ХОЛОД КАК СРЕДСТВО ОТ ПОРЧИ

ХОЛОД КАК СРЕДСТВО ОТ ПОРЧИ

«Невское время» № 210, 02.11.1996. Татьяна МОСКВИНА см. тж. ответ П.Азбелева в той же газете на эту статью

Новостийные программы уступают по рейтингу разве что популярным сериалам, да и то не всегда: собственно, трансляция информации о мире и была первопричиной появления ТВ.

Информация приходит к нам, облеченная в образ, имеющая голос, глаза, лик, одежду. Информация владеет обширным штатом своих слуг, подчиненных, вестников. Между нами и миром расположен отряд посредников-информаторов, передающих материю новостей откуда-то (мы не знаем источник) куда-то (они не знают, что в это время происходит с нами). Огромный, загадочный и чаще всего враждебный мир заслонен для нас чередой лиц, которые вступают с нами в эфирно-эфемерную связь. Существует два способа трансляции новостей: в первом случае информатор считает, что он не несет ни малейшей ответственности за суть сообщения, и делается как бы прозрачным, холодным, бесстрастным, точно кусок льда; во втором - информатор душевно переживает все несомые им сообщения и старается всячески облегчить зрителю его участь с помощью теплой и ласковой игры глазами и губами.

Когда в свое время молодая команда "Вестей" Российского телевидения решила затмить страшный, угрюмый телевизионный официоз, она сделала это с помощью душевности. "Вестники" переживали каждый разбившийся самолет, каждую политическую заварушку, каждую слезинку ребенка. Именно тогда Светлана Сорокина выработала целый арсенал финальных улыбок: от горько-трагической до совершенно неподражаемой улыбки "с надеждой на будущее". Школа русской душевности по-прежнему процветает в "Вестях". Ведущие по-прежнему нежно, ласково и пронзительно глядят с экрана, желают нам здоровья, цитируют классиков, припоминают строчки из стихотворений… но то, что раньше утешало своей милой как бы человечностью, начинает, мне кажется, раздражать неуместностью.

Яркая эмоциональная окрашенность информационных сообщений сегодня смотрится как безвкусица, странная и неловкая попытка влезть между миром и человеком и начать подсказывать этому последнему, как он должен к чему относиться.

Помилуйте, зачем делать такие трагичные глаза и так горестно вздыхать, сообщая о катастрофе, когда я сама знаю, как следует оценить это событие? Зачем опережать мою реакцию, так сказать прогнозировать ее, а значит, лишать меня свободы выбора? "Вестники", упрямо остающиеся на позициях душевного комментария к информации, выглядят какими-то "актерами с погорелого театра". Они по-прежнему нежно заглядывают в глаза каждому, уверяя, что они всех любят и всем желают добра, счастья, мира и благоденствия. олучается уже не информация, а некий сеанс у экстрасенса, облучающего аудиторию лучами света и любви. "Вот и все на сегодня. Я прощаюсь с вами…" - говорит, например, В. Флярковский. Таким тоном, будто играет не меньше, чем финал "Гамлета". Не удивлюсь, если он однажды добавит: "Дальше - тишина…"

И команда "Вестей", и другие душевные ведущие новостийных программ, конечно, профессиональные, достойные люди, разбирающиеся в ТВ куда лучше меня. Но думаю, что они несколько заблуждаются относительно своей роли в эфире. Им кажется, что они должны пропускать все через свое сердце и передавать в таком виде людям. Эта операция сегодня отдает фальшью, притворством, несерьезным мессианством. Фигура "доброго друга человечества", который знает о мире много горестного и потому хочет помочь людям это переварить, вызывает скорее чувство мучительной неловкости, чем желание вновь и вновь повидать этого "доброго друга".

Идеальным посредником между информацией и зрителем мне сегодня видится ведущий другого типа. На Петербургском телевидении, в программе "Информ-ТВ" и "Международное обозрение" работает молодой человек, довольно близко подошедший к этому идеалу. Его зовут Иннокентий Иванов, и хотя я могу ошибиться, но он обладает всеми признаками крупной телевизионной звезды.

Будучи прозрачным, холодным и бесстрастным, не употребляя слова "я", не допуская на своем выразительном лице никаких чувств, Иннокентий Иванов тем не менее полностью транслирует некий собственный образ зрителю. Неизвестно как и непонятно почему, глядя в эти немигающие и всегда спокойные глаза, слушая эту размеренную, но не замедленную, весьма грамотную и литературно гладкую речь, понимаешь, что тебе изволит сообщать новости - как хочешь к ним относись - молодой европеец, петербуржец, профессионал, находящийся в гармоничных отношениях с собственным коэффициентом интеллекта и уровнем образования. Он не станет ронять своего достоинства, заигрывая с неведомым зрителем: он уважает его на самом деле, полагая равным себе и могущим принять его интонацию, его мировосприятие, вынести без кривляния и охов-ахов действующую картину мира. Образ, созданный Иннокентием Ивановым, не лезет в душу, а приносит пользу; он не предваряет зрительских оценок собственными эмоциями, а, как дельный рассказчик, ведет рассказ.

Никакого провинциального жеманства, никакой манерности, кокетливости. Довольно лестно для Петербурга, что он оказался в состоянии выработать такой тип телевизионного поведения, в котором без труда угадываются многие петербургские достоинства и нет петербургских недостатков.

И. Иванов не "парень из соседнего двора", он не вызывает у зрителя желания хлопнуть по плечу, скорее, хочется спросить с подозрением: "Откуда ты такой взялся?". Добро бы, с тех газонов, которые 300 лет подстригали, добро бы, из той жизни, где были "кофе на веранде, крокет после обеда и чтенье вслух под пенье сверчка" (это цитата из фильма "Утомленные солнцем") - нет ведь, отсюда, из современности такой-сякой…

Так что я голосую за "холодный" способ подачи информации. Холод - это здоровый образ жизни. Холод, знаете, верное средство от порчи материи.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

5. От порчи.

Из книги Лечебные «наговоры»: Из собрания А. А. Савельева автора Савельев Антон Антонович

5. От порчи. Лягу благословясь, встану перекрестясь, выйду из избы дверьми, из двора воротами, под востошную сторону, на окиян-море. На окиян-море стоит златырь камень. На этом златыре камени апостольска церква. Во этой церкве стоит престол, на этим на престоле Иисус Христос


2. «Глаза погасли, и холод губ…»

Из книги Французские тетради автора Эренбург Илья Григорьевич

2. «Глаза погасли, и холод губ…» Глаза погасли, и холод губ, Огромный город, не город — труп. Где люди жили, растет трава, Она приснилась и не жива. Был этот город пустым, как лес, Простым, как горе, и он исчез. Дома остались. Но никого. Не дрогнут ставни. Забудь его! Ты не


ТЕМА 7. ИГРА КАК СРЕДСТВО ОБУЧЕНИЯ

Из книги Игра как феномен культуры автора Гузик М. А.

ТЕМА 7. ИГРА КАК СРЕДСТВО ОБУЧЕНИЯ Игра является ведущим видом деятельности, обеспечивающим развитие ребенка. Это действенное средство психической, интеллектуальной и нравственной коррекции в работе с дошкольниками, младшими школьниками и старшеклассниками.


Ответы (Тема 7 «Игра как средство обучения»)

Из книги Казаки [Традиции, обычаи, культура (краткое руководство настоящего казака)] автора Кашкаров Андрей Петрович

Ответы (Тема 7 «Игра как средство обучения») Криптограмма 1. Анаграмма. 2. Нарды. 3. Триктрак. 4. Го. 5. Орлянка. 6. Ритуал. 7. Вертеп. 8. Культ. 9. Элита.«Опыт определения игрового элемента


На снятие порчи

Из книги Как говорить правильно: Заметки о культуре русской речи автора Головин Борис Николаевич


ВАЖНЕЙШЕЕ СРЕДСТВО ОБЩЕНИЯ

Из книги Китай: версия 2.0 [Разрушение легенды] автора Ульяненко Виктор Васильевич

ВАЖНЕЙШЕЕ СРЕДСТВО ОБЩЕНИЯ В Древней Греции и Риме уже развивалась культура родного слова. Древний мир взрастил прекрасных поэтов, писателей, драматургов — мастеров художественной речи. Этот мир подарил истории выдающихся ораторов, ставивших и решавших важные вопросы


Универсальное средство и частные интересности

Из книги Политическая история брюк автора Бар Кристин

Универсальное средство и частные интересности Нормативный китайский язык, путунхуа (дословно: «общепринятый язык»), он же в англоязычном варианте «mandarin Chinese», был создан искусственно на базе северокитайских диалектов. Он очень близок к пекинскому диалекту (бэйцзинхуа),