Ольга Н.

Ольга Н.

[без названия]

Жарко. Солнце палит невыносимо. «Хоть бы дождик пошел. Вон даже мухе шевелиться лень... Домбик из будки даже не выходит. Бедная моя собаченька, жарко тебе. Надо тебе водички подлить в миску. Какая уж тут учеба! Мозги скоро совсем расплавятся. Хоть бы экзаменов не было. Так нет же, будут, и целых три! Это невыносимо!» Света сидела в тени на подоконнике, свесив ноги, на одной из которых покачивалась стоптанная белая босоножка, готовая вот-вот упасть.

«Ножки, ножки, как же вы загорели-то у меня. А в целом довольно-таки ничего. Конечно, худоваты немного, но говорят же: «Были бы кости — мясо нарастет».

Думать было лень. Вообще все было лень. В ворота вбежала ее подруга. Домбик даже не поднял головы, чтобы посмотреть, кто так нахально вторгся на его территорию. Он лишь зевнул широко во всю пасть. «Ага! Подал знак хозяйке, что гостью заметил», — подумала про себя Света.

— Привет! Ну и жарища сегодня! На речку пойдем?

— Сейчас?

— А когда еще?! Прокиснешь так совсем, и на экзамены идти будет некому.

— Ой, не говори... — она спрыгнула на землю. Подол юбки встрепенулся, подпрыгнул вместе с ней и упал на ее поджаренные солнцем ноги. — Сейчас переоденусь. Подожди.

Через несколько минут подруги шли к реке. Ее поверхность блестела, переливалась, как ртуть, блестками. Они слепили глаза.

— Не обманешь, — сказала Светлана, сбрасывая на траву сарафан, — ты прохладненькая. Не прикидывайся горячей.

Она вошла в воду и поплыла. Вскоре ее догнала Марина.

— Свет, я поплыла за кувшинками, бусы сделаю.

Наплававшись, наплескавшись, девчонки устроились на плотике, спустив ноги в воду. Марина делала бусы из цветов кувшинки, разделяя его стебель маленькими столбиками направо и налево. Покончив с работой, она одела их себе на шею.

— Кра-со-та! Из одного цветочка такое роскошное ювелирное изделие. Словно я солнышко себе в бусы вплела... Свет, я еще в воду хочу. Ты посиди, если хочешь... Я тебе тоже кувшинок надергаю.

Света замечталась. «Небо, какое оно голубое, бездонное... Что там? Неужели там так голубо и пусто? Ни одного облачка. Облака это жители неба? Где они? Им тоже жарко? А Андрюха меня не замечает... Вот такую загорелую, высокую, худенькую девчонку, а ведь он нравится мне. Сколько еще слез из-за него пролью. Он только Томку свою и видит. Будто кроме этой дуры конопатой на земле и нет никого!»

Вдруг ее толкнули в спину. Уйдя под воду, она поняла, что если сейчас не сгруппируется, не возьмет себя в руки, ей уже не вынырнуть, и течение унесет ее под плотик. А там живет... Ну уж нет! Где небо? Где солнце? Она с силой рванулась вверх.

Вода вытолкнула ее на поверхность. «Конечно, тебе и так хватает мусора. Зачем тебе еще один утопленник», — мысленно сказала она воде.

На плотике, улыбаясь во всю обгорелую физиономию, сидел на корточках ее сосед-одногодок Саня. Его рыжие волосы радовались солнцу, тянулись к нему, сливались с ним.

— Ты чего?! Я уж думал, утонула. Сказала бы, что с реакцией дело плоховато. Я уж за тобой следом нырять хотел.

— Дурак ты, Саня. При чём здесь реакция? Тебе медаль нужна, и чтоб большими золотыми буквами на ней было написано «Самому тупому». У тебя вообще мозги есть?

Подплыла Маринка.

— Слышь, Маринка, твоей подруге лечиться надо. Определенно. Плавать не умеет, а все камни в мой огород.

— Светка плавать не умеет?! Ну, ты сказал!

— Зачем столкнул меня? Я так сидела хорошо! Пришел, придурок, столкнул в воду. Иди отсюда, куда шел.

— На пляж шел. Там Андрюха с Томкой меня ждут, а я тут с вами лясы точу. Пока! Не утони, сокровище. И не сгори!

Он побежал по тропочке, ведущей к пляжу.

«Там Андрей! Как же так? И опять с этой дурой! Почему не я с ним?»

— Марина, может, мы тоже на пляж пойдем?

— Да ну... Там народу куча, и вода вся взбаламучена. Пусть они сами там в грязи плюхаются. Здесь-то посмотри, какая водичка!

Она зачерпнула воду в ладоши и подбросила ее вверх. Водные брызги ослепили Светку игрой красок, а затем опустились на ее лицо, плечи прохладными каплями.

— Ладно, не пойдем. Выходи из воды. Ты уже посинела вся.

— Ага.

Легко подтянувшись на руках, она вырвалась из объятий воды и села на плотик рядом со Светкой.

«Как русалочка из сказки», — подумала та.

— Ты на пляж из-за Андрея хочешь пойти? Только честно отвечай.

Светлана поправила упавшую на глаза русую челку.

— Да, конечно. Что мне там еще делать? На дурочку его я и в другое время посмотреть могу.

— Не шипи ты, как гусь! Подумаешь, Андрюха какой-то! Тоже мне красавца нашла. Ты посмотри на него. Уши оттопыренные. Дылда какой-то. Худой, длинный, сутулый... Только и прелести — глаза как васильки синие. Ну, на кой он тебе? Ты во какая! — она показала руками перед собой. — Фигурка что надо! Ножки, талия, личико, глазки — все при тебе, лучше бы на Димыча посмотрела. Он же каждое твое желание выполнять готов! А ты... Андрюху какого-то разглядела. Ходит вечно, как знак вопроса. Да ну тебя! Ничего ты вокруг со своей любовью не видишь. И у него видно свет клином на Томке сошелся, — она вздохнула. — Да очнись ты. Поплыли?

Маринка снова юркнула в воду и поплыла к противоположному берегу. Там она встала лицом к Светке и крикнула:

— Ну, хочешь, я скажу ему, что ты любишь его?

— Светка вскочила и, топнув ногой, крикнула в ответ:

— Только попробуй! Век тебе не забуду!

Она рассмеялась и потянулась всем телом к солнцу. Потом решила, что пора тоже искупаться.

Вот эту-то картину застала троица, идущая по тропинке. Андрей увидел стройную фигурку, тянущуюся вверх. Солнце окутывало, ласкало ее своим теплом, запутывалось в ее русых волосах лучами.

— Что за девчонка? — подумал он.

— Утопленница, — словно ответил на его вопрос Саня. — Светка, ты еще жива? Вот чудо-то!

«Это же моя одноклассница! Как я ее не узнал? Жара...» — сказал сам себе Андрей.

— Привет, Света!

— Здравствуй, Андрей! Ты, Саня, ко мне лучше не подходи. Мы с тобой потом по-соседски поговорим. Я тебе все припомню. Ты сам утопленником будешь.

— Светка, мы вообще-то к вам пришли. Здесь водичка-то почище будет. Да, знакомьтесь, это Тома. Тома, это Света. А вот и Маринка в речке плюхается. Маринка, плыви сюда, — крикнул он.

Томка для своих лет была немного толстовата, и вообще за ней велась не очень хорошая слава в школе.

Они сели на лужайке. Мариша тоже была здесь.

— В карты сыграем?

— Сыграем, — ответила Марина.

— Я не буду. Не умею и не хочу, — бросила Светка. — Я лучше на плотик вернусь.

— Сгоришь ты сегодня, соседка, — сказал Саня.

— Не твоя забота, сосед!

Она села на плотик и снова задумалась. «Странно... Вот он здесь, рядом, а ее это не волнует. Хм, может Маринка права? Вон он себе какую мадам нашел! Лето, жара, а она разукрашена всеми цветами. Ну, нет! Значит, у него вкуса нет. А я-то, дурочка, по нему с ума сходила. Ну, уж нет. Баста».

Она улыбнулась небу, солнцу, своему отражению.

— Марин, кончай все это! Идем домой.

Они шли домой.

— Я не поняла... Андрюха с нами, а ты домой?

— А я домой. Не мой он, Марина, и не для меня. Я другого хочу.

— Кого?

— Не знаю.

Рассказ Ольги Н., студентки факультета дошкольного воспитания. Это одно примерно из десяти нам переданных автором в 1997 г. разножанровых произведений (в том числе «звездно-фантастических», «эротических», «триллеров»).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Ольга Мартынова

Из книги Критическая Масса, 2006, № 3 автора Журнал «Критическая Масса»

Ольга Мартынова I душенька, неженка, ряженка, былинка, пылинка, шелковинка, — как в плошку, в тело ты плюхнулась, как ложкой, будет исчерпана из всех посудин сладость твоя. II неженка, ряженка, душенька, пылинка, обманщица, бисеринка, ледышка, голышка, бродяженка, — а скинув


Ольга Сергеевна Павлищева

Из книги Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Приметы и суеверия. автора Лаврентьева Елена Владимировна

Ольга Сергеевна Павлищева Ольга Сергеевна Павлищева. Акварель В. Ф. Черновой. 1844


Ольга Н.

Из книги Рукописный девичий рассказ автора Борисов Сергей Борисович

Ольга Н. [без названия] Жарко. Солнце палит невыносимо. «Хоть бы дождик пошел. Вон даже мухе шевелиться лень... Домбик из будки даже не выходит. Бедная моя собаченька, жарко тебе. Надо тебе водички подлить в миску. Какая уж тут учеба! Мозги скоро совсем расплавятся. Хоть бы


КНЯГИНЯ ОЛЬГА

Из книги Самые знаменитые святые и чудотворцы России автора Карпов Алексей Юрьевич


Ольга Морозова

Из книги Судьбы моды автора Васильев, (искусствовед) Александр Александрович

Ольга Морозова В балетной истории сотни имен. Одни произносишь с восхищением, другие с нежностью, третьи — с грустью. Думая об Ольге Морозовой, невольно отдаешь дань не только ее таланту, но и вспоминаешь ее покойного мужа, хранителя традиции русской оперы и балета за


Москва новогодняя Ольга Никишина

Из книги Прогулки по Москве [Сборник статей] автора История Коллектив авторов --

Москва новогодняя Ольга Никишина Москва новогодняя – совсем особенная. Торжественная и нарядная, разгульная и задумчивая – она, как всегда, разная. Потому что она –


Гоголевский бульвар Ольга Никишина

Из книги Славянская энциклопедия автора Артемов Владислав Владимирович

Гоголевский бульвар Ольга Никишина Гоголевский бульвар – первый в подкове Бульварного кольца – начинается от площади Пречистенских ворот, а кончается у Арбатской площади. Когда-то на его месте проходила «бело на бело выщекатуренная» кирпичная стена Белого города.На


Любовь моя – Тверская Ольга Никишина

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 1. А-И автора Фокин Павел Евгеньевич

Любовь моя – Тверская Ольга Никишина Не «Тверская улица» – просто Тверская. Много значит она для москвичей! Праздничные иллюминации в детстве, торжественные ухоженные здания, нарядные люди. Энергичная собранность и элегантность, несмотря на суматоху дня. Очарование


Маршрут вдохновения Ольга Никишина

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 2. К-Р автора Фокин Павел Евгеньевич

Маршрут вдохновения Ольга Никишина Если однажды вечером вы окажетесь на Тверской и не будете никуда торопиться, сверните в Столешников переулок – мимо Юрия Долгорукого, мимо церкви Косьмы и Дамиана – в тихий мир старинного, издавна любимого москвичами уголка. Не


От Таганки до Рогожи Ольга Никишина

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 3. С-Я автора Фокин Павел Евгеньевич

От Таганки до Рогожи Ольга Никишина Место это не поражает красотой и роскошью своих кварталов. Слава этого скромного московского уголка в другом: рядом с шумной, энергичной Москвой жители Алексеевской и Рогожской слобод – в большинстве своем старообрядцы – из поколения


Владимир Гиляровский Ольга Носкова

Из книги автора

Владимир Гиляровский Ольга Носкова Его называли королем репортажа – самого скоропортящегося жанра журналистики, но эти репортажи с удовольствием читают и спустя сто лет.«Ты – курьерский поезд», – сказал однажды Антон Павлович Чехов Владимиру Гиляровскому, тонко


Равноапостольная княгиня Ольга

Из книги автора

Равноапостольная княгиня Ольга Преемником Игоря стал его единственный сын Святослав, родившийся в 942 г.Первые годы его прошли в Новгороде, но после смерти отца Святослав переходит в Киев. Так как Святослав был мал («детеск»), Русью правила его мать Ольга, вдова


ГЗОВСКАЯ Ольга Владимировна

Из книги автора

ГЗОВСКАЯ Ольга Владимировна 11(23).10.1883 – 2.7.1962Актриса театра и кино, сценарист, мемуаристка. На сцене с 1905. В 1905–1910 и 1917–1919 – на сцене Малого театра в Москве (с небольшими перерывами на гастроли). Исполнительница ролей: Ариэль, Беатриче, Дездемона («Буря», «Много шума из


СПЕСИВЦЕВА Ольга Александровна

Из книги автора

СПЕСИВЦЕВА Ольга Александровна гастрольный псевд. Спесива;23.6(5.7).1895 – 16.9.1991Артистка балета. Танцовщица Мариинского театра (с 1918 – ведущая балерина Петроградского театра оперы и балета). В 1916, 1921 и как гастролерша (после 1924) участвовала в выступлениях труппы «Русского