ДОРОГАЯ ЖИЗНЬ

ДОРОГАЯ ЖИЗНЬ

Прожить на 1254 рубля в месяц полезно и политику, и публицисту

Есть старинное выражение: «выбиться в люди». Наверное, оно означает некий трудовой путь отдельного человека, который, прилагая усердие и прилежание, обретает то, что положено этим таинственным «людям» - владение ремеслом, уважение в обществе, крепкую семью, честное имущество…

Для современной России это сочетание слов уже никак не может быть мерилом жизненного успеха. Скорее о победителе жизненного сна следует сказать так: «отбился от людей». Ибо по мере всплывания из социальных низов в социальные верхи, возрастает степень отдельности, отделенности человека - вот у него свой стол, потом кабинет, своя машина, дом за могучим забором, вот к нему уже без доклада не входить… и, наконец, полное счастье - человек абсолютно изолирован от мира. Он знать не знает, как поживают «люди» - он общается только с такими же, от людей отбившимися.

Но грусть в том, что именно такие, абсолютно изолированные от мира люди, решают у нас социальные вопросы. И вот они сидят рядком, ломают головы над неведомой жизнью, с их уст слетают слова «сто рублей», «двести рублей», «общественный транспорт»- и так ясно-ясно становится, что все эти выражения для них так же понятны, как японские иероглифы. Они не представляют себе, что такое общественный транспорт, что означает «сто рублей». И мы, оставшиеся за бортом корабля счастья, должны, конечно, порадоваться за отплывших удачников.

Но мы не радуемся, поскольку есть должности, на которых люди обязаны знать, о чем они говорят. Пусть оперный бас или рассеянный ученый не ведают, что такое «сто рублей»- согласны. Но министр труда или губернатор такого права не имеют.

А я теперь это знаю очень хорошо. Сейчас, когда пишу эти строки, идет десятый день моего Большого социального эксперимента.

Итак, по данным Роскомстата, стоимость минимального набора продуктов питания на январь 2005 года, составляет 1254 рубля 30 копеек. Вот на эту сумму я и собираюсь питаться целый месяц. В знак солидарности с населением РФ, а также считая, что индивидуум, позволяющий себе баловаться публицистикой, обязан знать жизнь публики.

Скажу честно: для меня это чувствительно. Я люблю есть, люблю и лакомиться. Но все баловства в виде ресторанов и кафе отпадают сразу и намертво. Остается только домашнее питание, притом из весьма ограниченного набора продуктов. Так, например, мясо недоступно. Как правило, над ним красуется ценник из трехзначного числа, а я рассматриваю возможность покупки товара, только если это число двузначно. Я теперь поняла, что означает внимательный пристальный взгляд граждан на полки с продуктами в магазинах. Это не потому, что они что-то забыли или плохо видят. Это они прикидывают, могут они это купить или нет. Я сама обзавелась таким взглядом - ведь правильное решение принять не так-то просто.

Три-четыре дня прошло, и я научилась вообще не замечать недоступной еды. Я как будто оказалась в другом измерении бытия, где не бывает форели слабой соли, шинки петербургской и сосисок молочных, чья стоимость действительно сопоставима с золотом. Зато доступные продукты сигналили мне веселым жизнерадостным огоньком - «я суп овощной в пакете»(4 рубля 30 копеек)!», «я майонез диетический (6 рублей 50 копеек)!»

На сегодняшний день, у меня есть победы и поражения. Победа - картошка на рынке по 6 рублей килограмм и отысканная в супермаркете «килька балтийская, обжаренная, в томате» - 7 рублей банка. Килечка балтийская! Спасибо тебе, милая подружка! Как ты скрасила мне тоскливые дни Социального Эксперимента, заполненные овсом и гречкой! Из поражений запомнилась кабачковая икра. Это зона повышенного риска. Кабачковая икра (от 11 до 15 рублей банка) делится на съедобную и несъедобную - но по каким внешним признакам это установить, неизвестно. Как истина у марксистов, качество кабачковой икры познается только в опыте… Ошибочной была и покупка итальянской вермишели вместо отечественной - случайно схватила, не разглядев, и потеряла на этом 10 рублей. А 10 рублей - это вам не шутки. Это целый ржаной хлеб, или полкило репчатого лука, или почти килограмм морковки, или пакет сухого гороха. Короче, я скоро рехнусь. В голове поселился кто-то, вредным скрипучим голосом считающий рубли, копейки, зудящий насчет того, что я могу и чего не могу… а что, если это навсегда? Что, если я никогда уже не избавлюсь от считающего голоса? Смогу ли я когда-нибудь пойти в ресторан? Боже, ведь я, бывало, за вечер оставляла там сумму, которая нынче положена мне на месяц… Но все возвращается на круги своя. Я, дочь трудового народа - вернулась в родимое лоно. Как бы теперь из него выбраться-то…

Что можно сказать предварительно, по итогам десяти дней? Видимо, прожить на сумму, предложенную Роскомстатом, можно. Это не голодная смерть. Но это очень печальная жизнь. Потому что еда у нас на родине - дорогая. За десять дней не удалось попробовать ни мяса, ни рыбы (кроме родной килечки), из фруктов - только четыре яблока (самых дешевых). Питание по минимуму представляет из себя своего рода вечный пост, который не завершается Пасхой, ничем не завершается вообще, а продолжается месяцы, годы. И между прочим, 1254 рубля 30 копеек на человека - это даже вполне прилично, у миллионов людей выходит и того меньше.

Что ж такое, Господи, - думаешь в тревоге. Чтоб на Руси да еды не хватало! Сто лет корчились в муках, решая социальные вопросы, истребляя сами себя, мучая землю варварской индустриализацией, а люди опять смотрят на полки магазинов замороченным, остановившимся взглядом. Дорогая еда! Дорогая жизнь у нас на родине - многим не по карману.

Новые Старики-Разбойники

Подавляющей массе россиян грозит психоз ожидания грядущей социальной смерти

В известном фильме Эльдара Рязанова «Старики-разбойники», герой Юрия Никулина, следователь пенсионного возраста, не хочет уходить на заслуженный отдых, потому что чувствует, что еще ого-го как может послужить правде и справедливости. Вместе с героем Евгения Евстигнеева он совершает, как вы помните, похищение «картины Рембрандта», а потом и мнимое ограбление инкассатора.

Положение дел сегодня таково, что работающий человек, приближающийся к пенсионному возрасту, вполне может испытывать психоз, которому пока еще нет названия, но который грозит массе россиян. Назовем этот психоз так: «ожидание грядущей социальной смерти». То есть физически человек будет вроде жив, на крупах и овощах, пока на них низкие цены (я думаю, правительство скоро примет меры в отношении дешевой пищи - чтоб духу ее не было). Более - ничего. Ни свободного передвижения по стране и миру, ни книг, ни культуры, ни общения, ни участия в жизни социума. Ты есть - и тебя нет. Лицо жизни оказывается мордой Контролера, вопящего: «пошел вон!».

Оказавшись в такой ситуации, старик легко может превратиться в разбойника. До сих пор мы читали душераздирающие истории о том, как грабят пенсионеров. На очереди другие истории - о том, как грабят пенсионеры! «Группа неустановленных лиц пожилого возраста напала на гражданина Н.Н., который припарковал свой «лэндровер» возле магазина «Супер сива», и, угрожая портретом В.В.Путина, отобрала ликер «Егермейстер» и триста граммов копченого угря, которые гражданин Н.Н. намеревался отнести своей подруге, актрисе театра Буфф Лене З…»

Когда закон об отмене льгот еще можно было предотвратить, все здравомыслящие люди страны, все сто пятьдесят человек, кричали, умоляли, объясняли президенту и правительству, что закон этот - скверный и опасный, как гнилой картофель, что он много может наделать бед при употреблении его в жизнь, что возможны социальные катастрофы и явное ухудшение жизни миллионов человек. Я лично с ужасом видела, что моя гипотеза, изложенная в статье «Народ, расходись!» («Пульс», июль) - о том, что правители страны собираются предельно сократить численность нерентабельного народа, путем отмены всех видов социальной помощи - сбывается с точностью до запятой.

Однако в действительности все вышло далеко не так фатально- нерентабельный народ в первый раз за все путинское правление показал зубы. Большие и острые зубы народного бунта, к которым аппетит всегда приходит во время еды. Народные зубы щелкнули - раз, два, три…пока что тихо, смиренно, мол, разрешите, Ваше превосходительство, по нужде на общем транспорте безвозмездно доехать…не имею достатков… воевал, трудился…инвалидность…Чернобыль…Чечня… блокада… да что же ты, Ваше превосходительство, морду-то воротишь! А ну, поговори с народом!

И «Ваше превосходительство», которое в нашем случае само вчера из кухарок и писцов образовалось, и русскую историю двадцатого века с «девятьсот пятым» и «девятьсот семнадцатым» не успело забыть, как-то смутилось и заметалось.

Народ этот, правда, бесполезен и являет собой огромную социальную прорву. Но у него есть огромное преимущество, которое немало значит на войне. Его, народу - до хрена. Пропасть народу! И такого, которому терять нечего. А оборванные и голодные люди, сливаясь вместе, образуют дикую силу, похожую на природную, и нет ей никаких преград.

Особенность нынешнего социального взрыва состоит в том, что его осуществляют люди, рожденные веком социальных катастроф, можно сказать, «дети катастрофы». Это граждане, покорно выполнявшие веления времени и не получившие от родины ничего взамен. У них уже все отняли - так чего им бояться? Тюрьмы? А с чего старику бояться тюрьмы - там казенная крыша над головой, одежду и пищу выдают. Погибели, как в Кровавое воскресенье, сто лет назад? Да ведь такая смерть - избавительница, от того коридора в нищей больнице, где придется подыхать. Так что нынешний социальный революционер пенсионного возраста может сражаться долго и ужасно. И зачем ему останавливаться? Вперед, «старики-разбойники!» Вы вправе требовать пересмотра всего пенсионного законодательства - для начала.

«Ах, уж очень много было льгот», - вздыхали начальники - «Ни в одной стране столько нет». Да, много было льгот - поскольку ни в одной стране не было столько войн и революций, ни в одной стране не было такой блокады и такой ядерной катастрофы (о размерах и сути которой власти не удосужились рассказать людям), ни в одной стране не было такой Чечни и ни в одной цивилизованной стране нет таких пенсий. Ну, такая вот у нас страна, что людей надо сильно уговаривать и заманивать, чтоб они в ней жили.

Ходом общей национальной судьбы завладели сильные животные среднего возраста, которым не нужны ни старые и слабые животные (прошлое), ни подрастающие молодые хищники (будущее). На эти категории населения и будут направлены основные удары. Ни прошлого, ни будущего - одно озверевшее, оголтелое настоящее, где один гад съедает другую гадину.

Что же остается - туда, под страдальчески-милосердную сень Креста, в вековую тишину Правой Веры? Отлично; только ведь большинству стариков и до церкви-то не добраться - ни сил, ни денег. Послание Патриарха, явно осуждающее монетизацию, ободрило людей, хотя некоторые и бурчали непочтительно - проснулись, мол, Отцы, а что, до этого все было в порядке у нас в Отечестве? Да одно только это слово - «монетизация» - должно было вызывать немедленное отторжение у блюстителей веры. Превратить человеческую жизнь в мелкую грязную монету, которую бросают туда-сюда - вот символическое значение этого якобы экономического термина.

Одно приятно: январские бунты привели к тому, что как-то вздрогнули и скривились чугунные лики «единороссов». «А на ту ли лошадку мы поставили?»- читалось в них.

Нет, ребята, не на ту. Ваша лошадка захромала. Ее скоро снимут с пробега.

Личное время

Каждый несет ответственность за то, что происходит в стране

Могу с чистой совестью отрапортовать читателям: я выполнила обещание, данное в статье «Доживем до воскресенья» (см. «Пульс», 2004, октябрь) и осуществила протестную сдачу крови. В знак несогласия с законом о замене льгот на денежную компенсацию, который отменяет в том числе и льготы для доноров, я пришла на станцию переливания крови Военно-медицинской академии и воплотила краткий путь безвозмездного донора. Имею справку о праве на два выходных дня, которую - увы, увы! - предъявлять некуда. Человек я вольный, сколько поработаю, столько и съем.

Кстати насчет «съем». На очереди у меня вторая акция солидарности с населением РФ. Как ни считай, получается, что подавляющее большинство граждан не смогут в грядущем году потратить на питание более тысячи рублей на человека в месяц. Я принадлежу к меньшинству и трачу больше - но в знак солидарности обещаю в январе 2005 года провести эксперимент на собственном живом теле и прожить месяц, положив на питание только одну тысячу рублей. О том, как это было - честно расскажу. Уже хожу, прицениваюсь. Понятно, мясо и рыба отпадают напрочь. Нашла, правда, на рынке дивные консервы, «килька в томате», 7 рублей банка. Но, видимо, содержимое этих банок все-таки превысит допустимый предел риска. Придется держаться круп и овощей…

Зачем я это делаю? А вот зачем. Как известно, ровно год назад на выборах в Государственную Думу победила партия «Единая Россия». Сплоченный монолит начальников, не распадающийся на отдельные лица, за год принял изрядное количество законов, благодаря которым жить большинству россиян станет еще тяжелее. Никакой персональной ответственности за это никто не понесет. Просто как у Жванецкого: «Я спрашиваю - кто шил? Выходит сто человек, говорят: мы. Я сказал им - отлично, ребята, вы хорошо устроились». Вообще категории собственной совести, личной ответственности, самостоятельного решения как-то напрочь выветриваются из нашей общественной жизни. Всюду кланы, шайки, бригады, стайки, партии, группировки. Но ведь, не поминая всуе Божий суд, заметим - даже в человеческом суде каждого судят по отдельности, рассмотрев его личное дело. И меня как раз и беспокоят вопросы личной ответственности. Я в шайках не бегаю.

Я понимаю, что мало на что могу повлиять в мире, в стране, в родном городе. Вот приняли решение построить дом с видом на Русский музей - и, будьте уверены, построят. И найдутся человекообразные, которые этот дом спроектируют, и воплотят, и заселят. А другие человекоподобные станут хвалить мудрого градоначальника, при котором Санкт-Петербург так дивно расцвел, и снимать телесюжеты, и писать статьи. Почему же нет? Соорудили ведь в прошлом году, за четыре месяца, прямо к трехсотлетию, домишко возле Инженерного замка, и живет же там кто-то, самоубийством от стыда не кончает, а наоборот, похваляется перед дружками по пещере - «Как по Фонтанке рассекать будешь, заваливайся в гости, я знаешь где живу? Не знаешь? Ну, сиди на стуле ровно. Императора Павла где придавили, в курсе? Ну, а я напротив, чуешь! И зоопарк рядом. В смысле - цирк…»

И, судя по всему, срубят сирень на Марсовом поле, и соорудят там концертно-торговый комплекс, поскольку сердце мелкого коммерсанта не терпит пустоты, а все наши коммерсанты, даже из миллиардеров - по уму, по психике мелкие. Ни благородства, ни широты, как увидят лишнюю копеечку - так дрожь в коленках. Откуда и взяться другим в Красной России, стране победивших и оттого вконец озверевших слуг? Испорченная прислуга не может не украсть, не нагадить, не навредить. Тем более в бывшем господском городе. Это господа не воруют - так их нынче и в Париже нету…

Что может сделать в подобной ситуации один человек? Он может сделать для себя законом ЛИЧНОЕ ВРЕМЯ.

Личное время означает время, принадлежащее исключительно и только данной личности. Над ним никто не властен, даже Бог. В нем нет никаких объяснений и оправданий, превышающих человека. Никаких «так нужно Родине», «друзья сказали», «муж захотел», «коллектив считает», «детям надо», «президент посоветовал». Есть человек, его жизнь - и его совесть. Он родился один, он живет внутри себя, он помирать будет в одиночку, и ответ держать перед Богом станет только за свою жизнь. (Интересно, неужто и перед Богом товарищи партийцы начнут бормотать - «Я ничего, я член «Единой России», спросите с Грызлова»?)

Сделав законом личное время, можно располагать себя в нем и вести себя так, что когда спросят: «А где ты был, когда уродовали Петербург? Что ты делал, когда могучая стая начальников энергичными мерами сокращала население и направо - налево под демагогические вопли о единстве страны и укреплении вертикали власти раздавала территорию России?» - иметь полное право сказать: «Я был против».

И пусть каждый, кто на прошлых выборах голосовал за «Единую Россию» понимает, что несет теперь безоговорочную ответственность за все, что эта партия творит наравне с членами партии. Не испытывая никакой сверхъестественной любви к демократической форме правления, я все-таки ценю в ней момент собственного выбора, своего голоса. Действительно, демократическим путем может восторжествовать зло. И тогда нация, допустившая это, пойдет тяжелой дорогой кары-искупления. Но она эту, собственную дорогу, выстрадает. А не так, как в известной поговорке: «нас толкнули - мы упали, нас подняли - мы пошли».

И отвечать надо не за весь базар - а за свой личный прилавок.

Вперед, к тираннозаврам!

У этой Думы нет более важных дел

Новое русское общество постепенно обзаводится новой моралью. Один ее лик, абсолютно фарисейский, пишет Государственная Дума, запрещая образам людей и животных участвовать в рекламе пива, выдумывая мертворожденный праздник «окончания Смутного времени» и собираясь повелеть всем детям до 16 лет после 22 часов не появляться на улицах. Нет у этой Думы более важных дел. Ни охрана природы, которую сейчас гробят хуже, чем при коммунистах, ни обнищавшее здравоохранение, ни загибающаяся наука, которой прямо и грубо говорят - «зарабатывайте деньги» (невежи! Коммерсанты копеечные! Научные открытия приносят огромные деньги - но не немедленно, надо ждать, растить кадры, развивать перспективные направления!), ни положение молодых семейств - ничто их не волнует. А волнуют какие-то бессмысленные лицемерные виньетки, которые они, пожилые скучные мужчины с редким вкраплением баснословных женщин в укладках, хотят навязать огромной сложной стране. Главных, неотложных дел не делается. А ведь неумение отличить главное от второстепенного - основной признак слабости разума. Тем не менее кое на что ума хватает. Механизм воплощения в жизнь всех химерических фантазий Первого лица и его окружения налажен куда как бойко. Уверяю вас, если Президент вдруг решит, что следовало бы всему населению РФ перестать принимать пищу, скажем, после 20 часов, то соответствующие законы и указы через месяц войдут в силу. Есть мы, конечно, будем, но - незаконно. Как всегда, впрочем. Расскажите мне, какие законы вы соблюдаете - и я вам скажу, где и от чего вы лечитесь.

Другой, более реалистический лик новой морали, планомерно прорастает в эфире и несколько удивляет своими первобытно-веселыми откровениями. Я думаю, все видели рекламу, в которой стайка демонов, притворяющаяся семейкой людей, пожирает йогурты. Папашка, быстренько стрямкав свою порцайку, жизнерадостно говорит сынку: «Смотри, там за окном - тираннозавр!» - после чего, без тени смущения уплетает йогурт собственного сына. Сынок, однако, горюет недолго, знает, чем уесть папашку. «Папа, смотри, твою машину угоняют!» Тот бросается к окну - а сынок, таким образом, отбирает назад свой йогурт. «Нет, папа, похититель, наверное, тираннозавра испугался, ха-ха-ха.» Тут высовывается мамаша, глазами ласковой змеи глядящая на милых домочадцев, развлекающихся любимой тюремной забавой «отбери хавку на понт». Хуже этих рекламных мамаш, которые кормят своих якобы детенышей редкостным дерьмом из мертвой пищи и при этом делают вид, что приятно утомились от семейных хлопот, вообще ничего нет. Твари.

Не могу не признаться, что в этом ролике есть правда жизни. Многие нынешние папаши, конечно, норовят отобрать у сынков их законный «йогурт» (власть, природные ресурсы, выгодные места), под тем предлогом, что-де «тираннозавр» (терроризм, кризис, конец света) пришел. Однако на фасаде любого общества от века красуется свод приличий - пусть условных, несбыточных, лицемерных, но принятых за норму. Отец, отбирающий пищу у сына - ненормален и неприличен. Душить надо таких отцов всем племенем. А тем временем зритель смотрит этот ролик круглые сутки - в отличие от опальной рекламы пива, реклама аморализма не запрещена.

Думаете, случайность? Как бы не так. Посмотрела я тут передачу «Едим дома», которую ведет Юлия Высоцкая, нынешняя жена известного кинорежиссера Андрона Кончаловского. Господа, я такого не видела никогда. Это был репортаж из другой Галактики.

А.С. Кончаловский женат пятый или шестой раз. Его интимная жизнь известна обществу лучше, чем любовные похождения Зевса, из его же книг. В частности, теперешняя жена, молодая красивая женщина, как говорится, «из простых», обладает всеми качествами идеальной супруги. Нет ни одной традиционной женской добродетели, которой бы не блистала Юлия Высоцкая. Конечно, очень интересно, что и как ест дома такое высокопоставленное семейство.

Вначале нам показали семью на прогулке - Кончаловского, жену и ребеночка. Не помню какого пола, но возраст младенческий, лет пять. Они двигались в сторону дома. Затем Юлия полчаса металась по кухне и беспрерывно говоря, стряпала довольно сложную пищу. Предполагался завтрак из трех блюд - жареный козий сыр с листьями салата, макароны, оладьи какие-то, все с особыми приправами и специями. Высоцкая ужасно волновалась и суетилась, видно было, как ей нравится эта чистая красивая кухня со всеми ее вилочками и кастрюлечками и как она не уверена в надежности своего места на ней. Вот не потрафишь - и выгонят из рая. Было впечатление, что женщина старается угодить всеми силами, нервами и помыслами - но так, как это делает кухарка, взятая на испытание в богатый дом, а не законная полноправная хозяйка.

Наконец, затейливая пища была сварена, поджарена, нарезана и поставлена на стол. Я опрометчиво подумала, что сейчас, как положено, семья соберется и начнет трапезу. Но не тут-то было. Это вам не мещане какие-то, это дворяне Михалковы, между прочим, десяти царям служили. Поэтому А.С. Михалков-Кончаловский, правнук Сурикова, пришел на кухню деловой походкой, сел за стол и съел все сам и один. Три блюда!!!

Он ел планомерно, спокойно, без выражения лица, как тираннозавр. Два раза глухо молвил: «Вкусно… Вкусно…» Жена стояла (!) рядом и смущенно отщипывала крошечки. Показали и ребеночка - тот, бедняжка, в какой-то дальней комнате играл с мягкой зверушкой.

Это вот пропаганда чего? Пищеварения Михалковых? Так кто бы в нем сомневался. Звериного эгоизма? Так его у нас хватает, рекламировать не надо. Нам бы на что-нибудь возвышенное посмотреть, чистое, приличное. На эталоны благородного господского поведения, на высокие мысли и чувства. Все одно впереди эра тираннозавров, так хоть бы напоследок побаловаться.

С новым праздничком!

Новый праздник не поколебал полного и глубокого спокойствия населения РФ

Известие о том, что главы религиозных конфессий (то есть Кремль) выступили с проектом введения в России нового общегражданского праздника, ничем не поколебало полного и глубокого спокойствия населения РФ. Было даже не смешно. Кремлeвские мальчики, явно не знакомые с подведомственной им территорией, которым какая-то падла (знала бы - пристрелила) посоветовала прочесть имперских историософов 19 века, типа Данилевского и Каткова, играют в свои игрушки. Пляшут в пустоте, как всякое тело, лишeнное почвы. А хору поселян, который заполняет обветшавшие русские декорации, насчeт государственного устройства России, и нынешнего и грядущего, всe понятно. Будут деньги - будешь ездить гадить на Щучье озеро и берег турецкий, выучишь детей, отмажешь сына от армии, какую-никакую квартиру спроворишь и от ментовки откупишься, если заметут по ночному делу, когда так обостряется борьба с терроризмом. Не будет денег - сильно оздоровишься с помощью гречневой крупы и морковки, завяжешь интересные знакомства, когда будешь лежать в коридоре больницы имени Большого Святого, и вообще на своей шкуре поймeшь, как верна пословица про сто рублей и сто друзей. Ничего, десять тысяч лет (уж как минимум) так жили, и еще поживeм. Непонятно, конечно, зачем они текли, эти тысячи лет и для чего люди ломали свои небольшие головы в поисках более совершенных, чем это, государственных устройств. Ну, не наша печаль. Мы вообще не просили нас происходить от обезьяны.

Однако идея обустройства нового государственного праздника проливает известный свет на идеологические грeзы советников президента. Предполагается, что его будут праздновать 4 ноября, когда в 1612 году ополчение, собранное усердием нижегородского купца - говядаря Минина, под водительством князя Пожарского изгнало поляков из Кремля. Считается, что в этот день закончилась смута на русской земле. Вот это, вместо неприятного рудимента 7 ноября, и предложено к празднованию.

«Эк куда метнул!»- как сказал бы гоголевский городничий. Понимаем… Поляки, конечно, тут решительно ни при чeм. Это так говорится - поляки. А причeм тут царь Борис, из-за которого и заварилось Смутное время. А совсем недавно у нас тоже было - ну, не Смутное, но Смутненькое время, - и там тоже фигурировал правитель по имени Борис и вредные для России граждане с извилистыми фамилиями на «-ский». Вот какие имеются в виду поляки! (Один такой поляк аккурат в начале ноября прошлого года и загремел под фанфары.) И, поскольку эти самые «-ские» изгнаны с русской земли, то прошлую и нынешнюю победы вполне можно объединить в единую мистерию тотального торжества сильной русской воли. То, что в 1612 году состоялся полнозвучный народный подвиг, а в наши дни - нечто вроде поджога помойки, никого сегодня не смутит. Любая подделка всегда норовит прильнуть к оригиналу. Полиэтиленовая «империя», цена которой - три копейки в базарный день, хочет обзавестись солидными историческими аналогиями, украсить свой нагой тыл павлиньими перьями.

Будем справедливы: в зрелищном смысле идея нового праздника открывает хорошие перспективы. Можно, например, уподобляясь британцам, сжигающим 5 ноября в честь каких-то их британских исторических заморочек чучело Гая Фокса, сжигать ноября 4 чучело Б.А.Березовского. Кроме того, каждый год следует осуществлять ритуальное изгнание из Кремля хотя бы одного «поляка». Почему бы не начать, например, с Глеба Павловского? Я бы с большим удовольствием посмотрела, как сей хитроумный муж, понурив круглые очочки и поправляя сползающую с плеч бабью кофту, с тощим узелком своих гениальных идеологических задумок покидает Кремль через Боровицкие ворота…

Итак, вот наш государственный идеал: Семнадцатое столетие. Царь назначает воевод, а дальше - пиши жалобы в Москву. Ладно, пустые и страшные евразийские просторы, переварившие всe и всех, переварят как-нибудь и этот «атавизм с ракетами», вот только как быть со знамениями? Если уж мы воскрешаем сознание 17 века, то я прямо и просто требую знамений. Пусть небеса подтвердят, что перед нами утверждeнный ими царь, а не самозванец. Зачем же мы переживали Смуту, как не за этим? Пусть прилетит орeл, или совершится небывалый ратный подвиг, или будет святому старцу видение, пусть хоть что-нибудь подтвердит санкцию Господа на самодержавное волеизъявление обыкновенного человека, когда-то выбранного обычным демократическим путeм налаживать разумное управление страной.

Где эти санкции? Где знамения? Встав на точку зрения человека семнадцатого века, я, напротив того, вижу все признаки проклятия и отторжения Неба от земных правителей России. Сплошь бедствия: катастрофы, потопы, пожары, взрывы. Раз уж Кремль предлагает мне 17 век в качестве госустройства, так я и буду судить по нормам 17 века и напишу как непреклонный летописец: «прогневали мы Бога! Согрешили! Не тот царь! Нет благословения царству!». И в грядущих веках поверят-то мне, а не какому-нибудь очередному кремлeвскому сурку или тушканчику, к фамилии которого уже через год надо будет сноску ставить - кто такой, что такое.

Мне поверят, потому что у меня нет ничего за душой, кроме здравого смысла, который говорит элементарные вещи. Никакой человек не может сознательно, обдуманно выбрать и назначить 89 глав субъектов Федерации, потому что это невозможно. Президент уже проявлял державную волю и учредил институт своих полномочных представителей. И что? Какой от них был прок? Чему они способствовали, с чем справились? И семерых-то найти не мог, а теперь собирается восемьдесят девять раз проявить чудеса кадровой прозорливости. Пример которой мы имеем в Санкт-Петербурге и до сих пор ей удивляемся.

Видимо, и в самом деле, смутное время, когда ещe были какие-то колебания между разумом и абсурдом, в России закончилось, и наступила ясность. Поздравляю с праздником. Господа артисты, а вот кому роль Козьмы Минина! Государственная премия-то, считай, в кармане.

Доживем до воскресенья.

В документах правительства РФ есть такой официальный термин: «период дожития»

Оказывается, в документах правительства РФ существует официальный термин для определения того периода жизни социального человека, что расположен между выходом на пенсию и уходом в лучший мир.

Это называется - «период дожития».

Наконец, они заговорили простым и честным языком. А то мудрили всe лето, юлили, какую-то дикую алгебру развели для доказательства того, как прекрасно будет, когда вместо абсурдных, мешающих жить льгот, потекут сияющие реки денежных выплат. Целых 180 рублей в месяц на транспорт! Что, мало? Да куда вам ехать-то, старички. Сидите уж. Приехали. Наконец, признали: жизнь для российских пенсионеров закончилась, наступило - «дожитие».

А впрочем, только ли для пенсионеров? Честно говоря, после сентябрьских историй ни жить, ни доживать в России особой охоты нет. Говорят - власть, власть… а где она, власть? Куча истероидных мужчин среднего возраста, не способных ни принимать, ни выполнять хоть какие-то разумные решения.

В столице задержан человек, сидевший ночью в машине, где обнаружены взрывчатые вещества. Человек отправлен в участок. Туда прибывают около 150 служащих из всех силовых ведомств (в газетах пишут - в том числе генералы и полковники), после чего человек приведeн в состояние неопознаваемого трупа. Ополоумевшие твари нашли врага - того, кто ответит за их покачнувшиеся кресла, за убывающие пайки, дачи, машины, за бесланский позор… и это что, «силовики»? Это, значит, те, кто должен защищать мирное население от криминального произвола? То и дело узнаeшь: на станции «Сокол» милиционер, проверяя документы у лица какой-то национальности, взял и выстрелил лицу прямо в лицо; знакомую девушку-еврейку забрали и держали сутки и т.д. Паника. Растерзают кого угодно, чтобы чужой кровью, чужим ужасом утолить свою мерзкую перепуганную душонку.

А ведь все это к нам не с Марса упало. Властные структуры заполняют обыкновенные мужчины от 40 до 60 лет. По моему мнению, то, что они представляют собой, и то, что они вытворяют сейчас в стране - последствия деградации русского генофонда при советской власти (которая и сама-то была формой террора против народа). Попросту говоря, это - трусы, лжецы и слабаки. В ситуациях, требующих мужества, хладнокровия, решительности, особого военного спокойствия, они только паникуют, врут и потеют. Когда в перманентной истерике заходятся высокопоставленные дамы, это хоть и противно, но как-то извинительно. Но когда истерикуют мужчины на ответственных должностях, становится совсем невесело и перспектива дожить до периода дожития в созданной ими резервации не наполняет душу восторгом. Любопытно, президент, додумавшийся отменить выборы и самому назначать глав субъектов Федерации, откуда-то с Альфы Центавра собрался их выписывать? Или он надеется себя быстренько клонировать и разослать по регионам? Или где-то ожидает своего часа засадный полк из смелых, умных, решительных, неподкупных воинов Блеска? Или нам опять предлагается традиционная русская операция по замене шила на мыло?

И тем не менее, назло всем, я собираюсь жить, причeм в России, причeм долго. Я буду жить назло, и приглашаю всех со мной согласных в мою партию. Назовeмся, скажем, так: «ЖИТЕЛИ ПРОТИВ». Цели: они скромны. Вступающий в партию «ЖИТЕЛЕЙ ПРОТИВ» обязуется быть здоровым физически, бодрым умственно, опрятным нравственно, активно бороться против врагов и всемерно способствовать здоровой и бодрой жизни товарищей по партии. Задачи: прожить в России как можно дольше. Ближайшие задачи: дождаться окончания периода дожития некоторых лиц, причастных к новым социальным реформам…

Идея посетила меня недавно, однако я уже припасла пару хороших трюков. Например, протестную сдачу крови. Ведь, наряду с прочими льготами, отменены и жалкие льготы доноров - притом, что кровь в хроническом дефиците. Ну так вот. Я хочу безвозмездно отдать часть своей бунтарской, протестующей крови - нуждающимся. Вообще, видимо, другого пути, кроме героического, у нас нет. Ха, мы им покажем дожитие! Пусть у них печeнки лопаются от устриц и паштетов, а мы на гречу наляжем - и будем здоровeхоньки.

Знаете, ведь что самое обидное. Обожествление денег и отмена всяких, любых заслуг перед отечеством сопровождается ещe и неслыханным унижением человеческого достоинства. Ведь люди стыдятся бедности, которую они не заслужили, в которой они не виноваты, а тут их ещe припечатывают «дожитием» - дескать, чем раньше откинете копыта, тем лучше для родины, дармоеды. «Спи скорей, твоя подушка нужна другому». А ведь даже месторождения нефти и газа, на которых сидят сейчас наши правители, открыты не ими и не при них, а открыты и разработаны они какими-нибудь сегодняшними «дожителями». И Питер как-то держится на плаву благодаря в том числе и «дожителям». У меня мама - такой «дожитель», кандидат технических наук, изобретения имеет, патенты - и когда я ей пытаюсь сунуть деньги, не берeт, говорит: зачем? «Я не нуждаюсь, у меня пенсия». Уж только если крайность какая, тогда возьмeт. И подружки у неe такие же - чистые, достойные люди.

И очень хочется вместе с ними дожить до воскресенья.

Неправильное пиво

Пиво российскими рекламщиками всегда обожествлялось, как персидский шах или китайский император

Огромная просьба к читателям: пожалуйста, в целях общей безопасности вашего публициста, читайте мою статью или до 7 утра, или после 22 часов вечера.

Пиво не утоляет жажду. Сколько его не пей - снова хочется пить. Это проверено. Нет, не мной, что вы! Я вообще не пью, тем более - пиво. Слово-то какое противное! Уже в самом слове заключeн намeк на то, что с этой штукой можно делать что угодно, только не пить.

Не пить пиво - это давняя русская традиция. Наши далeкие прадеды никогда не пили пиво. И что же? Все они живы и здоровы, в отличие от своих немецких и чешских коллег, которые пили пиво, и теперь все без исключения лежат в земле сырой. Выбирай, россиянин - пиво или жизнь!

Всe. Десять процентов моего текста посвящено опровержению пива. Именно эту сумму требует закон - любая печатная реклама пива обязана содержать 10% разъяснения его сугубого вреда. Теперь зададимся вопросом: что несeт нам новый закон о рекламе, в котором предусмотрены ограничения показа пивных роликов по ТВ (только до 7 утра и после 22) и категорически запрещены утверждения, будто пиво утоляет жажду и способствует каким бы то ни было жизненным успехам?

Ответ прост, и вы его знаете. Этот закон, кроме небольших затруднений во взаиморасчетах средств массовой информации и пивных компаний, ничего никому не несeт. Россияне пили, пьют и будут пить - в том числе и пиво. Интересно только обнаружившееся довольно выпукло отношение пастырей к своему стаду.

Депутат Госдумы, госдама Любовь Слиска, убеждeнная в необходимости всe новых и новых госабсурдов, заявила по телевидению: «Нам нужно здоровое поколение!». Могучее государственное мышление, типа - закрою глаза, и будет темно, не станем показывать рекламу пива - и подростки перестанут пить. В стране, где развалено здравоохранение и массовый спорт, где у многих семей нет средств на полноценный отдых детей, где выпускники высшей школы толпами обваливаются в безработицу и бессмыслицу, где миллионам людей становится неинтересно жить, нашли верное средство оздоравливать прямо поколениями! Им нужно, видите ли, здоровое поколение. Зачем? Чтобы перемолоть его в госмясорубке, а потом выкинуть на нищенскую пенсию? Чтобы замучить, истребить, заморозить, на худой конец, в своей чудовищной армии? Чтобы обмануть пустыми лживыми обещаниями на своих выборах без выбора? Чтобы тишком допускать такую инфляцию, что у людей не оставалось бы времени и сил ни на что, кроме битвы за кусок хлеба?

Для исполнения этих задач, госпожа Слиска, вам здоровое поколение не нужно. Вам, наоборот, надо держать население под наркозом, ибо без наркоза всю эту петрушку оно может и не съесть.

Пивные короли, в свою очередь, стали возражать. Довольно симметрично. Их идейный водопад базировался на спорной мысли о том, что народ, лишившись ежедневной подпитки пивным видеотворчеством, поголовно перейдeт на водку. То есть, видимо, по их убеждениям, россияне так крепко одержимы новым рекламным язычеством, что, чуя гибель пивных богов, впавших в немилость у государя, с легкостью сбросят в Днепр, Волгу, Неву и т.д. и таинственного Солодова, отвечавшего за всe, и вертлявого Ивана Таранова, не пощадят даже тотем - Толстяка с тремя медведями. После чего, в силу присущего им коварства, давно отмеченного летописцами, они отнюдь не станут оздоровляться. Воинственная секта здоровых нам на Руси прекрасно известна: еe приверженцы давно, под водительством Малахова, Лазарева и Валентины Травинки, очистили печень, карму, мозги и уже не знают, что бы ещe почистить. С этой малочисленной группой отщепенцев русскому народу не по пути. Нет, он соборно встанет на сторону грубой силы, голого удара - сорока градусов…

Что мы видим? Мы видим картину сознания, плененного мифами. Одни считают, что народ, лишeнный рекламных картинок, оздоровится, другие - что сопьeтся. И те и другие рисуют образ населения как образ монолитного коллективного дебила. И об этом и спора нет! Да, - говорит власть, - народ-дебил. Но его возможно перепрограммировать, и тогда он станет безопасен. Как бы то ни было, - возражает бизнес, - кой чeрт прибыли-то лишаться?

Если от мифов вернуться к реальности, то виноваты в ситуации, конечно, рекламщики. В этой области у нас обычно подвизаются люди хитроумные, талантливые и предприимчивые. Восточная традиция тотального воспевания им ближе, чем европейская традиция просвещения. В результате, пиво обожествлялось, как персидский шах или китайский император. Образ довольно невинного напитка раскормили. Перебор получился. А наш правитель, как известно, лишeн человеческих слабостей. Ему лучше телевизор не смотреть. Приближeнные ещe не догадались соорудить для президента специальное телевещание, для одного зрителя. И вот, я так рельефно себе это представляю, смотрит президент «Мeртвый сезон», или «Операцию «Трест», или… что он ещeможет смотреть? - «Вариант «Омега», и вдруг - «кто пойдeт за Клинским?». Кошмар. Так неудобно.

Что ж, я лично храню ледяное публицистическое спокойствие. Я помню судьбу закона о запрете на курение в произведениях искусства, где героям предписывалось курить только тогда, когда на то есть художественная необходимость. Они своe, мы своe. Нормально. Потом, скоро зима - всe одно на водку переходить.

Американская "духовка"

Выясняется, что пресловутая «русская духовность» - это не ругательство

Русские интеллектуалы любят ругать Америку, а зачем - сами не знают. Одна известная писательница-аристократка (аристократами у нас традиционно считаются потомки советских конъюнктурщиков) провела десять лет, читая лекции в тамошних университетах и зарабатывая тем самым весомые деньги, вернулась домой - слова доброго про Америку не сказала. Написала десятки преотвратных статей, как она мучалась на этом континенте скорби и бездуховности. А они-то, бедняги, когда приглашали, небось думали - ах, вот она, русская интеллигенция. Та самая, что доктор Чехов прописал. Ведь всe, над чем сейчас принято смеяться, презирать и оплeвывать, клеймя презрительным словцом «духовка», для думающей, не обезьяньей Америки - это чудо чудное и диво дивное. Властно и полнозвучно освоив сферу материального, Америка готова преклониться перед высшими духовными достижениями, подвигами веры и осмысления, интеллектуальными прорывами - и оттого столь внимательно и любовно глядит в сторону России (прошлого России, разумеется). Им трудно понять, как можно в рекордные сроки сдать прошлое в утиль, и глазом даже не моргнуть.

В то время, когда на родине Толстого и Достоевского главные телеканалы встают на четвереньки перед придурками и ласково мычат, пытаясь увеличить надои рейтинга, когда идeт тотальная дебилизация основных средств массовой информации, когда предел умственных усилий жителей Санкт- Петербурга заключeн в чтении журнала «Панорама ТВ», а на местном вещании истребляют любые признаки интеллекта с криком «вон «духовку»! Мы перекормили народ культурой!» - Америка готова трепетать перед всем, что новая поганая метла готова вымести на свалку истории. Перед нравственной высотой и воспитательной строгостью нашей литературы, перед обязательным обучением, перед русским поклонением Слову, перед количеством и качеством наших театров и библиотек. Понять, что на свете возможна страна, готовая по доброй воле из научно-культурного колосса превратиться в колонию нефтяных паразитов, им не дано. Они думают, мы так шутим.

Приезжает к нам бузотeр-режиссeр Квентин Тарантино, на которого молится продвинутая молодeжь во главе с модными кинематографистами, и вместо того, чтобы отправиться в казино или потребовать срочно показать ему новую картину Павла Чухрая, выражает твeрдое намерение посетить могилу Бориса Пастернака. Каковое намерение неуклонно осуществляет, вдобавок восхитившись тем, что у нас, у русских, столько памятников поэтам. То, что под каждым памятником сидит Вася и думает, как бы стащить его в скупку металлолома, а не выйдет - так хоть отколупнуть чего, а над памятниками возвышается начальство, которое отродясь не понимало, за каким чeртом развелось столько культуры, Тарантино разглядеть не успел.

Заезжает в Питер актриса Мерил Стрип, и, вместо того, чтобы восхититься тем, что таким большим городом управляет такая причeсанная женщина, просит о встрече с А.Н.Сокуровым, ведь его фильм «Русский ковчег» покорил Америку. А также пешком направляется в музей Ф.М.Достоевского.

Госпожа Стрип и вообще бы до Петербурга не добралась - но это же известный ей с юности тот самый Петербург, город любимого писателя. Тарантино и Стрип - знаменитые, состоятельные, свободные люди, и вот, значит, что их заинтересовало в России.

То, чем похваляются начальники, чем гордятся нувориши и коммерсанты от искусства - решительно никому не нужно в мире и не интересно. Всe подражательное, заeмное, скопированное в чудовищных формах и размерах, вызывает там скуку. Казино, бордели, небоскрeбы, бизнес-центры, дешeвые шлюхи, пиво, мюзиклы, кинобоевики - Господи, кому это нужно в русском варианте? Посещающие Россию иноземные театралы любопытствуют исключительно насчeт русского психологического театра. Как же говорят, у вас такая чудесная есть «система Станиславского», мы читали, внедрили даже кое-что в Голливуде, и знаете - работает. А, - отвечают им - да, писал что-то один старичок, так это всe отстой, а вот у нас в «Современнике» поставили «Грозу» нашего классика Островского, так представляете - от автора ничего не осталось! А вы говорите - психология! Интересуетесь взглянуть? Нет, - говорит перепуганный иноземец, удивляясь людям, которые даром отдают всему миру передовые интеллектуальные технологии, считая их за ненужный хлам.

Недавно в Америке издали «Анну Каренину»- тиражом 600 000 тысяч экземпляров. Я боюсь этих людей. Они изучат и переймут у России всe, от чего Россия норовит отказаться - глубинные прозрения Достоевского, воспитательную мощь нравственного воздействия Чехова, лучезарное тело русской поэзии, и все наши педагогические открытия, и все достижения авторского кино…Они, конечно, всe это маленечко упростят и разберут на части - но потом внедрят. Со всей своей протестантской маниакальностью. Последовательно и тщательно. И тогда выяснится, что пресловутая «русская духовность» была не ругательством, а огромным креативным запасом генеральных стратегических идей, рассчитанных на будущее. Только сами русские от этого запаса отказались по глупости. У них заведовать информацией и коммуникацией назначили людей, орущих «Долой «духовку»!

Куда же «духовке» деваться, коли нет ей житья на Родине? Известно куда - за океан, в Америку. Там, кажется, интересный процесс намечается - по более массовому, чем было раньше, превращению обезьяны в человека.

А у нас, видно, наоборот.

Народ, расходись!

Сколько лет уйдет на создание великолепно отлаженной, огромной и всем довольной страны?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ДОРОГАЯ ЦЕНА

Из книги Без обезьяны автора Подольный Роман Григорьевич

ДОРОГАЯ ЦЕНА Все черты нашего теперешнего облика, как и каждый новый грамм вещества мозга, были куплены дорогой ценой. Человек — результат эволюции. Значит, каждый его шаг к теперешнему облику, способностям, мыслям и чувствам оплачивался кровью. В прямом смысле этого


Жизнь богов, жизнь людей

Из книги Повседневная жизнь греческих богов автора Сисс Джулия

Жизнь богов, жизнь людей Как мы уже говорили, другая точка зрения на античное осмысление божественного в рамках активной жизни является сугубо классической. Это размышления о vita, жизни людей в первую очередь.Действительно, философы, интересующиеся природой богов и


ЖИЗНЬ

Из книги Многослов-1: Книга, с которой можно разговаривать автора Максимов Андрей Маркович

ЖИЗНЬ Всякий, кто рассуждает, – рассуждает только о жизни. Потому что, в сущности, больше рассуждать не о чем. Смерть не предоставляет нам никаких фактов для рассуждений о себе. Фактами снабжает нас только жизнь. Вот люди и рассуждают о ней на протяжении всей истории


Повседневная жизнь

Из книги Цивилизация классического Китая автора Елисеефф Вадим

Повседневная жизнь Если подъем материальной культуры Китая периода первых правителей мог быть вызван заимствованиями достижений средиземноморского мира, то новая империя, в свою очередь, поднялась на такой высокий и качественно новый уровень техники, что практически в


Экономическая жизнь

Из книги Германия. Пиво, сосиски и кожаные штаны автора Вольф Наталья

Экономическая жизнь На протяжении более ста лет правительство Сун сохраняло свою способность к завоеваниям. Восстановление единства, несмотря на многочисленные внешние угрозы, порождало большие надежды. Но по мере того как серебро становилось все большей редкостью, а


Общественная жизнь

Из книги Тайны богов и религий автора Мизун Юрий Гаврилович

Общественная жизнь Об общественной жизни времен Ивана Грозного можно судить по описанию К. Валишевского. Со двора состоятельные люди выезжали только в карете или верхом на лошади. Лошадь была убрана так же богато, как и ее хозяин. Даже летом часто ездили на санях, так как в


Любовь на всю жизнь

Из книги Цыпочки в Нью-Йорке автора Демэй Лайла

Любовь на всю жизнь Впервые Николай увидел Алису Гессен-Дармштадтскую в 1884 г. в Петербурге, когда ей было 12 лет. Николаю в ту пору было 16 лет, он был строен, подтянут и внимателен, хорошо говорил по-английски.Алиса была внучкой королевы Виктории, которая гордилась красивой,


ЖИЗНЬ БУДДЫ

Из книги Рассказы о Москве и москвичах во все времена [Maxima-Library] автора Репин Леонид Борисович


ЖИЗНЬ ИИСУСА

Из книги Удельная. Очерки истории автора Глезеров Сергей Евгеньевич


Только не это, дорогая

Из книги Константин Коровин вспоминает… автора Коровин Константин Алексеевич

Только не это, дорогая Около четырех раз в год в кабинет Митчела Шрейжа (56-я улица), нью-йоркского адвоката, специализирующегося по семейному праву, приходят пары, которые, хотя и клянутся друг другу в любви и верности, просят добавить в их брачный контракт следующее


Дорогая моя каланча…

Из книги Мост через бездну. Книга 1. Комментарий к античности автора Волкова Паола Дмитриевна

Дорогая моя каланча… Народ обмирал, когда ворота пожарной части распахивались; как будто занавес в театре отдергивался, и на улицу, словно на свободу из заточения, вылетали длинные дроги, запряженные четверкой ломовых битюгов, а за ними — бешеные тройки с паровыми


Спортивная жизнь

Из книги автора

Спортивная жизнь Удельная, как и соседние Коломяги, славилась своей спортивной жизнью. Еще в 1880-х годах в Удельном парке удельнинские и коломяжские дачники устраивали состязания по велосипеду и бегу.На протяжении ряда лет Русское национальное общество любителей спорта


I. Жизнь как театр

Из книги автора

I. Жизнь как театр Весь гений Древней Греции был вложен в создание идей ордерной архитектуры, театра, философии, скульптуры – основы духовной идеологии всего будущего европейского мира вплоть до сего дня.Весь гений Древнего Рима был вложен в создание государства,