Глава восьмая От Атланта к Гектору

Глава восьмая

От Атланта к Гектору

Главные действующие лица

Плеяды — Семь дочерей Атланта и Плейоны.

Гермес — Сын Зевса и Майи, бог воров и обманщиков, похитил коров Аполлона.

Асклепий — Сын Аполлона и Корониды, бог врачевания.

Аполлон — Бог солнечного света, пророчества, стрельбы излука, разума, интеллекта.

Елена — «Особа, спустившая на воду тысячу кораблей», жена Менелая.

Менелай — Сын Атрея, муж Елены.

Кастор и Полидевк (Поллукс) — Диоскуры (сыновья Зевса).

Лаомедонт — Царь Трои во времена Геракла.

Приам — Царь Трои во времена Троянской войны.

Гекуба — Жена Приама.

Парис — Сын Приама, свершил «суд Париса», похитил Елену.

Кассандра — Дочь Приама, пророчествовала истину, но ей никогда не верили.

Гектор — Сын Приама, лучший воин Трои.

У Атланта и океаниды Плейоны было семь дочерей[114], известных как Плеяды и получивших это общее имя то ли от имени свой матери, то ли от греческого plein («плавать»): в Средиземноморье появление Плеяд на небе означало открытие сезона мореплавания, который продолжался до их захода. По наиболее распространенному варианту мифа, Плеяд в течение двенадцати лет преследовал охотник Орион, пока они не превратились в голубей, после чего Зевс вознес их на небо в виде созвездия[115], где их и поныне преследует Орион, также превращенный Зевсом в созвездие. Шесть звезд в Плеядах сияют ярко, а седьмую, Меропу, почти не видно, это объясняется тем, что ей стыдно, ибо она единственная из семи сестер вышла замуж за смертного.

Старшая из плеяд, Майя, «нимфа, достойная чести великой, в любви сочетавшись с Зевсом-Кронионом», в гроте горы Киллена дала жизнь Гермесу, росшему не по дням, а по часам.

Сын родился у богини — ловкач изворотливый, дока,

Хитрый пролаз, быкокрад, сновидений вожатый, разбойник,

В двери подглядчик, ночной соглядатай, которому вскоре

Много преславных деяний явить меж богов предстояло.

Утром, чуть свет, родился он, к полудню играл на кифаре,

К вечеру выкрал коров у метателя стрел Аполлона.

О похищении Гермесом коров Аполлона рассказывается в сатирической драме Софокла «Следопыты». Аполлон объявил награду за сведения, которые позволят вернуть животных. Разыскать пропавших коров взялся Силен со своими приятелями-сатирами, но попросил плату вперед. Аполлон согласился, и сатиры отправились в путь.

Неожиданно они услышали звуки музыки, никогда не слышанной ими ранее, — это в пещере на лире играл Гермес. Сатиры стали возбужденно переговариваться, и тогда из пещеры вышла нимфа Киллена и резко их отчитала за то, что они шумят. Сатиры смутились, но все же спросили, что за странная музыка доносится словно из-под земли. Киллена им рассказала, что ее сестра Майя недавно тайно родила в гроте мальчика, названного Гермесом, и мальчик этот, быстро подросший, смастерил себе лиру, изготовив ее из панциря черепахи, на который натянул струны из коровьих кишок. Тогда сатиры обвинили Гермеса в краже коров. Киллена отвергла голословные обвинения, пояснив, что у мальчика благонамеренные родители, которые не могли передать ребенку предосудительные задатки. Киллена посоветовала бородатым сатирам, умудренным жизненным опытом, поискать похитителя в другом месте. Но сатиры не успокоились: ведь им сообщили, что струны лиры Гермеса сделаны из коровьих кишок, значит, и выжившие коровы недалеко. Сатиры стали настаивать, чтобы Киллена вывела мальчика из пещеры.

На этом «Следопыты» Софокла обрываются, полного текста пьесы не сохранилось, однако известно из другого источника, что сатиры нашли похитителя. Гермес украл коров в Пиерийских горах, воспользовавшись тем, что Аполлон, пасший стадо Адмета, на время отвлекся, чтобы заняться любовью с Гименеем.

Чтобы похищение коров не открылось, Гермес принял меры предосторожности:

Путаной он их дорогой погнал по песчанистой почве,

Перевернувши следы им: повадки он хитрые помнил.

Задом ведя их, копыта передние задними сделал,

Задние сделал передними, задом и сам подвигался.

По дороге к пещере, где он родился, Гермес поймал черепаху, сделал из ее панциря лиру и изобрел плектр[116]. Однако замести следы все же не удалось. За сатирами к пещере пришел Аполлон и грозно потребовал, чтобы ему вернули коров. Гермес, успевший к тому времени улечься в свою колыбель и завернуться в пеленки, все отрицал. Тогда Аполлон воззвал к Зевсу, и тот повелел Гермесу и Аполлону вместе искать коров. Наконец Гермес вернул коров Аполлону, испугавшись его великого гнева. Аполлон все же решил его наказать, но Гермес начал играть на лире столь чарующую мелодию, что Аполлон обменял на лиру своих коров. Затем Гермес изготовил syrinx (свирель), и Аполлон предложил в обмен на нее свой посох и, обратившись к Гермесу, добавил:

Посох прекрасный богатства и счастья — трилистный, из злата.

Будет тебя этот посох повсюду хранить невредимым,

Все указуя дороги к хорошим словам и деяньям,

Сколько бы я их ни знал по внушению вещему Зевса.

Этот посох (кадуцей) стал атрибутом Гермеса, а сам Гермес по повелению Зевса стал вестником богов и psykhopompos, проводником душ умерших в царство мертвых.

Другой потомок Атланта — Асклепий, бог врачевания. По наиболее распространенному варианту мифа о нем, Асклепий — сын Аполлона и Корониды (Коронис), дочери Флегия. По крайней мере, так полагает Павсаний, приводящий в своем труде слова пифии, обращенные к Асклепию:

Радость великую всем приносишь ты смертным, Асклепий,

Ты, что мне Флегия дочь родила, сочетавшись любовью,

Вечно желанная мне Коронис, в Эпидавре гористом.

В Эпидавре находилось святилище Асклепия, и до нашего времени дошел «Гимн к Аполлону и Асклепию», написанный жителем этого города Исиллом. В гимне детально описывается происхождение Асклепия.

Взаимоотношения Аполлона и Корониды, ее любовная связь с аркадцем Исхием (когда она уже была беременна Асклепием) и последствия этой связи описаны Пиндаром в третьей «Пифийской песне».

Дочь конеборного Флегия [Коронида],

Как под золотыми стрелами Артемиды

Сошла она, правимая Фебом,

Из опочивальни — в незрячий дом:

Не бессилен гнев Зевсова племени!

Пренебрегая богом, скривясь умом, не сказавшись отцу,

Иной она выбрала брак, —

А была уж смешана с неостриженным Аполлоном,

А несла уже в лоне чистый посев.

Артемида поразила Корониду «золотыми стрелами», после того как Аполлон, узнав «изменную неправду» (то есть о том, что Коронида «на ложе взошла к аркадскому пришельцу Исхию»), попросил Артемиду, свою сестру, ее наказать.

Но уже положили родичи девушку на сруб,

И уже обегал ее тело буйный Гефестов язык,

Как молвил Аполлон:

«Не потерпит сердце мое

В материнской тяжкой страде

Жалкой погибели моей породе».

Он сказал,

Он шагнул,

— И выхватил сына из трупа,

И пылавший пожар расступился перед ним.

А унес его бог к магнесийскому кентавру

Для науки

Исцелять живущих от страдальных недугов.

Пиндар опустил в своем сочинении ту часть истории, в которой пострадала ворона, имевшая первоначально белое оперение. Так вот, ворона эта увидала, как Коронида занимается любовью с Исхием, и сообщила об этом Аполлону, но Аполлон, вместо того чтобы поблагодарить вестницу, проклял ее за тягостное известие, и стала ворона от того проклятия черной, как и все ее многочисленные потомки.

Магнесийский кентавр, о котором пишет Пиндар, — Хирон, под чьим руководством Асклепий учился искусству врачевания. Вскоре в этом искусстве он добился больших успехов. Правда, он не мог предотвратить смерть людей, зато мог их оживлять с помощью подаренной ему богиней Афиной крови Медузы. Афина подарила Асклепию два сосуда, наполненных кровью этой горгоны. В одном сосуде была кровь, взятая из левой части тела чудовища (эта кровь умертвляла), а в другом — кровь из правой части тела Медузы (эта кровь оживляла умершего). Но Асклепий пользовался лишь той кровью, которая оживляла, и вернул к жизни так много людей, что Зевс, обеспокоенный нарушением естественного хода событий, поразил его перуном[117].

В отместку отец Асклепия Аполлон убил киклопов, оружейников Зевса, изготовлявших перуны, и разгневанный Зевс чуть было не отправил Аполлона в Тартар, но за сына вступилась Латона (Лето), и смягчившийся Зевс повелел Аполлону прослужить год (или девять лет) пастухом у Адмета, царя города Фер. С появлением Аполлона в дом Адмета вселилось благополучие: сады стали давать невиданный урожай, кони — славиться далеко за пределами его царства, а коровы, козы и овцы — приносить неизменно двойной приплод.

Еще одним потомком Атланта была Елена, давшая повод к Троянской войне, продолжавшейся десять лет. Мать Елены, Леда, жена спартанского царя Тиндарея, родила, помимо Елены, еще несколько дочерей, включая Клитемнестру, вышедшую замуж за Агамемнона, царя Микен. А вот отец Елены, по одним источникам, — Тиндарей, а по другим — Зевс. Сама Елена (в одноименной трагедии Еврипида) не вносит ясности в этот вопрос.

                                 …Мне

Отечество на долю не без славы

Досталось тоже — Спарта; и Тиндар

Был мне отцом… Положим, существует

Предание, что сам отец богов

Когда-то мать мою крылами обнял,

Что, лебедем прикинувшись, на лоне

Ее он скрылся, подавая вид,

Что от орла спасается… так молвят.

По преданию, о котором упомянула Елена, Леда после любовной связи с обернувшимся лебедем Зевсом снесла яйцо, из которого вылупились Елена, Кастор и Полидевк, а по другой версии мифа, Леда снесла два яйца: из одного вылупились Диоскуры, а из другого — Елена и Клитемнестра. Правда, некоторые считают отцом Клитемнестры и Кастора Тиндарея. Еще по одному варианту мифа, Елена — дочь Зевса и Немесиды. Влюбившись в Немесиду, Зевс начал ее преследовать, а она, спасаясь от его домогательств, превратилась в гусыню. Но ей это не помогло: Зевс обернулся лебедем, настиг Немесиду и овладел ею в Рамнунте, что в Аттике[118]. В результате этой любовной связи Немесида снесла яйцо, попавшееся на глаза пастуху. Пастух отнес яйцо Леде, и в положенный срок из него вылупилась Елена. Она оказалась красавицей, и Леда ее удочерила;

Елена еще в детстве стала привлекать мужчин своей красотой. По одной из версий мифа, когда Елене было семь, десять или двенадцать лет, пятидесятилетний Тесей вместе со своим приятелем Перифоем похитил ее из храма Артемиды Ортии в Лакедемоне[119], после чего они бросили жребий, кому обладать Еленой. Жребий выпал в пользу Тесея, и он поручил заботиться о Елене своей матери Эфре. По одной версии, Тесей не стал лишать Елену невинности, а по другой — она родила от него Ифигению (которая обычно считается дочерью Клитемнестры). Еще до того, как Тесей и Перифой бросили жребий, они договорились, что для обделенного жребием постараются добыть Персефону, для чего отправятся в царство мертвых. Когда они опустились в Аид, Диоскуры, узнав, где пребывает Елена, освободили ее и увели с собой Эфру.

Когда Елена достигла брачного возраста, она стала еще прекраснее. Позже троянские старцы между собой говорили:

Нет, осуждать невозможно, что Трои сыны и ахейцы

Брань за такую жену и беды столь долгие терпят:

Истинно, вечным богиням она красотою подобна!

Прослышав о божественной красоте Елены, женихи с богатыми дарами один за другим приходили в Спарту свататься за нее. По разным оценкам, число женихов составляло от двадцати девяти до девяноста девяти человек. Среди претендентов на руку Елены были Аякс и Тевкр, сыновья саламинского царя Теламона; Аякс обещал преподнести прекрасной Елене самый щедрый подарок: стадо овец и быков, которых он намеревался угнать у соседей. Среди женихов были также Аякс, сын Ойлея, царя Локриды; Диомед, сын Тидея, доблестный воин; Идоменей, сын Миноса, надеявшийся завоевать сердце Елены свой привлекательностью; Менелай, сын Атрея; Одиссей, сын Лаэрта, явившийся без подарка, так как не рассчитывал на успех; Подалирий и Махаон, сыновья Асклепия; Патрокл, сын Менетия и большой друг Ахилла (сам Ахилл к тому времени еще не достиг брачного возраста). Тиндарей не решался кому-либо отдать предпочтение, опасаясь, что выбор неминуемо приведет к распре. Тогда хитроумный Одиссей, заручившись обещанием Тиндарея помочь ему жениться на Пенелопе, посоветовал Тиндарею обязать всех женихов Елены поклясться в том, что они будут защищать того человека, которого Елена сама выберет в мужья. Тиндарей воспользовался советом, принес в жертву лошадь, и женихи дали клятву, стоя на кусках ее плоти. Избранником Елены стал Менелай, а Одиссей женился на Пенелопе. Позже, когда Парис похитил Елену, что послужило началом Троянской войны, Менелай напомнил бывшим женихам прекрасной Елены о данной ими некогда клятве.

Согласно Гомеру, Елена родила Менелаю только дочь Гермиону, однако, по версии других авторов, Елена родила еще несколько сыновей. Существует также свидетельство, что у Елены был ребенок и от Париса. Менелай, несмотря на то что был женат на красавице, не гнушался побочных связей, в результате которых у него от некой рабыни и некой нимфы родились несколько сыновей.

Братьями Елены были «Кастор, коней укротитель, и могучий боец Полидевк», известные под общим именем Диоскуров. Они совершили три подвига: предприняли поход в Аттику и освободили Елену; приняли участие в походе аргонавтов в Колхиду (во время которого Полидевк победил в кулачном бою варвара Амика) и боролись с сыновьями Афарея Идасом и Линкеем, известными под общим именем Афаретидов.

Идас и Линкей были обручены со своими кузинами Фебой и Гилаейрой, известными как Левкиппиды, и пригласили Диоскуров, своих кузенов, на свадьбу. Но Кастор и Полидевк похитили Левкиппид. Идас и Линкей бросились в погоню за похитителями.

Эллинистический поэт Феокрит рассказывает («Идиллии», 22), чем закончилось это соперничество: Линкей нацелил копье в Кастора, но тот отступил и подставил руку. Раненный, Линкей выронил клинок и побеждал к могиле своего отца, у которой стоял Идас. Сын же Тиндарея «прянул вослед» и поразил Линкея клинком в щель между пластинами доспеха. Линкей повалился навзничь, и жизнь покинула его с последним вздохом, сорвавшимся с уст.

Феокрит подводит итог: ибо не всякому дано противостоять Тиндаридам, «кои бойцы отважные и рода сами славнейшего».

По другой версии мифа о Диоскурах и Афаретидах, между ними произошла ссора из-за дележа быков, которых им удалось вместе угнать (сцена на сюжет этого мифа изображена на фронтоне сокровищницы сикионцев в Дельфах). Делить стадо выпало Идасу. Для этого он разрубил тушу одного из быков на четыре равные части и предложил отдать половину стада тому, кто первым съест свою долю мяса, а другую половину — тому, кто съест долю вторым. Идас первым управился со своим мясом и стал помогать брату Минкею, после чего братья угнали все стадо. Посчитав, что их обманули, Диоскуры решили поквитаться с Афаретидами, для чего устроили засаду. Однако Линкей, обладавший небывалой остротой зрения, разглядел притаившихся Диоскуров, и Идас нанес Кастору смертельный удар. Полидевк отомстил за брата, убив Линкея, а Зевс поразил Идаса перуном. Полидевк, расправившись с Линкеем, подбежал к умиравшему Кастору и обратился к Зевсу с мольбой дать ему умереть вместе с братом.

Зевс предложил Полидевку выбор:

Я вручаю твой выбор тебе:

Если хочешь ты, чуждый смерти и мерзкой старости,

Обитать на Олимпе

С Афиною и с Аресом, о черном копье, —

Жребий в твоих руках.

Если же бьешься ты за кровного твоего,

Если хочешь ты поровну с ним разделить удел, —

Половина дыхания твоего будет в глубях земли,

Половина — в золотых чертогах небес.

Полидевк, ни минуты не размышляя, выбрал общую с братом долю, и Зевс разрешил Диоскурам попеременно проводить свои дни на Олимпе и в царстве мертвых. На небе Диоскуры представлены созвездием Близнецов. Говорят также, что в темные грозовые ночи на море Диоскуры являются морякам двумя огнями святого Эльма.

Когда произошли эти события, Тиндарей передал власть в Спарте своему зятю Менелаю.

Основание Трои

Не только Елена, послужившая причиной Троянской войны, вела свой род от Атланта; от этого прародителя вели свой род и основатели Трои.

Иасион, сын Зевса и дочери Атланты Электры, вступил в любовную связь с Деметрой.

Так Ясион был прекраснокудрявой Деметрою избран;

Сердцем его возлюбя, разделила с ним ложе богиня

На поле, три раза вспаханном; скоро о том извещен был

Зевс, и его умертвил он, низринувши пламенный гром свой.

Иасион поплатился за свое вожделение (правда, дав жизнь Плутосу, богу богатства), а Дардан, его брат, опечаленный его смертью, оставил Самофракию (остров, на котором жил вместе с братом) и переселился на материк, где был принят царем Фригии Тевкром. Дардан у подножия горы Ида основал город Дардания и дал жизнь двум сыновьям, Илу и Эрихтонию. Эрихтоний, разбогатев и став владельцем трех тысяч кобыл, унаследовал от Дардана царство. Эрихтонию наследовал Трос, его сын, и царство стало называться его именем — Троей. От жены Каллирои у Троса родились три сына — Ил, Ассарак и

…Ганимед, небожителям равный.

Истинно, был на земле он прекраснейший сын человеков!

Он-то богами и взят в небеса виночерпцем Зевесу.

Ганимед попал на Олимп после того, как его похитили, а похищен он был самим Зевсом, превратившимся в орла[120] (или пославшим орла). На Олимпе Ганимед обычно подает Зевсу нектар. За Ганимеда Зевс подарил его отцу Тросу великолепный коней — или золотую виноградную лозу, изготовленную Гефестом.

Брат Ганимеда Ассарак дал жизнь Капису, а тот — Анхису, который вступил в любовную связь с Афродитой, в результате чего в положенный срок на свет появился великий герой.

Славный Эней был рожден Кифереей прекрасновенчанной,

В страстной любви сопряглася богиня с Анхисом-героем

На многолесных вершинах богатой оврагами Иды[121].

Брат Эрихтония Ил отправился во Фригию и там, приняв участие в играх, первенствовал в борьбе, за что был награжден пятнистой коровой, за которой, как ему сообщили, ему следовало идти по пятам и основать город там, где она ляжет на землю. Корова легла у холма Ата[122] (Заблуждение) во Фригии, и здесь Ил заложил город, назвав его Илион (то же, что Троя).

Перед тем как Ил заложил город, ему явилось знамение в виде Палладия — вырезанного из дерева изображения (хоапоп) Афины Паллады: фигура в три локтя высотой, державшая в правой руке изготовленное к бою копье, а в левой — прялку и веретено. Афина после того, как родилась из головы Зевса, воспитывалась у Тритона, у которого была дочь Паллада, воинственная дева. Однажды во время ссоры Паллада едва не нанесла Афине удар, но Зевс прикрыл Афину своей эгидой, и Афина поразила растерявшуюся Палладу. Мучаясь угрызениями совести, Афина изготовила деревянную фигуру Паллады с накинутой на ее грудь эгидой. Палладий этот стоял на Олимпе и одно время служил прибежищем для дочери Атланта Электры, но однажды, когда Зевс попытался овладеть ею, он столкнул Палладий на землю.

Ил воздвиг храм и поместил в него изваяние. По другой версии мифа, Палладий упал в храм через отверстие в недостроенной крыше. Илу предсказали, что пока в Илионе стоит Палладий, город неуязвим для врагов[123].

У Ила было многочисленное потомство. Особенно известны Лаомедонт (его сын), Приам (внук), Гектор и Парис (правнуки) и Кассандра (правнучка). Внук Ила, прекрасный Титон, вступил в любовную связь с богиней утренней зари Эос[124], которая увлекла его в Эфиопию, где родила ему двух сыновей Эмафиона и Мемнона. Согласно гомеровскому «Гимну к Афродите», Эос попросила Зевса сделать своего возлюбленного бессмертным[125].

Зевс головою на это кивнул и исполнил желанье.

Глупая! Вон из ума упустила владычица Эос

Вымолить юность ему, избавленье от старости жалкой.

Первое время, пока многомилою юностью цвел он,

Рано рожденною он наслаждался Зарей златотронной,

Близ океанских течений у граней земли обитая.

Однако, когда у Титона появилась седина в волосах, Эос перестала делить с ним ложе, а когда он совсем постарел,

В спальню его положила, закрывши блестящие двери;

Голос его непрерывно течет, но исчезла из тела

Сила, которою были исполнены гибкие члены.

Согласно некоторым версиям этого мифа, Титон превратился в цикаду, и Эос смогла постоянно слышать голос своего бывшего возлюбленного.

Во время правления Лаомедонта Троя была взята Гераклом, после чего в городе воцарился Подарк, ставший зваться Приамом. Первой женой Приама была Арисба, родившая ему Эсака. Согласно Овидию, Эсак воспылал любовью к нимфе Гесперии, которая умерла от укуса гадюки.

Обезумевший от горя Эсак

…со скалы, шумящим подточенной морем,

Кинулся в волны. Его пожалела Тетида, и мягким

Было паденье его: поплывшего в море одела

Перьями. Не получил на желанную смерть изволенья

Любящий и возмущен, что жить против воли придется;

Против себя восстает, из жилища несчастного жаждет

Выпрянуть — и уж от плеч молодые подъемлются крылья,

Вот он взлетает и вновь повергается телом на волны.

Крылья смягчают удар; в неистовстве вглубь головою

Мчится Эсак, без конца вновь смерти дорогу пытая.

Он исхудал от любви; на ногах его длинны суставы,

Так же и шея длинна; голова же — далёко от тела.

Любит моря, и прозванье его [нырок] — от ныряния в море.

Приам затем женился на Гекубе, происхождение которой крайне неясно. Римский император Тиберий, интересовавшийся греческой мифологией, не раз озадачивал своих ученых вопросами, в том числе и таким: «Кто был матерью Гекубы?» Ответить на этот вопрос было весьма затруднительно: родителями Гекубы считались Димант и Евноя, Киссей и Телеклея, бог реки Сангария и Метопа. Зато можно сказать с полной определенностью, что первым сыном Гекубы, рожденным от Приама, был Гектор, а также и то, что накануне рождения второго ребенка Гекуба увидела сон, будто она родила пылающий факел, грозящий уничтожению Трои. Прорицатели истолковали Приаму этот сон так: ожидаемый его женой сын (получивший имя Парис) будет виновником гибели Трои, и от него лучше избавиться. Особенно настаивала на этом Кассандра, вещая дочь Приама. Об ее настойчивости напоминает хор фтийских женщин в трагедии Еврипида «Андромаха»:

О, зачем Париса мать щадила,

Над своим страданьем задрожав?

Пусть Идейских бы он не узрел дубрав!

Не о том ли вещая вопила,

Феба лавр в объятиях зажав,

Чтоб позор свой Троя удалила?

Иль старшин Кассандра не молила,

К их коленям, вещая, припав?

Приам уступил прорицателям и поручил своему слуге Агелаю избавиться от родившегося ребенка. Агелай отнес младенца на гору Ида, где его вскормила медведица. Вернувшись на гору через несколько дней и увидев ребенка живым, Агелай подобрал его, принес домой и, назвав Парисом, стал заботиться о нем как о собственном сыне. Парис вырос красивым и храбрым и женился на нимфе Эноне. Однажды он отразил нападение на стадо шайки разбойников, за что получил прозвище Александр («защитник мужей»)[126].

Несколько лет спустя Приам устроил погребальные игры в честь умершего сына, и Парис, не ведая о своем настоящем происхождении, решил в них участвовать. Парис победил во многих соревнованиях, превзойдя своих братьев. Обиженный унизительным поражением, Дейфоб бросился на Париса с обнаженным мечом, а когда тот стал искать спасения у алтаря Зевса, Кассандра, обладавшая даром ясновидения, признала в нем брата. По версии Еврипида, изложенной в недошедшей до нас трагедии «Александр», Париса в последний миг узнала Гекуба и предотвратила убийство. Как бы там ни было, о сне Гекубы забыли и приняли Париса в семью.

Прекрасная дочь Гекубы Кассандра обладала непогрешимым даром пророчества, но ее предсказаниям никто не верил. По одному из вариантов мифа, Кассандра вместе с братом-близнецом Геленом получила пророческий дар еще в детстве. Однажды во время праздника, устроенного в храме Аполлона Фимбрейского, Кассандра и Гелен уснули в уголке здания, устав от игр, а их родители, выпившие слишком много вина, забыли о них и ушли домой. Проснувшись утром и не обнаружив детей, родители близнецов поспешили в храм, а там, к своему ужасу, увидали, что священные змеи лижут уши и рты детей — в тот день Кассандра и Гелен обрели дар пророчества. По другой версии мифа, в Кассандру влюбился Аполлон и пообещал научить ее искусству пророчества, если она разделит с ним ложе. Кассандра согласилась, обрела дар пророчества, но ложе с Аполлоном не разделила.

О последствиях своего обмана Кассандра в трагедии «Агамемнон» рассказывает предводителю хора:

Кассандра:

Вещать меня поставил Аполлон — вещун.

Предводитель хора:

Любовью ль страстной Локсий воспылал к тебе?

Кассандра:

Ты все сказал. Стыдилась я признания.

Предводитель хора:

Хвастливо счастье; горе не тщеславится.

Кассандра:

Дышал желаньем; вынудить любовь хотел.

Предводитель хора:

Божественным объятьям отдалась ли ты?

Кассандра:

Нет! Дав согласье, — бога обманула я.

Предводитель хора:

А в грудь уж сила вещая вселилася?

Кассандра:

Уж беды все пророчила я городу.

Предводитель хора:

Но как же гнев господен не постиг тебя?

Кассандра:

Мне бог отмстил: никто моим не верил снам.

Гекуба родила Приаму девятнадцать из пятидесяти его сыновей, включая Гектора, Париса, Дейфоба, Гелена и Троила (отцом которого иногда называют Аполлона), а также несколько дочерей, включая Креусу, Поликсену и Кассандру, но самым прекрасным из ее сыновей был Гектор, который женился на Андромахе, дочери Ээтиона, царя Фив в Киликии, а впоследствии при осаде Трои ахейцами во главе с Агамемноном руководил боевыми действиями троянцев.

Фрагментарно сохранившаяся сатировская драма Софокла «Следопыты» вдохновила современного британского поэта Тони Харрисона на создание пьесы «Искатели Оксиринха», поставленной в 1988 году на античном стадионе в Дельфах. Фрагменты этой драмы Софокла, написанные на папирусе, были обнаружены в Египте в 1908 году; Харрисон перевел сохранившийся текст и на его основе написал свою пьесу, привязав ее к современной реальности.

В начале пьесы рассказывается об имевших место в действительности археологических изысканиях, предпринятых оксфордскими папирологами Гренфеллом и Хантом.

Середина пьесы повторяет сюжет драмы Софокла. Сатиры ищут угнанных коров Аполлона, сопровождая свой поиск пением, которому, правда, сопутствует йоркширский клог-данс (танец, в котором ритм выстукивается деревянными башмаками).

Нюхай, нюхай,

Нюхай след.

Феба коров мы должны отыскать.

…Гляди-ка!

След один вперед идет,

А другой назад ведет.

Видно, умник отыскался,

Бога он надуть собрался.

Зря себя в покое мнит —

Феб такого не простит.

В заключительной части пьесы Аполлон отказывает сатирам в приобщении к высокой музыке:

Нет, нет и нет!

Избави Зевс, чтоб вдруг сатиры

Взялись терзать лады и лиры.

Козлиные копыта не годятся,

Чтоб струн кифары сладостной касаться.

Вам ни к чему высокое искусство —

Козлиный дух пусть вас приводит в чувство.

Затем нимфа Киллена представляет сатирам обитателей гетто, те начинают играть громоподобную рок-музыку, и сатиры приходят в ужас. Силен, предводитель сатиров, ломает жуткие музыкальные инструменты и обращается к публике:

Прогресс! Кто ступит на дорогу эту,

Обратного пути вовеки нету!

Из лиры Фебовой, о вседержитель,

Родился этот жуткий усилитель,

И тихий лад остался не у дел,

Отныне торжествует децибел!

Сатиры приходят в сильное возбуждение, словно накачавшиеся пивом футбольные хулиганы.

Эсхил, Софокл, валите поздорову.

Отныне слово — это наше слово!

В заключительной сцене пьесы сатиры из толстых стволов папируса изготавливают стойки футбольных ворот, из волокон папируса скручивают мяч и играют в футбол шесть на шесть.

В эпилоге пьесы Аполлон читает фрагменты из драмы Софокла.

На примере «Искателей Оксиринха» видно, как из мифологического материала можно сделать современную театральную постановку. Пьеса Харрисона вроде бы полна несовместимостей: в ней участвуют и персонажи греческих мифов, и обитатели гетто, и папирологи, и футбольные хулиганы, и музыканты, играющие на лире, и исполнители современного народного танца — и все же все это великолепно сочетается в пьесе, являющейся примером того, как с помощью ниспровержения классического наследия, иронии и преднамеренного анахронизма можно превратить греческий миф в эффектную современную драму.

Если в пьесе Харрисона сатиры являются воплощением уродства, то Елена воплощает противоположные качества. Она — мифологический символ исключительной чувственной красоты, и Кристофер Марло, английский драматург XVI столетия, в своей драме «Трагическая история доктора Фаустуса» воспевает ее словами главного героя:

Так вот краса, что в путь суда подвигла

И Трои башни гордые сожгла!

Елена! Дай бессмертье поцелуем!

Ее уста мою исторгли душу.

Она летит. Верни ее, верни.

Елена! Жить хочу в устах твоих,

В них — небо! Все, что не Елена, — прах!

Естественно, Голливуд не мог не воплотить на экране образ прекраснейшей женщины всех времен. В этом центре американской кинопромышленности на сюжет мифа о Елене поставлены два фильма, оба с одинаковым названием — «Елена Троянская».

Первый фильм снят в 1956 году Робертом Уайзом, который старался следовать гомеровской «Илиаде», заявив, что это произведение «бросило ему вызов», но все же декорации были изготовлены по образцу минойского Кносса. В роли Елены снялась Россана Подеста, а в роли ее служанки — только начинавшая свою блистательную карьеру Брижит Бардо. Но эти актрисы фильм не спасли, виной чему слабый сценарий.

Второй фильм поставил в 2003 году Джон Кент Харрисон. В главной роли снялась Сиена Гиллори. В ее исполнении — видно, по замыслу режиссера — Елена предстала красоткой с живописно растрепанными волосами, рекламирующей то ли шампунь, то ли свое соблазнительное тело. Фильм претендует на соответствие мифу о прекрасной Елене. «Позвольте мне рассказать вам подлинную историю», — говорит Менелай, и действительно поначалу в фильме оживают мифологические сюжеты: детство Париса, его возвращение в Трою, похищение Елены Тесеем, но чем дальше развивается действие, тем больше оно отклоняется от традиции: женихи Елены играют в демократию, Елена анахронично наряжается в драгоценности Шлимана, затем, торгуется с Агамемноном, чтобы выкупить тело Гектора, Агамемнон беспричинно овладевает Еленой на глазах у Менелая, а Клитемнестра и Елена, объединившись, убивают Агамемнона. Эти несоответствия мифам не украшают картину. Вдобавок действие фильма происходит на фоне минойской, микенской, классической и ренессансной архитектуры (этакая мешанина), включает в себя явно театральные поединки, сопровождается ужасными спецэффектами и тяжеловесными диалогами.

Естественно, красота греческих мифов, как и самой Елены, от подобного рода фильмов лишь меркнет, и посмотрев их, можно сказать, переиначив Фауста: «Все, что Елена, — прах».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава восьмая. Род и рожаницы

Из книги Язычество древних славян автора Рыбаков Борис Александрович

Глава восьмая. Род и рожаницы Самым загадочным и наименее изученным из всех славянских божеств является Род – божество, известное только восточным славянам и не уцелевшее в этнографическом материале. Эпиграфом к этому разделу можно было бы поставить слова Н. М.


Глава восьмая

Из книги Бегущая с волками. Женский архетип в мифах и сказаниях автора Эстес Кларисса Пинкола


Глава восьмая ПОБЕДА

Из книги Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-1940-е годы автора Андреевский Георгий Васильевич


Глава восьмая ДНИ МИРА

Из книги Повседневная жизнь русского офицера эпохи 1812 года автора Ивченко Лидия Леонидовна


Глава восьмая ИСКУССТВО ЭПОХИ ТАН

Из книги Цивилизация классического Китая автора Елисеефф Вадим

Глава восьмая ИСКУССТВО ЭПОХИ ТАН Классический период эпохи Тан больше, чем любая другая эпоха в истории Китая, привлекает к себе внимание и услаждает взгляд. Ведь помимо расцвета изысканного философского мышления, меняющихся и развивающихся направлений которого


Глава восьмая

Из книги Эротизм без берегов [Maxima-Library] автора Найман Эрик

Глава восьмая После того как Нина стала моею, ко мне вернулось обычное настроение духа. Кончился отдых, на который я думал посвятить месяц и который отнял их два с половиной. Развернулись мои книги и рукописи; занялся я и университетом; лекции были заброшены, а кончить я


Глава восьмая

Из книги Вокруг «Серебряного века» автора Богомолов Николай Алексеевич

Глава восьмая После того, как Нина стала моею, ко мне вернулось обычное настроение духа. Кончился отдых, на который я думал посвятить месяц и который отнял их два с половиной. Развернулись мои книги и рукописи; занялся я и университетом; лекции были заброшены, а кончить я


Глава восьмая Под вой фабричного гудка

Из книги Повседневная жизнь русского провинциального города в XIX веке. Пореформенный период [Maxima-Library] автора Митрофанов Алексей Геннадьевич

Глава восьмая Под вой фабричного гудка Ярче всех фабричный быт русской провинции описал, конечно, Горький в своем романе «Мать». Ярко-то оно, конечно, ярко — но правдиво ли? Так ли было все на самом деле? Или это выдумка? Или же исключения? Попробуем понять.Начнем с самого


Восьмая глава

Из книги От Данте Алигьери до Астрид Эрикссон. История западной литературы в вопросах и ответах автора Вяземский Юрий Павлович

Восьмая глава Испанская литература Сервантес (1547–1616) Вопрос 8.1В год рождения Мигеля де Сервантеса Сааведра какой король умер в Англии и какой царь вступил на престол в далекой России?Вопрос 8.2Сервантес мог пользоваться только правой рукой — левая у него была


Глава восьмая. Среди волков

Из книги Непристойный талант [Исповедь мужчины-порнозвезды] автора Бутлер Джерри

Глава восьмая. Среди волков Одному из актеров из «Грязной работы на перекрестках» я ужасно понравился. Фрэнк говорил мне, что у него есть «подружка», но я никогда ее не видел. Он часто приходил к нам домой, а однажды вечером он даже спросил, может ли он остаться. Мы боролись,