ПРОЩАЙТЕ, АЛЛИГАТОРЫ!

ПРОЩАЙТЕ, АЛЛИГАТОРЫ!

Единый серый костюм России как-то не по росту

Обозревая русский спектакль за четверть века, можно с уверенностью заметить: мы в город изумрудный идем дорогой трудной. Дорогой, прямо скажем, непростой.

Даже не идем - несемся; раньше дух захватывало, теперь все больше подташнивает и в глазах рябь от лихорадочной смены картинок.

Вот и олигархов «проехали». Жалко.

То есть олигархов совсем не жалко. А жалко, что мы с ними уже как-то свыклись, сроднились, и вот - приходится расставаться. Кто в тюрьму, кто за границу, кто, прикинувшись тучкой, медленно растворяется в воздухе. Словцо «олигарх» стало народным совсем недавно, в начале ХХI века, и означает оно «богатый придурок». «Кто это вон там домик строит? - (скривившись, неодобрительно) - Да так, олигарх какой-то». Неодобрение относится не к нравственному облику или уму «олигарха» (всем ясно, что с первым большие проблемы, а со вторым - никаких), но к манере жить открыто, строить дома, обнаруживать деньги, то есть - напропалую светиться. Раздражать людей. А люди у нас на Святой Руси - сложноватые.

Светились наши олигархи изо всех сил. Вели себя буквально как аллигаторы в мире животных. Помните? Лежит эта прелесть на берегу, притаившись, потом хоп! Прыгнула, схватила антилопу, тут же заглотала, и думает - ну, все. Вот и олигархи-аллигаторы думали - ну, все. А оказалось, не все. Оказалось, раз живешь по законам джунглей и воображаешь себя персонажем мира животных, так и не ропщи, если нашлась и на тебя управа: хищник позубастей и закон поджунглистей.

Из-за демократических заблуждений (меня одно время привлекала идея персональной ответственности за личный выбор) мне частенько приходилось вздыхать и помалкивать, когда речь шла о буржуазии. Но честно говоря, я буржуазию не люблю совсем. Буржуа - это индивид, стремящийся удовлетворить все свои аппетиты и желания за счет природы и общества. По отношению к Земле он ведет себя как злокачественная опухоль или вирус. Нужно будет взломать земную кору и вытащить начинку - взломает и вытащит. Однако при всей своей нелюбви к буржуазии, не могу не заметить: в истории со взлетом и падением наших аллигаторов просматриваются и тревожные симптомы.

Наши олигархи, те, что появились в веселые дедушкины времена - это очень-очень богатые люди, которые имели собственную индивидуальность, личную физиономию и эту физиономию было видно и слышно. Богатые и очень богатые люди есть и сейчас, будут они и потом, и богаты они будут настолько, что Борис Абрамович в сравнении с ними покажется учеником сапожника. Но мы с вами об этих людях ничего не увидим и ничего не услышим. У них не будет ни лица, ни имени, ни судьбы. Они не станут светиться со своими романтическими шалостями в прессе, баллотироваться во власть, издавать газеты, играть свадьбы в царских дворцах, покупать футбольные клубы и называть своим именем малые планеты. Мы вообще про них не узнаем. Заказ такой: чтоб ни звона, не писка, ни шепота, чтоб ни одной индивидуальной черты не проступало, никаких своеобразных шевелений. Сиди за какой-нибудь большой-пребольшой вывеской и не высовывайся. Никаких личностей! Никаких индивидуальных физиономий! Одна длинная серая стена из вроде бы людей. А вроде бы и не людей.

Вред природе и обществу от этих новых, безымянных и безликих аллигаторов, будет такой же или даже больший. Только плюнуть будет не в кого - убедительных рож не предвидится. В серую бетонную стенку не больно плюнешь.

Эпоха собственных физиономий, фотографий и фамилий закончилась. Наступила эра фотороботов и аббревиатур. «Кто шил? Выходит сто человек. Говорят: мы. Я сказал им - привет, ребята, вы хорошо устроились» (из раннего Жванецкого)…

Можете провести такой эксперимент. Если вы покончите с собой и оставите записку «В моей смерти прошу винить Б.А.Березовского» - по этому факту тут же будет возбуждено уголовное дело. А оставь вы записку «В моей смерти прошу винить Газпром»- не дождетесь вы никакого возбуждения. Не верите - проверьте сами, хорошо?

Но полная обезличенность образа врага (а убедить людей, что Сибнефть и Газпром - их лучшие друзья, все равно не выйдет) не годится для русской души. Мы любим, чтоб с размахом и по-своему. Олицетворение любим. Наша главная национальная черта - самодурство. И вот тут задумаешься… Ладно, если государство борется за полный контроль над природными ресурсами. А что, если оно борется с человеческой индивидуальностью вообще? Чтобы не было яркости, крупных различий, своеобразия? И не жадность или наглость погубили олигархов, а их слишком индивидуальные лица?

Но если русским, все равно, беднякам или богатеям, запретить самодурство и отобрать надежду на своеволие - они от ужаса и тоски взорвут весь мир. И уж, во всяком случае, изменят государственный строй. Единый серый костюмчик, который шьют сейчас России - ей не по росту и не по душе. (Не помните, что ли, чем кончился застой?) Только то дело стоит усилий по деланию, которое может принести долговременные плоды. А замена ярко-индивидуализированных буржуазных вирусов, пожирателей материи - на таких же вредных и подлых, но серо-безликих, никакой пользы Отечеству не принесет. Мелкий вопрос, стилистический - а надо решать вопросы главные: как прекратить уничтожение русской природы вообще.

Что ж, прощайте, романтики джунглей, прощайте, олигархи-аллигаторы! Недолго вы покуролесили, зато, конечно, будет что вспомнить. И вам, и прокурору.

Трагедия колпака

Неизвестно от каких причин невинный, вкусный, честный колпак давным-давно стал жертвой дружной народной ненависти.

Как много в жизни простой, обыкновенной печали! Трагедии и драмы вершатся буквально под нашими равнодушными ногами. Об одной такой трагедии я вам сегодня расскажу, и вы поймете, что всегда знали об этом. Знали - но не осознавали, проходили мимо, не задумывались. А задуматься есть над чем.

В таинственном грибном царстве существует такой гриб - колпак кольчатый, он же лесной шампиньон. Он широко распространен у нас на севере, и по очертаниям своим действительно похож на классический шампиньон, только шляпка у него желтовато-мучнистая, с сизым налетом. Колпак кольчатый принадлежит к съедобным грибам высшей категории и по вкусовым качествам не уступает ни белому, ни тем более моховикам-маслятам. Особенно хорош свежеподжаренный. В обработке прост: не надо ни вымачивать, ни снимать кожицу, проверил на червивость - и в дело. Колпак растет, как правило, многочисленными семействами, и в сезон можно нарезать в бору целую корзину колпачного молодняка за каких-нибудь полчаса.

Итак, все отлично! За короткий срок, почти что в любом лесном уголке, всякий может собрать изрядное количество превосходных съедобных грибов высшей категории. Колпак кольчатый есть во всех определителях. Его трудно спутать с чем-либо. В отличие от прочих народов мира, русские используют грибы без сакральных целей, просто так, в обыденную пищу, и приспособились переваривать их без проблем. Ну, так о нас вроде как позаботились - вот тебе, Ваня, колпак, кушай от пуза и веселись.

Но нет на свете русского счастья. Нет - и все тут. Неизвестно от каких причин невинный, вкусный, честный колпак давным-давно стал жертвой дружной народной ненависти. Берут его только единицы, отщепенцы, которых не страшит презрение и смех народа, обнаружившего в вашей корзине «какие-то поганки». Колпак гибнет под ногами лесной толпы, его пинают и давят с особым каким-то наслаждением. Толпа не может спокойно пройти мимо непонятного гриба - нет, его сшибают, уничтожают, расплющивают, расшвыривают по лесу, с неутомимой и неутолимой злобой.

Но расправа над колпаком тщетна - его много, очень много. Если он всерьез пошел, то весь лес устлан, сколько ни сшибай, как ни глумись, его не истребить. Нет, люди продолжают топтать бедные колпаковы головки каждый год, каждый раз, ведь не надоест и в ум не войдет - а хорошо ли я делаю? Нет и тени сомнения в своей правоте! Колпак ощущается массами как враг, мерзкая тварь, которую надо давить и плющить. Но почему?

Колпак объективно всем хорош. (Скажем, в Латвии его издавна собирают, называя почему-то «курочкой»). Но прекрасным и замечательным качествам колпака никогда не пробиться через главное русское убеждение: ХОРОШЕГО МНОГО НЕ БЫВАЕТ. То, что растет в изобилии и как бы напрашивается на съедение - наверняка подстава и провокация. За путным грибом надо гоняться и охотиться, выискивать его. Не может он стелиться под ноги, как дешевка. Даже те знатоки, что понимают ценность колпака, собирают его как-то нехотя, без вдохновения, чаще всего, когда других грибов нет или их выбрали. Множественность отбивает вкус охоты и соревнования. Странный факт, что съедобный гриб высшей категории позволяет себе плодиться в таком огромном количестве - или генеральная ошибка его стратегии, или, наоборот, гениальная хитрость. Как посмотреть. Если все дело в простом сохранении и размножении вида - тогда изобильное существование колпака можно счесть лукавством, отпугивающим потребителя. Но если высшей ценностью жизни гриба является слияние с людьми (что весьма вероятно, а иначе зачем поганые грибы так хитро маскируются и мимикрируют под хорошие?) - тогда перед нами трагедия, господа. И очень русская при том.

Это трагедия всего честно-хорошего, простодушно-искреннего, которое в наивности своей думает, что чем его больше, тем лучше. Я знаю таких людей - журналистов, которые пишут много и хорошо, депутатов, помогающих избирателям, режиссеров, делающих отличные спектакли, добрых женщин, воспитателей, медиков… да и вы их знаете. Они довольно густо устилают жизнь, притом, что думать и говорить о них не принято и замечают их редко. Это, так сказать, колпаки кольчатые. Кому они интересны, спрашивается? Вот сгрудиться вокруг мухомора, повозмущаться ложным белым или прочесать километры в поисках заветного боровика - это да. Хорошее трудно, редко, недоступно. Хорошее не может мозолить глаза в наивной надежде хоть кому-то пригодиться. Хорошее не может рассыпаться в дурном изобилии и доставаться почти даром, без траты времени и сил. Каждый, кто думает иначе и собирается радостно и откровенно изливать в русский мир свои прекрасные вкусовые качества, направляется ПУТЕМ КОЛПАКА. В его трагедию.

«Но ведь я такой вкусный, такой хороший. Я буду работать еще больше, еще лучше, и меня примут и полюбят»- думает колпак в человеческом образе. И чем больше и лучше он, человеко-колпак, работает, тем сильнее раздражает людей. Тем меньше его ценят и замечают. А опасность гибели от удара, от ненависти и презрения толпы все растет…

Милые люди, воображающие, что на этом свете достаточно быть хорошим и поступать правильно, при случае отправляйтесь в лес и полюбуйтесь на героя русской трагедии, на лесного шампиньона, съедобного гриба высшей категории, никому на фиг не нужного.

Не пинайте его, не топчите.

Это брат ваш.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >