Возможности правительства и прогноз

Возможности правительства и прогноз

Содержание прогноза в определенной степени определяется успехами политики правительства, ее эффективностью, способностью контролировать события, определять ход событий. Низкий уровень этой политики означает, что для прогноза се позитивное значение может оказаться не слишком большим. Она может играть даже роль фактора дезорганизации. Слабость власти соответственно усиливает значимость для прогноза спонтанных стихийных процессов. В качестве своеобразной лакмусовой бумажки для определения эффективности этой политики можно рассматривать «либерализацию цен».

Определенные итоги этой политики, составляющей сердцевину реформы, позволяют констатировать следующее. Во–первых, до ее начала цены были случайны по отношению к их экономической сути, в частности, случайны по отношению к исторически сложившимся издержкам производства, обращения и т. д. Цены на сырье были занижены, а цены на продукты обрабатывающей промышленности, машиностроения завышены. В результате предметы потребления оказывались недоступными для потребителя без государственной дотации. Исторически сложившаяся система цен была проводником и носителем всех уродливых беспрецедентных отношений между потреблением и накоплением в национальном доходе. Вся система цен формировалась в результате стремления власти перераспределять потоки ресурсов, исходя как из исторической зависимости значительной части промышленности не от рынка, а от государства, так и из стремления власти перераспределять ресурсы, опираясь на различные, часто сугубо идеологические соображения, далекие от хозяйственных. «Либерализация цен» в этой ситуации означала сокрушительный удар по всей системе хозяйственных отношений в стране, по сложившемуся порядку, независимо от того, хорош он был или плох, буквально в каждой клеточке хозяйства, по системе социальных отношений, сложившихся культурных стереотипов. Однако этим дело не кончается, но лишь начинается.

Во–вторых, сами издержки производства в условиях господства монополии на дефицит могли быть случайны, так как основывались на случайных ценах, включали в себя неоправданные затраты: воровство, перекачку средств в другие отрасли, разгильдяйство, стремление увеличить затратные показатели. Поэтому «либерализация цен» неизбежно должна была вызвать легализацию этих подчас разорительных разбойничьих издержек, превращающих богатство общества в мусор, труху. Но и это еще не все.

В–третьих, отпуск цен при отсутствии в обществе механизма снижения издержек производства, кроме административного, который был сокрушен на этапе перестройки, означал сигнал к повышению этих издержек, «инфляцию издержек», подчас совершенно беспардонную, включая в некоторых случаях фантастическое повышение зарплаты, не оправданное производительностью, но явившееся результатом использования монополии на дефицит. Но и это не все.

В–четвертых, в этом расточительном обществе постепенно в результате исчерпания различного рода источников ресурсов, от разрушительной эксплуатации крестьянства до прекращения золотого потока нефтедолларов, возникла ситуация, когда и сельское хозяйство, и большинство отраслей промышленности стали производить отрицательный чистый доход, т. е. работали в убыток, что выражалось в неокупаемости издержек производства. В этой ситуации «либерализация цен» выводила наружу раньше скрытый внутренний неразрешимый хозяйственный конфликт, невозможность естественного механизма распределения ресурсов между отраслями через установление цен равновесия. Тем самым «либерализация цен» раскрывала тайну псевдоэкономики, т. с. нарастание неспособности к самоокупаемости, снижение способности производить чистый продукт. Раньше эта тайна маскировалась принудительной перекачкой ресурсов государством, постоянным поиском источников этих ресурсов — от ограбления крестьянства и природы до иностранных займов и попытки печатания при Сталине фальшивых долларов. Теперь, однако, положение изменилось, и «либерализация цен» открывает поле для ожесточенной борьбы за ресурсы, открытой гонки цен между разными группами держателей дефицита. Эта борьба принимает мифологические формы, т. е. рассматривается как борьба с коррумпированным начальством, с мировым капиталом, с предпринимателями и т. д., которые якобы злодейски оставляют нас без ресурсов. Трагедия этой борьбы не только в ее мифологичности, фетишизме, но и в том, что, вообще говоря, она ведется вокруг ресурсов, которые еще надо воспроизводить, без ясного представления о реальном объеме ресурсов, которые могут расходоваться. Например, депутатов при обсуждении размеров пенсий, кажется, мало интересовало, есть ли в стране ресурсы для их увеличения. Для подобных обсуждений вообще характерно полное отсутствие интереса к увеличению ресурсов, которые бы в минимальной степени отвечали бурной активизации потребности в «справедливом» распределении.

В–пятых, все это может привести к резкому обострению конфликтности в обществе. Когда общество не желает в должной степени использовать полезную конкуренцию, экономические противоречия, способствующие росту и развитию, в этих условиях создание определенных предпосылок для экономической конкуренции неизбежно приводит к повышению социально–политических конфликтов, направленных на «справедливое» распределение уменьшающегося пирога.

Неспособность реформаторов владеть ситуацией приводит к явлению, которое присуще теряющему влияние нравственному идеалу, т. е. происходит уход жизни из системы. На подобное явление обращает внимание, например, постановление второго съезда Межрегионального биржевого союза, где констатируется, что практически вся торгово–посредническая и частично производственная деятельность переместилась в сектор теневой экономики и черного рынка. Значительная часть сделок вытесняется в нелегальную область. Все чаще контракты заключаются в обход бирж и законов [22]. Единственное рациональное объяснение «либерализации цен» заключается в том, что власть пыталась лишь легализовать и упорядочить то, что произошло стихийно в результате напора локализма.

Влияние государства на хозяйство шло не только по пути легализации роста издержек, устранения препятствий для их роста, т. е. для инфляции издержек, но и по пути, способствующему инфляции спроса. Она — неизбежный результат попыток повышения дохода рядового потребителя, результат необходимости его участия в потреблении в условиях разрушения исторически сложившейся системы монополии на дефицит.

Уже здесь можно видеть две расколотые, дезорганизующие друг друга политики. С одной стороны, политика, открывающая возможность инфляции издержек, что оттесняет потребителя от потребления, создает элитарный рынок. С другой стороны, политика, стимулирующая инфляцию спроса, что, наоборот, максимально расширяет круг потребителей. Обе формы инфляции переходят друг в друга и друг друга стимулируют. Но первая политика, по сути, непосредственно укрепляет систему монополии на дефицит, ставя ей на службу механизм цен. Вторая действует в противоположном направлении. Делаются попытки преодолеть монополизм держателя дефицита, непрерывно поднимая доходы потребителя, тем самым пытаясь сбалансировать спрос и предложение. Поскольку это происходит в денежной форме, возникает тенденция независимости потребителя от конкретной монополии. Одновременно политика, ориентированная на инфляцию в любых формах, противостоит политике, ведущей к формированию рынка.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Очерк 3. Нана Макханья — советник правительства по вопросам СПИДа и традиционная целительница

Из книги Призванные исцелять. Африканские шаманы-целители автора Кемпбелл Сьюзен

Очерк 3. Нана Макханья — советник правительства по вопросам СПИДа и традиционная целительница Меня заинтриговала совместная работа Наны Макханья и ее коллеги Хейди ван Роойен — психолога-клинициста. Их сотрудничество интересно тем, что Нана Макханья — штатный


Прогноз как теоретическая и эмпирическая задача

Из книги Россия: критика исторического опыта. Том1 автора Ахиезер Александр Самойлович

Прогноз как теоретическая и эмпирическая задача В основе прогнозирования дальнейшей динамики России должен лежать прогноз развертывания модифицированного инверсионного цикла, возможность качественных сдвигов в этом цикле, его дальнейшей модификации. Еще более


Реформа и прогноз

Из книги Психология литературного творчества автора Арнаудов Михаил

Реформа и прогноз Очевидно, идеалом должна быть такая реформа, которая, с одной стороны, обеспечивала бы реализацию назревших в обществе целей, сложившихся потребностей, а с другой стороны, могла бы в силу своей обоснованности быть положена в основу прогноза.


Прогноз третьего периода

Из книги История культуры Японии автора Тадзава Ютака

Прогноз третьего периода По прогнозу 1979 года предполагалось, что «общество вновь будет двигаться по сложной кривой, получающейся в результате сочетания двух форм социальных изменений. Однако центр тяжести борьбы будет смещаться от столкновения синкретизма и элементов


Часть II. Зачем нужны правительства

Из книги Все лучшее, что не купишь за деньги [Мир без политики, нищеты и войн] автора Фреско Жак

Часть II. Зачем нужны правительства Общественные блага, внешние эффекты и налогиБольшинство экономистов, как и простых граждан, обеспокоено вопросами государственной политики или, другими словами, им интересно, что делает правительство. Правительство (государство)


Авторитетный прогноз

Из книги Масонство, культура и русская история. Историко-критические очерки автора Острецов Виктор Митрофанович

Авторитетный прогноз Да, мировой кризис — это уже факт, не требующий доказательств. Но ведь есть специалисты. Они управляют мировыми финансами, они строят «Евросоюзы». Наверняка они знают, как справиться с мировым кризисом.Прогноз Жака Аттали, ведущего финансиста мира и


Глава 17. БУДУЩИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Из книги Антисемитизм: концептуальная ненависть автора Альтман Илья

Глава 17. БУДУЩИЕ ВОЗМОЖНОСТИ Никто не в силах предсказать будущее образования, науки и технологий с абсолютной точностью. Они находятся под влиянием слишком многих переменных факторов, и появление новых разработок влечет за собой экспоненциальный рост кривой обучения.