6b. Ирина

6b. Ирина

Ребята в девятом классе были дружные и веселые. Был урок математики. Анна Петровна сказала:

— Эта девочка будет учиться у нас.

Все внимательно осматривали ее. Девочка была очень красивая: нее были очень красивые глаза с черными ресницами, черные брови дугой, прямой нос. А губы большие украшали ее. Ее черные волосы опускались на плечи. Черные локоны так шли ей, как это было у куклы. Шло время, парни за ней очень ухаживали, но она не обращала на них внимания. Ей один парень нравился, Коля, он был стройный, симпатичный. Его кудрявые волосы сползали на лоб; он всегда откидывал их со лба. По Николаю девчонки сходили с ума. Коля ходил с другой девчонкой из класса, ее звали Вера. Она была симпатичная. Как только в классе появилась Ирина, Вера стала очень красивая, она хотела выглядеть лучше, но Ирина все равно была лучше Веры. Вера не уважала Ирину и очень завидовала ей. Но случилось так, что Коля также полюбил Ирину. Когда они гуляли с Верой, то он всегда был грустный, часто задумывался, целовал Веру в щеку. Вера заметила, что, пока в классе не было Ирины, Коля был совсем другим. Вера поняла, что она Коле безразлична. Ломала себе пальцы, кусала губы, она сильно любила его, а он ее не любил. Ирина ему нравится, кажется, он по-настоящему полюбил ее. Он всегда думал о ней, а она о нем. Вера написала Коле записку: «Мне надо поговорить с тобой, я тебя жду в девять часов, прошу прийти. Вера».

Коля пришел. Вера сначала говорила ласково, весело. Коля сказал:

— Знаешь что, Вера, не сердись, останемся друзьями, я люблю Ирину, я верю, что только она будет моей!

Вера побежала за ним и кричала вслед:

— Нет, нет, нет! Ты все равно будешь моим. Я вам не дам любить друг друга.

Был вечер. Николай думал об Ирине, они уже гуляли вместе. Их дружба перешла в любовь.

Прошло два года, Ирина сдала экзамены на «4» и «5». Коля — с двумя «тройками». Вера с Ириной поступили в институт. Когда им осталось отдыхать один месяц, Ирина справляла день рождения, он прошел замечательно. Вечером, когда все ушли, Коля с Ириной остались одни в комнате. Он целовал ее, жадно прижимал к груди. Он говорил и приговаривал, и при этом медленно снимал с нее кофточку.

— Что ты делаешь?

Он ласкал ее и продолжал снимать все, что было на ней. Ирина уговаривала его и плакала.

— Не надо, не надо!

Коля прижал ее к груди, взял ее на руки и понес на койку.

— Что ты делаешь? — дрожащим голосом говорила она. Она долго упрашивала его, но было поздно. Ирина плакала, кусала губы от боли, и даже укусила его, но он даже не почувствовал. Он только почувствовал, как дрожали ее ноги и груди. Ирина уже молчала, к чему плакать, ведь все равно уже было поздно. Она раздетая лежала перед ним, раздетая, как труп. Глаза ее блестели в темноте. Коля целовал и целовал ее. Ему было хорошо с ней, она была в его руках Коля через полчаса уснул, но Ирина не могла уснуть, у нее на глазах выступали слезы. Она думала о том, а что, если что-нибудь получится.

«Что я наделала? Нет, это он меня взял насильно», — теперь она громко вскрикнула. Николай проснулся, прижал ее к себе и сказал:

— Милая моя, ты не бойся. Я все равно тебя люблю и буду любить. Я от тебя скрывал, через неделю меня забирают в армию. Мы с тобой расстанемся, ты будешь ждать меня. И я верю только тебе. Если ты меня не дождешься, я тебя из-под земли достану, выкопаю и найду. Ты не должна делать аборт. Если ты сделаешь, то у тебя больше не будет детей, потому, что ты, моя дорогая, была честной.

Теперь Ирина была совсем его.

Через неделю Колю забрали в армию, она знала, что забеременела, но что делать, она не знала. «Мне надоело жить, он обманул меня».

Но на самом деле он любил Ирину, очень любил и не мог жить без нее. В армии ему было трудно, очень трудно, он произносил ее имя вслух. Мать Ирины была строгой, и поэтому Ирина не решалась приехать и сказать, что она любит парня и ждет от него ребенка. Ну как ей сказать, что ей будет трудно. Когда она пройдет, все узнают, выгонят из дома, из института. «О, боже мой! Что делать?» Ирина сходила с ума, было всего одно письмо от Николая. Вот уже месяц, другой, а от него нет писем, но Ирина все еще надеялась. Она несколько раз перечитывала письмо Николая: «Моя милая Ирина, я, наверное, с ума сойду без тебя. Милая, я вернусь к тебе. Мы будем вместе. Нас ничего не разлучит. Ну, как ты живешь? Пиши, у меня много времени». Она читала и плакала. Это письмо ее задевало. «Почему не пишешь? Почему обманул, пишешь ложные письма, лгун? Не любишь меня, ты нехороший». Она смотрела на фото и кричала. Вскоре ее мать узнала, что она забеременела. «Ты пришла в такой позор, иди к нему, иди к его матери. Пусть она тебя кормит». Было довольно поздно. Ирина ушла из дома. Она жила в конце поселка, в заброшенном доме. Ела ли она или не ела — этого никто не знал. Ее было трудно узнать, ее красивые щеки похудели, стали желтыми, фигура была похожа на женщину 35 лет. Ночью, когда мать Ирины ушла на работу, Ирина пришла домой и отравилась. Она умерла, но на лице еще была улыбка. Она счастлива, что умирает, она вспомнила все, особенно Николая. Она написала на прощание письмо матери и Николаю.

«Дорогая моя мамочка, я умираю. Спасибо тебе за все, что ты мне сделала и помогла мне умереть. Спасибо, мамочка. Ты сейчас будешь спокойна. Ты не будешь переживать. Похорони меня, и положите фото Николая рядом со мной. Милая мама, отправь это письмо Николаю. А теперь прощай».

А когда мать пришла с работы домой, она чуть не упала без памяти. «Милая дочка!» Она целовала ее ноги, руки, тело, все-все. «Что ты наделала? О, боже мой! Зачем, зачем я тебя выгнала? Зачем?» Она дергала себя за волосы, стучала головой об стенку, но было уже поздно.

Гроб был обит черным бархатом, вокруг Ирины были черные розы. Она лежала в гробу и будто бы улыбалась. За гробом шли ее одноклассники, шла и Вера. Она плакала, хотя и была ее соперницей. Ей все равно было жалко такую красивую, хорошую Ирину. «Пусть бы Коля был с ней, — думала Вера, — лишь бы Ирина была жива». Вот уже кладбище. «Прощай Ирина, больше с тобой не увидимся, будешь лежать в сырой земле, не будешь ты больше с нами. Тебе ли надо было умирать, тебе ли, Ирина?!!» Все рыдали. Ирина лежала и как будто хотела сказать: «Что вы плачете, не плачьте, мне тут хорошо, вокруг цветы». Мать схватилась за гроб и не своим голосом зарыдала:

— Милая Ирина, прости, прости меня, я скоро приду к тебе, и тебе не будет скучно.

Ирину похоронили, мать потеряла письмо Коле от Ирины. Коля ждал от Ирины письма, но его не было. Оказывается, он писал Ирине каждый день, но письма кто-то перехватывал.

Прошло три года, Коля приехал домой и сразу же побежал к Ирине. «Ирина, где ты, моя дорогая? Видишь, я приехал, вернулся к тебе». Он вбежал в Иринин дом, у печи сидела ее мать. Она встала.

— Где Ирина? — спросил Николай ее. Та молчала.

— Почему она не писала? Где она?

У матери словно пропал дар речи. Она хотела только показать фотографии похорон Ирины. Вдруг она упала к его ногам.

— Коля, Ирины больше нет!

— Как нет?

Мать все рассказала, и у Коли на глазах появились слезы:

— Я люблю ее и сейчас люблю. Как я буду жить без нее?

Он выбежал из дома. Он шел к Ирине. Николай вдруг зарыдал: «Ирина! Что ты наделала? Я же тебе говорил, а ты. Я люблю тебя и сейчас люблю. Тогда я тоже лягу с тобой в могилу». Он разорвал рубаху и повесил ее на дерево. Теперь они вместе, их никто не разлучит. И поют птицы над их головами. Они поют, что вместе они, И вместе любовь.

Рассказ получен от Т. Гладковой, г. Верещагино Пермской обл., 1989 г.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Ирина Мурзаева Принципиальная комическая старуха

Из книги Эти разные, разные лица [30 историй жизни известных и неизвестных актеров] автора Капков Сергей Владимирович

Ирина Мурзаева Принципиальная комическая старуха Кто такая «комическая старуха»? Это постоянный персонаж озорных русских водевилей, шустрая или нелепая, ехидная или простодушная, но всегда самая смешная из всех героев пьесы. Актрисы этого амплуа были необходимы в любой


109. Ирина Одоевцева — Роману Гулю. 16 мая <1956>. Йер.

Из книги Георгий Иванов - Ирина Одоевцева - Роман Гуль: Тройственный союз. Переписка 1953-1958 годов автора Иванов Георгий

109. Ирина Одоевцева — Роману Гулю. 16 мая <1956>. Йер. 16-го мая<1956>Дорогой Роман Борисович,Я получила Вашу телеграмму вчера,[828] когда уже было поздно для воздушной почты. Посылаю сегодня исправления и кусок, который я не успела перевести в прошлый раз и очень хотела бы,


110. Ирина Одоевцева — Роману Гулю. 18 мая <1956>. Йер.

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

110. Ирина Одоевцева — Роману Гулю. 18 мая <1956>. Йер. 18-го мая<1956>Дорогой Роман Борисович,Только что пришел Ваш чек. Жоржу сегодня лучше — у него, оказывается, был кризис и сейчас он, хотя лежит пластом и только вздыхает, все же не в прямой опасности. Доктор предупредил


169. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 11 мая 1958. Йер.

Из книги Время, вперед! Культурная политика в СССР автора Коллектив авторов

169. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 11 мая 1958. Йер. 11-го мая 1958Дорогой Роман Борисович,Посылаю Вам гранки, увы, моего, не Жоржиного исправления. Я не особенный мастак в этом деле. Старалась очень, и если что не так — прошу извинить.Жоржу с прошлой недели опять стало совсем плохо и


170. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 14 мая 1958. Йер.

Из книги Круг общения автора Агамов-Тупицын Виктор

170. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 14 мая 1958. Йер. 14-го мая 1958Дорогой Роман Борисович,Жоржа вчера опять отвезли в госпиталь. Ему, по всей вероятности, будут делать операцию, но я даже не знаю какую.Последние дни он был в ужасном состоянии и стонал и задыхался


171. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 28 мая 1958. Йер.

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 2. К-Р автора Фокин Павел Евгеньевич

171. Ирина Одоевцева - Роману Гулю. 28 мая 1958. Йер. 28-го мая 1958Дорогой Роман Борисович,Хотя Вы не ответили на мое письмо, но думаю, что Вам все же небезразлична и небезинтересна судьба Жоржа.Операции ему никакой делать не пришлось, все это была ошибка. Его продержали неделю в


177. Ирина Одоевцева - М. М. Карповичу. 15 сентября 1958. Йер.

Из книги Эти странные семидесятые, или Потеря невинности автора Кизевальтер Георгий

177. Ирина Одоевцева - М. М. Карповичу. 15 сентября 1958. Йер. 15-го сентября 1958Beau-Sejour Hyeres. (Var.) Дорогой Михаил Михайлович,Спасибо за участие.[1219]О последних днях Жоржа я еще не могу писать, это было слишком ужасно. Но о Вас он часто и с благодарностью вспоминал.Он оставил массу


6b. Ирина

Из книги автора

6b. Ирина Ребята в девятом классе были дружные и веселые. Был урок математики. Анна Петровна сказала:— Эта девочка будет учиться у нас.Все внимательно осматривали ее. Девочка была очень красивая: нее были очень красивые глаза с черными ресницами, черные брови дугой, прямой


6c. Ирина

Из книги автора

6c. Ирина Ребята в 9-ом классе были дружны. Был урок математики. Анна Петровна сказала: «Вот девушка будет учиться в нашем классе». Все внимательно смотрели на неё. У нее были красивые глаза, черные брови, носик был у нее приятный, а губы еще больше украшали ее лицо. Ее волосы


Ирина Глущенко «КРАЙ, ГДЕ НИ РАЗУ Я НЕ БЫЛ…»

Из книги автора

Ирина Глущенко «КРАЙ, ГДЕ НИ РАЗУ Я НЕ БЫЛ…» «Порой, заходя в магазин, слышишь: “Это вообще СОВОК”. В детстве думала, что “совок” – это лопаточка детская, и никогда не понимала…» (Из сочинения) Свое сочинение о том, что такое «советское», двадцатилетний молодой человек


Ирина Нахова

Из книги автора

Ирина Нахова В статье «Moscow Partisan Conceptualism»104 я писал, что «главное в партизанской деятельности – это взрывные работы в пределах собственной психики». Одни художники это делают сообща, другие независимо от соседа. Случай Ирины Наховой примечателен в том отношении, что ее