

Родшею мне Пирифоя, советами равного богу;

Ни Данаей прельстясь, белоногой Акрисия дщерью,

Родшею сына Персея, славнейшего в сонме героев;

Ни владея младой знаменитого Феникса дщерью,

Родшею Криту Миноса и славу мужей Радаманта;

Ни прекраснейшей смертной пленяся, Алкменою в Фивах,

Сына родившей героя, великого духом Геракла;

Даже Семелой, родившею радость людей Диониса;

Так не любил я, пленяясь лепокудрой царицей Деметрой,

Самою Летою славной, ни даже тобою, о Гера!

Ныне пылаю тобою, желания сладкого полный!

Гера, возлежа рядом с Зевсом, могла воспользоваться подходящим моментом, чтобы заявить о своих правах, но она не пошла на это. Но она не всегда была столь уступчивой. В отместку Зевсу, родившему Афину Палладу, Гера родила без супруга Гефеста.

Зевс воцарился во главе богов-олимпийцев, каждый из которых отвечал за свою сферу деятельности и имел свои атрибуты.

Отголоски других мифологий

Внушающие ужас и все же притягательные рассказы о мучениях, которые претерпели отцы от своих сыновей, вызывают шок и протест со времен античности. Так, Платон в своем произведении «Государство» устами Софокла, ведущего разговор с Адимантом, заявлял:

— Величайшая ложь, будто Уран совершил поступок, упоминаемый Гесиодом, и будто Кронос ему отомстил. О делах же Кроноса, даже если бы это было правдой, я не счел бы нужным так запросто рассказывать тем, кто еще неразумен и молод, — гораздо лучше обходить это молчанием, а если уж и нужно почему-либо рассказывать, так пусть лишь весьма немногие выслушают это втайне…

— В самом деле, рассказывать об этом трудно.

— Да их и не следует рассказывать, Адимант.

Однако многие исследователи не отвергают, подобно Платону, эти рассказы, придя к заключению, что эти первые со времени действия мифы изложены в женской интерпретации, и в них превалирует женский принцип, отстаивающий самостоятельность и независимость в браке и, в частности, резкое осуждение мужа, расправившегося с собственными детьми. В то же время в эти ужасные по содержанию мифы вторгается и мужское начало, которое позволяет патриархату установить верховенство (хотя и не всегда полностью) над все еще сильным матриархатом.

Эти мифы представляют обширное поле деятельности для специалистов по психоанализу, ибо изобилуют интересными бинарными противопоставлениями: хаос /порядок, мужчина/ женщина, молодой/старый, красивый/уродливый и тому подобными. Фрейдисты могут проанализировать эти мифы, особенно мотивы кастрации и повторяющиеся победы амбициозных сыновей над жестокими безжалостными отцами. В этих мифах трижды появляется юнговский архетип священного брака (Уран и Гея, Кронос и Рея, Зевс и Гера), да и сами герои мифов могут быть рассмотрены в качестве архетипов.

Стоит также отметить, что греческие мифы о Земле и Небе не уникальны, а схожи с аналогичными по содержанию мифами других стран и народов. В египетской мифологии — Кеб (или Геб, Земля) муж Нут (Небо). Аборигены Южной Африки называют Землю своей матерью, а Небо — отцом. Эве Того считают, что Земля — жена Неба, которые осуществляют брачные отношения в сезон дождей, когда дождь оплодотворяет Землю, в результате чего на свет появляются дети Земли. Похожий миф существует у индейцев архипелага Сан-Блас, согласно которому Небо (муж) и Земля (жена) вступают в брачную связь во время дождя, тот оплодотворяет Землю, после чего на ней начинают произрастать сельскохозяйственные растения.

Греческие мифы о Небе и Земле наиболее близки к мифам хеттов, народа, жившего в Малой Азии неподалеку от Греции. Содержание «Теогонии» Гесиода и хеттских эпических сочинений «О царствовании на небесах», «Песня об Улликумме» и «Мифа об Иллуянке» во многом схоже. В этой связи интересно отметить, что местом рождения Тифона иногда называют Киликию (рядом с которой в стародавние времена находились границы греческих поселений), а главным местом действия мифа о нем называют гору Хаззи. Хеттское царство достигло расцвета в 1460–1200 годах до н. э. и в те времена владело большой территорией, включая Киликию и гору Хаззи. Хеттские клинописные таблицы наводят на мысль, что элементы мифа о Тифоне позаимствованы на Ближнем Востоке.

Сочинение «О царствовании на небесах» сохранилось лишь фрагментарно, но и из дошедшего до нас текста можно понять, что первым на небе царствует бог Алалу, у которого отнимает власть его сын Ану, а того в свою очередь свергает Кумарби. Ану в испуге бежит, взлетая на небо, но Кумарби настигает и оскопляет его, а сперму выплевывает на землю, и из семени этого появляются горы, реки и боги. Но Кумарби не удается выплюнуть сперму Тешуба, бога грозы, которому, согласно предсказанию, предначертано лишить Кумарби верховной власти и тем самым отомстить за отца. Затем из головы Кумарби рождается бог Казал. Кумарби решает его проглотить, но, как можно понять из текста, вместо Казала пытается проглотить камень, который выплевывает, и тот становится предметом хеттского культа.

Тешуб все же рождается, появившись на свет, возможно, из пениса Кумарби. Свергнув отца, он занимает небесный престол, а Кумарби низвергает в подземный мир. В дальнейшем, согласно «Песне об Улликумме», Кумарби, свергнутый Тешубом, пытается ему отомстить и вернуть себе верховную власть. Для этого он сочетается со Скалой, и она порождает каменное чудовище Улликумме, которое кладут на плечо Убеллури, гиганта, поддерживающего небо и землю, подобно Атланту. Улликумме растет не по дням, а по часам и через пятнадцать дней вырастает таким большим, что море ему лишь по пояс. Встревоженный Тешуб отправляется на гору Хаззи взглянуть на чудовище и ужасается его видом: рост Улликумме достигает 9000 стадий, голова его возвышается над вратами обители богов. Но боги во главе с Тешубом, вооружившись медным резаком (которым в минувшие времена земля была отделена от неба), отрезают Улликумме от Убеллури и тем самым лишают силы, в результате чего Тешуб одолевает его.

Однако на этом горести Тешуба не кончились. Согласно «Мифу об Иллуянке», его одолевает дракон Иллуянка, вырвав глаза и сердце. Тешуб оставляет власть и женится на дочери бедняка, и вскоре у него появляется сын, который, когда вырос и возмужал, женится на дочери Иллуянки. Сын Тешуба, войдя в дом тестя, просит себе (по совету отца) сердце и глаза бога грозы. Когда Тешуб восстанавливает свой прежний облик, богиня Инара помогает ему одолеть Иллуянку. Она приглашает дракона на пир, и там Иллуянка выпивает так много хмельного, что не может вернуться к себе. Тогда Тешуб убивает его, а когда сын Тешуба вступается за Иллуянку, бог грозы убивает и сына.

Сходства между греческими и хеттскими мифами можно свести в таблицу, хотя действия мифов не всегда развиваются в одной и той же последовательности.

Все же можно отметить, что нередко в схожих элементах сюжета греческих и хетгских мифов принимают участие разные по своей природе и назначению персонажи, а сходственные события в греческой мифологии случаются чаще, чем в хеттской.

К примеру, мужская беременность Кумарби сравнима с беременностью Кроноса, но в греческих мифах эта тема появляется чаще — например, при рождении Афины из головы Зевса и Диониса из бедра этого бога. О кастрации в хетгских мифах рассказывается лишь раз (Кумарби оскопляет Ану), а в греческих мифах о ней говорится дважды (сначала оскопляют Урана, а потом Кроноса). О резаке в хеттских мифах упоминается дважды (сначала им отделяют Землю от Неба, а затем Улликумме от Убеллури), а в греческих мифах об одном и том же серпе говорится трижды (сначала им оскопляют Урана, потом Кроноса, а затем с его помощью Тифон перерезает сухожилия Зевсу).

Отметим и разницу в хеттских и греческих мифах о происхождении Земли и Неба.

• Ану (Небо) имеет предшественника Алалу. У Урана (Неба) предшественника нет.

• Отец богов — Кумарби (Кронос), а не Тешуб (Зевс).

• Улликумме — каменное чудовище, а не помесь человека с животным, как Тифон.

• Родословная богов — центральная тема в произведении Гесиода «Теогония», а в хеттских мифах она почти не прослеживается.

Гесиод, по всей вероятности, был знаком с хеттскими мифами, но едва ли что-нибудь позаимствовал напрямую. Греки и в архаический, и в микенский периоды соседствовали с хеттами и поддерживали с ними торговые отношения, и вполне вероятно, что до них доходили хеттские мифы, хотя очевидно, что в пересказах они передавались по-разному. Поэтому неправильно полагать, что греческие мифы возникли из хеттского народного творчества, если к тому же учесть, что они имеют сходство с египетскими, вавилонскими и финикийскими мифами. Так, в египетском мифе о сотворении мира говорится об отделении Земли (Геб) от Неба (Нут), но в этом случае Небо — женщина, которая поедает своих детей.

Маловероятно, что одна базовая история разделилась на несколько вариантов; в этом случае мифы должны быть схожими. Скорее, различие указывает на то, что наличествует творческая переработка развивающихся пластов мифологических постулатов. Отношения между этими мифами, как считают, строились на общем, «генетическом фонде», а их отличительные особенности оставались неизменными в течение долгого времени, но там, где «генетический код» постоянно менялся, мифы часто сохраняли между собой более близкие отношения, чем со своим прародителем.

Мифы о происхождении богов нашли широкое отражение в творчестве древних художников и ваятелей. Так, гигантомахия стала сюжетом многих живописных и скульптурных произведений. Битва гигантов с богами изображена на фризах сокровищницы сикионцев в Дельфах, на метопах Парфенона, а также на фризе алтаря Зевса в Пергаме, где гиганты со змеиными хвостами меряются силами с невозмутимыми олимпийцами. Все эти изображения с очевидностью демонстрируют, что победа останется за богами, а порядок и здравый смысл восторжествуют над хаосом и варварством. Возможно, такой благоприятный исход событий оказывал положительное влияние на психологию греков во время Персидских войн (середина I века до н. э.).

Интересные отголоски греческих мифов получили развитие в более поздние времена. Так, алтарь Зевса в Апокалипсисе (2:13) назван «престолом Сатаны», а в произведении Мильтона «Потерянный рай» низвержение с небес Сатаны включает в себя элементы «Теогонии» Гесиода. Греческим богам посвящены картина Рубенса «Падение титанов», выполненная в 1656 году по заказу испанского короля Филиппа IV, и мрачная картина Гойи «Сатурн [Кронос] пожирает собственных детей» (1821–1823), в которой художник выразил протест против человеческой беспощадности и самоуничтожения.

Большое число произведений искусства посвящено Афродите, олицетворяющей красоту и любовь. Скульпторов и художников особенно привлекала тема рождения этой богини. Этой теме посвящены рельеф трона Лудовизи, а также сцена встречи Эротом выходящей из морских вод Афродиты, изображенная на пьедестале статуи Зевса в Олимпии работы Фидия (V век до н. э.). Афродита часто изображается выходящей из моря и отжимающей мокрые волосы или подплывающей к берегу на морской раковине. На картине Сандро Ботичелли «Рождение Венеры» (ок. 1490 г.) богиня подплывает к берегу на морской раковине, ее сопровождают Флора, богиня юности и цветов, и Зефир, бог западного ветра, который дует Венере в спину, помогая ей добраться до берега. Контраст между юной, обворожительной, прелестной Венерой Сандро Ботичелли и опасной первобытной Афродитой, описанной Гесиодом, — прекрасная иллюстрация того, как по-разному могут быть обрисованы одни и те же герои мифов. Рассмотрев даже один этот пример, можно смело сказать, что греческие мифы и их герои живут полноценной жизнью и в постклассическое время.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 11 Что же ждет нас в Городе Богов?

Из книги Трагическое послание древних автора Мулдашев Эрнст Рифгатович

Глава 11 Что же ждет нас в Городе Богов? Мерно гудели моторы самолета. Стюардессы раздали борт-питание, которое Рафаэль Гаязович назвал закуской, и достал бутылку хорошей лимонной кристалловской водки. Мы выпили по чуть-чуть. Веселья не получилось. Было грустно.— Смотрите,


Глава седьмая. Рождение богинь и богов

Из книги Язычество древних славян автора Рыбаков Борис Александрович

Глава седьмая. Рождение богинь и богов Обзор археологической мозаики за полторы тысячи лет жизни праславянского мира дал нам много отдельных сведений и намеков на культы и мифологические образы славянства. Датированный, а следовательно, соотносимый с определенной


Глава 3. СЛЕДЫ БОГОВ

Из книги Боги нового тысячелетия [с иллюстрациями] автора Элфорд Алан

Глава 3. СЛЕДЫ БОГОВ ОБЗОР СВИДЕТЕЛЬСТВ Если верить общепринятой истории человечества, мы никак не могли бы обнаружить следы применения образцов технологии XX века тысячи лет тому назад. И тем не менее мы находим примеры такой технологии повсюду в разных местах земного


Глава 6. ЦИВИЛИЗАЦИЯ — ДАР БОГОВ

Из книги Именем Зевса [с иллюстрациями] автора Дэникен Эрих фон

Глава 6. ЦИВИЛИЗАЦИЯ — ДАР БОГОВ ТАЙНА ШУМЕРА Шесть тысяч лет назад Homo sapiens претерпел невероятную метаморфозу. Охотники и земледельцы внезапна превратились в городских жителей, и всего через несколько сотен лет они уже овладели познаниями в математике, астрономии и


Глава 3. Сеть богов

Из книги Боги были астронавтами! автора фон Деникен Эрих

Глава 3. Сеть богов «Бесспорной истины не существует вообще, а если бы она и была, то была бы она скучна». Теодор Фонтень (1818–1898) Общеизвестно, что египтяне были первыми, кто начал возводить пирамиды. Так учит нас специальная отрасль науки — египтология. Древнейшей из всех


ГЛАВА 4. ОРУЖИЕ БОГОВ

Из книги Древние скандинавы. Сыны северных богов [litres] автора Дэвидсон Хильда Эллис


Глава 13 Битва богов

Из книги Цивилизация классического ислама автора Сурдель Доминик

Глава 13 Битва богов Сонм богов В фантастической эпопее XVI века «Фэн шень янь и» («Возвышение в ранг духов») подробно описывается, как во времена войн, которые предшествовали восхождению на трон династии Чжоу в 1122 году до н. э., множество богов-демиургов, Будды, Бессмертные


Глава 15 ПУТИ БОГОВ

Из книги Повседневная жизнь британского парламента [Maxima-Library] автора Макдональд Уна


Глава вторая К порядку! К порядку!

Из книги Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории автора Гуляев Валерий Иванович

Глава вторая К порядку! К порядку! Так звучат знакомые многим слова спикера, призывающие палату к порядку в начале каждодневной работы. Каждый спикер, впервые заступающий на свой пост, должен сознавать, что за его плечами — многовековая история. Бернард Ветерилл,