*

*

Все знают, что Штольц - молодец, а любят Обломова. Сердцу не прикажешь. «Оно, конечно, - говорит искусство, - надо трудиться. А может быть, на самом деле надо лежать на диване и не приносить тем самым никакого вреда Родине?»

Совсем бесполезный человек - Александр Сергеевич Макаров, поэт из фильма Владимира Хотиненко «Макаров» - все равно бесконечно выше стоит на лестнице мироздания, чем опереточный злодей-буржуй Савелий Тимофеевич - чванливый и претенциозный глупец, натуральный, слегка прикрытый приличными одеждами бандит.

Ох, ох. Как волка ни корми, он все в лес глядит. «Ну, не люблю я тебя» - читается в глазах больших и малых художников, обращенных к милостиво протянутой руке. Глубокая тоска звучит в благодарных речах о таких хороших банках, вложивших деньги, о таких чудесных продюсерах, заключивших контракт, о таких милых предпринимателях, недавно подаривших инвалидам что-то. Непонятно, правда, куда инвалиды все это подевали - ведь, судя по количеству заверений и уверений о помощи инвалидам, наши инвалиды должны кушать из золотой посуды… Глядит, глядит в лес неблагодарный русский волк…

То ли ему, кроме задранного ягненка и полной луны, ничего не надо. То ли он смутно вспоминает когда-то звучавшие речи о «Грядущем Хаме» и подозревает, что Хам наконец грянул. То ли, по звериной своей сути, понимает самоуверенность, но не выносит самодовольства… Но что-то чудится, будто брачный контракт между искусством и капиталом грозит чьими-то преждевременными похоронами. И это единственный случай в моей жизни, когда я рада буду оказаться неправой.

Он Русь любил, а русских не любил. И, кажется, был прав. (Н. Кукольник. «Рука всевышнего отечество спасла»)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >