6. «Ирина»

6. «Ирина»

6а. Лебединая верность

Иринка пришла к нам в класс уже под конец года. Было начало мая. Иринка была красивая. Чёрные её волосы сочетались с необыкновенно голубыми глазами. Стройная, хрупкая, как ромашка, она внесла в класс чистоту и прозрачность. Все сразу обратили на неё внимание. А ей понравился Борис. Это был высокий и сильный юноша. Смуглый, как шотландец. Его каштановые волосы были шелковистые. И Иринка всегда дотрагивалась до них своей нежной рукой. Наступил конец года. Был выпускной вечер и день рождения Ирины. Она пригласила весь класс. Вечер был весёлый, всё это время Борис не сводил глаз с Ирины, и она это чувствовала. Разошлись поздно. Остался только Борис. Он плотно закрыл дверь и стал медленно приближаться к Ирине. «Я люблю тебя! Я люблю тебя!» — повторял он. «Не надо, нет, нет...» — говорила Ирина, но он ничего не слышал. Борис нежно обнял её, как будто боясь её сломать и, нагнувшись над её чистым лицом, прошептал: «Ведь ты любишь меня?» — «Да». И больше она ничего не помнила...

Через месяц пришел Борис и сказал: «Я ухожу в армию, но помни — я люблю тебя, и если ты предпримешь что-нибудь против своего ребёнка, у тебя может больше не быть детей. Я вернусь, и мы поженимся. Ты жди, ведь я люблю тебя!» Борис уехал. Он писал каждый день. Прошло 2 месяца, потом ещё... Скрывать, что она беременная, было невозможно. Она боялась сказать матери. Она у неё была строгая, но Ирина всё-таки решилась. Мать, узнав об этом, просто взбесилась: «Как ты могла?! Я растила тебя, терпела горе и обиды! И ты, ты опозорила наш род! Уходи, я не хочу видеть тебя и слышать!» Мать выгнала Ирину. Борис писал ей письма, что она может идти к его родителям, но ей было стыдно. Теперь никто не знал, где она живёт. Её пухлые розовые щёчки ввалились. Она ходила в рваном платье, из училища её выгнали. Бедная девушка не знала, куда ей идти. Однажды, когда матери не было дома, она пришла в квартиру, зашла в свою комнату и, сев за стол, посмотрела на фотографию Бориса: «Уже прошло 5 месяцев как я тебя не вижу, семь месяцев моему ребёнку, но я всё обдумала и решила. Я знаю, как тебе будет тяжко, но я не могу так жить. Прости меня, прости за всё, прости, ты ещё будешь счастлив», — думала Ирина и плакала. Она решила умереть, чем жить в унижении. Ирина отравилась. Умирая, она чувствовала толчки своего ребёнка, который умирал вместе с ней, не родившись. Перед тем, как умереть, она написала записку матери. Время прошло быстро. Мать вернулась с работы, и сразу ей в глаза бросилась эта записка: «Здравствуй и прощай! Теперь никто не будет приносить тебе горе и несчастья, никто не будет позорить твой род. Я умираю и говорю тебе: мамочка прости меня за всё!»

На диване она увидела свою дочь. Она улыбалась, как будто с радостью засыпала навсегда, и на щеке застыла слеза...

Через 3 дня в отпуск приехал Борис. Не заходя домой, он поехал к Ирине. Ему открыла мать. Она приняла его, как родного. «Где Ирина?» — был первый вопрос Бориса. Мать побледнела: «Ирины больше нет!» — заплакала она и всё рассказала Борису. «Что вы наделали!!! Вы погубили 3 жизни: её, ребёнка и мою!» — крикнул он ей в лицо и захлопнул дверь.

Он побежал на кладбище, там он отыскал ещё свежую могилу Ирины и, упав на неё, зарыдал. Он рыл ещё не затвердевшую землю руками и кричал: «Возьми, возьми моё сердце! Ты должна жить, слышишь!». Его руки механически рвали рубашку и вили верёвку. Борис ничего не видел, кроме лица своей любимой. Он повесился... Он повесился на берёзе, оттенявшей разбросанную могилу. Потом их похоронили вместе. Так кончилась их любовь — верная, беззаветная, как у лебедей...

Тетрадь с рассказом получена от О. Талановой в Екатеринбурге, 1997 г. На первой странице написано: «Небольшие рассказы о любви. 1984—1985. 13—15 лет, 7—8 класс, г. Екатеринбург (Свердловск), средняя общеобразовательная трудовая школа с производственным обучением № 103 Орджоникидзевского района. Рассказы переписывались у ровесниц в школе, во дворе, в основном, у одноклассниц».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Ирина Мурзаева Принципиальная комическая старуха

Из книги Эти разные, разные лица [30 историй жизни известных и неизвестных актеров] автора Капков Сергей Владимирович

Ирина Мурзаева Принципиальная комическая старуха Кто такая «комическая старуха»? Это постоянный персонаж озорных русских водевилей, шустрая или нелепая, ехидная или простодушная, но всегда самая смешная из всех героев пьесы. Актрисы этого амплуа были необходимы в любой


109. Ирина Одоевцева — Роману Гулю. 16 мая <1956>. Йер.

Из книги Георгий Иванов - Ирина Одоевцева - Роман Гуль: Тройственный союз. Переписка 1953-1958 годов автора Иванов Георгий

109. Ирина Одоевцева — Роману Гулю. 16 мая <1956>. Йер. 16-го мая<1956>Дорогой Роман Борисович,Я получила Вашу телеграмму вчера,[828] когда уже было поздно для воздушной почты. Посылаю сегодня исправления и кусок, который я не успела перевести в прошлый раз и очень хотела бы,


110. Ирина Одоевцева — Роману Гулю. 18 мая <1956>. Йер.

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

110. Ирина Одоевцева — Роману Гулю. 18 мая <1956>. Йер. 18-го мая<1956>Дорогой Роман Борисович,Только что пришел Ваш чек. Жоржу сегодня лучше — у него, оказывается, был кризис и сейчас он, хотя лежит пластом и только вздыхает, все же не в прямой опасности. Доктор предупредил


169. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 11 мая 1958. Йер.

Из книги Время, вперед! Культурная политика в СССР автора Коллектив авторов

169. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 11 мая 1958. Йер. 11-го мая 1958Дорогой Роман Борисович,Посылаю Вам гранки, увы, моего, не Жоржиного исправления. Я не особенный мастак в этом деле. Старалась очень, и если что не так — прошу извинить.Жоржу с прошлой недели опять стало совсем плохо и


170. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 14 мая 1958. Йер.

Из книги Круг общения автора Агамов-Тупицын Виктор

170. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 14 мая 1958. Йер. 14-го мая 1958Дорогой Роман Борисович,Жоржа вчера опять отвезли в госпиталь. Ему, по всей вероятности, будут делать операцию, но я даже не знаю какую.Последние дни он был в ужасном состоянии и стонал и задыхался


171. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 28 мая 1958. Йер.

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 2. К-Р автора Фокин Павел Евгеньевич

171. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 28 мая 1958. Йер. 28-го мая 1958Дорогой Роман Борисович,Хотя Вы не ответили на мое письмо, но думаю, что Вам все же небезразлична и небезинтересна судьба Жоржа.Операции ему никакой делать не пришлось, все это была ошибка. Его продержали неделю в


177. Ирина Одоевцева - М. М. Карповичу. 15 сентября 1958. Йер.

Из книги Эти странные семидесятые, или Потеря невинности автора Кизевальтер Георгий

177. Ирина Одоевцева - М. М. Карповичу. 15 сентября 1958. Йер. 15-го сентября 1958Beau-Sejour Hyeres. (Var.) Дорогой Михаил Михайлович,Спасибо за участие.[1219]О последних днях Жоржа я еще не могу писать, это было слишком ужасно. Но о Вас он часто и с благодарностью вспоминал.Он оставил массу


6b. Ирина

Из книги автора

6b. Ирина Ребята в девятом классе были дружные и веселые. Был урок математики. Анна Петровна сказала:— Эта девочка будет учиться у нас.Все внимательно осматривали ее. Девочка была очень красивая: нее были очень красивые глаза с черными ресницами, черные брови дугой, прямой


6c. Ирина

Из книги автора

6c. Ирина Ребята в 9-ом классе были дружны. Был урок математики. Анна Петровна сказала: «Вот девушка будет учиться в нашем классе». Все внимательно смотрели на неё. У нее были красивые глаза, черные брови, носик был у нее приятный, а губы еще больше украшали ее лицо. Ее волосы


Ирина Глущенко «КРАЙ, ГДЕ НИ РАЗУ Я НЕ БЫЛ…»

Из книги автора

Ирина Глущенко «КРАЙ, ГДЕ НИ РАЗУ Я НЕ БЫЛ…» «Порой, заходя в магазин, слышишь: “Это вообще СОВОК”. В детстве думала, что “совок” – это лопаточка детская, и никогда не понимала…» (Из сочинения) Свое сочинение о том, что такое «советское», двадцатилетний молодой человек


Ирина Нахова

Из книги автора

Ирина Нахова В статье «Moscow Partisan Conceptualism»104 я писал, что «главное в партизанской деятельности – это взрывные работы в пределах собственной психики». Одни художники это делают сообща, другие независимо от соседа. Случай Ирины Наховой примечателен в том отношении, что ее