ПРЕДУБЕЖДЕННОСТЬ МОНОТЕИСТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

ПРЕДУБЕЖДЕННОСТЬ МОНОТЕИСТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Почему нам так трудно принять концепцию многобожия? Суть дела состоит в формах нашего восприятия и в нашей терминологии — наследии двух тысяч лет монотеизма. Движение к верованию в единого Бога не только исказило изначальный смысл Ветхого Завета, но, что еще более важно, оно затуманило наше мышление.

То же относится и к исламу — еще более жесткой религии. У Бога мусульман есть собственное имя — Аллах; это не просто абстрактное понятие Бога, как в религии западного мира. Священная книга мусульман Коран является будто бы Словом Божиим, которое архангел Гавриил поведал пророку Мухаммеду. Однако начало истории ислама было далеко не спокойным. К нашему удивлению выяснилось, что не только на Западе религиозному монотеизму пришлось вести жестокую битву за господство.

Карен Армстронг пишет об этом:

«В первые три года своей миссии Мухаммед никак не подчеркивал монотеистическую сущность своего учения, и люди, вероятно, полагали, что могут по-прежнему, наряду с Высшим Богом-Аллахом, поклоняться традиционным божествам Аравийского полуострова, как это было всегда. Но когда Мухаммед осудил эти древние верования как идолопоклонство, он сразу же потерял большую часть своих последователей, и ислам превратился в презираемую и гонимую религию меньшинства».

Все мы, жители западных стран, с детских лет ориентированы на веру в единого Бога. Представление о едином Всемогущем Боге заложено в нас уроками Библии в школе, а у многих также — воскресными службами и молитвами дома и в церкви. Разум ребенка — пытливый и жаждущий знаний и радостей — чрезвычайно впечатлителен. Социологи полагают, что большую часть культурных навыков и представлений о моральных ценностях человек приобретает в возрасте до 10 лет. А в этом возрасте детей не поощряют подвергать сомнению то, что им говорят взрослые.

Лет с 15 мы начинаем приобретать научные познания, которые подчас расходятся с нашим религиозным воспитанием. К сожалению, мало кто пытается осмыслить это противоречие. И действительно, кто может выкроить свободное время для философствования, когда все обременены работой, семейными заботами и рутиной обыденной жизни? Поэтому вопросы о Боге неизбежно отодвигаются на задний план. Таким образом, большая часть людей во взрослом возрасте твердо убеждена, что Иисус — сын единого Бога, и чаще всего имеет весьма туманное представление о Боге Ветхого Завета. Итак, постулат о едином Боге у нас принимается безоговорочно и укореняется в сознании поколений — в отличие от других стран, где религия, например индуизм, продолжает признавать множество различных богов.

Учитывая такой идеологический фон, неудивительно, что наши представления заставляют нас противиться мысли о том, что человек был создан многими богами. Такое предположение представляется нам чуждым и бессмысленным. Но в действительности это вопрос терминологии. В наших словарях имеется два главных определения «Бога». Первое — это Высший Вечный Бессмертный Бог, которого мы все при некоторых небольших различиях в общем и целом воспринимаем одинаковым образом.

И второе значение, когда слово «бог» пишется с маленькой буквы, — «сверхъестественное существо», либо изображение его, или его идол. Само слово «сверхъестественное» наводит на мысль о чем-то ненаучном и нереальном. Когда мы пытаемся представить себе, что «йоги» присутствовали при процессе Сотворения или при Потопе, наш интеллект автоматически отбрасывает эту идею.

Чтобы преодолеть этот терминологический барьер, давайте рассмотрим вкратце один современный миф о богах — поразительную, но абсолютно достоверную историю о «культе самолетных грузов».

В 1930-е годы американские и австралийские самолеты время от времени пролетали над отдаленными районами Новой Гвинеи. Они сбрасывали груз в джунглях для наступающих войск. Летчики из экипажей встречались с местными туземцами, дикарями, которые были обычно полностью изолированы от внешнего мира. Летчики часто дарили туземцам кое-что из привезенного груза — жевательную резинку, кока-колу и другие образцы предметов современной цивилизации. Такая щедрость произвела на туземцев неизгладимое впечатление — они считали, что «большие птицы» будут и впредь привозить им «груз» (промышленные товары). Когда «пришельцы» улетели, туземцы, пытаясь заманить их обратно, строили грубое подобие взлетных дорожек. Это просто уму непостижимо, но они умудрялись строить даже своеобразные модели радиопередатчиков из бамбука и деревянные макеты самолетов.

Эти туземцы с Новой Гвинеи рассказывали легенды о своих «богах», которые спустились с неба и одарили их подарками, а затем снова улетели. Таким образом, сложилась вера, наподобие религиозной веры, и в конце концов разные «боги» слились в единое божество, именуемое «Джон Из». По-видимому, имя бога образовалось из имен «пришельцев», которые обычно представлялись туземцам как «Джон из Бостона», «Джон из Нью-Йорка» и т. д. Хотя сейчас у туземцев Новой Гвинеи существуют постоянные контакты с западной культурой, многие из них и до сих пор верят в своего бога «Джон Из». Другие же поняли связь, существующую между их культом самолетов и настоящей авиацией внешнего мира, поняли, что их «бог» или «боги» — это просто люди.

Какие выводы мы можем сделать из этой поразительной, хотя и абсолютно подлинной истории культа самолетов? По-видимому, то, что идолы, мифы и легенды могут являться отражением совершенно реальных событий и что менее развитые народы могут принимать за богов людей из плоти и крови. Древнееврейское слово «Элогим», которым обозначается единый главный Бог, происходит от аккадского слова ILU, что означает «Всевышний». Терминологический барьер часто мешает понять то, что, возможно, пытались нам сказать древние люди.

Отныне и впредь каждый раз, когда я буду говорить о «богах», под этим следует понимать таких же, как и мы, людей из плоти и крови, просто владеющих более передовой технологией. В конце концов, если мы когда-нибудь отправим астронавтов на другую планету с отсталой культурой, разве не станут аборигены поклоняться нам как «богам»?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ОБЩИЕ СВОЙСТВА МИФОЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Из книги Поэтика мифа автора Мелетинский Елеазар Моисеевич

ОБЩИЕ СВОЙСТВА МИФОЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ Некоторые особенности мифологического мышления являются следствием того, что «первобытный» человек еще не выделял себя отчетливо из окружающего природного мира и переносил на природные объекты свои собственные свойства,


Стратагемная модель мышления

Из книги Наблюдая за китайцами. Скрытые правила поведения автора Маслов Алексей Александрович

Стратагемная модель мышления Издревле в Китае создавались учебники по воинскому искусству рассказывающие, как победить армию соперника не столько путем прямого военного превосходства, сколько благодаря разного рода уловкам и обманам. Эти способы, которые принято


Китайский образ мышления

Из книги Мифы и легенды Китая автора Вернер Эдвард

Китайский образ мышления Китайцы отнюдь не лишены воображения, однако их мифология так и не вошла в историю мировой культуры. Кроме того, нация развивалась изолированно, контакты с другими народами, которые вызвали бы активность в этом направлении, установились


VI. Наука у предела возможностей мышления

Из книги В тени завтрашнего дня автора Хейзинга Йохан

VI. Наука у предела возможностей мышления Для того чтобы начать описание кризисных явлений в культуре, как нельзя больше подходит область науки. Ведь именно здесь находим мы в одно и то же время очевидный бесперебойный прогресс и глубокое кризисное состояние, а вместе с


ГЛАВА III. Tурнир антитез. Оппозиции средневекового мышления

Из книги Секс, наркотики и экономика. Нетрадиционное введение в экономику автора Койл Диана

ГЛАВА III. Tурнир антитез. Оппозиции средневекового мышления «Чтобы приготовить эликсир мудрецов, или философский камень, возьми, сын мой, философской ртути и накаливай, пока она не превратится в красного льва. Дигерируй этого красного льва на песчаной бане с кислым


10 правил экономического мышления

Из книги От царской Скифии к Святой Руси автора Ларионов В.

10 правил экономического мышления 1. За всё надо платитьИли, как часто говорят в экономических кругах: «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке».Это не просто очевидное высказывание о том, что, приобретая что-либо, вы должны отдать за это деньги. Даже деятельность,


Тотальный аллегоризм художественного мышления

Из книги Язык и человек [К проблеме мотивированности языковой системы] автора Шелякин Михаил Алексеевич

Тотальный аллегоризм художественного мышления Казалось бы, «дело аллегорий» давно было сдано человечеством в архивы памяти. И последние насмешки над условными образами, представляющими одно, тогда как надо думать о другом, когда видишь женщину с веслом, а надо понимать,


9. Отражение операций мышления в изменении языковых значений

Из книги Bce тайны мира Дж. P. Р. Толкина. Симфония Илуватара автора Баркова Александра Леонидовна

9. Отражение операций мышления в изменении языковых значений 9.1. Понятие полисемии Семантическая система языка не представляет собой застывшую, неподвижную в своем развитии и употреблении совокупность значений. Подчиняясь потребностям коммуникации и результатам


Глава 8. Типы мифологического мышления и формы их воплощения

Из книги Как пали сильные (Краткий очерк эволюции римской религиозности. Ментальность римская и христианская) автора Зорич Александр

Глава 8. Типы мифологического мышления и формы их воплощения Поскольку мир Толкина огромен, а система мифологических образов в нем сложна и многоуровнева, то нам представляется важным показать, как во «Властелине Колец» представлены различные уровни мифологического


Ранние ереси. Типология девиантного мышления

Из книги Гуманитарное знание и вызовы времени автора Коллектив авторов

Ранние ереси. Типология девиантного мышления Христианскую ментальность того же периода, в свою очередь, можно выразить следующей формулой:Бог — Община — Любовь — Вера — Тело Страдания — Святость – — Священнодействие — ВекторПри сопоставлении модельной христианской


Э. М. Спирова. Специфика гуманитарного мышления

Из книги автора

Э. М. Спирова. Специфика гуманитарного мышления Три модели знания В современной философии заметен весьма продуктивный процесс рефлексии над идеалом науки. Этот эталон уже не рассматривается как единственный, поскольку рождаются типологически различные представления