14. Люби меня

14. Люби меня

Я первый раз в жизни полюбила. Нет чувства прекраснее этого. При одной мысли о нем у меня сжимается сердце, краснеют щеки. Мне кажется, что он знает о том, что я каждую ночь думаю о его голубых глазах, о черных завивающихся кудрях. Мне хочется целовать его губы, щеки, гладить мягкие волосы. Когда мысли мои заходят слишком далеко, я останавливаю себя словами: «Ведь он меня никогда не полюбит. Ведь он любит другую: дерзкую, нахальную девчонку, красивую и стройную. Провожает домой ее одну. А меня ни разу. Почему? Почему? Почему? Ведь я не такая уж ужасная. Ведь любят же меня другие ребята. Может они и лучше его, но красивее, дороже для меня он...»

Так я думала давно. Целый год назад. А теперь... Теперь я думаю по-другому. Не удивляйтесь. Я вам расскажу все по порядку. Все было так. Я заболела. Целый месяц лежала в больнице. Очень соскучилась по нему. Я думала, что он придет ко мне. Но его не было. Девчонки и мальчишки часто бывали у меня, а он не приходил...

И вот настал тот день, когда я первый раз после болезни пришла в класс. Я опоздала. Вхожу в класс, а он стоит у доски и отвечает историю. В классе поднялся гам. Все поздравляли с выздоровлением, все были рады. Я радовалась вместе со всеми. А он только смотрел на меня. В его взгляде была радость, растерянность, надежда. Он первый раз смотрел на меня такими глазами. Целый день он ходил и смотрел, и смотрел постоянно на меня.

И мне было приятно и неловко. Его поведение заметила классная и спросила:

— Не болен ли ты? А он ответил:

— Мне врачи не помогут.

После уроков он проводил меня домой. Сначала мы молчали. Потом он спросил:

— Как здоровье, Лика?

— Ничего.

— В субботу вечер! Ты придешь?

— Что я там забыла? Да и кому это нужно?

— Нужно, если приглашают.

Так мы дошли до дома, и я пошла к себе. Дома не могла прийти в себя. Как же так? Ведь он раньше не замечал меня, а тут на вечер приглашает. Мне было так хорошо.

Каждый раз со школы мы шли вместе, разговаривали обо всем, кроме наших отношений. И вот наступила суббота. Я сказала, что не пойду:

— Не надо огорчаться, ведь на вечере будет много девчат.

— Мне никто не нужен, кроме тебя! Неужели ты ничего не понимаешь? Я ведь...

— Перестань, Сережа, перестань, не надо. Потом, не сейчас... Потом... Хорошо?

Несколько минут мы шли молча. Потом он сказал:

— Я вечером зайду! Выйдешь?

— Ну, до встречи.

Это было первое в моей жизни свидание. О чем мы будем разговаривать? Как вести себя? И вот наконец наступил вечер. Он меня ждал.

— Погуляем?

Я кивнула.

Мы шли молча. Я увидела, что мы уже в парке и что он обнял меня. Как я была счастлива в эти минуты!

Он взял мои руки в свои и стал греть своим теплым дыханием. Потом он поднял мою голову. Я почувствовала его горячее дыхание. Я чего-то ждала. Какое-то чувство овладело мной. Его горячие губы охватили меня, в глазах затуманилось, и я закрыла их, и обняла его, и на мгновение охмелела. Я чувствовала дрожь в его теле. Я не сопротивлялась. Он осыпал мое лицо поцелуями и что-то говорил. Я ничего не понимала.

Я легонько его отстранила:

— Сумасшедший!

— Не надо, Лика, не надо так, милая, хорошая. Ведь я в жизни никого так не целовал. Но почему я люблю тебя?

— Ты ведь многим говорил, что любишь, и они верили. Послушай! Ты целовал не одну меня, ты многим дарил ласки, многих называл «любимая». Но никого не любил. Ты пользовался любовью нежной души... Тебе казалось, что и я буду висеть у тебя на шее? Ошибаешься! Никогда не будет этого! Прости меня, но я сказала, что думала, — я говорила одно, а думала другое.

Он стоял передо мной, смешной и жалкий. Мне хотелось обнять его, приласкать, утешить. Но я сдерживала себя. Какого труда мне это стоило! Он молча смотрел на меня, потом сказал:

— Спасибо за правду! Насильно любим не будешь. Но я тебя все равно люблю, — потом попросил: — Разреши, я тебя поцелую. Я умру, если ты откажешь, если хоть немного жалеешь меня — разреши!

Ну зачем я его мучаю? Я повернулась и ушла. Ведь если бы не любил, давно ушел бы. Но неужели он и впрямь любит?

Господи! Да что я все: любит — не любит! Ведь он ждет! Я из-за него больше страдала, пусть и он помучается. Подумаешь, принц заграничный! Я повернулась и ушла. Дома я никак не могла прийти в себя. Мысли одна за другой мелькали в голове. Ну что я наделала? Что? Зачем? Ну и дура... Ведь я люблю его. Люблю безумно! Да... Да... Найти обязательно! Сказать, что... Нет! Лучше уж перетерпишь! Пусть будет, что будет! Ах, зачем, зачем я ушла? Зачем?

В воскресенье я почти никуда не ходила. Мама забеспокоилась, решила, что болезнь опять вернулась. Укоряла за то, что вчера пошла на вечер. Если бы знала она, что это за болезнь!

Все-таки я больше терпеть не могла. Решила найти его. Но это оказалось не так-то просто. Он куда-то исчез. Ни дома, ни в клубе. Где он мог быть? Несколько часов я искала его и не могла найти. Уже было темно, но я все-таки решила сходить в парк И мне посчастливилось: он сидел на скамейке с низко опущенной головой и курил. Я боялась подойти ближе и боялась, что он уйдет. А Сергей почувствовал, наверное, что на него смотрят, и поднял голову. На лице его было начертано такое безразличие, что мне стало страшно. А он все смотрел и смотрел. Я подошла ближе и села рядом. Несколько минут мы молчали. Потом он спросил:

— Лика, ты хоть когда-либо ошибалась? Ты сказала, что я шучу с тобой, а я не шутил. Я не могу шутить, не могу. Я готов терпеть все, только не твое безразличие. Я не боюсь смерти, потому что на свете существуешь ты, потому что существуешь ты, потому что существует твое имя. Я хотел бы повторить тебе все старые слова, которые могут быть правдой раз в жизни, и если я говорю тебе, что люблю тебя до безумия, то это правда, это значит, что обезумел от любви.

Мы молчали несколько минут. Я решила сказать ему все, но сказала несколько слов:

— Сережа, милый мой, хороший... Я верю тебе, верю... Верю! Я... Я... Сергей!..

Как он изменился. Он схватил меня за руки, целовал их Потом поднял меня и понес. Если бы этот миг не кончался, я была бы счастлива, мне было так хорошо.

С этого вечера мы всегда были вместе. Теперь вы все понимаете, почему я думаю иначе. Я счастлива: я с ним! И никто, никогда не смеет забрать его, моего Сергея!..

Рассказ получен от 16-летней Н. Гнатышеной, г. Лиепая (Латвия), 1988 г.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2. У меня есть мечта

Из книги Исторические байки автора Налбандян Карен Эдуардович

2. У меня есть мечта Помните тот древний анекдот, про то, что может сделать бомбардировщик и не может истребитель?Так вот, аналогичный спор описывается в мемуарах Сабуро Сакаи – одного из лучших японских истребителей Второй Мировой.Залетает к ним как-то на аэродром


2. Тот, кто меня бережёт

Из книги Крылатые слова автора Максимов Сергей Васильевич

2. Тот, кто меня бережёт Мистик Папюс – императрице Александре Фёдоровне, 1915 год: «С точки зренья кабалистической Распутин – словно ящик Пандоры. Заключены в нем все грехи, злодеянья и мерзости русского народа. Разбейся сей ящик – содержимое тотчас разлетится по всей


ЧУР МЕНЯ

Из книги Еврейский мир автора Телушкин Джозеф


Глава 26. «Люби ближнего своего, как самого себя; я — Г-сподь…». (Ваикра, 19:18)

Из книги Как любить детей автора Амонашвили Шалва Александрович

Глава 26. «Люби ближнего своего, как самого себя; я — Г-сподь…». (Ваикра, 19:18) Большинство христиан, да и многие евреи, убеждены, что это «золотое правило» впервые сформулировано Иешу. Но основатель христианства, проповедуя принцип «Люби ближнего своего», просто цитировал


Любили ли меня учителя?

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

Любили ли меня учителя? Школу я, конечно, любил.Там, в школе, свершались главные каждодневные события моей жизни. Они происходили в её длинных коридорах и укромных уголках большого двора, где можно было пошалить, подраться, повстречаться с друзьями, обменяться марками,


У меня переэкзаменовка

Из книги Страна Дяди Сэма [Привет, Америка!] автора Брайсон Билл

У меня переэкзаменовка Я заканчиваю шестой класс.Учительница химии даёт мне переэкзаменовку.Я умоляю её поставить мне тройку, обещаю, что впредь буду учиться хорошо.Я чувствую, если мама узнает, что у меня переэкзаменовка, она заплачет, ей будет стыдно перед близкими и


Люби ближнего своего как себя самого

Из книги Самоучитель олбанского [HL] автора Кронгауз Максим Анисимович

Люби ближнего своего как себя самого На уроках любимого учителя мы обсуждали такие произведения и таким способом, что менялось наше отношение к самому себе и окружающим. При этом всё строилось на основе идей «Витязя в тигровой шкуре»; эта поэма была опорой для наших


2c. Помни меня

Из книги Сорок два свидания с русской речью автора Новиков Владимир Иванович

2c. Помни меня [ПЕРЕВОД С ЛАТЫШСКОГО]Был выпускной вечер. Ярко светил свет, играла музыка, и было очень весело. Я стоял и смотрел на танцующих, и думал, как тяжело расставаться со школой. И вдруг увидел, что рядом со мной стоит девушка. Она стояла спиной ко мне. Плечи ее дрожали,


3e. Отомсти за меня

Из книги Франция и французы. О чем молчат путеводители автора Кларк Стефан

3e. Отомсти за меня На первом ряду сидела женщина средних лет, низко опустив голову. Ввели преступника, раздался крик «Прощай, сынок!»Преступником был молодой юноша лет 17-ти. Красивый: голубые глаза, черные волосы, подстриженные под гаврош, и большой клин. Раздался крик


Возьмите меня на стадион

Из книги И время и место [Историко-филологический сборник к шестидесятилетию Александра Львовича Осповата] автора Коллектив авторов


Ну подайте на меня в суд

Из книги Два лица Востока [Впечатления и размышления от одиннадцати лет работы в Китае и семи лет в Японии] автора Овчинников Всеволод Владимирович


У меня зазвонил телефон

Из книги автора

У меня зазвонил телефон А почему, собственно, слон сразу не представился? Тогда не пришлось бы интеллигентному Корнею Ивановичу строго спрашивать «Кто говорит?».Есть русский устный, русский письменный, а есть еще и русский телефонный. Хочется обсудить с читателями


«Я рос, меня, как Ганимеда…»

Из книги автора

«Я рос, меня, как Ганимеда…» Тютчевский источник этого стихотворения впервые был выявлен Рональдом Врооном. Подробно рассматривая ключевые мотивы «Близнеца в тучах», Вроон убедительно связал один из них – мотив «творческого полета / поэтического вознесения» – с