Вместо эпилога

Вместо эпилога

Четыре часа утра. Париж ненадолго, совсем ненадолго затих. Через час поедут автобусы, откроется метро, замелькают грузовички рабочих, спешащих на стройки. Откроют двери пахнущие теплым хлебом и корицей булочные. С лязганьем поднимутся железные решетки на террасах тысяч бистро, задымится в чашечках черный кофе. Худые африканцы в ядовито-зеленых комбинезонах заскребут по мостовым зелеными метлами. Потухнет оставляемый на ночь свет в бесчисленных офисах в небоскребах-офисах на Дефанс. Застучат деловито каблучки продавщиц и служащих по мокрым от ночной росы и проползших поливальных машин тротуарам. Средневековым звоном загудят колокола в строгих католических церквях, зовя на утреннюю мессу. Поведут на прогулку малышей, держащихся за веревочку, детсадовские воспитательницы. Набив рюкзачки конспектами и тетрадями, заспешат на лекции студенты в истрепанных джинсах. Отправится в церковный кружок заниматься вперемежку с христианскими и мусульманскими ребятишками хрупкая графиня де Кергорлэ. Пойдет в русскую школу при соборе Александра Невского княгиня Оболенская. Примется в своем ателье за сочинение очередных «Писем к друзьям» Джим Хейнс. Марокканцы и тунисцы разложат на лоточках перед магазинами свежие овощи и фрукты. Выйдут из домов одинокие парижане с четвероногими компаньонами. В домах престарелых со смиренной тоской опоздавших на последний поезд пассажиров в глазах старики начнут играть в лото. Проститутки усядутся на раскладные стулья в Булонском лесу. Клошары с мутным взглядом устроятся на перекрестках. Быстрые китайцы возьмутся за работу в ателье и мастерских. Добрые толстые африканки в жизнерадостно-многоцветных длинных платьях и чалмах оккупируют салоны красоты на Страсбургском бульваре. Повседневная жизнь парижан пойдет полным ходом. В Париже все живут. В Париже никто не умирает. Нет, умирает, конечно, но очень редко и не привлекая внимания.

В городе жизни не стоит говорить и думать о смерти. Похоронные бюро слишком хорошо знают свою работу, чтобы смущать взгляды парижан длинными процессиями заплаканных родственников и приглушенными рыданиями. Мастерски организованные похороны быстры и незаметны. Так похоронили и талантливого актера и режиссера Вики Мессику, не расстававшегося с сигаретой и ушедшего от рака легких в пятьдесят девять лет, и мою славную Кэрол Пратл — неугомонную американскую парижанку, мечтавшую танцевать, как Айседора Дункан, и ставить спектакли, как Серж Лифарь. Ей было сорок с хвостиком. Рак мозга целый год сушил и мучил бедную Кэрол, прежде чем подарил желанное освобождение. Много лет назад, когда в очередной раз американское правительство сделало что-то нехорошее, на взгляд идеалистов и гуманистов, Кэрол пошла в консульство США и отдала свой паспорт. «Я не хочу больше быть американкой», — сказала она, шмыгнув длинным носиком и быстро вытерев слезы, набежавшие в уголках глаз. С тех пор Кэрол считала себя настоящей парижанкой и писала стихи по-французски. «Совсем как Элюар!» — смеялась она. После смерти Кэрол они пропали. У меня сохранилось лишь одно, под названием «Воскресенье в Париже». Я перевела его на русский.

Воскресенье, воскресенье —

Кофе, свечи, предложенья.

И бесмыссленна любовь,

И мгновенье — быстротечно.

Папиросный дым беспечно

Растворяется, и вновь

Все теряет очертанья —

Суть предметов, мирозданья.

Каплею за каплей кровь

Падает с плохого фото…

Ты одна,

С утра работа,

И любимый ресторан

Дарит лишь тебе одной

Свет вина и полдня зной.

Утешение найти —

Все трудней и все наивней

Ждать покоя и друзей.

Близость ливня — все милей.

Как на первое свиданье

Выйдешь ты,

И сусальные мечты

Смоет дождь без сожаленья,

Но расплачутся цветы,

И в печальном изумленье

Сены выгнутся мосты.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

За тех, кто в море… (вместо эпилога)

Из книги Предсказание прошлого [Расцвет и гибель допотопной цивилизации] автора Никонов Александр Петрович

За тех, кто в море… (вместо эпилога) Подведем итоги.12 тысяч лет назад на планете произошли грандиозные изменения катастрофического порядка. Они совпали либо были причиной («спусковым крючком») окончания последнего ледникового периода. Сначала волны цунами, вызванные


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Из книги Беседы о режиссуре автора Евхалашвили С С

ВМЕСТО ЭПИЛОГА С размышлений о повести Николая Васильевича Гоголя «Портрет» я начинал свои заметки. Премьерой телеспектакля вполне логично было бы их завершить. Так и собирался сделать. Но финал все не получался. Каждый новый день приносил события, которые, казалось,


Вместо эпилога

Из книги 7? или фильмы Андрея Тарковского автора Туровская Майя

Вместо эпилога Никогда не думала, что мне придется присутствовать на посмертной ретроспективе фильмов Андрея Тарковского...Кажется, совсем недавно было стремительное и мощное начало - и вот такой же стремительный обрыв, конец. А за концом - предсказанная им самому себе и


Вместо эпилога

Из книги Кризисы в истории цивилизации [Вчера, сегодня и всегда] автора Никонов Александр Петрович


ЭПИЛОГ ЭПИЛОГА

Из книги Сотворение Карамзина автора Лотман Юрий Михайлович

ЭПИЛОГ ЭПИЛОГА Карамзин создавал себя — создавал писателя, создавал человека. И одновременно он создавал русской культуре образцы Писателя и Человека, которые входили в сознание поколения, формируя личности и биографии других писателей. Он создавал еще две важнейших


Вместо эпилога

Из книги Все о Нострадамусе автора Белоусов Роман Сергеевич


Вместо эпилога

Из книги Пассионарная Россия автора Миронов Георгий Ефимович


Вместо эпилога: вампиры на службе коммунизма

Из книги Дракула автора Стокер Брэм

Вместо эпилога: вампиры на службе коммунизма Оригинальную интерпретацию «Дракулы» предложил Богданов (Александр Александрович Малиновский; 1873–1928), врач, один из большевистских лидеров революции 1905–1907 гг., философ-марксист, естествоиспытатель, автор


Вместо эпилога

Из книги Повседневная жизнь современного Парижа автора Семенова Ольга Юлиановна

Вместо эпилога Четыре часа утра. Париж ненадолго, совсем ненадолго затих. Через час поедут автобусы, откроется метро, замелькают грузовички рабочих, спешащих на стройки. Откроют двери пахнущие теплым хлебом и корицей булочные. С лязганьем поднимутся железные решетки на


Вместо эпилога

Из книги «Образ двадцатого… В прошлом и настоящем» автора Турчин Валерий Стефанович

Вместо эпилога Образы XX века и технологии их создания живы по настоящий день. Они втягивают все больше средств, направляя финансовые потоки на собственное увековечивание. Во всех странах мира созданы многочисленные государственные и частные институции, занятые этим


Вместо эпилога

Из книги Скифы: расцвет и падение великого царства автора Гуляев Валерий Иванович

Вместо эпилога Давно растаяли в воздухе дымы скифских кочевий. Давно замолкли звуки песен и танцев в честь военных побед и великих богов. Скифская цивилизация и ее носители – скифы – исчезли в бездне времен более 2300 лет назад. Можно считать, что многочисленные курганы


Вместо эпилога: русская поэзия в 1916 году – эпиграфы из модернистов

Из книги Русская поэзия в 1913 году автора Лекманов Олег Андершанович

Вместо эпилога: русская поэзия в 1916 году – эпиграфы из модернистов Теперь зададим себе еще один (и напрашивающийся) вопрос: чт? и как изменилось на панораме отечественной поэзии с течением времени?Стремясь дать ответ, мы отыскали во все том же справочнике Тарасенкова –


I. От эпилога к прологу

Из книги Мост через бездну. Книга 1. Комментарий к античности автора Волкова Паола Дмитриевна

I. От эпилога к прологу «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова – роман многогранный, как магический кристалл в мировой и русской литературе. Это роман карнавала и маски. И дело не только в сценах «сеанса черной магии» в театре сада «Эрмитаж» или бала у Сатаны.


Вместо эпилога

Из книги С секундантами и без… [Убийства, которые потрясли Россию. Грибоедов, Пушкин, Лермонтов] автора Аринштейн Леонид Матвеевич


Вместо эпилога

Из книги Кровавый век автора Попович Мирослав Владимирович

Вместо эпилога В истории нет ни прологов, ни эпилогов. Она не делится на разделы, каждый со своими вступлением и итогами. История не знает перерывов, чтобы задуматься и сделать выводы из прожитого. На этапы и эпохи ее делим мы. Если все течение событий считать своеобразным