Ника-кого Михалкова!

Ника-кого Михалкова!

13(99) от 27 марта 2008 // Татьяна Москвина

Татьяна Москвина, рецензии из газеты "Аргументы недели", март 2008

Сергей Бодров, Фото Г. УСОЕВА

В Центральном театре Российской армии состоялась очередная церемония вручения кинопремии «Ника». Поскольку альтернативный «Нике» «Золотой орел» уже выдал все, что возможно, картине Никиты Михалкова «12», основной принцип голосования большинства академиков «Ники» в этом году ясен, как палец: Ника-кого Ники-ты.

Развлекали публику «Ники» в этом году те, кому и положено, - веселый, холодный и злой эльф Максим Галкин в образе Ренаты Литвиновой и трудяги «Комеди клаба» - Гарики (Харламов и Мартиросян), перед кинематографистами решившие блеснуть интеллектом. Вместо шуток про гомиков Гарики показали изысканный и не всем доступный номер с каламбурами на чистом английском языке. Что ж, «Ника» за 21 год прошла вместе со страной тяжкий путь познания того, какой же должна быть приличная церемония - и люди в кожаных трусах, которые, бывалоча, плясали там в «ревущие девяностые», исчезли, яко дым. Все чинно, прилично, ведущие девушки в черных вечерних платьях - хоть и однообразно, зато без привкуса борделя. Отформатировали всех! А точнее сказать, наши люди сами «отформатировались» по другому стандарту - не впервой, прямо скажем. Мы что, нам скажут - распуститься, мы вмиг распустимся. Скажут - подморозиться, мы подморозимся.

Сейчас как раз спрос на легкую «заморозку», и крайности, в том числе эстетические, не в чести. Надевайте, как говорится, фрак и парле франсе. Отец «Ники» и бессменный ведущий церемонии Юлий Гусман был корректен, как дрессированная акула в дельфинарии. И самого громкого, скандального и популярного фильма прошлого года - картины Алексея Балабанова «Груз200» - не было в числе награжденных вовсе.

Фильм показался слишком патологическим, причем отражающим не патологию советского общества эпохи позднего застоя, а личную патологию режиссера. Кто спорит, фильм незаурядный, однако я ни при каких обстоятельствах не хотела бы посмотреть его еще раз, - а хорошо ли по-настоящему то в искусстве, что не хочешь пересматривать, перечитывать? Во всяком случае, академики «Ники» решительно отмели экстремизм мизантропа Балабанова.

Отмели они и другую вершину прошлогоднего киноландшафта - «12» Михалкова получили только «Нику» за музыку (Эдуард Артемьев) и за лучшую мужскую роль (Сергей Гармаш). Михалковские «12», по совести-то говоря, и есть лучший российский фильм прошлого года. Отрицать это можно только при остром воспалении субъективности, а оно у наших людей - хроническое. Даже традиционно повышающее цену русскому продукту обрастание зарубежными «штампами качества» не помогло. Злые языки утверждали, что «Золотой лев» Венецианского фестиваля - какой-то «не такой», а специальный. Да и на «Оскаре» Михалков хоть и вошел в пятерку, но не победил же окончательно. И потом, раз Михалков дал на «Золотом орле» все призы самому себе (это так говорят, я ни при чем)… Да еще недавно отпраздновал день рождения папы - 95-й… А того, как говорят злые языки, в одном месте с фонарями обыскались, а он сидит, как Вий, в Большом театре и моргает… То не отдохнуть ли наконец Никите Сергеевичу от призов и ураганного пиара? Тем более с «Никой» у Михалкова какие-то давние счеты, не упомню, какие, честно говоря, наши мастера искусств с их пацанскими разборками и болезненной нескромностью начинают надоедать хуже горькой редьки.

Но отмели академики крайности в виде Балабанова и Михалкова, проигнорировали Сокурова («Александра») и Звягинцева («Изгнание») как слишком элитарных, и что осталось? Осталось стандартное, профессиональное, гладкое кино, вроде «Монгола», про которое можно сказать, как про винегрет из анекдота - что его уже один раз ели. Сергей Бодров - профессионал на двести процентов. Он отличный работник, ему можно поручить любое дело - справится, не завалит. И он справился с тяжелейшей постановочной историей во всех отношениях - кроме одного. Этот красивый эффектный фильм не имеет ни идейной подоплеки, ни внутреннего чувственного огня. Он неизвестно зачем снят. Тем временем «Ники», в том числе и главные, вереницей уплывали к «Монголу», и жаль, что приза за лучшую мужскую роль второго плана не дали китайцу Сун Хон Лей - он играет там потрясающе, куда лучше японца. Но если иноземцы - художники по костюмам или операторы уже участвуют в наших кинопремиях, иностранных актеров пока не выдвигают, своих благо девать некуда.

Специальными призами было отмечено хорошее телевизионное кино - «Завещание Ленина» Досталя и «Ликвидация» Урсуляка. Шальная космическая девушка Маша Шалаева получила «Нику» за роль в картине «Русалка» и сказала коварным тихим голосом, что мы, чтя ушедших из жизни людей, не должны забывать, что можно ведь и при жизни стать мертвецом.

В зале наступило краткое нехорошее молчание. Истина, которую высказала Шалаева, была не такого рода, чтоб ее озвучивать в данной социальной группе.

Подлый красавец разоблачен

11(97) от 13 марта 2008 // Татьяна Москвина

В МХАТ имени М. Горького (под руководством Т. Дорониной) состоялась премьера спектакля по пьесе А.Н. Островского «Красавец-мужчина» в постановке режиссера В. Иванова.

ЕСЛИ честно, я попала на премьеру случайно: шла на Доронину в «Старой актрисе», а спектакль отчего-то заменили на «Красавца-мужчину». Тут я поступила, как большинство благоразумных зрителей: все равно, думаю, настроилась на театр, так почему бы не посмотреть очередного Островского?

Надо заметить, билеты в МХАТ имени Горького значительно подорожали в сравнении с 90-ми годами (самые дорогие теперь 1000 рублей). Тогда в этот театр можно было пройти практически даром. Теперь и здесь научились считать и поняли, что обладают некоторой реальной ценностью - ведь у театра есть свой заинтересованный зритель, и его немало. Я тоже ценю этот театр, как театральный гурман - любитель всяких редкостей и диковин. Того, что есть на этой сцене, вы не увидите нигде. А есть здесь практически неизменная, законсервированная эстетика Московского Художественного театра образца примерно 1949-58 годов.

Я не имею в виду отдельные выдающиеся спектакли и великих артистов МХАТ той поры. Я имею в виду общий стиль, общую среднюю манеру исполнения, устоявшиеся актерские и режиссерские привычки. Доронинский МХАТ будто законсервировал ушедшее время, и зрители двадцать лет видели спектакли, лишенные всяких примет современной эстетики, современного подхода к классике.

Когда-то такая архаика многих пугала, отвращала от театра. Но шли годы. И издевательства над классическими пьесами зашли так далеко, что эстетический консерватизм МХАТ имени Горького кажется милым, приятным, приносящим удовольствие. Нет, сам МХАТ не изменился - изменился контекст времени. И театр из осколка старомодности, из уголка наскучившей рутины превратился в драгоценный антиквариат.

Итак, «Красавец-мужчина». Раздвигается занавес с чайкой, и на сцене - добротные подробные декорации (художник спектакля - главный художник театра В. Серебровский) с рисованным задником, изображающим берег Волги. В гостиной - правильная мебель, две этажерки, увитые плющом, окна в сад (а в саду - натурально зеленые ветки с листьями можно разглядеть). Сразу понятно, где происходит действие (провинциальный волжский город) и кто герои (состоятельные люди, помещики, баре). Декорации расположены на поворотном круге, и зрителю уготовано еще немало счастья - и красный кабинет с чучелом медведя на стенке, и номер в гостинице, и зала в доме Лупачевой в цветах, с круглым диванчиком в центре… То есть все места действия, указанные драматургом, воплощены на сцене. Боже! Такого нынче нет даже в Малом театре!

Пьесу Островского играют целиком, с малыми купюрами, почти без отсебятины. Текст имеет, как всегда, большой успех: Островский писал для самого что ни на есть широкого зрителя и понятен всем и всегда. Тем более «Красавец-мужчина» - комедия на тему подлости красавцев, избалованных глупыми женщинами. С возрастом великий драматург все более становился на сторону женщин, любил их, жалел, сокрушался об их доверчивости и малоумии и разоблачал внешне привлекательных, но бесконечно гадких внутри мужчин. Он у нас один такой - отец родной, еще Александр Володин, и все. Роли в пьесе выигрышные, реплики аплодисментов просят. Соответственно, на сцене МХАТ, в роскошных гостиных, хорошо поставленными голосами говорили текст Островского, сопровождая его некоторыми телодвижениями.

Главный герой, Апполон Окоемов (А. Титоренко), явился красавцем на прежний лад, корпулентным, с пышными седоватыми волосами, подкрученными усами, крепким подбородком. Чистый 1949 год! Он задумал развестись с женой, чтоб вступить в новый выигрышный брак, и жена его Зоя (Е. Коробейникова) прошла тяжелый путь познания, с каким гадом жила. В хорошенькой глупой дамочке, эдакой блондинке девятнадцатого века, проснулась сильная гордая женщина. Несколько наигрывая, но очень стараясь, актриса провела эту сложную роль. Хорош был Юрий Горобец в роли бывалого барина Лотохина. Это главный резонер пьесы, и здесь приятно рокочущий голос Горобца оказался на месте. Актеры использовали для создания образа одну-две краски, не больше, и не искали объема роли, психологической сложности, но то, что делали, - делали прилежно. Раз уж придумали, что дурачок Олешунин (Ю. Болохов) ходит смешной припрыгивающей походкой, то уж артист не собьется и будет все время ходить такой походкой. А иначе как создать характер? Для других способов нужен МХАТ не 1949-го, а 1898 года…

Все играют с удовольствием, впечатление неглубокое, но приятное. Все-таки интересно иной раз проехать на машине времени. А она не за горами - прямо в центре Москвы. Чудеса!

Никто никогда не женится

12(98) от 20 марта 2008 // Татьяна Москвина

В одной компании нетеатральных людей меня спросили: почему так часто в театре ставят пьесу Гоголя «Женитьба»? Разве она так уж хороша? Пришлось разъяснить то, что ясно людям театральным: «Там ведь 6 мужских ролей!» Действительно, эту смешную и эффектную пьесу Гоголя нередко ставят именно по «внутритеатральным» причинам. Ее просто замучили интерпретациями.

В ЭТОМ сезоне - две премьеры по «Женитьбе» Гоголя: в Ленкоме у Марка Захарова и в Александринском театре у Валерия Фокина. И в том и в другом случае о полноценной творческой победе говорить не приходится.

Победы на материале этой гоголевской пьесы были в 70-х годах, когда Виталий Мельников снял обаятельный фильм с Петренко и Крючковой в главных ролях, а Анатолий Эфрос поставил самую оригинальную «Женитьбу» русского театра - спектакль о невозможности, недостижимости человеческого счастья. Спектакль Эфроса вошел в историю театра и врезался в память всем зрителям. Такая всесильная режиссерская интерпретация нынче невозможна: ни у кого нет столь могучей творческой воли и глубокого таланта. Обе современные «Женитьбы» представляют собой что-то вроде «концерта по мотивам».

Марку Захарову есть на кого ставить в своем концерте: его труппа состоит из чрезвычайно известных артистов. С течением времени Ленком стал не столько режиссерским, сколько чисто актерским театром - сюда идут не оценивать глубину режиссерской мысли, а смотреть на популярные лица. Поэтому все первое действие ленкомовского спектакля идет на аплодисментах: каждой звезде положено. Положено Чуриковой, Янковскому, Броневому, Збруеву, Захаровой, Певцову - просто за появление на сцене. Это же фантастический аттракцион - популярные актеры живьем. Менее других почему-то известен в народе прекрасный артист Виктор Раков (Подколесин). Зато он и играет своего безвольного женишка в мешковатом костюме лучше всех: довольно осмысленно.

Что-то случилось в нашем искусстве такое странное, но ждать от чрезвычайно известных актеров осмысленного творчества - наивно. Что-нибудь, понимаете, одно: или слава, или творчество. Поэтому наиболее интересны сегодня совсем юные, зеленые, прямо со студенческой скамьи, никому пока не ведомые, не замыленные в сериалах, не растиражированные, без фамилий, без ужимок. Им надо честно зарабатывать репутацию, вот они и стараются. А те, кто одним своим видом вызывает громкие овации ни с того ни с сего, - им-то о чем хлопотать?

В Ленкоме, как правило, тексты классиков разбавляют отсебятиной примерно в пропорции 1:3. Это не смертельно, Гоголь вполне угадывается, тем более все коллизии и персонажи без изменения. На фоне дощатой стены с «плавающим» по ней шкафом энергичный и злой Кочкарев собирается «блицкригом» женить своего вялого приятеля Подколесина и отваживает от невесты целый сонм жалких женихов. Напрасно - у Подколесина хватает воли сбежать прямо из-под венца, прыгнув в окно. Почему? Я бы не сказала, что спектакль Марка Захарова это прояснил.

Спектакль распался на ряд концертных номеров - с разбитной свахой, щеголяющей крепкими ножками (Инна Чурикова); с ядреной, как репка, невестой, восклицающей чуть что «Ух ты!!!» (Александра Захарова); с нудным старичком Яичницей (Леонид Броневой); с патлатым дурачком - бывшим моряком Жевакиным (Олег Янковский) и так далее. Но в целое отдельные элементы так и не собрались. Все женихи, кроме Подколесина, откровенно пожилые, им даже по возрасту не стоит жениться, так что невеста непонятно почему колеблется и что собой символизирует.

У Валерия Фокина в отличие от Марка Захарова в труппе нет звезд, да и не предвидятся они вовсе (не ищут, не приглашают). Александринка нынче - чисто режиссерский, жестко концептуальный театр. Очень скучный, но, к счастью, «быстрый» - спектакли длятся недолго. Чем-то ведь удерживать зрительское внимание надо. Поэтому Фокин придумал сильный ход: основное действие происходит на катке.

Мысль режиссера, навеянная ледовыми телешоу, которые два года заполняли эфир, банальна. Однако находятся критики, считающие ее оригинальной и творческой (будем надеяться, бескорыстно). Женихи, дефилирующие перед невестой, нарезают круги на коньках по белому спецпокрытию. Причем бывший моряк Жевакин, по трактовке режиссера, делает это на тележке - он инвалид, безногий. Изобретение это уже за гранью всякого вкуса и смысла, как и весь прием в целом. Если актеры играют плохо и при этом катаются на коньках, они не становятся актерами, играющими хорошо. С тем же успехом можно прыгать на батуте, качаться на брусьях - Гоголь от этого ближе не станет и таланта тоже не прибавится.

Пытаясь поставить комедию, Фокин прибегает к совсем уж вульгарным приемам - в первом действии, где пока еще нет катка и нечем занимать глаза зрителя, у него появляются пьяный насмерть слуга, пьяная сваха. Причем актеры изображают опьянение грубее и карикатурнее, чем на современной эстраде… Она проникла всюду и без труда пожирает слабые ростки театра. Дилетантский ледовый «балет» «Женитьба» в Александринском театре - тому подтверждение.

Женихи в черных трусах до колена под песни 30-х годов (шипит патефон!) вдохновенно скользят по кругу, а театралы с удивлением думают: какие все-таки поразительные создания эти режиссеры!

Наверное, это действительно в массе своей - терминаторы, то есть истребители театра. Подумать только: сотни, тысячи лет театр стоял себе на месте. И вот - всего за сто лет режиссеры довели его до ручки и точки. До полного - смрадного и бессмысленного - тупика. В котором ни авторского гения, ни актерского таланта - ничего не осталось вообще!

Вот молодцы, правда?

Русское чудо-чудовище

13(99) от 27 марта 2008 // Татьяна Москвина

Алексей Петренко - это целый мир, Фото Г. УСОЕВА

26 марта Алексею Васильевичу ПЕТРЕНКО исполнилось 70 лет. Об этом великолепном актере хочется не рассуждать, а воскликнуть что-нибудь вроде «Да здравствует Петренко»! или «Хай живэ Пэтрэнко»!

Я впервые увидела его на сцене Ленинградского театра имени Ленсовета, году эдак в семьдесят третьем. Он тогда играл чисто комедийные роли - крупный, какой-то диковатый, с уморительной глуховатой скороговоркой. Помню его в спектакле «Левша» по Лескову в роли неистового казака, атамана Платова, где Петренко лепил образ могучего и при этом отчаянно смешного богатырского придурка. Проглядывала уже и тогда в актере природная мощь и явное знание «предмета исследования» (я имею в виду русского человека). Конечно, в Петренко от рождения живет наше, родное, и русским духом тут несет издалека: это не надо объяснять. Ни к чему.

Вот просто зыркнет на тебя со сцены или экрана узким, хитрым, звериным, умным-безумным, каким угодно, бездонным глазом и просверлит насквозь. Или насмешит до колик, или напугает отчаянно. Что-то там звенит-гудит «под куполом» лба, там свои просторы немереные, под стать родным просторам. Сильно чувствуется в Алексее Петренко огромное внутреннее пространство. Он не только внешне большой, богатырский, со своим могучим певческим басом и «академическим» торсом, он и внутри огромный, многое вмещающий. Оттого он так диковинно говорит: будто не наружу слова выбрасывает, а втягивает невольно внутрь, как мощный двигатель. И вылезают слова из уст его не просто так, а протискиваясь и отряхиваясь, как настороженные, ценные звери.

Кино его разглядело не сразу, но взялось за него интересно, - а открыл его гениальный первооткрыватель актеров Алексей Герман. В его картине «Двадцать дней без войны» Петренко произносил монолог на пятнадцать минут. Всю жизнь сильного, страстного, трагического человека рассказывал без обычного актерского штукарства и притворства. С лютым истовым накалом. Оторопь брала: так не играют. Таких актеров не бывает. Или бывают редко-редко, вызревают столетиями, как драгоценные изумруды в глубине гор…

Он снимался в фильмах Динары Асановой и потрясающе сыграл трагедию русского алкоголизма в ее ленте «Беда». Фильм еле-еле выпустили, и потом не показывали по ТВ, кажется, никогда, а это изумительная работа, и Петренко там - на разрыв сердца играет. Мужика нашего, горемычного, знакомого до слез, у которого - беда, всем известная, жуткая наша беда. По имени русская жизнь…

Живут в Алексее Петренко таинственным образом прожитые реки русской истории - оттого он так силен в образах Распутина («Агония»), Петра («Сказ про то, как царь Петр арапа женил»). Там, в ролях этих, не просто сила и мощь, там настоящий огонь горит пожарищем - то ума сказочного, гениального, то бреда окончательного, болотного, русского. Потому что одно с другим у нас крепко связано!

Кто видал Петренко на сцене - так годами и ходит как отравленный. Одна радость, такого же встретить и начать вспоминать: а помнишь, как он в «Серсо» у Васильева пел «Севастопольский вальс»? А помнишь «А чтой-то ты во фраке» у Райхельгауза, ведь ничего смешнее в жизни мы потом не видали, правда?

Что делать! Пока наше чудо-чудовище вне постоянной сцены. Норовист. Разборчив. Неуживчив. Эх!

Все-таки классику поиграл немножко - «Женитьба», «Жестокий романс» (великолепен!). Грандиозный кошмар абсолютной тирании сыграл в «Пирах Валтасара» (он там за Сталина). Никите Михалкову приглянулся, стал незабвенным генералом Радловым («Сибирский цирюльник»). Сам-то по себе генерал дурачок в парике, шут, а живет и в нем великорусское чудо неистового проживания жизни: уж запить - так до чертиков и наполеонов в глазах, а протрезвиться - так со всеми стихиями, и с Божьей помощью.

Теперь часто играет Петренко генералов, начальников всяких: очень уж стал импозантен, величием отливает и во всех ракурсах скульптурно хорош.

Никакого умаления мощи не чувствуется. Этот дуб еще пошумит!

Ролей, ролей ему хороших, настоящих, русских, огромных, под стать богатырской его силушке - чего ж еще желать актеру!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

КОГО СЧИТАТЬ ПРИЯТНЫМ СОБЕСЕДНИКОМ

Из книги Азбука хорошего тона автора Подгайская А. Л.

КОГО СЧИТАТЬ ПРИЯТНЫМ СОБЕСЕДНИКОМ Систематически занимаясь науками, читая, ежедневно следя за важнейшими событиями, вы накапливаете подходящий для разговора материал. Важно, конечно, уметь использовать свои знания в разговоре. Приятный собеседник способен


5. Кого считать евреем?

Из книги Евреи, Христианство, Россия. От пророков до генсеков автора Кац Александр Семёнович

5. Кого считать евреем? Дальнейшее повествование нуждается в уточнении понятия «еврей». Дело в том, что революция устроила встряску всем народам Империи, в том числе и евреям. Были уничтожены старая хозяйственная система, уклад жизни, независимые общественные


КОГО ВОСПИТЫВАЕМ?

Из книги Статьи за 10 лет о молодёжи, семье и психологии автора Медведева Ирина Яковлевна


Кого считать нашими современниками?

Из книги Кратчайшая история музыки. Самый полный и самый краткий справочник автора Хенли Дарен

Кого считать нашими современниками? И снова мы вернулись к вопросу классификации и к упорному стремлению музыки выйти за любые рамки, в которые её пытаются заключить люди, любящие всё раскладывать по полочкам. Все упомянутые в этой главе композиторы создавали музыку на


Кто кого

Из книги Осторожно, треножник! автора Жолковский Александр Константинович

Кто кого [123]1Одной из революций в лингвистике конца прошлого века было открытие перформативов. В опубликованной посмертно статье «How to Do Things with Words» (1962; букв. «Как делать вещи/дела при помощи слов») Джон Остин предложил различать слова, описывающие наличную ситуацию


У кого слишком короткая память?

Из книги Книга всеобщих заблуждений автора Ллойд Джон

У кого слишком короткая память? Только не у золотой рыбки.Несмотря на пресловутый статус якобы общеизвестного факта, продолжительность памяти аквариумной золотой рыбки вовсе не три секунды.Результаты исследования, проведенного в Школе психологии Плимутского


В честь кого назвали Америку?

Из книги Пушкин и пустота [Рождение культуры из духа реальности] автора Ястребов Андрей Леонидович

В честь кого назвали Америку? Вовсе НЕ в честь итальянского торговца, мореплавателя и картографа Америго Веспуччи. Америка названа по имени уэльсца Ричарда Америка, зажиточного купца из Бристоля.Америк финансировал вторую трансатлантическую экспедицию Джона Кабота –


От кого произошел человек?

Из книги Антисемитизм как закон природы автора Бруштейн Михаил

От кого произошел человек? Недостающее звено в цепочке между животными и настоящим человеком – это, вероятнее всего, мы с вами. Конрад Лоренц Не от человекообразных – и уж точно не от других обезьян. Homo sapiens sapiens [51] и человекообразная обезьяна произошли


Кто кого победил

Из книги Массовая литература сегодня автора Николина Наталия Анатольевна

Кто кого победил И все-таки, как происходило взаимовлияние культур и моральных устоев?Этот процесс длился достаточно долго и поэтапно. При царе Давиде этот процесс начал значительно ускоряться.Не секрет, что царь Давид много воевал. То, что именно во время войн происходит


Кого хвилював Хвильовий

Из книги Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика автора Ершова Галина Гавриловна


Кого изображали сидящие фигуры?

Из книги Как это делается: продюсирование в креативных индустриях автора Коллектив авторов

Кого изображали сидящие фигуры? Скульптурные монументы, получившие это условное название, можно рассматривать как «упрощенные алтари». Сидящий на скрещенных ногах и чуть наклонившийся вперед человек как бы «вынут» из подразумевающейся пещеры. Видимо, такая


Для кого эта книга?

Из книги автора

Для кого эта книга? В нашей книге мы будем называть этих людей продюсерами – универсальными специалистами в области медиапроизводства, генерирующими идеи и форматы, владеющими не только новейшими технологиями, но и принципами бизнес-логики, креативной экономики,